Кот Васька

Владимир Дмитриевич Бонч-Бруевич

Кот Васька

(Из книги "Ленин и дети", 1956 г.)

- А у тебя есть кот? - спросил Владимир Ильич мою дочку Лёлю, гуляя по саду нашей дачи, куда он приехал к нам погостить и отдохнуть.

- Есть! Васька. Мы его зовём Василий Иванович... А вот он! - ответила Лёля, показывая на большого чёрного кота, преважно, не спеша выходившего из кухни.

Он был почти весь чёрный, с белым галстуком под шейкой, лапки его тоже были белые, словно туфельки, а самый кончик хвоста тоже был белый, как пушинка.

Другие книги автора Владимир Дмитриевич Бонч-Бруевич

Эта книга — коллективный рассказ о первых чекистах республики, о тех грозных и славных днях, когда в Якутии укреплялась Советская власть, шла гражданская война.

Написали ее чекисты, непосредственные участники событий, и журналисты.

Содержание:

НАСУЩНОЕ

Драмы

Лирика

Анекдоты

БЫЛОЕ

Владимир Бонч-Бруевич - Страшное в революции

Александр Можаев - Кровавая неделя

Ни Бог, ни царь, ни Михаил

Иван Толстой - Казанский пленник

ДУМЫ

Аркадий Ипполитов - Собеседник на пиру

Дмитрий Быков - Октябрьская сослагательная

Захар Прилепин - Вы правы. Боже мой, как все вы правы

Александр Храмчихин - Марш маркитантов

Дмитрий Ольшанский - Упрям в вере своей

ОБРАЗЫ

Дмитрий Быков Броненосец – «Легкомысленный»

Михаил Харитонов - Добезцаря

Дмитрий Данилов - Тошнота

Евгения Пищикова - Красная звезда

ЛИЦА

Дух оппозиции

Олег Кашин - Человек-небоскреб

Павел Пряников - Красное на белом

ГРАЖДАНСТВО

Лидия Маслова - Пожарный случай

Олег Кашин Грустная – «Правда»

СЕМЕЙСТВО

Евгения Долгинова - Стоящие у лона

СВЯЩЕНСТВО

Евгений Клименко - Назад, к обновлению!

ХУДОЖЕСТВО

Ольга Кабанова - Лучшая неудача Добужинского

Денис Горелов - А ну-ка убери свой чемоданчик

Максим Семеляк - Иновещание

Владимир Бонч-Бруевич

Знамение времени

Убийство Андрея Ющинского и дело Бейлиса

(Впечатления Киевского процесса)

(ldn-knigi:  см. посвящение на обложке книги - В. М. Величкина была женой В. Бонч - Бруевича, умерла от "испанки" 30.09.1918; об авторе см. у нас,

отдельно) ОГЛАВЛЕНИЕ.

Предисловие к первому изданию 7

Предисловие ко второму изданию 10 I Перед процессом 17 II В пути 19 III Накануне суда 21 IV В суд! 23 V В суде 26 VI Присяжные 27 VII Эксперты 28 VIII Свидетели 30 IX Обвиняемый 31 X Гражданские истцы 33 XI Дети-свидетели 35 XII Публика 37 XIII Пресса 38 XIV Покушение на свободу печати 41 XV Свидетель - еврейский мальчик 43 XVI Семейство Нежинских-Приходько-Ющинских 45 XVII Газетное объявление 47 XVIII Кого судят?. 49 XIX Наволочка 51 XX Наконец заговорили о Бейлисе 52 XXI Вера Чеберяк среди свидетелей 55 XXII Таинственный прохожий 56 XXIII Фонарщик 57 XXIV Сказка о похищении Ющинского 60 XXV Волкивна 61 XXVI Опять прокламация 64 XXVII Обморок свидетеля 64 XXVIII Передопрос студента Голубева 65 XXIX Новый передопрос Голубева 67 XXX Осмотр местности 68 XXXI Ужасы черты еврейской оседлости 76 XXXII Отец Антоном 77 XXXIII Козаченко 79 XXXIV Показания Синяева 84 XXXV Свидетель-арестант 85 XXXVI Козаченко в синагоге 86 XXXVII Человек истинно-чешского происхождения 87 XXXVIII Человек на службе конспиративной 90 XXXIX Людмила Чеберяк 93 XL Вера Чеберяк 95 XLI Господин Чеберяк 100 XLII Свидетель Бейлис в обвиняемая Чеберяк 102 XLIII Где был труп Ющинского до пещеры? 103 XLIV Что означают многочисленные раны на теле Андрея Ющинского 106 XLV Еврейская молельня 107 XLVI Беркины швайки 111 XLVII Два цадика 112 XLVIII Его надо убрать 116 XLIX Производились ли работы на заводе Зайцева 12 марта, когда был убит Андрей Ющинский 118 L Свидетель одиннадцати лет 119 LI Петров 121 LII Журналист-расследователь 123 LIII Поездка в Харьков 126 LIV Бывший начальник сыскной полиции Красовский 128 LV Сестры Дьяконовы 136 LVI Cвидетель-кровелыцик 143 LVII Сподвижники Красовского 144 LVIII Арестант Сингаевский 148 LIX Сообщник Сингаевского - Рудзинский 152 LX Латышев 154 LXI Супруги Малицкие 155 LXII О том, как евреи подкупают свидетелей 156 LXIII Судебно-медицинская экспертиза 159 LXIV Экспертиза психиатрическая 162 LXV Эксперт, который ничего не знает 164 LXVI Честь русской науки спасена 170 LXVII Эксперт Тихомиров 171 LXVIII Исповедь народа 172 LXIX Речь прокурора 175 LXX Речь Замысловского 177 LXXI Речь Шмакова 180 LXXII Речи защитников 183 LXXIII Последнее слово обвиняемого 184 LXXIV Постановка вопросов 184 LXXV Резюме председателя 185 LXXVI Просьба о дополнении резюме 186 LXXVII Перед приговором 187 LXXVIII Приговор суда присяжных 188 LXXIX Определение суда 190 LXXX На улицах 190 LXXXI Совесть народа 191 LXXXII В гостях у Вейлиса 193

Владимир Дмитриевич Бонч-Бруевич

Общество чистых тарелок

(Из книги "Ленин и дети", 1956 г.)

Все расселись вокруг стола на террасе. За столом было трое детей: две девочки и мальчик. Они подвязали салфетки и тихо сидели, ожидая, когда им подадут суп. Владимир Ильич посматривал на них и тихонько разговаривал. Вот подали суп. Дети ели плохо, почти весь суп остался в тарелках. Владимир Ильич посмотрел неодобрительно, но ничего не сказал. Подали второе. Та же история - опять многое осталось на тарелках.

Для дошкольного возраста.

Популярные книги в жанре Детская литература: прочее

Запись Т.И.Петровой. Обработка О.П.Кузнецова

Мокчу Кэчиктэ

Орокская сказка

На берегу большой реки жили старик и старуха. У них был сын. Имя ему Мокчу Кэчиктэ.

Жили они, промышляя и заготовляя рыбу.

Однажды старик поплыл на лодке вверх по течению реки. Когда он плыл, с берега один человек за ним наблюдал. Стоял и наблюдал. Потом крикнул:

- Куда это старик плывет?

Старик ответил:

- Сети ставить. Рыбу буду ловить.

Алексей Иванович Пантелеев

(Л.Пантелеев)

Из старых записных книжек

1924-1947

{1} - Так обозначены ссылки на примечания соответствующей страницы.

СОДЕРЖАНИЕ

1924-1931

1932-1937

1938

1939

1940

1941

1942

1943

1944

1945

1946

1947

Примечания

Недавно перелистал второй том Краткой литературной энциклопедии и крайне удивился, не обнаружив там объяснения такого понятия, как записная книжка. В толковом словаре объяснение есть: маленькая тетрадь для заметок. Да, совершенно верно, маленькая тетрадь, но ведь кроме того записная книжка - это еще и литературный жанр. В собраниях сочинений им отводится особое место. Мы знаем записные книжки Пушкина, Чехова, Стивенсона, Уитмена, Блока, Ильи Ильфа, Мих.Пришвина, Юрия Олеши... Однако не могу сейчас вспомнить случая, когда записная книжка публиковалась хотя бы в выдержках при жизни автора. Исключение, пожалуй, одно: публикация "Выдержек из записных книжек" П.Вяземского.

Владимир Иванович ОДНОРАЛОВ

Кораблик

Андрейка, смуглый двенадцатилетний мальчишка, меланхолично мотая портфелем, поднимался по лестнице на пятый этаж. Он был в том рассеянном состоянии, когда человеку не хочется вспоминать о чем-то не очень приятном, но очень важном.

А между тем учительница поставила перед ним вопрос ребром: либо он начнет новую жизнь и станет старательным, хорошим учеником, либо она не даст ему никакой жизни.

Алексей Иванович Пантелеев

(Л.Пантелеев)

Рыжее пятно

Я уже бывал у него, и переписывался с ним, и любил его, но еще не знал, что люблю, еще смотрел на него, как на памятник, как на чугунного идола, хотя уже давно заметил, что нет ничего общего между этими черными скуластыми и густобровыми буддами, которые выставляются в магазинных витринах и называются "Максимами Горькими", и светловолосым, голубоглазым, милым, застенчивым человеком по имени Алексей Максимович.

Алексей Иванович Пантелеев

(Л.Пантелеев)

Задача с яблоками

Нам из Гомеля тётя

Ящик яблок прислала.

В этом ящике яблок

Было, в общем, немало.

Начал яблоки эти

Спозаранок считать я,

Помогали мне сестры,

Помогали мне братья...

И пока мы считали,

Мы ужасно устали,

Мы устали, присели

И по яблочку съели.

И осталось их - сколько?

А осталось их столько,

Барбара Пикард

Госпожа графа Аларика

перевод Светлана Лихачева

Рано поутру в день середины лета юный граф Аларик выехал из замка. На нем был нарядный малиновый камзол, отделанный золотом, и шитые золотой нитью перчатки; любимого белого коня украшала синяя с серебром сбруя. Проезжая через поля, Аларик пел, ибо был счастлив: ярко светило солнце, и жизнь не сулила юноше ничего, кроме хорошего.

Пересекая луг, Аларик увидел сидящую на траве девушку. На незнакомке было зеленое платье с серебряным поясом, льняные ее волосы, настолько светлые, что их сочли бы почти белыми, рассыпались по плечам. Маленький точеный подбородок казался чуть заостренным, зеленые глаза отливали золотом. Ножки ее были босы, а голову украшал венок из луноцветов.

Паскаль Френсис

Загадочный учитель

Посвящается

Джон Стюарт Кармен

1

Неожиданное происшествие

Лиз Уэйкфилд решала задачу у доски. Вдруг мел заскрипел: "Скрр...".

Лиз обернулась, чтобы посмотреть на учительницу. Миссис Бекер, которая вела уроки в их первом классе, тяжело дышала и терла лоб рукой. На доску она даже и не смотрела.

- Какой у тебя ответ? - шепотом спросила Джесси у Лиз.

Джессика и Элизабет - сестры-близнецы. Сейчас они вместе стоят у доски. Рядом с ними решают задачи Кэролайн Пирс, Кен Мэтьюз и Энди Фрэнклин.

А. Мышкин

Краткие сведения о Топотунах

Топотун любит ходить в чаще, в буреломах. Разгребая завалы, ветки бросает перед собой, чем устраивает еще больший завал. Неутомим в разгребании следующего, хотя при этом недовольно пыхтит и сопит. Дружит с муравьями, божьими коровками.

Романтик: топая по лесной тропинке или по корням деревьев, может остановиться, завороженный игрой капли вечерней росы с лучами заходящего солнца.

Суеверен: не пойдет дальше, если дорогу переползла мохнатая гусеница. Больше всего любит сумерки и фиолетовый цвет. Строит обстоятельный дом под корнями дерева, насыпая сверху ветки и листья.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Марина Бонч-Осмоловская

День из жизни старика на БJркендейл, 42

Посвящается Алеше.

В спальне была кромешная тьма, но старик безошибочно ощутил наступление утра. Начиналось оно с того, что у него замерзали глаза. Сквозь сон он ощущал, что к теплым глазам прижаты совершенно ледяные веки, и когда контраст становился невыносимым, он просыпался. Всей душой старик убеждал себя не обращать внимания и уснуть, еще уютнее пристраивался калачиком, стараясь не замечать, как более холодные части прикасаются к нагретым, обжигая их. Спросонок он совершал одну и ту же ошибку: ища где бы отогреть нос, он передвигал щеку на подушке и попадал на участки, осененные замогильным холодом. Оттуда он прытко бежал под одеяло и тут в благодатном тепле испуганно трогал пух на своей голове. Не то поражало старика, что у него мерзла голова, а то, что всякое утро сами его редкие волосы делались ледяными.

Марина Бонч-Осмоловская

Южный Крест

С любовью посвящается моему мужу Алеше.

Эпиграф: Когда я прошел этот путь, я остановился и увидал дела свои...

Пролог

Моя жена и я - мы едем в гости в этот праздничный вечер. Нет спасения от жары. Австралия. Новый Год.

Машина шуршит далеко-далеко, через весь город - сквозь австралийскую ночь. Мимо текут спальные районы: множество домов, разделенных крошечными лужайками, розами, парой-тройкой деревьев - нескончаемые, неразличимые, как солдаты, как солдатские гимнастерки, как холмы и деревья, придорожные камни, травы и заборы, как загородки вокруг пастбищ - мириады километров колючей проволоки, обнявшей всю страну, оберегая священную частную собственность, как шаг вправо и шаг влево, как сознание правоты, а также непоколебимости, как неугасимая повторяемость того и сего, для них и для нас, и сейчас, и во веки веков.

Марина Бонч-Осмоловская

Рождественский романс

Круглый двор завален снегом. Елки, кусты толпятся вокруг дома, а винтовая красная лестница горит в снегах алым цветом. Солнечный луч перескочил с нее на красное подбрюшье машины, Ганс окинул ее взглядом: нет машины - один сугроб! Далекий путь, уже выезжать, а от машины осталось одно брюхо! Ганс снег на дверце поковырял - дырка для ключа замерзла. За одну ночь завалило! Да после дождя! В лицо ему бросилась кровь, он ногой топнул. Отбежал от машины пару шагов. Шайссе! Шайссе!# крикнул оттуда на машину. Обежал ее. Ногой пнул. Начал сбрасывать снег рукавом, нет, не то. И даже непонятно, как надо... когда после дождя... да когда торопишься... Ганс потер щетину, оглянулся на свои окна, жены не видно. Может, папе позвонить, узнать, с чего он начинает?..

Марина Андреевна Бонч-Осмоловская

Заблудившаяся Кысь и россиянцы

(По роману Т.Толстой "Кысь").

Родила царица в ночь то ли сына, то ли дочь,

Ни мышонка, ни лягушку, а неведому зверушку...

Я купила роман "Кысь" - это была приятная покупка. Рассказы Т.Толстой я перечитывала несколько раз с большим удовольствием: этот автор один из немногих современных писателей, вещи которого мне хотелось дочитать до конца. Не все рассказы Толстой мне казались равноценны: несмотря на хороший русский язык и близкую мне образность, при чтении временами появлялось чувство какой-то недостаточности, незавершенности, нехватки чего-то существенного. Но этому впечатлению я до поры не придавала серьезного значения, полагая, что рассказ - суть форма краткая и может не обладать всеми знаковыми вехами большого произведения. В этом, как выяснилось, я была не права.