Ковер

Ковер
Автор:
Перевод: Н. Киктенко
Жанр: Ужасы
Серия: Лучшее
Год: 2008
ISBN: 978-5-91377-046-2

Джон живет в приемной семье, и вскоре мальчик узнает что его дом хранит древнюю тайну, и ключ к ней — ковер на чердаке, ковер из волчьей шкуры…

Отрывок из произведения:

Рассказ Грэма Мастертона (Graham Masterton) «Взятие мистера Билла» (The Taking of Mr. Bill) из антологии «Зомби» (The Mammoth Book of Zombies) был недавно отобран для седьмого ежегодного выпуска лучших рассказов в жанре фэнтези.

В прошлом являясь редактором журналов «Mayfair» и «Penthouse», он опубликовал свою первую книгу «Твои эротические фантазии» (Your Erotic Fantasies), вслед за ней другую, также на тему секса, — «Как свести мужчину с ума в постели» (How То Drive Your Man Wild in Bed). Его дебютом в жанре хоррор стал роман «Маниту» (The Manitou), экранизированный в 1978 году. С тех пор он опубликовал более шестидесяти пяти триллеров, исторических саг и рассказов ужасов. Последние три его книги удовлетворяют требованиям всех этих трех жанров — особенно «Похороны» (Burial), которая является третьей книгой трилогии «Маниту»; «Бессонница» (The Sleepless), опровергающая существование вампиров, и «Плоть и кровь» (Flesh & Blood) — эпическая история о генетическом вмешательстве, одновременно и древняя, и современная. Кроме того, он написал более пятидесяти рассказов в жанре хоррор. «Две недели страха» (Fortnight of Fear) — его первый сборник.

Рекомендуем почитать

Новая антология — это поистине потрясающая коллекция произведений детективного жанра, главными героями которых стали одни из величайших литературных сыщиков, когда-либо сталкивающихся со сверхъестественным в своем практическом опыте. Томас Карнаки Уильяма Хоупа Ходжсона, Джон Танстоун Мэнли Уэйда Веллмана, Солар Понс Бэзила Коппера — все они противостоят силам Тьмы; все они вторгаются в запретные области человеческой психики, исследуют паранормальные явления, пытаются постичь природу Зла, чтобы освободить мир от всего, что наводит ужас.

Настоящим шедевром антологии стала повесть Кима Ньюмана, написанная специально для этого издания и впервые выходящая на русском языке.

Настоящая энциклопедия монстров от знатока современного хоррора, всемирно известного составителя сборников Стивена Джонса! Впервые на русском языке в серии «Лучшее»!

Классические чудовища — зомби, вампиры, оборотни; человекоподобные монстры и существа, лишь отдаленно напоминающие людей; полюбившиеся герои, вроде Годзиллы, и совершенно новые персонажи, созданные силой воображения таких мастеров, как Клайв Баркер, Роберт Говард, Ким Ньюман, Роберт Сильверберг, и многих других! Двадцать два великолепных рассказа, внушающих страх, лишающих сна и аппетита!

Чудовища подстерегают повсюду: снежный человек охотится на детей, по паркам разгуливают кровожадные динозавры, каменные статуи превращаются в жестоких убийц, изголодавшиеся твари скрываются в подвалах современных офисов, а души взбесившихся насекомых в любой момент могут завладеть вашим телом.

Стивен Джонс предупреждает: монстры среди нас!

Джо Аберкромби окончил ланкастерскую среднюю школу и Манчестерский университет, где изучал психологию. Работать пошел на телевидение монтажером программ. Первый роман «Кровь и железо» («The Blade Itself») опубликовал в 2004 году, затем последовали две книги «Прежде чем их повесят» («Before They Are Hanged») и «Последний довод королей» («Last Argument of Kings») из трилогии «Первый закон» («Туhe First Law»). Позже появилась книга «Лучше подавать холодным» («Best Served Cold»), не входящая в трилогию. Сейчас автор трудится над следующим произведением, названным «Герои» («The Heroes»). Джо Аберкромби с женой Лу и двумя дочерьми, Грейс и Евой, обосновался в Бате. Он по-прежнему занимается монтажом и редакцией концертов и музыкальных фестивалей для телевидения, однако теперь большую часть времени работает над написанием остросюжетных и хорошо сдобренных юмором романов фэнтези.

Самые захватывающие повести и рассказы жанра хоррор в новой антологии серии «Лучшее»! Впервые на русском языке!

Любители пощекотать себе нервы получат истинное удовольствие от шедевров Клайва Баркера, Чайны Мьевиля, Брайана Ламли, Дэвида Моррелла, Лиз Вильямс, Адама Невилла и многих других. На страницах книги оживают Морские Существа Лавкрафта и знаменитые призраки М. Р. Джеймса, а также появляются новые, совершенно неожиданные персонажи: монстры Санта-Клаусы, чайки-людоеды и хряки-убийцы. Читатель сможет прикоснуться к страшным тайнам Праги и Рима и пройти по следам самых жестоких преступлений.

Двадцать два леденящих кровь ужастика под одной обложкой! Ни в коем случае не читайте на ночь!

Книга, которую вы держите в руках, собрала под своей обложкой двадцать шесть историй, раскрывающих тему зомби в широчайшем диапазоне: здесь и традиционные гаитянские ритуалы, и футуристические сцены оживления мертвецов. На страницах новой антологии вы найдете и классику хоррора, принадлежащую перу таких мастеров, как Эдгар Аллан По, Шеридан Ле Фаню, Говард Лавкрафт и Роберт Блох, и публикующиеся впервые рассказы молодых авторов.

Ну что, вы уже готовы услышать, как обломанные ногти скребут по твердой древесине, как холодные пальцы роют влажную землю? Готовы увидеть, как затянутое пеленой тумана кладбище возвращает своих молчаливых обитателей? Dance macabre начинается…

Оборотень, только что вернувшийся в человеческое обличье, в поисках еды, попадает в мясной отдел супермаркета…

Кто не знает драконов? Какой истинный поклонник фантастики и фэнтези не встречал этих существ на страницах своих самых любимых произведений? Драконы огромные и крошечные, смешные и коварные, послушные и свирепые — такие разные и такие вездесущие! В данной антологии представлена уникальная коллекция повестей и рассказов, посвященных этим огнедышащим рептилиям, порой добрым, порой жестоким, но неизменно очаровательным. Здесь вы найдете знаменитых драконов Земноморья и Перна, мудрых драконов, слабых драконов, драконов, огромных, как горная цепь, и драконов, способных уместиться на книжной полке. Под одной обложкой собраны двадцать шесть блистательных произведений, принадлежащих перу таких мастеров жанра, как Роджер Желязны, Орсон Скотт Кард, Джордж Мартин, Джеймс Блэйлок, Майкл Суэнвик и многих других. Эта потрясающая антология займет достойное место в вашей библиотеке!

Май 1870 года. Осада Парижа неминуемо приближается к своему кровавому финалу. Двое профессиональных убийц, Адриан и Стэнли, ограбили полковую казну, и теперь скрываются в одном из борделей осажденного города. Но приятели не ожидали, что помимо непрекращающегося обстрела и рыскающих повсюду солдат, им теперь угрожает обезумевший оборотень…

Другие книги автора Грэм Мастертон

 Хитрости, подсказки, советы, захватывающие идеи и сексуальная тактика - все, что нужно женщине от ее любовника, включая хорошие взаимоотношения. Новые, сенсационные способы стать ее лучшим партнером.

Дэвид Уильямс приезжает на остров Уайт ремонтировать старый викторианский особняк Фортифут-хаус, надеясь оправиться после неприятного развода с женой. Но в первую же ночь он слышит какие-то громкие шорохи на чердаке, днем видит призраки давно умерших людей у заброшенной часовни поблизости, а потом выясняет, что у местных жителей Фортифут-хаус пользуется дурной славой: вот уже целый век он связан с исчезновением детей по всей округе и с легендой о страшном чудовище по имени Бурый Дженкин. Только это не обычная история с привидениями. Зло, поселившееся в Фортифут-хаусе, куда страшнее и могущественнее любого призрака, и жизнь Дэвида скоро превращается в невыразимый кошмар, в котором гибнут люди, а прошлое, настоящее и будущее сплетаются в единую неразрывную нить.

Хватает — значит настолько много, насколько вы хотите, так часто, как вам хочется, и удовлетворены настолько, насколько ожидаете. Принято считать, что чаще всего неудовлетворены бывают мужчины. И действительно, многие мужчины испытывают половую неудовлетворенность. Наиболее частыми являются жалобы на то, что после нескольких лет совместной жизни, в частности после рождения ребенка, их интимная жизнь просто-напросто иссякает. «Она постоянно слишком уставшая», «Она выглядит совершенно безразличной, кажется, она вообще больше никогда не возбудится».

Сексолог Грэхем Мастертон интерпретирует самые распространенные эротические фантазии, опираясь на глубокие исследования природы сновидений и их символизма. Автор расскажет, как опыт других людей может помочь вам разгадать собственные сны. С помощью своего дневника снов, таблицы снов, словаря снов и эротического сонника вы сможете «выбирать» сны по собственному желанию и научитесь толковать их значения.

За каждую наркоманку, умершую в своей лачуге, полной мусора, должна быть сорвана роза, цветущая в роскоши. Справедливость — просто справедливость. И кто-то должен за этим следить. Кто-то должен поддерживать равновесие…

Еще один рассказ из лучшей антологии «эротических ужасов».

Люди самых разных профессий и убеждений — врач, экстрасенс-шарлатан и индийский шаман — объединяются для исследования очень необычного феномена. У пациентки одной из частных клиник на голове с удивительной скоростью вырастает новообразование, которое, если верить рентгеновским снимкам, является человеческим зародышем. Если верить чудаковатому шаману-индейцу, случилось ужасное — древний злой дух реинкарнировался в новом теле, и темные силы, которые высвободятся на волю при его рождении, могут поставить под угрозу существование человечества…

Вы никогда не задумывались, почему слова «Санта» и «Сатана» так похожи? Вдруг это не простое совпадение? Кое-кто из жителей городка Розо еще помнит историю о человеке, который пришел к фермерам в неурожайный год и с помощью странного ритуала спас посевы пшеницы. Но обещанную плату он так и не получил, поэтому одной холодной декабрьской ночью навестил должников и забрал то, что ему захотелось…

Эта мрачная история заставит вас поразмышлять: стоит ли на Рождество просить подарки у Санта-Клауса…

Грэхэм Мастерсон — признанный мастер остросюжетного детектива. Главное, что его отличает от других писателей, работающих в этом жанре — пристальное внимание к обычаям, культовым обрядам, религиям и верованиям разных народов мира.

Популярные книги в жанре Ужасы

К.Б.Гилфорд

УБЕЙ МЕНЯ НЕЖНО

пер. Н.Куликовой

Когда Уинт Маршалл услышал отдаленный, очень слабый звук, он знал, что это был выстрел. Ждал ли он его? Надеялся, что он прозвучит?

- Уинт, что это? - спросила его жена Вивиан, спокойно и безмятежно восседавшая с другой стороны длинного обеденного стола.

- Не знаю. .

Он лгал. Ему это было известно. Это был выстрел.

- Но, дорогой, этот звук был, так похож на выстрел. - Ее серые глаза поблескивали в свете горевших свечей. - Фил, Хэрриет, а вам не показалось, что это выстрел? - Она повернулась к Дженнингсам - супружеской паре, пришедшей к ним в гости.

Чернов Макс

Gnat's paradise

Очеpедь за солнцем на холодном углу...

Они шли уже около пяти часов и не чувствовали под собой ног. Лишь через два шага на третий, когда им приходилось перелезать через деревья, поваленные недавним ураганом, они чертыхались про себя, и это чертыхание, да ещё учащённое дыхание служило для них признаком того, что каждый ещё жив. Пот стекал с их лбов, они с жадностью глотали эти жёлтые капли, так как вода давно закончилась, а джунгли кончаться и не думали. Тяжелее всех приходилось собаке: комары облепили её нос,их присосалось штук пятнадцать на узком конусе; несчастная Долли скулила, но ничего не могла с ними поделать : надо было пролезать под упавшими деревьями, а то и перепрыгивать острые ветки, которые царапали и ранили. Хозяйка шла рядом и как могла утешала, но потом снова заставляла прыгать, прыгать и прыгать... Четверо человек, с ними собака. Четыре абсолютно разных характера, четыре личности. Двое "бывалых" походников, уже много раз приходивших в эти места, и двое новичков.Две девушки и два парня. Примерно одинакового студенческого возраста, объединённых почти что одинаковыми интересами - но с совершенно разными внутренними мирами. Четыре "полюса" планеты людей, четыре пальца одной руки, разведённые в стороны. И собака...мизинец... "Кормчий" - Игрок. Ему минул 21 год. Человек со странностями, выносливый, как буйвол. С длинными, сзади перехваченными резинкой, тёмными волосами, толстыми губами ребёнка и удивлёнными глазами. Его девушка - Бланка. Только ей были до конца понятны все движения его неповоротливой - на первый взгляд - но цветной и очень яркой души, только она умела читать по его губам. Чрезвычайно спокойная,гармоничная натура - а для своего возраста, пожалуй, исключение. Её подруга - Олейна. Повторяет во всём Бланку,только имеет бОльшие таланты, чем она сама. Человек очень тонко чувствующий, с осенью в сердце. Человек, у котоpого не бывает ничего пpосто так. Hеизвестно как попавший сюда Скороход. Этот держится особняком - сразу видно, эгоист - хотя зависит практически от всех. Долгие скитания в поисках тепла сделали его циником. Тепеpь он pжёт как лошадь над скабpезными анекдотами, сам, пpавда, их не pассказывает - нет таланта. Cамый стаpый человек в экспедиции, и самый мудpый - ему минуло 23 года. Обойдя очеpедной завал полутоpаметpовой высоты, Игpок почувствовал, что у него подкашиваются ноги.Ещё бы,он тащил огpомный станковый pюкзак,а в нём палатку и тpёхместный спальник. Почти задыхаясь от жажды, он дал команду: - Здесь... Все тяжело опустились на мягкий ковёp из мха, веток и иголок pядом с вывеpнутыми коpнями некогда огpомной сосны. Лес начинал их "моpочить": куда бы они не пошли, им казалось, что здесь они уже были, и много pаз. Возможно,так оно и было, и они толклись на одном пятачке, обходя один и тот же завал,с одной и той же сосной, да ещё голодные комаpы не давали покоя... "Всё" - pешил Cкоpоход, - "выбеpусь отсюда - значит,никакой ад не стpашен!" И он был почти пpав. Почти... В ту ночь они не ели. Только пить хотелось звеpски.Cкоpоход пpиткнул pюкзак между злополучной сосной и ещё одной,лежавшей под углом к пеpвой, сплюнул и выpугался. Hикто уже не слышал,Олейна лежала, воздев глаза ввеpх, к веткам. Hе то, чтобы она очень устала, пpосто хотела пить. Впеpвые в жизни она пpосто хотела пить. Комаp сел на её pуку, впился и pаздулся, как бочонок. Cкоpоход подумал: "Какие стpанные комаpы-камикадзе: они ведь допиваются до того, что умиpают,пpисосавшись, пpямо на pуке." Игpок утешал себя: "Hичего, им тоже надо кушать, чтобы пpодолжать pод." "Да чтоб он пеpедох, весь их pод!" - Cкоpоход был в тихой яpости.Бланка думала о собаке, котоpая, в свою очеpедь, не могла сопpотивляться обстоятельствам, а лишь тихо скулила, пpикpыв лапами покpывшийся бугpами нос.Бланка пpислонилась к свободной pуке Игpока, и тот pитмично гладил ей волосы, будто игpал на гитаpе. Шёл пеpвый час ночи... Cкоpоход хлопнул Олейну по pуке.Она одаpила его благодаpным взглядом.Дальше он ничего не помнил... Очнулись они под утpо, все pазом, и, лишь поднявшись на ноги, пошли искать место. Они нашли его удивительно быстpо - оно было в пятнадцати метpах от их ночной стоянки.Место было заколдованное...Hаходясь на поляне, можно было без тpуда окинуть взглядом весь лес, а из леса виднелся лишь небольшой пpосвет в соснах.Поляна была идеально овальной фоpмы, во вpемя уpагана туда ничего не упало, хотя вокpуг был настоящий буpелом, посpедине поляны стоял большой кpасный камень, и виднелось костpовище. Cкоpоход сел на землю pядом с камнем, положил на него pуки и огляделся. В ту же секунду миp пpиобpёл сотни pадужно-пpизpачныых оттенков,всё вокpуг будто наполнилось тайным смыслом, деpевья, воскpеснув внезапно, зашептались кpонами... - В чём дело? - это Бланка спpашивает его, почему он так стpанно долго и неподвижно сидит, положив pуки на камень. - Hи в чём. От камня исходит какая-то мощная энеpгетика. - Hавеpное, так оно и есть. Помогай давай! Игpок стал собиpать костёp. Чеpез полчаса он загоpелся, оpанжевым яpким светом осветив мpачные сосны, нахмуpенные лица, кучу веток и еловых лап в стоpоне, яpко-кpасную палатку. Они поели и устpоились на ночлег. Hо не тут-то было: комаpы pешили вконец извести бедных туpистов, и пpинялись за них с новой силой...В палатке было тесно для четвеpых человек и собаки, поэтому снаpужи pешили оставить Cкоpохода. Он зябко огляделся. Костёp догоpал, сквозь деpевья стелилась белая пpизpачная pавнина. Ему пpедстояла ночь наедине с этими тваpями - чтобы не зажpали, он одел куpтку, натянул на голову капюшон и лёг на спальник свеpху. Hо вскоpе комаpиный вой стал невыносим, а искусанные pуки заболели так, как в жизни ещё не болели. Он набpал в лёгкие воздуха, шумно вздохнул, пpиподнялся на колени, встал и, шатаясь, побpёл в стоpону pучья чеpез буpелом...

Гареева Ася

ЗВЁЗДЫ

"Разбей стекло. Загляни в чужой день.

Дотронься рукой до капель дождя

на обратной стороне...

Если вдруг станет страшно и нечем дышать.

Разбей стекло...."

Интересно, если остановить часы, остановится ли время? Какое сегодня число, какой месяц, какой год? Hеизвестно... Да и вообще какая разница? В этом мире нахожусь только Я, и никто не в силах проникнуть сюда... Двери заперты на все замки, ключи выброшены в окно, сами окна закрыты наглухо, задернуты тяжелыми шторами, не пропускающими свет... Да и зачем он нужен? Свечи... свечи повсюду на столе, на полу, в подсвечниках и блюдцах - десятки крошечных, плачущих огоньков. От некоторых уже остались лишь лужицы воска да черные обугленные фитильки. Hичего... В запасе еще две коробки.

Эд ГОРМАН

ЭНДЖИ

- Прошлой ночью он нас слышал, - пробурчал Рой.

- Слышал что?

- Слышал наш разговор о Джине.

- Не может быть. Он же спал.

- Я тоже так думал. Но пошел в сортир, увидел, что дверь его комнаты приоткрыта, и заглянул к нему. Он сидел на кровати и слушал.

- Наверное, он только что проснулся, - Он слышал наш разговор.

- Откуда ты знаешь?

- Я его спросил.

- Да? И что он тебе ответил?

Добрынин Валентин & Кавешников Алексей

"Hачало Конца"

1

Я стоял около пентаграммы и с легкой улыбкой смотрел на лица моих "напарников". Они были напуганы, но никто из них не решался уйти - было все-таки интересно. Это представление было устроено именно для этой четверки. Они действительно верили в существование Дьявола и в то, что я Его вызову. - Hу поехали.

И с этими словами я вступил на пятый луч пентаграммы. Я так рассчитал момент, что почти сразу солнце исчезло за деревьями, и на поляне, где мы были, воцарился полумрак. И вдруг символы воды, огня, земли и воздуха на лучах пентаграммы засветились. Я замер, предвкушая крики ужаса или восторга - но тщетно. Я был весьма недоволен : зря что ль я рисковал, "одалживая" нужные реактивы, где только можно. Hо когда я посмотрел на них, то понял, что они просто лишились дара речи. А выражение на их лицах! Мои "друзья" были смертельно напуганы. Это окупало все мои труды! Когда я, вдоволь насладившись этим великолепным зрелищем, перевел взгляд на пентаграмму, то уже сам лишился речи. Знак Дьявола в пятиугольнике в центре пентаграммы светился алым - это было уже не по плану. Тут события стали развиваться настолько быстро, что в них я смог разобраться только позже. Алое сияние быстро разрасталось и из него показались чьи-то странные глаза... Мгновением позже послышался глухой стук четырех упавших тел... Сияние превратилось в столб пламени, в котором все четче угадывались черты невысокого существа. Вдруг пламя спало, и я увидел небольшого лохматого ч°рта, который был удивительно похож на хрестоматийный образ (лишь потом я узнал, что все обитатели преисподней не имеют материального облика, и мы видим то что подсовывает наше воображение).

Антон Горшков

Посвящается прототипам

Машер, Драго и остальным....

Девоплощение Призрака.

Ушел в себя и

не вернулся...

Какая беда пришла в Долину Теней, мало кто знал. Просто ни с того ни с сего вдруг и тени стали гуще, и паутина более липкой. Мрак черными глобокими озерами залил ямы и лощины. Ветер, постоянно изменяя направления гонял рваные клоки тяжелого темного-серого тумана. В общем, Мир пришел в глубокую депрессию. Иначе и не сказать. Во всяком случае любой вошедший сразу чувствовал грусть, одиночество... и злость. Причем в такой концетрации, что кое-кто даже прозвал долину Долиной Смерти. Hу... старушку с косой тут видели,конечно... но старая пенсионерка залезла сюда явно из любопытства. Иначе с чего это она устроила пьяный дебош в Аду, с чего черти сделали массовую попытку самоубийства. К несчастью, неудачную.

На этот раз «полуночницы» слушают страшную историю Джо. В ней есть и страстная любовь, и измена, и смертельная опасность и месть…

Чего только ни услышишь от выпившей пару рюмок в баре девушки. Может быть, правду?

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Двое детективов — молодой и энергичный, а также старый и занудливый расследуют череду кровавых убийств. Все улики указывают на то, что убийца — не человек.

Тема смертной казни, ее правомерности либо неправомерности как меры наказания человека за преступление, является одной из наиболее общественно значимых юридических и этических проблем для государств современного мира. Известный английский писатель и публицист Артур Кёстлер был едва ли не первым европейским интеллектуалом, который, со всей остротой и актуальностью поставил перед обществом проблему правомерности такого вида наказания.

Роман.

Издательство «Детская литература», 1974 г.

Остросюжетная приключенческая повесть о парижских детях-сиротах, воспитанных французскими коммунистами.

Рис. В. Гальдяева.

Бабушка учит внучек-комсомолок полезным житейским премудростям — как порчи избежать, как колдуна от дома отвадить, как при встрече с бесом не испугаться...