Космические скитальцы

Космические скитальцы
Автор:
Перевод: А. Флотский, А. Суворова, Ю. Рышкова
Жанр: Космическая фантастика
Серия: Классика мировой фантастики
Год: 2003
ISBN: 5-17-008857-4

Мюррей Лейнстер (точнее, Уильям Фитцджеральд Дженкинс) - "патриарх" Золотого века американской научной фантастики, вошедший в каноническую "журнальную эру" уже сформировавшимся автором - автором со своей творческой манерой, своими литературными принципами - и своей фирменной, красивой "литературной сумасшедшинкой".

Фантастика Мюррея Лейнстера - это увлекательные приключения, дерзко нарушающие законы времени и пространства, это межпланетные путешествия и великие открытия. На этой фантастике, знакомой российскому читателю еще с шестидесятых годов, поистине выросло несколько поколений поклонников классической научной фантастики, родоначальников которой и теперь помнят и любят все истинные ценители жанра.

Итак - "до последнего края света пусть летят корабли землян"!

Прочтите - не пожалеете!..

Отрывок из произведения:

“Маринту” отделяли от Земли уже три месяца и четыре стоянки, когда вновь возникла необходимость замены топливного контейнера в двигателе. Эта операция, уже дважды проводившаяся за время полета, считалась настолько простой, что в ней принимали участие только Хауэлл, владелец и по совместительству пилот космической яхты, и механик Кетч. Роль Хауэлла заключалась лишь в том, чтобы вывести яхту из перегрузки — такого состояния, когда в наглухо запечатанном коконе сжатого пространства все нормальные его свойства меняются на противоположные и все ставится с ног на голову. Например, скорость начинала зависеть от силы прибора, создававшего на корабле невесомость, а увеличение массы становилось обратно пропорционально увеличению скорости. Когда Хауэлл нажмет клавишу, чтобы изменить эти условия, “Маринта” вырвется из полностью непроницаемого и не отражающего света перегрузочного поля и обнаружит себя плывущей в межзвездном пространстве на расстоянии нескольких световых лет от Солнечной системы.

Рекомендуем почитать

Джон Уиндэм (1903–1969). «Патриарх» английской научной фантастики. Классик — и классицист от фантастики, оригинальный и своеобразный, однако всегда «преданный» последователь Герберта Уэллса. Писатель, стилистически «смотревший назад» — но фактически обогнавший своими холодновато-спокойными «традиционными» романами не только свое, но и — в чем-то! — наше время…

Продолжать говорить о Джоне Уиндэме можно еще очень долго. Однако для каждого истинного поклонника фантастики сами за себя скажут уже НАЗВАНИЯ его книг:

«Кракен пробуждается»,

«Кукушки Мидвича»,

«Куколки» — и, конечно же, «лучшее из лучшего» в наследии Уиндэма — «День триффидов»!

После ядерной войны Земля превратилась в выжженную, умирающую пустыню. Вымерли почти все животные. Большинство людей давно перебрались на другие колонизированные планеты солнечной системы. Те же, кто был вынужден остаться, влачат жалкое, унылое существование в городах, тоже приходящих в упадок. Один из таких людей — Рик Декарт — профессиональный охотник на андроидов. Рик получает задание выследить и уничтожить нескольких беглых андроидов, нелегально прибывших на Землю. Но в ходе охоты у него невольно возникают сомнения. Рик задаётся вопросом — а гуманно ли это, уничтожать андроидов?

Проза Лавкрафта – идеальное отражение внутреннего мира человека в состоянии экзистенциального кризиса: космос холоден и безразличен, жизнь конечна, в словах и поступках нет никакого высшего смысла, впереди всех нас ждет лишь небытие, окончательное торжество энтропии и тепловая смерть Вселенной. Но это справедливо для читателей прошлого тысячелетия. Сегодня мы легко можем заметить, что Великие Древние Лавкрафта стали «своими» и для людей, искренне любящих жизнь, далеких от меланхолии, довольных собой и своим местом в мире – вот в чем настоящий парадокс.

Джон Кристофер – признанный классик английской научной фантастики, дебютировавший еще в 50-е годы XX века и впоследствии по праву занявший высокое место в мировой фантастике.

Отечественному читателю творчество Кристофера знакомо в основном по переведенным еще в 60-е – 70-е годы рассказам, однако истинную славу ему принесли романы. Романы, достойно продолжающие традиции классической британской «фантастики катастрофы», идущие еще от Герберта Уэллса. Романы, сравнимые по силе воздействия только с произведениями Джона Уиндэма…

Вновь откуда-то появилось сильное желание убежать, спрятаться. Ничего не предвещало опасности, кроме маленькой струйки дыма где-то на севере. Тоненькая, едва видимая, она извивалась и вздрагивала, как невиданный прозрачный росток, тянущийся к звездам. Это желание да еще непонятно откуда поднимавшийся страх уже долгое время преследовали меня. Я прекрасно понимал, что нет никаких причин для тревоги. Все, что я видел, — это просто дым костра или дым, поднимавшийся из болот, окружающих одно запущенное местечко в пятидесяти милях от Чикаго. А это уж совсем не место для суеверий. Между его небоскребами вряд ли найдется место призракам!

Это - красивая и БЕСКОНЕЧНО ДОБРАЯ фантастика. Фантастика, по чистоте и искренности своей способная сравниться, пожалуй, для российского читателя лишь с ранними произведениями братьев Стругацких и Кира Булычева.

Это - романы, в которых невероятные и увлекательные космические приключения становятся обрамлением для серьезной гуманистической мысли. Человек в космосе способен творить чудеса мужества и героизма - однако, по Карсаку, человеком он остается лишь в той мере, в какой способен не только бороться и побеждать, но - доверять и любить…

Это город-порт.

Здесь небо ржавеет в дымах. Промышленные газы заливают вечер оранжеватым, розовым, пурпурным и другими оттенками красного. На западе, поднимающиеся и опускающиеся транспорты, разрывают облака, доставляя грузы к звездным центрам и спутникам. Но это и гниющий город, — думал генерал, сворачивая за угол по засыпанной мусором и отбросами обочине.

Со времен Вторжения шесть губительных запретов, — в течение нескольких месяцев каждый, — задушили город, жизнь которого пульсировала только благодаря межзвездной торговле. Спрашивается, как мог этот город существовать? Шесть раз за прошедшие двадцать лет генерал спрашивал себя об этом. А где же ответ? Его может и не быть.

Роман этот не о католицизме, но поскольку главный герой его — католический теолог, то книга неизбежно содержит ряд моментов, довольно болезненных для приверженцев католического и (в меньшей степени) англиканского вероисповедания. Читатели же, лишенные доктринальных предубеждений, вряд ли вообще обратят на эти моменты особенное внимание — не говоря уж о том, чтобы вознегодовать.

При написании романа я предполагал, что как обряды, так и вероучение римской католической церкви в течение века претерпят определенные метаморфозы, существенные и не очень. Публикация книги в Америке показала, что католики не имели бы ничего против моего Басрского Собора, против того, как я воспроизвел всю небезызвестную изящнейшую дискуссию, с пупков начиная и геолого-палеонтологическими данными заканчивая, и как разделался с тонзурой; но по двум позициям они не позволили бы мне хоть на шаг отступить от того, что можно найти в «Католической энциклопедии» 1945 года издания. (Ни один ученый до сих пор почему-то не возмутился тем, как я разделался к 2045 году с частной теорией относительности.) И вот о каких позициях речь.

Другие книги автора Мюррей Лейнстер

Пока не появились люди, Эйликс была очень одинока. Но о своем одиночестве она, разумеется, и не подозревала: ведь тогда главным в ее сознании была память, а то что входило в ее воспоминания, состояло из самых простых вещей. Тепло и холод, солнечный блеск и мрак, дожди и засухи — вот и все; других понятий Эйликс не знала, хотя и была уже невообразимо стара. Однако на своей планете она была первым существом, наделенным сознанием.

Конечно, поначалу там наверняка встречались и иные существа, возможно, даже целые квинтильоны живых комочков — простейших амеб, бактерий, обитавших в той же луже, в которой родилась Эйликс. Когда-то и Эйликс почти не отличалась от этих бесчисленных, как звезды, существ, которые плавали, жили и умирали в полном жизненной сумятицы болоте под влажным, покрытым тучами небом. Но это было давно, миллионы, а может, в сотни миллионов лет назад.

«Шестые звездные войны» мы открываем новым фантастическим супербоевиком Дэвида Хагберга «Убийство в ХХII-ом столетии». Мы продолжаем знакомить читателей с творчеством Мюррея Лейнстера и его романом «Оружие-мутант». Знакомим с супербоевиком Билла Ната «Звездный патруль». Романом Петера Ранда «Космические искатели». И завершает книгу роман Джеймса Уайта «Профессия - солдат».

Фантастика Мюррея Лейнстера — это увлекательные приключения, дерзко нарушающие законы времени и пространства, это межпланетные путешествия и великие открытия. На этой фантастике, знакомой российскому читателю еще с шестидесятых годов, поистине выросло несколько поколений поклонников классической научной фантастики, родоначальников которой и теперь помнят и любят все истинные ценители жанра.

После того как Кальхаун и Мургатройд расположились на борту космического корабля Межзвездной медицинской службы «Эскулап 20», он вышел на стартовую позицию. Энергетическая установка Главного управления Межзвездной медслужбы подняла его, чтобы, придав огромную скорость, вывести в глубокий космос. Пройдя расстояние, равное пяти диаметрам планеты, на которой находилась штаб-квартира Главного управления, корабль вышел из области воздействия силовых полей энергоустановки, и Кальхаун занялся навигационной работой. До места назначения кораблю предстоял долгий путь. Наконец все было готово, и Кальхаун нажал красную кнопку. Результат был именно таким, какого он ожидал. Корабль вошел в гиперпространство: он словно пробил в космосе дыру, вполз туда и втянул пройденное пространство за собой, совершая суперпрыжок через световые годы.

Фантастика Мюррея Лейнстера — это увлекательные приключения, дерзко нарушающие законы времени и пространства, это межпланетные путешествия и великие открытия. На этой фантастике, знакомой российскому читателю еще с шестидесятых годов, поистине выросло несколько поколений поклонников классической научной фантастики, родоначальников которой и теперь помнят и любят все истинные ценители жанра.

В Поясе Астероидов нет закона и нет полиции. И звездным старателям приходится несладко. Особенно когда один нехороший человек узнает, что между ним и желанным наследством — всего две смерти.

Случилось так, что кто-то набрал неправильную команду на бортовом компьютере. Это был как раз тот случай, когда ошибка непростительна, но как в повседневной жизни нельзя обойтись без молотка при забивании гвоздей, так и человеческая ошибка вполне возможна при обращении со сложной техникой.

Люди совершают ошибки по недоразумению, походя, и вовсе не из корыстных побуждений и не из вредности, и даже не в силу предначертаний свыше, поэтому…

Человеческой цивилизации грозит погибель. Некто неизвестный сотни миллионов лет назад вынес людям этот приговор. И только специальной агент Звездной службы способен предотвратить угрозы уничтожения Земли и её обитателей.

(Первые два романа в книге — дилогия К. Каппа «Формы Хаоса», но перепутан порядок романов.)

Иллюстрация на обложке А. Заплавного.

Популярные книги в жанре Космическая фантастика

– От Земли до Мегапура долетела эта дура, - пробормотал человек с интернациональным именем Эжен Букин и выпустил из толстого баллона струю хвойного аэрозоля.

Близился 2205 год. Новенькая станция Мегапур болталась возле Урана в ожидании транспорта с персоналом. Большой жилой отсек, лаборатории, гидропонная ферма, стыковочные узлы для нескольких космических барж и бесчисленное множество вспомогательных узлов и конструкций - всё было десять раз проверено, налажено и готово к работе.

Авторская ремарка

Будущее… Каково оно — будущее? Не мое конкретно — оно достаточно предсказуемо — а будущее всего того социума который мы гордо именуем Человечеством и который я еще могу себе позволить именовать с большой буквы. Многие из тех, кто всерьез задумываются об этом, в своих прогнозах оставляют мало места для оптимизма. И как это не горько признавать, но они во многом правы. Скажем процентов этак на шестьдесят. Однако в основу цикла произведений, который я назвал "Заснеженные звезды" по имени главного героя звездолетчика Клима Снегова, я положил как раз оставшиеся сорок процентов.

Итак: разум таки победил безумие. К началу двадцать второго века центростремительные тенденции внутри человеческого сообщества приобрели необратимый характер. Началось масштабное освоение планет Солнечной системы. К началу двадцать третьего века уже объединенное Человечество благодаря открытию особых частиц, которые были названы «гиперонами», получило возможность перемещаться в пространстве со скоростью намного превышающую скорость света. Началось освоение дальнего космоса. К началу двадцать четвертого века Человечество почти по всем направлениям вышло на границы своих владений, повстречав на них собратьев по разуму. Именно в этот время я и поместил героев "Заснеженных звезд".

Коротко о языке произведения. Я отдаю себе отчет в том, что триста лет спустя наши далекие потомки будут говорить и думать на совершенно другом языке и оперировать совершенно другими мерами и понятиями, но читать-то мои опусы будут все-таки мои современники. Ради них я иду, — нет, не на допущение — если хотите, на перевод слов чувств и мыслей людей двадцать четвертого века и их собратьев по разуму на язык понятный современному русскоязычному читателю. С уважением. Фома Борей.

Сперва это сочли случайностью.

Когда грузовоз «Холкас», стартовав с главного и единственного космодрома планеты Сакраменто, через двадцать минут после старта не отозвался на контрольный вызов диспетчера… И не отозвался на повторный вызов… И его не смог засечь ни один пеленгатор — на планете решили, что «Холкасу» фатально не повезло. Катастрофы, в результате которых судно погибает мгновенно, случаются очень редко, но все же могут произойти. Сбой в защитной системе корабля, например, и одновременно — очень плотный метеоритный поток… В конце концов, околопланетное пространство никто еще толком не исследовал — до сих пор всех куда больше интересовала сама планета.

Ранним утром 201... года академик Воронцов возвращался на электромобиле из Ашхабада в Центральные Каракумы, где в Курортном городке Джангли отдыхали его жена и сын Сергей.

Была ранняя весна. Предгорная степь утопала в цветущем разнотравье. Со всех сторон струились пьянящие запахи молодой зелени и цветов. Дышалось привольно и легко. Таким весенним воздухом невозможно пресытиться. Машину Воронцов вел неторопливо, любуясь картиной цветущей пустыни.

Эл с друзьями вернулась домой в ХХ век. Но Галактис и тут не оставил её в покое. Капитан Торн приглашает её на службу в спасательный флот Галактиса.

Эл вынуждают на жестокую авантюру - попасть в плен к пиратам, чтобы убить их предводителя Нейбо.

Эл не видит смысла в своей жизни, и решает помочь Лоролану, к которому испытывает симпатию.

Тишина не успокаивала. Она звенела в ушах, мешая собраться с мыслями, гнала из уютной комнаты, полнила сердце еще большей тревогой. Хотелось куда-то мчаться, что-то делать, лишь бы вновь обрести душевное равновесие.

Но куда кинешься, куда побежишь, что сделаешь? За дверью — коридор, по обе стороны которого расположены такие же каюты, а в конце — рубка, где половину сферической стены занимают экраны локаторов, телескопов и массдетекторов.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Это началось после случайного открытия, когда был найден древний арабский кувшин. Затем возникла старая легенда о колдунах. А в легенде той говорилось, что через тысячи лет придет время, когда кувшин откроют и джинн выйдет из многовекового заточения.

Этот джинн не будет выполнять ваши заветные желания. Этот джинн не будет благодарен вам за то, что вы освободили его от многовекового заточения. Этот джинн — настоящее порождение Зла, от которого совсем не просто избавиться…

Мастерски написанный мистический детектив приятно удивляет хитросплетением сюжета и оригинальной развязкой. Накал страстей и психологическая напряженность не оставляют читателя до самой последней страницы.

Дивизии войск СС представляли собой подлинную элиту гитлеровских вооруженных сил. В этой книги — история формировании отборного эсэсовского войскового соединения дивизии СС «Рейх», его организация, наиболее известные командиры и просто солдаты, проявившие себя в ходе военных действий, описание военной подготовки чинов Ваффен СС, символики, обмундирования, знамен и знаков различия военнослужащих дивизии.

В отличие от бесчисленных публикаций, демонизирующих СС вообще и войска СС в частности или безмерно превозносящих их заслуги и достоинства и в то же время пытающихся любыми средствами оправдать или замолчать совершенные ими преступления, книга «Дивизия СС «Рейх» представляет собой правдивую и неприкрашенную историю одного из лучших боевых соединений гитлеровской Германии в период самого ужасного и кровопролитного конфликта в истории человечества — Второй мировой войны.

Книга кандидата исторических наук И.Г. Ермолова посвящена одной из наиболее интересных, но мало изученных проблем истории Великой Отечественной воины: созданию и функционированию особого государственного образования на оккупированной немцами советской территории — Локотского автономного округа (так называемой «Локотской республики» — территория нынешней Брянской и Орловской областей).

На уникальном архивном материале и показаниях свидетелей событий автор детально восстановил механизмы функционирования гражданских и военных институтов «Локотской республики», проанализировал сущностные черты идеологических и политических взглядов ее руководителей, отличных и от сталинского коммунизма, и от гитлеровского нацизма,

Карл Роджерс — один из патриархов психологической науки XX столетия. Вместе с тем, его философия, воплотившись в личностном подходе в психотерапии, для многих его современников, коллег и людей профессионально далеких от психологии, приобрела метафизическое звучание и значимость системы моральных принципов.

Вся научная деятельность и практика Карла Роджерса как психотерапевта на протяжении шести десятилетий, начиная с середины 1920-х годов и вплоть до его смерти в 1987 году в возрасте 85 лет, была всецело посвящена проблемам человеческого общения и понимания, утверждению принципов, на которых должно строиться совершенно особое "терапевтическое отношение", выходящее, однако, за пределы сугубо терапевтической ситуации, поскольку здесь речь идет об универсальной модели распределения ответственности, компетенции, инициативы в рамках подлинного партнерства.