Космопорнография

Марк

- Не знаю, леди, но выполнить вашу просьбу представляется мне просто невозможным... Представления не имею, как подступиться, кому предложить такое... - ответил начальник кадровой службы Темпского космопорта после неторопливо-раздумчивого разглядывания собеседницы.

- Неужели не найти ни одного свободного техника на столь распространенный класс корабля? - удивленно спросила капитан звездолета "Лоуфул", тряхнув чернотой волос, закрывавших весь форменный воротник и знаки различия на левом плече.

Другие книги автора Автор неизвестен -- Эротика и секс

В представленном глубокоуважаемой публике сборнике глубоко раскрыта тема половой ебли.

Бpат и сестpа

Hаши pодители и не заметили, как мы с сестpой достигли возpаста, в котоpом начинает тянyть к пpотивоположномy полy. Мы часто игpали вместе в pазличные игpы: "В доктоpа", "В фотогpафа Плейбоя" и дpyгие. Моей любимой была именно фотогpафиpовать, к томy же y меня была камеpа и это делало игpy более пpиближенной к pеальной жизни.

Был обычный день. Отец отпpавился на pыбалкy, мать была на pаботе. Петти и я yже были взpослыми, и нас оставили дома одних. Мы игpали в каpты и я пpедложил паpи. Если она пpоигpает, то мы поигpаем в фотогpафа, она бyдет моей моделью. Если же пpоигpаю я, то тогда мне пpидется заняться yбоpкой в ее комнате. Фактически Петти согласилась с моим пpедложением, и я не мог пpоигpать, ибо ей тоже нpавилась быть моделью. Игpа была хоpошей, и закончилась очень быстpо. Как и ожидалось, я победил.

Книга представляет собой собрание эротических рассказов найденных на просторах Рунета и посвящена тесным взаимоотношениям мужчин и женщин во всевозможных их комбинациях и количествах. Книга не рекомендуется неуравновешенным людям и детям до восемнадцати. Но читать они ее по-видимому будут. Поэтому, свирепо вращая глазами, ПРЕДУПРЕЖДАЮ: не пытайтесь повторить все прочитанное! Почти все приведенные здесь рассказы являются плодом завидной фантазии их авторов. Не пытайтесь также изучать по этой книге русский язык. Последствия могут быть плачевными. Почти во всех рассказах сохранена авторская орфография, которая подчас весьма далека от общепринятых правил. И последнее, на случай если кого-нибудь ввела в заблуждение обложка: тема половой любви ежиков в сборнике не раскрыта. Уж не обессудьте.

Нет книг нравственных или безнравственных.

Книги или хорошо написаны, или плохо. Вот и все.

― Оскар Уайльд

Книга представляет собой собрание эротических рассказов найденных на просторах Рунета и посвящена тесным взаимоотношениям мужчин и женщин во всевозможных их комбинациях и количествах. Книга не рекомендуется неуравновешенным людям и детям до восемнадцати. Но читать они ее по-видимому будут. Поэтому, свирепо вращая глазами, ПРЕДУПРЕЖДАЮ: не пытайтесь повторить все прочитанное! Почти все приведенные здесь рассказы являются плодом завидной фантазии их авторов. Не пытайтесь также изучать по этой книге русский язык. Последствия могут быть плачевными. Почти во всех рассказах сохранена авторская орфография, которая подчас весьма далека от общепринятых правил. И последнее, на случай если кого-нибудь ввела в заблуждение обложка: тема половой любви ежиков в сборнике не раскрыта. Уж не обессудьте.

Книга представляет собой собрание эротических рассказов найденных на просторах Рунета и посвящена тесным взаимоотношениям мужчин и женщин во всевозможных их комбинациях и количествах. Книга не рекомендуется неуравновешенным людям и детям до восемнадцати. Но читать они ее по-видимому будут. Поэтому, свирепо вращая глазами, ПРЕДУПРЕЖДАЮ: не пытайтесь повторить все прочитанное! Почти все приведенные здесь рассказы являются плодом завидной фантазии их авторов. Не пытайтесь также изучать по этой книге русский язык. Последствия могут быть плачевными. Почти во всех рассказах сохранена авторская орфография, которая подчас весьма далека от общепринятых правил. Один ухожор чего стоит. И последнее: несколько рассказов я пометил спереди звездочкой (*). Это не лучшие рассказы, просто они меня приятно порадовали.

Ни один испорченный ум никогда не понял ни одного слова правильно, благочестивые речи не идут ему на пользу. Здравому же уму не повредят и рассуждения малопристойные. Так грязь не может замарать ни красы солнечных лучей, ни величия Неба.

― Джованни Бокаччо, Декамерон (Послесловие автора)

Перевод: М. Жирвинский

Эзоп

...маленький шалун...

...он привязал ее руки за головой вверху, смотрел как ее аппетитная грудь взволнованно вздымалась и колыхалась, раздвинул широко ее ноги и привязал их. Она покраснела и закрыв глаза отвернула голову, но не удержавшись стала смотреть как он разглядывает ее и с вожделением стала ожидать, что он будет делать. Он достал из шкафа скатерть и приподняв ее тело подложил её снизу. Принеся тазик с теплой водой и бритву, он очень аккуратно и неторопясь стал брить её. Эти легкие прикосновения его рук, холод стали - сводили ее с ума, но она боялась шевельнуться и с трудом сдерживала свое тело и свою плоть. Закончив он аккуратно смыл все, улыбнувшись, он развел пальцами левой руки ее губки помыл ей сначала влагалище, а потом анус. Промокнув ее тело он сложил все и унес. Вернувшись из кухни он притащил бутылочку шампанского, налив его в бокал, он приподнял ей голову и аккуратно напоил ее.

Книга представляет собой собрание эротических рассказов найденных на просторах Рунета и посвящена тесным взаимоотношениям мужчин и женщин во всевозможных их комбинациях и количествах. Книга не рекомендуется неуравновешенным людям и детям до восемнадцати. Но читать они ее по-видимому будут. Поэтому, свирепо вращая глазами, ПРЕДУПРЕЖДАЮ: не пытайтесь повторить все прочитанное! Почти все приведенные здесь рассказы являются плодом завидной фантазии их авторов. Не пытайтесь также изучать по этой книге русский язык. Последствия могут быть плачевными. Почти во всех рассказах сохранена авторская орфография, которая подчас весьма далека от общепринятых правил. И последнее, на случай если кого-нибудь ввела в заблуждение обложка: тема половой любви ежиков в сборнике не раскрыта. Уж не обессудьте.

P.S.

По поводу картинок. Я тоже люблю книжки с картинками, но добавлять их пока лень. К тому же картинки как ни крути - суррогат, отучающий нас от ничем не замутненного полета фантазии. Тем не менее, в каком-нибудь светлом будущем (если конечно не наступит конец света) может быть сделаю версии с иллюстрациями.

Желание матери

- Что это вы тут делаете? - воскликнула Сьюзан, заходя в спальню своего сына.

Расстройство и негодование сексуальное и не только преследовали ее все утро. Фрэнк, ее муж уже почти 20 лет, занимался с ней любовью этим утром и, как обычно в последние несколько лет, оставил ее неудовлетворенной. И теперь ее сын Тимми и его друг Бобби, которым по 15 лет, яростно стараются скрыть свое занятие. Они в одним джинсах, их рубашки и ботинки на полу рядом с кроватью. Сьюзан подошла к кровати, скрестила руки на своей небольшой груди и пристально посмотрела на сына. Он покраснел и съежился под ее взглядом.

Популярные книги в жанре Научная фантастика

Сеял еще по-летнему солнечный дождь. Со склона сопки, под кедрами которой я сидел, видно море с четкими границами глубин, узкая полоска пляжа с валиком прибойного хлама — в нем так любит копаться старик. В йодистых водорослях он ищет куски отмытого матового угля. И в очаг подкладывает его руками, не запачкав их. Сырой ветер поздней осени, мечущийся по опустевшему побережью, только усилит уют одинокого жилья в отсветах вечернего пламени.

Впрочем, это не для меня. После «бабьего лета» я всегда уезжаю с побережья. А весной, уже в который раз, бросаю ихтиологические занятия, город и возвращаюсь в рыболовецкую артель. Старик остается. Он стережет кунгасы, лебедки, чинит ободранные бурями бока сараев, слушает вой заблудившихся штормов…

На дворе март, взбалмошно сияет солнце, истекают слезами сосульки, но здесь, в квартире No 15, где пахнет старыми вещами и стоят на полках фарфоровые безделушки, вечная осень.

Старушка Божий одуванчик, дунешь — рассыплется. Девятый десяток разменян. Волосы редкие, белые, тонкие — пушинки. Всюду приглажены, одна лишь прядка над правым ухом бунтует, что придает Божьему одуванчику вид немного легкомысленный. Стоит старушка у окошка, у фиалки сухие цветочки отщипывает.

Потом камера отъезжает, белое пятно смещается, открывая кусок кирпичной стены, снова перекрывает экран, смещаясь в другую сторону. Камера продолжает отъезжать, и теперь видно, что пятно это — часть безупречно белой брючины.

Обладательницу белых брюк зовут Воображала, она сидит в проеме открытого окна — небрежно, боком, поставив на подоконник одну согнутую в колене ногу и чуть покачивая другой. Ей на вид лет двенадцать. Кроме белых брюк на ней голубовато-серые мокасины и темно-оранжевая футболка, на левом плече приколот голубой бант-эполет с оранжевой каемкой. У Воображалы густая шапка светло-рыжих волос, словно пронизанных солнечным светом, загорелое лицо с очень светлыми глазами неопределенно изменчивого цвета и ослепительная улыбка. Она качает ногой и грызет яблоко, улыбаясь и глядя вдаль и вниз. От улыбки на ее щеках играют ямочки.

Звонок. Глава фирмы снимает трубку.

— Шеф, звонят из суда. Им нужен эксперт по программированию. Расследуется дело о рассылке спама.

— Интересно… Соедините, Мэри.

— Хорошо. Мы подберем вам эксперта. Я перезвоню через час.

— Марк, тут такой интересный звонок. Суду нужен эксперт по программированию.

— О, они решили отъесть у нас кусок рынка?

— Нет, до этого дело, полагаю, еще не дошло. Будет слушаться дело о спаме. Вы, кажется, большой его любитель?

Какая мне разница, если в 12 ночи я стану не знаю кем — может, первым премьером, может, последним ассенизатором. Правда, ненадолго — на неделю. Вот, может быть, поэтому я ее и убил так легко. Она даже не испугалась. Просто потому, что не поверила, когда я вату, пропитанную эфиром, из кармана комбинезона потянул. Ватка с эфиром… рука на рот и нос, пять минут. И никаких следов. Еще пять минут, чтобы разрегулировать машину. Да так, чтобы внешне ничего не изменилось, но чтобы она перестала стандартизацию генофонда производить. Ну и пять минут на то, чтобы все в порядок привести и ноги унести. Еле успел. Странно, правда, что дежурную у пульта Всеобщего Генетического Стандартизатора посреди дежурства внезапно смерть, как в старину писали, настигла, но… все бывает. Да и то — разве это проблема? — должность и пяти минут не пустовала.

Профессор Х. работал консультантом в неком фонде. Фонд мы по имени называть не будем — во-первых, вы его и так знаете, во-вторых, еще к суду притянут. Хотя притягивать вроде бы причин нет… Так вот, профессор Х., он же — консультант, сидит на работе и работает. Работа его нелегка и потому — хорошо оплачиваемая. Впрочем, что деньги!? Нервные клетки не восстанавливаются.

Основная работа консультанта — общаться с психами. Они бывают разными. Буйных отсекает охрана, тихие добираются до него, профессора-психолога. И, преданно глядя в глаза, начинают излагать. И хорошо, если не от Навуходоносора, а от Великой французской революции. И далее, до теории протона и обустройства России. Просят же они обычно одно из двух — или десять миллионов долларов на все это обустройство, или 1550 долларов на продолжение исследований. Почему именно столько — профессор не знает.

Биологи уже тридцать лет чешут в затылках. И, судя по результатам, им еще чесать и чесать. Тридцать лет назад покорители космоса добрались до планеты, на которой обнаружили очередную гуманоидную цивилизацию. Невелико событие… Однако. Если бы на этой планете на пляжах одевались, как на Земле, зрелище было бы странное: мужчины в лифчиках. Но на пляжах там не одеваются какой смысл, если все одинаковые. То есть, конечно, разные. Но «это самое» у всех одинаковое. В отличие от Земли и прочих планет, на которых гуманоиды и вообще все высшие животные имеют два пола. Психология биологов понятна. Восемь ног и клюв у осьминога их не удивляет — слишком далеко это от человека. Гуманоид с шестью пальцами на каждой руке или с копытами на ногах их бы тоже не удивил — это почти человек. А вот человек с двумя комплектами половых органов их удивляет. С одной стороны, это вроде бы человек. С другой — непонятно что. Причем оба комплекта исправно функционируют. При необходимости. Заметим, что еще до космических полетов, до других цивилизаций и до всех гуманоидов писатели рассматривали всякие штучки с полом. Например, известная писательница конца прошлого века Урсула Ле-Гуин в работе «Левая рука тьмы» рассмотрела ситуацию, в которой исходное состояние «неопределенное» и в какое-то время индивид склоняется к определенной половой ориентации, на какой-то срок становится мужчиной или женщиной. Со всеми вытекающими и втекающими последствиями. Космос велик, и «о небеса, черные и голубые», как сказал великий Станислав Лем, когда-нибудь и такое найдут. Но пока имеем этих. Которые одновременно. Прекрасные, кстати, собеседники. Сочетание женской интуиции и мужской конкретности. Отлично развитое чувство юмора. Цивилизация технологического типа, хотя биология развита лучше земной, а техника — немного слабее. В космос не летают: в системе еще две неинтересные планетки, побывали, и интерес угас. Хорошо развиты этология, зоопсихология и так далее. Про язык животных знают больше, чем мы про свой. Про виды интеллекта — еще больше. У них симпатичные домашние животные, причем много видов. Кстати, большинство животных тоже «и то, и это». При первом контакте с земной цивилизацией половая проблема не возникла были дела поважнее. Для них мы были первыми пришельцами. Однополость землян была замечена и воспринята с некоторым огорчением. У них это тоже бывает в четырех-пяти процентах случаев. Что поделаешь, бывает… Как они говорят, «такой-то, к сожалению, женщина». Или мужчина. В их языке есть специальное слово — «однополый». Дети этим словом ругаются. Ну как у нас «ты, рахит!» или «эй ты, недоделанный!». Отражение половой сферы в культуре. Обычная, ординарная любовь — это если двое любят друг друга и выступают в разных ролях. Вперед! Техника секса развита у них не хуже, чем у землян. Вторая ситуация — если желают меняться ролями. Тоже никаких проблем. Третья — то, что они называют «синхронный секс». Это как у нас синхронное плавание, только одновременно у пары может быть не два оргазма, а и три, и четыре. Они говорят, что это нечто фантастическое, хотя проверить, как вы понимаете, мы не можем. Собственно мужской и собственно женский оргазмы, по описаниям, похожи на земные, но ведь у них особь может иметь два разных одновременно! Скрестили ужа с ежом… Соответственно, у них есть целая наука, как добиваться одновременности. Говорят, что талантливая и трудолюбивая пара может идти к этому год, два, три… Как повезет. Случаев развода пар, достигших этой вершины, не бывает. После смерти партнера, как правило, второй… тоже. Они это все знают, но об этом «не говорят в обществе». Бесплатным бывает только сыр в мышеловке. Четвертая ситуация — когда оба претендуют на одну роль. Обычно такие пары либо расходятся, либо живут как земные гомосексуальные пары. На эту тему есть у них литература. Впрочем, как и на все предшествующие. Читать вам — не перечитать. Граждан, у которых только один пол, жалеют. Для них есть служба социальной адаптации, как для инвалидов. На брак двуполого с однополым смотрят с недоумением — ну, конечно, понимаем, такая любовь… Изучая земную жизнь, они иногда вздыхают и говорят: «Нам бы ваши проблемы». Правда, когда наши ученые их слушают, они тоже это говорят. По оценкам экспертов, следует ожидать сильного развития международного секс-туризма. Только вот билеты с Земли дотуда пока дорогие. А они к нам летать вряд ли будут. Мы, рахиты, им неинтересны.

1. Сколько будет?

Я - программист. Приходит как-то ко мне клиент, написал, говорит, программку, хотелось бы посчитать. Беру. Программа небольшая. Что, спрашиваю,- она должна выдавать? Да немного, говорит, одно число. Смотрю в программку - каменный век. Эпоха ручного рубила. Учились, спрашиваю, сами? Опустил клиент глаза и говорит - по книжкам. Засадил я этот бред на следующий день в машину, она помигала с минуту и напечатала 0.40000023Е01. В переводе на русский язык - это 4,0000023. Странное, однако, число. Не ошибка ли счета набежала? Все ж машина, смотрю, шестьдесят девять с хвостиком секунд трудилась, а она, между прочим, у нас не на счетах, косточки кидает. Семьдесят секунд времени процессора - это почти сто миллионов операций. Посчитал с двойной точностью. Выдала 0.40000022Е01. Ну что же, вполне разумное уточнение. Значит, не ошибка вычисления. Забавным мне это показалось, стал я в программе разбираться. Понятно ведь, что у неизвестно какой задачи ответ может быть любой. Но если он от целого числа на две миллионные отличается, то возникает естественное подозрение, что ответ и должен быть целым. А отличие - какая-то погрешность. В программе я, конечно, разобрался, особых хитростей в ней не нашел. Двойные ряды товарищ суммировал, и чего там только не было- и гиперболические функции и бесселевы. Подозрительным мне все это показалось. Позвонил знакомому математику. Тот посмотрел в книжки и говорит - нету твоих рядов в книжках, подожди часок, я их сам пообдумаю. Через два часа звонит -- ряды твои, говорит, можешь забирать. Но я уговорил его приехать. Посмотрел он распечатки и сразу стал серьезным. До утра мы с ним просидели. Все верно, а двадцать две десятимиллионные все же возникают. В шесть утра он кофе допил, встал и говорит - домой поеду, мне к десяти в институт надо. А это ошибки вычислений набегают, можешь быть уверен. И уехал. Через день ко мне заказчик зашел, ответ я ему сообщил. Он спасибо сказал и отчалил. Больше я его не видел. Задачки свои можете ко мне смело нести, я программист не из последних. А ту программу я еще не раз пускал. И на машинах с большой разрядной сеткой, и с двойной точностью, и ошибки в ней искал, и другим показывал, программистам да математикам. Ответ уточнил - 4,00000223. Это уж железно. А вы думали - если двойку на двойку умножить, сколько будет?

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Мастерство коммуникации

1-е занятие. Доверие.

Все мы являемся гипнотизерами.

Просто не все это знают.

* Бумага, фломастеры, булавки, свечка, мягкая музыка.

Однажды Мулла Насреддин поздно вечером возвращался домой, и когда он проходил мимо кладбища он услышал вдали конский топот, и решил, что это разбойники. Он бросился бежать в сторону кладбища, забежал на него, но споткнулся у свеже вырытой могилы и упал в нее.

Материалы о толстовцах из сб. "Возвращение памяти"

Возвращение памяти. Вып. 1. 1991

Покаяние и ненасилие

В нашей сегодняшней бурной общественной жизни, когда идет стремительная политизация населения, одна за другой оформляются новые партии и общественные организации и, как снежный ком, нарастают все новые и новые социально-экономические проблемы, как-то затерялся голос Всесоюзного добровольного историко-просветительского общества "Мемориал". Вначале, когда людям только открывалась правда о преступлениях сталинщины, идея Мемориала привлекла к себе широкие массы сочувствующих. Я помню вечер памяти жертв сталинизма, состоявшийся 1 декабря 1988 г. в большом зале Дома ученых Новосибирского академгородка. Зал на тысячу мест был полон, люди стояли в проходах. Необычайное единение охватило присутствующих, когда была объявлена скорбная минута молчания. Вспоминается и первая учредительная конференция Новосибирского общества "Мемориал" 15 апреля 1989 г., на которую собрались разные по настроению и мыслям люди - от бывших репрессированных до молодых людей из "Демократического союза". Но их всех объединила тогда идея Мемориала. Прошел ровно год, и на научно-публицистической конференции "Великий перелом в человеческом измерении" в малом зале Дома ученых 9 декабря 1989 г. собралось лишь несколько десятков человек, на вторую конференцию Новосибирского общества "Мемориал" 15 апреля 1990 г. - 53 человека. Но, пожалуй, самое сильное впечатление произвел зал Дома ученых во время благотворительного концерта в фонд "Мемориала" 16 мая 1990 г. В нем было всего 50 человек... Что же произошло? Почему оказалось, что сегодня "Мемориал" нужен только репрессированным и их родственникам, да горстке энтузиастов. И такое положение характерно не только для Новосибирска. Оно типично в целом по стране. Каковы же место и роль "Мемориала" в нашем обществе? И готово ли общество к тому, чтобы воспринять идею Мемориала? Все эти вопросы далеко не праздные. Они прямо связаны с раздирающими сегодня общество проблемами. Попытаемся дать на них ответ. Но сначала немного истории. Идея Мемориала возникла в годы оттепели после известного доклада Хрущева на XX съезде КПСС. Вспомним, как тогда ставился вопрос - предлагалось "увековечить память видных деятелей партии и государства, которые стали жертвами необоснованных репрессий в период культа личности". Но тогда вопрос и в такой постановке не был решен. Лишь в 1987 г. почти одновременно с созданием Комиссии Политбюро ЦК, которая начала прерванную в середине 60-х гг. работу по изучению материалов, связанных с репрессиями, вновь возникла, вернее возродилась, идея Мемориала, теперь уже не только как памятника, но и как неформальной организации. По стране движение за создание "Мемориала" стало разворачиваться в 1988 г. На XIX Всесоюзной партийной конференции, спустя почти 27 лет, вновь была высказана мысль о памятнике, но теперь уже всем жертвам сталинских репрессий. В конце января 1989 г. прошла учредительная конференция "Мемориала" как всесоюзного общества, которое, к слову сказать, до сих пор официально не зарегистрировано. В 164 городах оформились местные общества "Мемориал". Одно из них существует в Новосибирске. Хотя каждое общество имеет свой устав, цели и задачи всех схожи. Общество "Мемориал", как записано, к примеру, в новосибирском уставе, объединяет граждан, "отвергающих политическое насилие и убежденных в недопустимости забвения страшных уроков репрессий и террора сталинизма, их мучеников и жертв и считающих необходимым воплотить свои убеждения и свою сопричастность этой народной трагедии путем создания особого места для поклонения жертвам и покаяния вольных или невольных виновников злодеяний сталинизма - Мемориала, включающего в себя, помимо памятника жертвам, информационно-исследовательский и просветительский центр с общедоступным архивом, музеем и библиотекой". "Мемориал" не ограничивает свою деятельность по сбору и изучению материалов, связанных с репрессиями, хронологическими рамками 30-40-50-х гг. У многих в этом отношении сложилось неверное представление о целях и задачах "Мемориала". Члены этого общества, что хотелось бы особо подчеркнуть, выступают против всех политических репрессий, против политического насилия вообще. Отрицание политического насилия является той чертой, от которой начинается превращение "Мемориала" из организации в общественно-политическое движение. Пока в нашей стране "Мемориал" существует только в виде неформальной общественной организации. Надо признать, что и не все члены общества осознали эти глобальные задачи Мемориала как общественно-политического движения. Многие, в том числе и бывшие репрессированные, готовы вести работу по разоблачению сталинских репрессий 30-40-50-х гг., но не вмешиваться, как они говорят, в большую политику. Уже сам факт свидетельствует о том, как далеко еще наше общество от решения задач Мемориала - общественно-политического движения. Эти задачи намного шире, чем задачи "Мемориала" - неформальной организации. Это не только установление памятников в местах массовых расстрелов и захоронений, а также на месте бывших лагерей. Это не только сбор материалов о преступлениях сталинщины и помощь оставшимся в живых репрессированным и их родственникам. Это не только воспитание граждан в духе осуждения сталинизма. Цель Мемориала как общественно-политического движения - освобождение общества от политического насилия. В мире нет и не было движений, подобных нашему Мемориалу, потому что ни одна страна не пережила за такой короткий срок столько насилия в своей истории, как наша. Насилие в российском обществе было всегда. Это чисто наше явление, которое в особенно явном виде существует в России с XVI иска, с момента установления власти самодержавия - государства-хозяина в своей собственной стране. Но с 1917 г. насилие в России приобрело новое качество. Оно стало основным средством решения социальных проблем. Сначала это было насилие против враждебных классов. Троцкий признался в 1927 г.: "Насилие может играть огромную революционную роль. Но при одном условии: если оно подчинено правильной классовой политике. Насилие большевиков над буржуазией, над меньшевиками, над эсерами дало - при определенных исторических условиях гигантские результаты". Но очень скоро это насилие над классовым противником превратилось в насилие против оппозиционно настроенных членов самой большевистской партии. И как бы страстно ни писал Троцкий в 20-е годы о коренной ошибке руководящей фракции во главе со Сталиным, думающей, что при помощи насилия можно достигнуть всего, насилие нарастало неотвратимо. В конце концов оно стало универсальным, превратившись в насилие против собственного народа. Где, в какой другой стране пролилось такое море крови, где, в какой другой стране было заплачено миллионами человеческих жизней за установление нового общественного порядка! Как никакая другая, наша страна за короткий срок - немногим более семи десятилетий - пережила величайшие потрясения - гражданскую войну, коллективизацию, голод 1921 г., 1932-1933 гг., 1947 г.. Великую Отечественную войну, массовую депортацию народов с родных мест, архипелаг ГУЛАГ. И та критическая черта, у которой оказалась страна сегодня, со всей очевидности? показала, что путем насилия невозможно решить никакие социально-экономические проблемы, что этот путь ведет только в исторический тупик, из которого мы до сих пор даже не знаем, как выбраться. Самый трагичный результат всех этих преобразований - советский человек, все наше люмпенизированное общество, зараженное ядом насилия. Здесь речь идет не о росте преступности, а о том, что в нашей стране люди в подавляющем большинстве не представляют себе иного способа решения социальных проблем, как путем насилия. Революция, ожесточенная гражданская война, последующее развитие советского общества, через всю историю которого проходит перманентный поиск внутреннего врага, виновного в бедах и неудачах страны, привели к тому, что слово "расстрелять" люди произносят, не задумываясь, оно не повергает их в отчаяние. Это слово произносится именно тогда, когда речь заходит о борьбе с тем или иным, по их представлениям, негативным явлением. Причем произносят это слово люди, находящиеся на разных ступенях социальной лестницы и на разных уровнях образованности - от простой работницы до доктора наук. Сегодня общество много узнало о преступлениях сталинщины, но этот трагический опыт и наша настоящая жизнь находятся как бы в разных плоскостях. Пройденный исторический путь пока ничему не научил общество. Казалось бы, в этой стране, истерзанной, уставшей от насилия, нетерпимости, должно было наступить насыщение, после которого новое насилие становится невозможным. Но, к сожалению, все повторяется на новом уровне. Сегодня на окраинах страны врагами оказались люди других национальностей, в самой России часть общества видит врагов в евреях и масонах, возлагая на них всю вину за происшедшее, другая часть - в партаппаратчиках и т. д. На митингах со всей страстью произносятся речи, направленные против определенного врага. Нынешние демократы при всем благородстве их целей и устремлений в своих действиях в большинстве своем остаются ленинцами, плоть от плоти людьми, воспитанными на насилии. Поэтому, яростно выступая против Ленина, они не предлагают других методов решения наших сегодняшних проблем, чем те, которыми руководствовались большевики, призывая к свержению существовавшего правительства. Такие настроения далеко не изжиты и в самом обществе "Мемориал". К примеру, сегодня, говоря о Колпашевской трагедии, случившейся в 1979 г., когда размыло крутой берег реки и в результате обнаружились остатки массового захоронения 30-х гг., многие члены общества возлагают вину на конкретного человека - Е. К. Лигачева, бывшего в то время первым секретарем Томского обкома КПСС. Никто не снимает с него ответственности за происшедшее. Но хочется задать вопрос: "А где же были другие руководители? Что думали непосредственные исполнители? Где в конце концов были люди свидетели творившегося надругательства над трупами людей, уже ставших однажды жертвами репрессий? Почему все молчали?" Ведь это были не 30-с годы, а конец 70-х, когда уже не существовало прямой угрозы быть репрессированными. И вот здесь я подхожу к самой сложной для нашего общества проблеме всеобщего покаяния. Без этого общество не сможет перейти и к своему новому состоянию, где не будет места насилию. Надо признать, что самый перестроечный фильм "Покаяние" Т. Абуладзе оказался непонятым. Не понята его основная идея - в том, что произошло в нашей стране, виноваты не какие-то оккупанты, творившие беззакония на чужой для них земле. В том, что произошло, виноваты мы сами. Эта вина разной степени тяжести: одна - вина руководства страны, другая - вина активных исполнителей, а третья - это вина народа, принявшего новый режим и участвовавшего в его действиях. Маркс, которому тоже сегодня досталось за наши проблемы, в свое время писал: "Нации, как и женщине, не прощается минута оплошности, когда первый встречный авантюрист может совершить над ней насилие". Эти слова относятся и к нам. Простое решение вопроса - возложить вину за Октябрьскую революцию только на Ленина и большевиков. Но историческая действительность гораздо сложнее простых схем, и историки еще долго будут биться над одной из самых трудных ее загадок - почему Россия в 1917 г. приняла ленинизм, который предполагал насилие в качестве основного средства решения социальных проблем? Почему Россия пошла за Лениным и большевиками, почему огромная масса населения повернулась своею "азиатской рожею", т. е. оказалась способной на насилие? Простое решение вопроса - возложить ответственность и за коллективизацию только на Сталина и его окружение. А где же была партия, под руководством которой вершилась коллективизация во всех уголках необъятной России? Вот почему так трудно разграничить правых и виноватых, палачей и жертв в нашей советской истории. Очень остро встал этот вопрос и на учредительной конференции всесоюзного общества "Мемориал" в январе 1989 г. Тогда конференция приняла мудрое решение признать массовые незаконные репрессии преступлением против человечности и провести общественный суд над Сталиным и его подручными в интересах гуманности и милосердия, отказавшись от уголовного преследования живых. Сегодня взгляд на нашу историю стал гораздо объемнее, чем в период хрущевской оттепели, когда деятели партии и государства однозначно рассматривались только как жертвы культа личности Сталина. Сегодня уже достаточно ясно, что такой подход далек от реальной действительности, но от этого не становится легче. Как, например, относиться к М. Н. Тухачевскому, расстрелянному 12 июня 1937 г., и к Тухачевскому, жестоко подавившему Тамбовское восстание крестьян в 1921 г.? К Р. И. Эйхе, расстрелянному 4 февраля 1940 г. после невероятных мучений, когда ему во время пыток сломали позвоночник, и к Эйхе, инициативному исполнителю всех директив Сталина в Сибири? И даже к М. Н. Рютину, который широко известен сегодня как человек, решительно выступивший в 1932 г. против Сталина и возглавлявшегося им режима. Можно ли однозначно говорить о нем как о герое, зная о том, как активно он боролся в 20-е гг. с троцкистами, будучи секретарем Краснопресненского райкома г. Москвы, и таким образом внес свой вклад в победу сталинской фракционной группы в партии и становление сталинизма? Все сплелось в нашей истории в жестокий кровавый клубок. Ну, а при чем тут мы, - скажет современный читатель, - мы-то не жили во времена сталинщины. Но и Сталин умер в 1953 г. и не несет прямой ответственности за развал нашей экономики, социальной сферы, распад нашей нравственности и культуры. Признание вины не только системы, а каждого из нас за то состояние общества, к которому мы сегодня пришли, дается труднее всего. Сейчас всем кажется, что они-то уж не виноваты, что они-то уж все понимали и до 1985 года. Это тоже ложь. Вспомните себя, вспомните, какими вы были несколько лет назад, и многие ли следовали завету А. И. Солженицына "жить не по лжи", многие ли сохранили свое человеческое достоинство? Такое признание и будет покаянием. Трагедия нашего народа состоит в том, что террор и страх, стремительное падение цены человеческой жизни, начавшееся с 1917 г., с одной стороны, а с другой - каждодневный разрыв между словом и делом, безудержное славословие и ложь изменили природу человека, сделали его безынициативным и, как очень верно отметил историк М. Я. Гефтер, "лишенным ответственности за происходящее в стране, лишенным права на эту ответственность и привыкшим жить вне ее и даже сумевшим это худшее из современных лишений превратить в своего рода комфорт". Все это сделало в итоге советского человека не только жертвой, но и соучастником творившихся в стране преступлений. Тех людей, которые действительно противостояли существующему режиму, которые сохранили свое достоинство, было немного. Они и сегодня остаются нашими нравственными ориентирами. Это такие люди, как А. А. Ахматова, не согнувшаяся в годы сталинщины и написавшая свой "Реквием" не в 60-е годы, а в 1935-40 гг., который впервые был опубликован в нашей стране лишь в 1988 г., а до этого не пропускался простыми советскими людьми, работавшими в издательствах, отделах культуры и т. д. и т. п. Это А. И. Солженицын, в 60 - 70-е гг. писавший свой "Архипелаг ГУЛАГ", А. Д. Сахаров, не побоявшийся один выступить против системы государственной лжи, в частности, против войны в Афганистане. Это диссиденты, получавшие в 70-е гг. обычные тогда 7 лет лагерей и 5 ссылки, в то время, как большинство советских людей спокойно жило при этом режиме и более того, многие клеймили и Сахарова, и Солженицына, не зная их взглядов и не читая их произведений, осуждали диссидентов, не имея представления о их деятельности. Вот это наше недавнее прошлое заставляет ощущать свою собственную вину за происшедшее особенно остро. Только в таком признании каждым своей вины и покаянии в своем соучастии во лжи я вижу спасение общества и начало его пути к консолидации. Не надо строить на этот раз никаких иллюзий. Это будет долгий и трудный путь. Но только на этом пути возможно действительное созидание, возрождение того лучшего, что было в российском обществе и лучших черт нашего народа. А пока... страна не может вырваться из замкнутого круга проблем, в который она попала в 1917 году. Снова раздаются голоса "расстрелять", "надо браться за оружие", и не только голоса - во многих регионах страны уже пролилась кровь. Сердце сжимается при взгляде на сегодняшний развал и нагнетание нового насилия. Неужели у России такая судьба, и ей не вырваться из этого круга иначе, как с помощью нового насилия, новой гражданской войны?! Единственной основой, на которой только и может произойти консолидация нашего общества на его трудном пути к своему будущему, в котором не будет места политическому насилию, я считаю идею Мемориала. В этом смысле эта идея представляется мне спасительной для общества, но, к сожалению, далеко еще не осознанной в этом своем качестве. Как никогда, сейчас велика роль интеллигенции. Наступил тот час, когда советская интеллигенция должна показать, действительно ли она таковой является, действительно ли понимает проблемы страны и болеет за ее судьбу. Настоящая интеллигенция должна направить свои усилия в этот критический для страны период не на выяснение групповых интересов и удовлетворение собственных амбиций, не на поиски врагов, виновных в бедах страны, а на сплочение людей на основе покаяния и ненасилия, на основе идеи Мемориала. Как бы ни была трудна и неустойчива сегодняшняя жизнь, я верю в то, что когда-нибудь в этой стране Мемориал станет действительно общественно-политическим движением, движением всех за возрождение российского общества на основе идей ненасилия. Путь к гражданскому обществу в нашей стране лежит через нравственные испытания историей своей страны. На этом пути потеряно уже более 30 лет и потеряно безвозвратно. Если бы этот процесс развернулся тогда, после XX съезда! Поэтому так важно, чтобы сегодня мы были последовательными и стойкими в своих делах. Поэтому так важно сегодня сделать все возможное, чтобы не погасла та свеча, опутанная колючей проволокой, что является эмблемой "Мемориала". Не погасла от злобы, нетерпимости, нового насилия. Мемориал, о котором говорится сегодня, нужен в первую очередь нам и нашим детям, чтобы они стали не "каэрами", не "винтиками", не трудовыми ресурсами, не населением, с чьим мнением не считается начальство, а свободными людьми, знающими свое прошлое, ответственными за настоящее и будущее своей страны. И не кусок холодного гранита нужен нам в качестве мемориала, а правда, вся без изъятия, вся, которую добудем, не исказив и не утаив ничего.

Медицинские препараты

?????"АДЕЛЬФАН"??????????????????????????????????????????????? АДЕЛЬФАН (ADELPHANE, СИБА-ГЕЙГИ, Швейцария) ????????????????????

СОСТАВ: 1 таблетка содержит 0,1 мг резерпина и 10 мг дигидралазина сульфата.

Резерпин - чистый алкалоид раувольфии (3,4,5 - триметоксибензоат-метил-резерпат); дигидралазина сульфат - производное фталазина (1,4 - дигидразинофталазина сульфат).

ФАРМАКОДИНАМИКА: адельфан вызывает постепенное и устойчивое снижение АД. Оба компонента дополняют друг друга в отношении своих гипотензивных свойств. Седативный и расслабляющий эффект резерпина дополняется типичным для дигидралазина улучшением мозгового и почечного кровообращения.

Механизм штампов

Предлагаемая вашему вниманию статья Сатьянанды была написана как лекция для выступления перед учителями общеобразовательных школ. Но на наш взгляд, то, о чем говориться в этой лекции, может быть полезно не только педагогам. Поэтому с согласия автора мы публикуем лекцию "Механизм штампов".

Приходя на Землю, ребенок еще долгое время сохраняет объемное восприятие мира. Все, что для взрослого является плотным и материальным, для него прозрачно. Он не чувствует форм предметов, их плотности, температуры, цвета, запаха, вкуса. Он не знает ничего, поэтому для него все существует одновременно. Постепенно он начинает понимать значение человеческой речи, увязывая ее с предметами и явлениями, его окружающими. Взрослые постепенно передают ребенку свое восприятие, сове знание о мире через формулы языка "это мы", "это свет, это горячо, больно, плакать - плохо, улыбаться - хорошо, кушать - хорошо, не есть - плохо" и т.д. Когда ребенок смотрит на мяч, до того как ему сказали, что это мяч и что он прыгает, катается, он видит некий предмет, он начинает изучать его свойства, возможно, возможно мысленно с ним разговаривать, петь ему песни, видеть в нем живое существо. Он улыбается или не улыбается не от того, что подошла бабушка или чужая тетя, а от того, насколько приятные для него излучения выходят из этого человека. А бабушка тщательно пытается выдавить из него улыбку, предназначающуюся для человека под названием "бабушка". А "чужим" улыбаться, брать конфету, садиться в машину - ни-ни.