Кожа

Зима тысяча девятьсот сорок шестого года тянулась бесконечно долго. Хотя был апрель месяц, леденящий ветер хозяйничал на улицах города, а над головой по небу плыли снежные облака.

Старик по имени Дриоли с трудом волочил ноги по тротуару улицы Риволи. Жалкий, закоченевший от холода, он все время ежился, запахивая грязное старое пальто черного цвета; над поднятым воротником виднелись только глаза и макушка.

Дверь кафе распахнулась, и слабый запах жареного цыпленка вызвал у него нестерпимое чувство голода. Старик продолжал волочить ноги, поглядывая без всякого интереса на предметы, выставленные в витринах магазинов, — духи, шелковые галстуки и рубашки, бриллианты, фарфор, старинную мебель, книги в роскошных переплетах. Затем он поравнялся с картинной галереей. Ему всегда нравилось бывать в картинных галереях. В витрине была выставлена одна-единственная картина. Он остановился, чтобы рассмотреть ее. Потом повернулся, чтобы продолжить свой путь. Затем снова приостановился, оглянувшись на витрину; и тут вдруг он почувствовал легкое беспокойство, смутное воспоминание о чем-то, что он видел где-то давным-давно. Он стал рассматривать картину. Это был пейзаж. На переднем плане была изображена группа деревьев, стволы которых очень сильно накренились в одну сторону, как будто под натиском ураганного ветра; по небу неслись рваные грозовые облака. Надпись на дощечке, которая была прикреплена к раме, гласила: «Хаим Сутин (1894—1943)».

Другие книги автора Роальд Даль

Эта занимательная история о том, как научиться распознавать ведьму среди людей. Ведь ты можешь сидеть рядом с ней, не подозревая, что это — настоящая ведьма! Ведьмы так похожи на обыкновенных женщин! Но они чрезвычайно опасны для детей. К счастью, в этой книжке у мальчика была умная и наблюдательная бабушка, которая знала кое-что о ведьминских повадках. Но даже несмотря на её наблюдательность, ведьмы сумели ей здорово насолить! Иллюстрации Квентина Блейка.

На заправочную станцию днём явился крысолов. Это был худой смуглый человек с заострившимися чертами лица и двумя длинными, зеленовато жёлтыми зубами, которые торчали из верхней челюсти и свисали над нижней губой, с остроконечными ушами и чёрными глазами. Это был дока по части уничтожения крыс.

Пилот забрался в кабину самолёта, техник помог ему пристегнуться. Они с Питером взлетели и взяли курс на Мерсу. Когда его самолёт загорелся над нейтральной территорией, он чудом приземлился. Из последних сил лётчик вывалился на песок и отполз на четвереньках от огня. Его спасло то, что Питер приземлился неподалёку.

Ричард Пратт, президент общества под названием «Эпикурейцы», был известный гурман. Он устраивал обеды, во время которых подавались роскошные блюда и редкие вина. Трудно было удивить знаменитого гурмана каким нибудь особым блюдом. Майк Шофилд, человек средних лет, служивший биржевым маклером, решил на пари проверить знатока вин.

Матильда — гениальный ребёнок, но родители считают её тупицей, от которой у них лишняя головная боль. Правда же заключается в том, что её родители глупцы, занятые только собой. Им нет никакого дела до собственной дочери. И Матильда решила перевоспитать своих нерадивых родителей, а заодно и злобную директрису школы мисс Транчбул.

В 1988 году «Матильда» была признана лучшей книгой для детей, и по ней снят фильм. А в 1999 году в Международный день книги за неё как за наиболее популярную детскую книгу проголосовало пятнадцать тысяч детей в возрасте от семи до одиннадцати лет.

БДВ — самый добрый на свете великан, это именно он приносит детям приятные сны. А главное — он стал лучшим другом маленькой Софи. К сожалению, не все великаны такие дружелюбные. Вот почему Софи и БДВ придумали смелый план, как навсегда освободить мир от злобных чудовищ наподобие Кровушкипопьём, Костипогрызём, Детокпожуём и их товарищей.

Загадочный владелец шоколадной фабрики мистер Вонка наконец-то открывает ее двери! Но только перед пятью счастливчиками, которые нашли золотой билет в шоколадках Вонка, и в конце их ждет большой сюрприз. Кто же они?

Толстый обжора Август Глуп, избалованная грубиянка Верука Солт, амбициозная потребительница жвачки Виолетта Бьюргард, зомбированный телевидением Майк Тиви и Чарли Бакет. Скромный, умный, честный, благородный, смелый и… в общем, каким и должен быть настоящий герой.

«Чарли и Шоколадная фабрика» – одна из самых известных и популярных детских книг в мире. Полная фантазии и иронии повесть была переведена на множество языков и дважды экранизирована.

Сборник «Бойся кошек» представляет собой антологию классических и современных рассказов, посвященных столь любимому и столь знакомому домашнему животному — кошке. Но кошки в рассказах известнейших писателей США и Англии несколько иные, чем те, к которым привыкли мы: это кошки-демоны, кошки-оборотни, кошки-вестники.

Чтение мистических, «ужасных», ироничных рассказов антологии «Бойся кошек» станет удовольствием для читателя с самым изысканным вкусом.

Популярные книги в жанре Ужасы

Вашему вниманию предлагается тринадцать романтических историй о вампирах! Темные, волнующие грезы о клыкастых красавцах, лихие повороты детективных сюжетов, картины кровавых пиршеств и мистических обрядов, опасные путешествия и встречи — все это и многое другое вы найдете на страницах этой книги. Это истории о молодых людях, которые больше всего на свете хотят остаться молодыми — любой ценой. Хотите узнать, как дорого стоит поцелуй вечности?

Он ждал этого момента ДОЛГИЕ ГОДЫ — и ДОЖДАЛСЯ…

Зло ВОСТОРЖЕСТВУЕТ!

Дайдра Врэдли, ее отец и Парк Страха ДОЛЖНЫ БЫТЬ УНИЧТОЖЕНЫ!

Ничто теперь НЕ СПОСОБНО ОСТАНОВИТЬ ЕГО — кроме ОДНОГО ЧЕЛОВЕКА.

Потому что этот человек ЗНАЕТ.

СЛЕДИТ.

И тоже ждет часа МЕСТИ!..

Дело в том, что меня очень интересовали эти бетонные плиты. Я каждый раз перепрыгивал через них по дороге в школу — перепрыгивал, чтобы не отравиться. Это вошло у меня в привычку. По дороге в школу главное — не соскучиться, вот и прыгаешь, а через годы, когда сюда вернешься, вспомнишь об этом и видишь: они на прежнем месте, люди, что «похоронены» под тротуаром. Там ведь помечены фамилии [изготовителей]. Это мне, наверное, и вспомнилось — и случился рассказ.

Тому, кто никогда в жизни не испытал страха быть подвергнутым казни, мой рассказ об ужасах электрического стула может показаться надуманным и даже преувеличенным. Возможно, я и в самом деле излишне чувствителен для человека, по роду занятий связанного с опасностью. Но в моих воспоминаниях электрический стул прочно связан с одним происшествием сорокалетней давности – весьма странным, смею добавить, происшествием, едва не приблизившим меня к самому краю неведомой бездны.

Вадим не мог и предположить, чем ему придется заплатить за поездку в такси. Опубликовано: "DARKER" N 2'11 (3) (2011)

Классический рассказ, отмеченный самим Лавкрафтом в его знаменитом эссе «Сверхъестественный ужас в литературе».

В поисках одной частной лавки я забралась в совершенно незнакомые места, на самую окраину города. Об этом заведении в очередях рассказывали чудеса, а оно оказалось грязным и тесным, но, впрочем, не лишенным прелести тех мелочных лавок, которые я еще застала в раннем детстве и в которых торговали всем на свете: леденцами и разливным маслом, пражской ветчиной и фитилями для ламп крахмалом и липучками, ванильными палочками и повидлом, дрожжами и кукурузной мукой. Их сумрачные недра всегда томительно пахли смесью корицы, сырости керосина. Сейчас на щербатых замасленных полках под засиженным мухами целлофаном громоздились шоколадные торты в пене кремовых завитушек, горы красной икры и исполинских маслин и штабеля сибийского сервелата. Помню, я накупила всего понемногу, внутренне сжавшись и боясь, что сейчас все исчезнет и я останусь в глупом положении, с протянутыми в пустоту деньгами. Однако все прошло гладко, и я благополучно отступила от прилавка, если чем и задетая, так это бестрепетностью, с какой отоваривались другие покупатели, народ горластый, бойкий и явно привычный к изобилию. Их развязность ставила меня — пусть ни для кого не заметно — в положение существа низшего порядка, незаконно проникшего в их мир, и у меня мороз пошел по коже — а что, если разоблачат? Поэтому я заторопилась к выходу с неспокойной душой, тем более что в дверном проеме, загораживая проход, встал, прислонясь к косяку, здоровенный детина в видавших виды галифе, нависающих над сапогами, и в клеенчатом переднике до колен. Правда, он стоял спиной ко мне и глядел на улицу, и я, теша себя надеждой, что не вхожу в круг его внимания, уже было протиснулась мимо, когда он, качнувшись, схватил меня за руку.

Рассказчик отдыхал на вилле Каскана, где имелась незанятая никем комната на первом этаже, в которой повествователь однажды посреди ночи увидел нечто очень странное. Он не мог понять, сон это или явь. С этого и началась мистическая история, в результате которой пострадал художник Артур Инглис, отдыхавший на той же вилле.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Владимир Иванович Даль

Что значит досуг

Георгий Храбрый, который, как ведомо вам, во всех сказках и притчах держит начальство над зверями, птицами и рыбами, - Георгий Храбрый созвал всю команду свою служить, и разложил на каждого по работе. Медведю велел, на шабаш (до окончания дела. - Ред.), до вечера, семьдесят семь колод перетаскать да сложить срубом (в виде стен. - Ред.); волку велел земляночку вырыть да нары поставить; лисе приказал пуху нащипать на три подушки; кошке-домоседке - три чулка связать да клубка не затерять; козлу-бородачу велел бритвы править, а коровушке поставил кудель, дал ей веретено: напряди, говорит, шерсти; журавлю приказал настрогать зубочисток да серников (спичек. - Ред.) наделать; гуся лапчатого в гончары пожаловал, велел три горшка да большую макитру (широкий горшок. - Ред.) слепить; а тетерку заставил глину месить; бабе-птице (пеликану. - Ред.) приказал на уху стерлядей наловить; дятлу - дворец нарубить; воробью - припасти соломки, на подстилку, а пчеле приказал один ярус сот построить да натаскать меду.

Владимир Иванович Даль

Девочка Снегурочка

Жили-были старик со старухой, у них не было ни детей, ни внучат. Вот вышли они за ворота в праздник посмотреть на чужих ребят, как они из снегу комочки катают, в снежки играют. Старик поднял комочек да и говорит:

- А что, старуха, кабы у нас с тобой была дочка, да такая беленькая, да такая кругленькая!

Старуха на комочек посмотрела, головой покачала да и говорит:

- Что же будешь делать - нет, так и взять негде. Однако старик принес комочек снега в избу, положил в горшочек, накрыл ветошкой (тряпкой. - Ред.) и поставил на окошко. Взошло солнышко, пригрело горшочек, и снег стал таять. Вот и слышат старики -пищит что-то в горшочке под ветошкой; они к окну - глядь, а в горшочке лежит девочка, беленькая, как снежок, и кругленькая, как комок, и говорит им:

Владимир Иванович Даль

Лиса-лапотница

Зимней ночью шла голодная кума по дорожке; на небе тучи нависли, по полю снежком порошит.

"Хоть бы на один зуб чего перекусить", - думает лисонька. Вот идет она путем-дорогой; лежит ошмёток. "Что же, - думает лиса, -ину пору и лапоток пригодится". Взяла лапоть в зубы и пошла далее. Приходит в деревню и у первой избы постучалась.

- Кто там? - спросил мужик, открывая оконце.

- Это я, добрый человек, лисичка-сестричка. Пусти переночевать!

Владимир Иванович Даль

Лиса и медведь

Жила-была кума-Лиса; надоело Лисе на старости самой о себе промышлять, вот и пришла она к Медведю и стала проситься в жилички:

- Впусти меня, Михаиле Потапыч, я лиса старая, ученая, места займу немного, не объем, не обопью, разве только после тебя поживлюсь, косточки огложу.

Медведь, долго не думав, согласился. Перешла Лиса на житье к Медведю и стала осматривать да обнюхивать, где что у него лежит. Мишенька жил с запасом, сам досыта наедался и Лисоньку хорошо кормил. Вот заприметила она в сенцах на полочке кадочку с медом, а Лиса, что Медведь, любит сладко поесть; лежит она ночью да и думает, как бы ей уйти да медку полизать; лежит, хвостиком постукивает да Медведя спрашивает: