Кошмарная фальсификация

Алексей БУГАЙ

КОШМАРНАЯ ФАЛЬСИФИКАЦИЯ

1. ДВОЙНИКИ

Одиннадцать часов вечера. В это время, как обычно, комиссар Фухе готовился отойти ко сну. Ничто даже землетрясение в Гваделупе, испытание ядерной бомбы на заднем дворе или нашествие соседских тараканов не могло помешать ему смежить веки. Он надел свою любимую полосатую пижаму, ночной колпак и, сунув в зуб сигарету, ничком повалился на диван. Диван жалобно заскрипел.

23:05. Комиссар потянулся, зевнул и, сладко поеживаясь на холодной простыне, блаженно вытянул ноги. И тут в дверь позвонили. Отчаянным усилием воли Фухе заставил себя держаться в рамках, если не приличия, то хотя бы закона. Особенно трудно было бороться с искушением напоить звонившего плодовоягодным вином или сыграть с ночным визитером в любимую игру "Палачи-разбойники".

Другие книги автора Алексей Бугай

Алексей БУГАЙ

ПРЕСТОЛОНАСЛЕДНИК

- Царь я или не царь? - завопили где-то в углу.

Послышался звон разбитого стекла, перевернулся стол, полилось пиво. Фухе медленно поднял голову.

- Царь, царь! - послышалось отовсюду, и буяна с трудом усадили.

За окном продефилировал Габриэль Алекс. Он глупо ухмылялся и подавал Фухе таинственные, только ему понятные знаки. Пункс торжественно возвышался напротив Фухе за столиком и вытирал рот тыльной стороной ладони.

ПОХОЖДЕНИЯ КОМИССАРА ФУХЕ

сборник повеcтей и рассказов

АННОТАЦИЯ НА ПЕРВУЮ КНИГУ ЦИКЛА "ПОХОЖДЕНИЯ КОМИССАРА ФУХЕ"

ПОКОЙНИК НИЗКОГО КАЧЕСТВА (сборник повеcтей и рассказов, около 24 а. л.)

Вам, любители кровавых триллеров, головоломных детективов, зубодробительных боевиков, а также остроумных пародий на все эти жанры, посвящается.

"Был бы морг - а трупы найдутся!"

Таков девиз славной Поголовной полиции. Среди ярких звезд мордобоя, садизма и нарушения прав человека комиссар Фухе - без сомнения суперзвезда! Познакомьтесь с ним - и вы не пожалеете; зато вас пожалеют другие.

Алексей БУГАЙ

ДУРДОМ

- Вот пройдет еще годик,

и стукнет тебе, старому

пеньку, уже шестьдесят шесть!

- Гляди мне, накаркаешь!

(Из разговора Г.Алекса и

Ф.Фухе на юбилее последнего)

Когда часть суток сменилась такой же следующей, комиссар Фухе крепко спал.

Габриэль Алекс впотьмах наехал бульдозером на акацию и перебудил всех птичек. Те разом запели, и от этого наступило утро.

С некоторых пор управление поголовной полиции взяло шефство над психиатрической лечебницей. Функции шефов заключались в том, что во время своих достаточно редких набегов на сумасшедший дом полицейские объедали несчастных больных, уничтожали за день месячный рацион дуриков, а также отрабатывали на пациентах лечебницы новые формы допроса с пристрастием, проверяли функционирование детектора лжи и вообще веселились вовсю.

Алексей БУГАЙ

АВТОРИТЕТ

Дело попалось необычное. Комиссар Фухе, как правило, не занимался такими вещами, но на этот раз его вызвал СТАРШИЙ комиссар Конг и НАСТОЯТЕЛЬНО ПОПРОСИЛ, чтобы Фухе взялся за это дело. А необходимо было обнаружить авторитет, утерянный одной научно-исследовательской лабораторией. В пропаже авторитета был повинен целый коллектив сотрудников, конкретные же виновники так и не объявились.

Мир науки был чужд комиссару. Чужд и враждебен. Такое отношение к науке и ученым появилось у Фухе много лет назад, когда он был отчислен из первого класса начальной школы за исключительную тупость и своенравие.

Алексей БУГАЙ

ГРАФОМАН

С некоторых пор Фердинанд Фухе стал чувствовать на себе пристальный немигающий взгляд со спины. Это был не тот взгляд, который бывает в солнечный день у пивного ларька, когда ты без очереди подходишь к стойке и спиной чувствуешь дружественные участливые взгляды менее наглых и проворных граждан. Нет, тут было другое. Это был взгляд бесстрастный, изучающий и вместе с тем колючий. Комиссар стал резко оглядываться, охать, ощущать себя не в своем бокале, одним словом - нервничать. Было время, когда Фухе подумывал бросить проклятую полицейскую работу и удалиться на покой.

Алексей БУГАЙ

ПЕГАСЫ

1. ПЕГАСЫ

Осеннее незлое солнышко потихоньку долбило мудрый череп комиссара Фухе. Он подошел к окну. По улице неспешно прогуливались девицы в ожидании сильных чувств. Там же, чуть поодаль, дремал Габриэль Алекс, почему-то привязанный к дереву колючей проволокой. Фухе вздохнул. Будильник намекал на десять часов. Термометр обещал равномерный южный загар и ожоги третьей степени. Стрелка стенного барометра упиралась в великую сушь.

Алексей БУГАЙ

СКЛЕРОЗ

Комиссар Фухе листал подшивки старых дел. Много времени прошло с тех пор... Да, много... Вот, например, это... Чудное дельце... И довольно пикантное... Или это... Сколько неожиданного, захватывающего! Комиссар погрузился в воспоминания. Вот дело об убийстве двух женищин в доме для престарелых - случай экзотический. Как потом выяснилось, это были и не женщины вовсе, а гваделупские шпионы. А вот дело шантажистки - уличной торговки каштанами. Помнится, было много возни с доказательствами ее вины. В конце концов ее повесили, хотя она и оказалась ни при чем, а во всем сознался сутенер по кличке Длинный Боб. Впрочем, на нее затратили столько времени, что дело не могло закончиться просто так. Фухе задумчиво перебирал пухлыми волосатыми пальцами мелочь у себя в кармане и смотрел стеклянными глазами прямо перед собой. Внезапно до его слуха донесся резкий пронзительный крик:

Алексей БУГАЙ

ТРЕТИЙ ПАССАЖИР

- Нет, чаю больше не надо! - сказал пассажир в клетчатом пиджаке. Эти слова были адресованы проводнику, который угодливо протиснулся в двери купе с подносом и стоял, ожидая указаний. После слов пассажира в клетчатом пиджаке он поспешно убрался, не решаясь более нарушать спокойствие высоких гостей.

- А я ему и говорю, - продолжал Габриэль Алекс, обращаясь к своему угрюмому спутнику, - говорю, хиляй, мол, кореш, пока твои гусеницы еще крутяться. А он мне знаешь что ответил?

Популярные книги в жанре Юмор: прочее

Эдельман Н.

ТРУДНО БЫТЬ ГОРЛУМОМ

1.

Когда Фродо миновал могилу Турина Турамбара - седьмую по счету и последнюю на этой дороге - было уже совсем темно. Хваленый имладрисский пони, взятый у Тэда Песошкинса за карточный долг, оказался сущим барахлом. Он вспотел, сбил ноги, и двигался скверной, вихляющей рысью. Вдоль дороги тянулись кусты, похожие в сумраке на клубы застывшего дыма. Нестерпимо звенели комары. Дул порывами несильный ветер, теплый и холодный одновременно, как всегда осенью в Хоббитании. Вековечный лес уже выступил над горизонтом черной зубчатой кромкой. По сторонам тянулись распаханные поля, мерцали под звездами болота, воняющие нежилой ржавчиной, темнели умертвия и сгнившие частоколы времен войн с Королем-Чародеем из Ангмара. На сотни миль от берегов Серебристой Гавани до Вековечного леса - простиралась Хоббитания, накрытая одеялами комариных туч, раздираемая оврагами, затопляемая болотами, пораженная лихорадками, морами и зловонным насморком.

Д.Гайдук

Про Врагов

Без врагов свинья жила, да и ту съели. Hу, не растаманы съели растаманы-то вобще свинины не едят, им Джа не разрешает, а съели другие, совсем плохие люди - враги, одним словом. Кормили-кормили ту свинью, она думала: друзья, а они вдруг взяли и съели. Для того, видать, и кормили. Зря она, дура, с растаманами не тусовалась - те бы ее не съели. Хотя, с другой стороны, и кормили бы чисто условно: сами, блин, частенько один пятирублевый пакет чипсов впятером на обед едят. Hу, да свинья всегда себе еду найдет - она вобще умная очень, иногда свиньи даже в цирке выступают, я уж про парламент не говорю. Вот где свиней-то! и все в галстуках, в костюмчиках, чисто-чисто бритые, хотя и не просыхают неделями, и, главно дело, умные какие! Давеча вон - ну, ладно. Типа, мы от темы отклонились. Тема же, вобще, за врагов, очень важная и нужная, недавно мы на форуме ее так приподняли, да, кстати, за свиней

Анатолий Гланц

Вы еще о нас пожалеете!

Когда-то мы, лазики, селились на обширных территориях. Больше всего нас было в детской. Из лоджии, помнится, нас выдувало ветром. Митинги мы обычно устраивали в ванной - шум воды хорошо заглушает прения.

Старики помнят, как распухали головы от чудовищного числа заседаний. Каждый лазик должен был переговорить с каждым и рассказать ему, о чем он разговаривал с остальными. Это было трудно. Садился голос. Мы ждали прихода жарких дней, чтобы как следует прогреть связки. Ожидание отнимало время, и большинству из нас не удавалось состариться. Смертность исчезла. Нам грозило перенаселение.

Вадим Голованов

Слегка окровавленный закат

(пародия на боевик)

Пролог

Дело было так. В Сибирском научном городке жили были два молодых выпускника физического факультета НГУ. Одного звали Коля, а другого Петя. Фамилии и отчества значения не имеют. Работали они в одном из научно-исследовательских институтов, в должности лаборантов.

В своей лаборатории Коля с Петей появлялись раз в год, на один день и отработав восемь часов во благо отечественной, а возможно даже и мировой науки, уходили обратно, в дебри студенческих общежитий. Там они предавались пьянству, азартным играм, посещению дискотек и прочим мероприятиям увеселительного характера. Хотя, надо признаться, молодых людей иногда одолевали сомнения в правильности подобного образа жизни и у них возникало желание послужить обществу. Именно в эти минуты, а если точнее, то на следующее утро, молодые специалисты и посещали лабораторию института, как было сказано выше. В общем, седьмого апреля 1997 г. их одолели сомнения и возникло желание, а восьмого апреля 1997 г. они с утра явились в институт.

Сергей Ионов

Бревно, огород и гвардейцы

Мыльная оперетка в двух частях с прологом, эпилогом и счастливым окончанием.

Все права на данное Произведение защищены соответствующими Законами об авторстве Бразилии, Мексики, Аргентины и России. Всякий, дочитавший это Произведение до счастливого окончания, обязан выслать денежный бонус на Fido-адрес автора из расчета - по 1$ за каждую плоскую остроту. Hарушение этого требования является уголовно-наказуемым деянием и грозит нарушителю сроком от 3 до 5 лет непрерывого просмотра телесериала "Девушка по имени Судьба", по мотивам которого написано Произведение.

Павел ВОРОНЦОВ

ПОГНАВШИМСЯ ЗА МИРАЖОМ

(кто потерялся в танце миражей)

Поселений на Марсе много, а вот космодром один. И если воду, воздух и даже пищу можно загнать в замкнутый цикл, то это еще не значит, что можно обойтись совсем без грузоперевозок. Самолеты с вертолетами не для здешней разряженной атмосферы а ракеты жрут слишком много топлива, так что основная тяжесть ложится на краулеры. Большие многогусечные чудища могут неделями катиться среди красных бархан от поселения к поселению в соответствии с маршрутом, проложенным мудрыми спутниками. В таких поездках их сопровождают лишь марсианская пыль да миражи. Миражей в марсианских пустынях много.

Сцена первая.

Место действия – офис неизвестной компании, в которой работает Весли.

Хор коллег поет заздравную песнь в честь Дженис.

Весли

Когда ж они заткнутся наконец

И жрать усядутся? Их пенье

Мертвого поднимет из могилы!

Колеги прекращают петь, начинается застолье.

Весли

Заглохли. Наконец-то!

Теперь могу спокойно я подумать о том

Мне нужно было найти его. Искать было легко — след был еще теплый. Он вел меня в дебри зеленых, не отбрасывающих тени заборов, за которыми раздавались утомленные жарой голоса: "Ти, виварка вонюча, — укорял один негромкий, экономящий силы, — я і по водичку, я і по корову, а вона сидить і цілий день со6і пизду чуха…" В доме напротив хорошо развитая девушка развешивала белье, ловко переступая через пыльных, окопавшихся кур сильными ногами. Она бросила в меня макитрой, как только я произнес его имя. Черные стриженые волосы на лобке в гневе встали дыбом, пробив белую ткань купальника. Кровавый след уводил дальше, он привел меня к пряничному домику, раскрашенному нежными цветами. Здесь могла бы жить Белоснежка. Маттиолы росли прямо под окнами, на них валялся одуревший от ароматов кот. В ничтожной тени возле кота наслаждался потемневший от простой лагерной жизни дядька. Балансируя на корточках, он специальным взглядом набросил на меня невидимую сеть, как тарантул. "Івана нема", — сказал он, и выбросил "Приму" в роскошные мальвы. Окурок прочертил в горячем воздухе изящную математическую истину, после чего был немедленно склеван громадным, как орел, белым петухом. Левый глаз петуха закрывало бельмо, одна нога была закована в кандалы, железная цепь тянулась за ним к собачьей будке. "Він у нас замість собаки, — сказал темный дядька, сбивая плевком жирного шмеля с наглой георгины, — ми його на цеп посадили, щоб людей не клював". Я спросил его про Катерину. "ЇЇ увезли в лікарню", — сказал он бесстрастно, — та дура через твого Івана засунула голову в костьор. Правда, обгоріла не сильно, врачі сказали, шо скоро випишуть". Я попрощался. Иван оставлял за собой выжженную землю, как Чингисхан, и я тащился за ним, как отставший от орды мародер.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Алексей БУГАЙ

КОВАРСТВО

"По улице шел человек. Навстречу человеку катился прохожий на трехколесном плюшевом велосипеде. Он жадно вдыхал ноздрями спертый утренний кислород. Справа от прохожего из подворотни вывалился пожилой застиранный кот. Он стал тереться жухлым своим боком о ствол кособокой насморочной ивы. Из ее ветвей тотчас выпала оранжевая зубастая ворона. Она щелкнула клювом и принялась чухать полянку на своей пушистой гипсовой голове. Кот обмер, издал звук прокушенного воздушного шарика, попятился да так и застыл с поднятой лапой: у него кончился завод. В это время затхлый сломанный врач точил коренные зубы бархатным напильником у себя дома..."

Алексей БУГАЙ

ЛИМИНТАРНОЕ ДЕЛО

Это было сразу же после истории с пивной пробкой.

Фердинанда Фухе никогда не колотили просто так. Всегда находилась причина. А побои были следствием этой причины. Это обстоятельство до такой степени удручало комиссара, что он не знал покоя ни днем, ни ночью.

Так было и на этот раз. Стоило комиссару поголовной полиции появиться в "Дроздах" и отпить из двадцать второй кружки пива, как туда не замедлил ввалиться старший комиссар Конг. Он имел реанимированный вид, а именно: был бодр и свиреп. Поискав глазами Фухе, Конг принялся перебирать пухлыми пальцами четки из гантелей, которые всегда носил при себе.

Алексей БУГАЙ

МАЛЕНЬКИЕ ХИТРОСТИ

Комиссар Фухе сидел у себя в кабинете и что-то быстро писал. Этот же стол отделял его от инспектора Пункса, который стоял, потупив все что можно, и размеренно шмыгал носом. В нем отчаянно боролись два чувства: почтение к шефу и переживание по поводу личной жизненной трагедии.

- Ну, чего тебе? - кисло поинтересовался комиссар и зажег спичку.

- Три дня, отпуск за свой счет... - промямлил Пункс.

Алексей БУГАЙ

МАТРИАРХАТ

Моей жене Татьяне Грищенко посвящается

Новый день не сулил ничего необычного. Как всегда, доблестный ветеран поголовной полиции комиссар Фухе поднялся в семь часов утра, прополоскал рот пивом, побрился и поспешил на службу. По дороге он купил свежие газеты и, не читая, запихнул в карман клетчатого пиджака, с которым никогда не расставался.

Первое потрясение ждало его в кабинете начальника поголовной полиции Дюмона. Вместо известной всему комиссариату внушительной фигуры шефа в его кожаном кресле восседала какая-то пигалица с висюльками в ушах и прической до потолка. Комиссар Фухе опешил. Если бы не напряженные лица Лардока и Акселя Конга, которые стояли навытяжку перед кожаным креслом, и состояние Пункса, на первый взгляд близкое к обморочному, можно было бы предположить, что минуты жизни пигалицы сочтены.