Кот стоит насмерть

Чтобы упросить своего друга Серого Джо поучаствовать в программе «терапии животными», которая проводится в доме престарелых городка Молена-Пойнт, очаровательная кошечка Дульси, любительница разгадывать человеческие тайны и секреты, приложила немало усилий. Однако ей не пришлось об этом пожалеть: восхитительные загадки начались с первого визита, и с каждым днем их количество все увеличивалось. Но кошки – а особенно кошки-детективы – не были бы кошками, если бы им не удалось все узнать и разнюхать, даже несмотря на большую опасность, а потом помочь поймать и наказать виновных.

Отрывок из произведения:

Она стояла в темной прачечной возле двери с узким окошком, так, чтобы ее нельзя было увидеть с улицы; стояла и смотрела в ночь. Черная дорожка и густо разросшиеся кусты в саду на другой стороне улицы представляли собой странную мозаику, озаренную бледным светом от стоявшего поодаль фонаря. Тускло отсвечивали листья у перил и ступеней крыльца, незнакомые и чужие. Из-под крыши свешивались вьющиеся стебли; они причудливо переплетались, принимая диковинные очертания. Прямо под ними белели отметины казавшегося бестелесным серого кота. Притаившись во тьме, кот таращился в ее сторону; сосредоточенный и хищный, он поджидал ее среди черных кустов, чтобы затем снова исчезнуть в ночи. Затаив дыхание, она отступила в сторону, подальше от стекла.

Другие книги автора Ширли Руссо Мерфи

В маленьком калифорнийском городке Молена-Пойнт произошло неслыханное для этого тихого местечка преступление – убийство человека. Двуногих свидетелей преступления рядом не оказалось, поэтому преступнику удалось скрыться, а вот четвероногий свидетель все заметил и запомнил...

Знакомьтесь: Серый Джо, необыкновенный кот с обыкновенным человеческим интеллектом, острым чувством справедливости и восхитительной кошачьей способностью все вынюхивать и всех выслеживать. Люди не догадываются о его разуме, а Серый Джо не спешит себя обнаруживать: кошачьей жизнью он вполне доволен. Достаточно того, что он, со своей подругой кошкой Дульси, которая тоже себе на уме, раскрывает самые загадочные преступления, заводящие людей в тупик.

Словно рок преследует жителей городка Молена-Пойнт. Здесь опять творятся злодеяния – загадочные убийства, раскрыть которые люди, ограниченные всего лишь пятью чувствами, не в состоянии. И вновь на помощь двуногим приходят кот-детектив Серый Джо и его подруга Дульси. Но теперь у них есть ассистент: в глазах людей – милый бестолковый котенок, а по мнению Джо – будущий гений кошачьего сыска. Втроем они раскрывают человеческие преступления, как всегда, оставаясь в тени: ведь если полицейским подбросить ключи к разгадке и анонимно сообщить об уликах, дальше они действуют вполне самостоятельно и даже демонстрируют проблески интеллекта.

По первому роману серии «РосКОШный детектив» – «Кот на грани» – читатели уже знают Серого Джо – необыкновенного кота с обыкновенным человеческим интеллектом, острым чувством справедливости и восхитительной кошачьей способностью все вынюхивать и всех выслеживать. Со своей подругой – очаровательной воровкой кошкой Дульси – Серый Джо раскрывает самые загадочные преступления, заводящие людей в тупик.

В маленьком калифорнийском городке Молена-Пойнт происходят странные ограбления. Серый Джо и Дульси страшно заинтригованы – четвероногих детективов вообще интригуют криминальные наклонности людей. Но оказывается, что в преступлениях замешан и кот – черный как ночь, страшный как грех Азраил, враг людей, а значит и враг честных кошек тоже. Азраил предрекает смерть трех человек. Задача Серого Джо – предотвратить убийства, или, по крайней мере, предупредить людей об опасности...

Словно рок преследует жителей городка Молена-Пойнт. Здесь опять творятся злодеяния – загадочные убийства, раскрыть которые люди, ограниченные всего лишь пятью чувствами, не в состоянии. И вновь на помощь двуногим приходят кот-детектив Серый Джо и его подруга Дульси. Но теперь у них есть ассистент: в глазах людей – милый бестолковый котенок, а по мнению Джо – будущий гений кошачьего сыска. Втроем они раскрывают человеческие преступления, как всегда, оставаясь в тени: ведь если полицейским подбросить ключи к разгадке и анонимно сообщить об уликах, дальше они действуют вполне самостоятельно и даже демонстрируют проблески интеллекта.

Популярные книги в жанре Детективная фантастика

Увлекательная мистико-детективная повесть для вдумчивого чтения в которотких поездках за бессмертием…

Эта земля — истинная Terra Incognita. Почему же она не поддается изучению?

– Понимаете, первый раз мы его утром увидели, когда на тот берег плавали. Смотрим, у камышей лодка, удочки расставлены, и человек в ней лежит, головой к борту привалился. Еще посмеялись тихонько: горе-рыбак, выплыл рыбу ловить, а сам уснул…

Мой собеседник, молодой парень, едва ли мне не ровесник, с которым при других обстоятельствах я давно бы уже перешел на «ты», остановился, что-то припоминая. Признаться, очень хотелось его поторопить. Мы стояли на самом солнцепеке, и я, естественно, застегнутый, как лицо официальное, искренне завидовал его костюму, состоящему из одних купальных трусов. Наконец, он прервал затянувшуюся паузу, обратившись к своей спутнице:

Сигнал вызова запищал, как всегда, не вовремя. Я чертыхнулся и, наскоро дожевывая, поплелся в комнату. С брезгливостью, точно давлю таракана, нажал кнопку ответчика. Экран засветился.

– Никого нет дома, вам кого? – скороговоркой промямлил я, плюхаясь в кресло напротив.

– Мне того, кого нет, – то есть тебя. Приятного аппетита.

С экрана глядела лукавая физиономия Рики.

– Спасибо, спасибо… Но меня действительно нет. Ты меня не застала. Я еще не пришел.

Введите сюда краткую аннотацию

Доктор Петерис Яунземс – высокий, представительный мужчина, облаченный по случаю устраиваемого им приема в белоснежный капитанский китель, поставил бокал с напитком на каминную полку и повернулся к гостям. В просторной гостиной, обставленной в стиле "модерн", собрался весь цвет города. Здесь был префект с женой и своими многочисленными дочерьми, был адвокат, было несколько крупных оптовых торговцев и представителей других почетных профессий.

– Господа, прошу минуточку внимания, – обратился к собравшимся доктор. – Как вы все, наверное, знаете, я только что вернулся из плавания на своей моторной яхте "Барта".

Венеция, XVIII век. Город полон слухов, что известный композитор Антонио Виральдини (1705–1741) зашифровал в своей опере-оратории «Ликующая Руфь» формулу вечной молодости. Адепты древнего культа «Двенадцать Голов» пытаются завладеть этой заманчивой тайной.

Борьба за Сокровенное Знание доходит до наших дней. Последователи культа охотятся за московским мальчишкой — согласно древнему пророчеству, именно он способен разгадать Тайну Виральдини. К счастью, на помощь приходят два историка — совершенно далекие от музыки люди.

В этой захватывающей детективно-фантастической истории сплетены воедино разные века, страны, судьбы, таинственные события и человеческие взаимоотношения. А мальчишке и его взрослым друзьям помогает… сам Антонио Виральдини.

Для широкого круга читателей.

8/9-е место на конкурсе Фантастический Детектив-2

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Перед вами — записки фронтового летчика, рассказы об отдельных боевых вылетах, о случаях, глубоко врезавшихся в память своей необычностью или яростным накалом проведенного сражения.

У нас мало опубликовано воспоминаний о боевой работе летчиков-истребителей на самолетах И-16 в первые, самые трудные месяцы войны. Из тех, кто дрался с фашистскими армадами на И-16 в сорок первом году, теперь почти никого не осталось в живых… И, пожалуй, совсем ничего не написано о боевых делах ночных разведчиков-бомбардировщиков, летавших на самолетах Р-5. А ведь полк, на вооружении которого находились эти самолеты, был по своим задачам единственный, уникальный…

Прежде всего — вот в каких условиях она росла до пятнадцати лет: каменные коробки битком набиты беднотой; газовые рожки бросают тусклый свет на выкрашенные зеленой краской стены тесных прихожих; кажется, будто входишь не в жилой дом, а в морг; стены грязных комнат и коридоров выкрашены синей, коричневой, зеленой краской, чтобы сэкономить на обоях; голые деревянные полы давным-давно пропитались грязью, дешевым жиром, маргарином, салом, пивом, виски и табачным соком. Иной раз какой-нибудь любитель чистоты и поскребет пол в своем углу — предполагается, что таким способом в доме поддерживается чистота.

В то утро, когда Мак-Глэзери с того места, где была прорыта первая шахта, впервые увидел великую реку, катящую свои воды на запад, зрелище это не поразило его, а если и поразило, то неприятно. Река была слишком уж серая и угрюмая — такой, во всяком случае, она показалась ему сквозь сетку косого дождя со снегом. Множество паромов и всевозможных судов и суденышек бороздили ее неспокойные воды; чего тут только не было: и гигантские пароходы, и далеко выступающие причалы, огромные и таинственные, и тучи чаек, и пронзительные свистки, и трезвон сигнальных колоколов, предупреждающих о тумане... Но Мак-Глэзери не любил воду. Она напоминала ему о тех одиннадцати ужасных днях, когда он плыл из Ирландии через океан и страдал от морской болезни. Тогда, пройдя через мытарства Эллис-Айленда, он с таким облегчением ступил, наконец, на твердую землю Бэттери, держа чемоданы в руках, что у него невольно вырвалось: «Слава богу, теперь с этим покончено!»

С последнего делового совещания в городе К., где многоэтажные здания и вечно спешащие толпы прекрасно иллюстрировали силу, мощь и богатство Америки и вообще современной цивилизации, Гаррисон отправился на вокзал, чтобы ехать домой в Д., и с необычайным волнением и надеждой, даже с радостью, странной, горькой радостью, стал снова думать об Иделле. Где она сейчас? Что она делает в эту минуту? Был серый ноябрьский день, около четырех часов пополудни; он хорошо знал, что в этот час всегда, зимой и летом, Иделла любит блистать на дневных приемах или в ресторанах, где танцуют. Она неизменно бывает там в компании бойких франтов, представителей местной «золотой молодежи». Надо отдать справедливость Иделле, — даже после трех лет замужества в ней есть что-то такое, что привлекает этих молодых людей — и лучших и худших из них (больше, пожалуй, худших); вся эта публика как раз и задает тон в его родном городе, в широко раскинувшемся Д., где жизнь бьет ключом.