Козотравник (История Рие-Йиесо)

Знойный день Татуина медленно перетек в свою вторую половину. Ранние сумерки смягчили контуры дворца Джаббы и тронули песчаные холмы приглушенным оранжевым светом. Оперенные ящерицы стрелами выскакивали из своих нор, чтобы в прохладной тени поохотиться за насекомыми. На обнажившемся от песка камне пронзительно вскрикнул кибис, один раз, другой, потом замолчал.

Рие-Ииес с усилием поднялся по лестнице бокового входа, таща с собой ведро. Он остановился наверху, и три глаза украдкой оглядели размытые холмы и вход, оставшийся позади него. Он стоял, тяжело дыша костлявой грудью, и частица сумеречного покоя просочилась и в него. Стихло жжение в груди от последней стычки с Эфантом Моном, которая началась со слов «ты просто безалаберный сопливец, Рие-Ииес, не понимаю, как Джабба тебя терпит» и закончилась тем, что их растащил куаррен Тессек, помощник Джаббы.

Рекомендуем почитать

Спина Оулы содрогнулась от корней лекку до ступней обутых в сандалии ног. Танцовщица взобралась на край постамента Джаббы, как можно дальше от Жирнотелого, насколько ей позволяла цепь. Из кальяна струился едкий дым, густо висел в воздухе, застревая в горле.

Девушка качнула головой, и цепь зазвенела. Она проверила каждое ее звено, надеясь найти в ней слабое место. Не получилось. Уже два дня, два бесконечных цикла пылаюгцих двойных солнц Татуина, она не видела дневного света. И она догадывалась, что только помешала темным намерениям отвратительного хатта, потому что он обожал ее наказывать так же сильно, как предвкушал ее окончательное повиновение.

Тук… тук… тук. Ритмичное биение слабым эхом раздавалось в похожем на пещеру зале аудиенции во дворце Джаббы. Грузная фигура, сидя дремавшая скрестив ноги на пустом постаменте, вздрогнула, выпрямилась и опасливо посмотрела на арку прохода, ведущего к лестнице главного входа. Стук раздался снова.

Откуда там взялся кто-то, кто мог так колотить по дверям? Йарна д'ал'Гарган хотела бы это знать. Тяжело поднявшись, многогрудая танцовщица отважилась осторожно приблизиться к проему и встала, всматриваясь в главный вход. Питомец Джаббы, нечто между амфибией и млекопитающим по имени Бубо, привязанный наверху ступенек, посмотрел на нее и жалобно заквакал, прося объедков. Йарна его проигнорировала. Напрягая слух, танцовщица уловила слабый крик.

Танец закончился, и музыка стихла. Танцовщица стояла так, как и закончила: на кончиках пальцев, одна рука вытянута, красноречиво простираясь к звездам Империи или просто в одобрение ее хозяина. Она держала позу на протяжении нескольких ударов сердца. Затем, драматическим показным движением она опять припала к полу — — руки взметаются вокруг и движутся вниз, вперед, как крылья садящейся птицы, ноги круговым движением сгибаются — одна вытягивается сзади, другая спереди, корпус сгибается вперед, ложась на руки. Грация, красота и стиль в один миг превращаются в смирение, повиновение и покорность. Верная комбинация, как ей сказали, которую Джабба Хатт любил в своих танцовщицах.

Все началось в тот день, когда Джабба Хатт приобрел двух новых дроидов.

Не то чтобы прибытие новых рабов в уединенный пустынный дворец Жир-нотелого было значительным событием для Пор-селлуса, изможденного шеф-повара этого криминального босса. Когда Малакили, смотритель хаттского ранкора, сообщил ему о новом прибавлении, единственным вопросом повара было: «Чем они питаются?» На что Малакили ответил: «Они — — дроиды». Он сидел, взгромоздившись на край длинного и массивного кухонного стола, ковыряясь в двух кубометрах потрохов рососпин-ника и поедая беньеты (обжаренные ломтики фруктов в тесте). Вокруг беньетов Порселлуса в Мое Айсли складывались небольшие культы — нужно добавить, это были едва ли не самые странные объекты почитания в этом порту. В одной из четырех печей у Порселлуса был огромный котел с ними, и в длинной, с низкими стенами кухне стоял неимоверный жар. — Хорошо, — сказал Порселлус. Он не то чтобы возражал, когда кто-то приходил на его кухню, чтобы выпросить перекусить.

Барада был родом с Клатуина. По ночам ему снилось, что он все еще жил там, чувствовал свежий ласкающий ветер на своем лице… Конечно, в его грезах лицо не было в шрамах и перекошенным, да и в своих снах он не был заключенным, рабом хатта. По ночам, когда он спал на своей койке, Барада все еще был молодым, полным надежд, планирующим оставить Клатуин и отправиться в поисках приключений на захватывающие планеты в бескрайних просторах Империи. Но приходило утро, и Барада просыпался. Моргал несколько раз, сны и воспоминания о семье и его детстве медленно покидали разум. Клатуин, думал он сурово. Приключения. Он вставал, тер лицо большими, сильными ладонями. Он знал, что никогда не увидит свой родной мир. Он проведет остаток своей жизни на этой пустынной планете, заботясь о репульсорном флоте хатта.

Гартогг, охранник — гаморреанец, вразвалку топал по скудно освещенному коридору дворца, направляясь к комнатам, отведенным для слуг. Он добросовестно нес патрульную службу, когда услышал позади себя шум. Центральные ворота с грохотом захлопнулись, загремели цепи; Гартогг остановился, задумчиво похрюкивая, а при звуке протестующего рева вуки заторопился к воротам, потому что хотел доказать Ортуггу, начальнику их стражи, что тоже чего-то стоит.

Жара.

И солнце.

И песок.

И мертвые тела. Или умирающие.

Тела, в которых пока есть кровь, еще не пролившаяся в татуинскую пыль, на опаленные солнцем камни Мое Айсли, не впитавшаяся в мокрую от пота одежду, купленную за тысячу планет отсюда. Не более чем капля, блестящая на обмякших губах, вылившаяся из хрупкого горла, не более чем тонкий, словно пером нанесенный, рисунок возле их ноздрей.

У тех, кто обладает такими предметами, как ноздри или кровь.

Словно громадное животное, бредущее к своей погибели, Облачный город вздрогнул, накренился и начал падать. Ландо Калриссиан услышал, как закричали от ужаса угнауты и прочие обитатели его владений, видевшие в нем залог своей безопасности и стабильности. Все его надежды пошли ко дну вместе с гибнущим городом. Он уронил бластер, подпрыгнул и вцепился в опору, как будто крепкая хватка могла спасти его от падения в облака Беспина. Оружие покатилось по скошенной под невообразимым углом палубе, ударилось о бортик, отскочило от полукруглого края и исчезло в водовороте тибанновых облаков, проносившихся мимо. Завывала сигнализация. Город опять покачнулся; металлические конструкции жалобно застонали. Калриссиан почувствовал, что его хватка ослабевает. Облака прикасались к нему извивающимися, дрожащими щупальцами. Он закрыл глаза, не в силах вынести яростных порывов ветра, и в следующий миг едва не полетел вниз. Лобот подхватил его.

Популярные книги в жанре Боевая фантастика

Рассказ из авторского сборника «Сержанту никто не звонит», 2006 г.

Действие большинства фантастических произведений происходит в XXI веке. Для многих поколений писателей-фантастов и читателей 2000 год был загадочной, волнующей, недостижимой датой, фронтиром между реальностью и неким туманным завтра, в котором человечество ожидал технократический рай или технократический ад.

Завтра наступило несколько лет назад. Многочисленные предсказания не сбылись. Фантастика не умерла, но теперь писателей, работающих в этом направлении, волнуют другие темы и проблемы, связанные с современностью, в которой порой происходят самые невероятные вещи.

В этот сборник вошли новые произведения ведущих отечественных фантастов, написанные на стыке различных жанров и направлений, представляющие популярных писателей в неожиданном ракурсе, расширяющие пространство современной фантастической литературы.

Галактика давным-давно освоена многочисленными разумными расами, объединенными в единый Консорциум. Очень немногие решаются жить вне закона Консорциума. Среди этих немногих сильнейшим был клан Реа — пока в результате предательства не потерял свой корабль-дом. И теперь Акрас — нынешний вождь клана — лишенная отца и мужа, живет только планами отмщения.

Давно, много лет назад родилась вселенная, которую я развивал все эти годы и в итоге решил изложить письменно. Вкраце о содержании произведения: На фоне величайшей галактической войны между Альянсом Свободных Планет и Союзом Черного Молота идет и другая, скрытая война. Эта война шла со времен раскола Мироздания и будет еще бесчисленное число лет. Но настал поворотный момент — в мир пришел сын властителя Зла и были собраны восемь ключей Апокалипсиса. Теперь Мироздание стоит на грани гибели и лишь Избранный со своими воинами сможет остановить неминуемый конец

«Смертельный гамбит» — второй роман трилогии американского фантаста У. Форсчена.

Основное развлечение кохов — правящей верхушки обитателей планет Магелланова Облака — ставки на участников войн, организуемых в изолированных отсталых мирах. Главного героя, Элдина Лариса, обвиняют в нарушении правил при устройстве последней игры-войны, в результате которой многие представители элиты понесли колоссальные убытки. Вместе с Корбином Габлоной и Сигмой Азерматти Лариса высылают на планету Дыра, где неожиданно для себя все трое становятся обыкновенными «разменными фишками» дьявольской рулетки.

Роман входит в Авторский сборник «Пожелайте мне неудачи».

Кто сможет остановить разбушевавшегося киборга-убийцу, обрушившегося на город Клевезаль? Ведь роботу доступно искусство мимикрии, и он предпочитает действовать под личинами свих будущих жертв, сея панику и всеобщую подозрительность. Наверное, это под силу бессмертному супербойцу Лигуму, вот только первыми итогами его охоты на убийцу становятся ни в чем не повинные люди.

Влад скользнул взглядом по заголовкам первой полосы. Промышленный гигант IBM поставил в Намибийский эмират сто компьютеров для медресе. В столице Нигерии перестрелка между сторонниками Али Аббаса и Кадыра Мамеда, наследников недавно скончавшегося шейха. В Новом Хабаровске, бывшем Пекине, пущен первый блок НЭС. На Островах Восходящего Солнца траур, скончался архиепископ Игнатий, паства скорбит.

Никитский отложил газету. Читать не хотелось. Хотелось растянуться в шезлонге и выпить сока со льдом. Взгляд Влада уперся в Таугера. Тот, обнаженный по пояс, удобно устроился в шезлонге и, прихлебывая сок, смотрел на море, блестящее под солнцем и необычно спокойное.

–Смотри, а?

–Угу, – сухо отозвался ефрейтор и на миг оторвался от сканера.

–Куда ходил-то?

–Посрать, блин. Торопился еще. Зачем? Все равно пусто.

Устин промолчал. Пусто – означает, что в радиусе километра от бункера нет ни единой живой души. Команда Страдивари должна была вернуться еще час назад.

–Завтра мы идем, – то ли спросил, то ли констатировал Бутылин.

–Мы. Страдивари говорил, что надо будет на улицу Ленина заглянуть. Там вроде был какой-то магазинчик. – Валера хлопнул по наплечному карману камуфляжа, в безнадежной попытке обнаружить там сигареты. Напрасно. Последняя пачка закончилась на той неделе. Солдат сквозь зубы выругался:

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

В провинции Чихуахуа, в том месте, где тракт, что ведет из Толтепека, подходит к Рио-Гранде, переправа получила наименование Старого Брода Апачей. Произошло это потому, что он служил индейцам во время набегов — в Техас и обратно, в Старую Мексику. Место это не пользовалось доброй славой, и переправлялись здесь только те, кто по собственным причинам избегал переправляться у нового, Верхнего Брода.

Эту особенность быта местного пограничья хорошо знал и полковник Фульгенсио Ортега. Он не забыл об индейском «черном ходе», ведущем в Эль-Пасо. Оттого-то именно в этом месте он лично возглавил сторожевой пост.

Сюжет о том, как подружились Индия, барышня из очень богатого квартала, и Дарлинг, живущая в трущобах, можно было бы счесть политкорректной рождественской сказкой, если бы не то, что сблизило девочек: обе они не нужны своим родителям. Каждая из них переживает трагедию, разворачивающуюся по законам их круга.

Дарлинг и Индия — девочки из разных слоев общества, но одинаково несчастные. В их дневниках — семейные секреты, горькие слова об одиночестве, размышления, мечты. А когда Дарлинг убегает из дома, Индия прячет ее в тайном убежище. И это их самый большой секрет.

Эти добрые, трогательные и веселые повести познакомят вас с девочкой Трейси, ее дневником и ее надеждами.

Трейси, ужасная хулиганка Трейси Бикер, живет в детском доме и надеется однажды обрести семью. В детский дом пришла писательница Кэм Лоусон. Некий журнал заказал ей статью о жизни несчастных сироток, статью, которая должна вызвать у читателя умиление и жалость. Кэм берет ужасную Трейси из детского дома, и они становятся семьей.

Один из самых известных фантастических сериалов, начало которому положили произведения знаменитого британского писателя и мыслителя Колина Уилсона, получил свое продолжение в работах отечественных авторов. Мир, где Земля полностью преображена после космической катастрофы. Мир, где пауки обрели волю, разум и власть. Мир, где обращенный в раба человек должен вступить в смертельную борьбу, чтобы вернуть себе свободу. Мир пауков становится НАШИМ миром.