Корпорация «Феникс»

Мой приятель и компаньон Перси Пиккерт сидел на камбузе нашего старого «Гермеса» и печально бурчал что-то себе под нос.

– Заработал я на пиво, значит, буду жить красиво, – разобрал я, подходя к самой двери камбуза, и сразу понял, что Перси все-таки занялся бухгалтерией, о чем я просил его последние несколько дней.

Обычно финансовыми проблемами нашей маленькой корпорации я пытался заниматься самостоятельно, но сейчас мне было совершенно не до того: мы умудрились застрять на Катарине с обоими кораблями, и не могли найти решительно никакого приемлемого фрахта. Проблема заключалась в том, что нам нужен был фрахт на оба грузовика сразу… В какой-то момент сэр Персиваль совершенно исчерпал все свои связи, и за дело пришлось браться мне. Сейчас я шел по тесному коридору жилого блока «Гермеса» и ломал голову над тем, как рассказать своему компаньону о том, что вопрос пока не сдвинулся ни на миллиметр. Нет, корабли с Катарины уходили каждую минуту, но все сколько-нибудь крупные партии груза доставались крупным же компаниям – а передо мною диспетчера только разводили руками.

Рекомендуем почитать

Разве могли предположить космические дальнобойщики с корабля «Гермес», что получив очередной заказ на перевозку от военных, они окажутся впутанными в интриги спецслужб? Тем более, они и подумать не могли, что вскоре просто возненавидят морскую капусту…

История эта произошла во время одного ничем не примечательного рейса космического корабля «Гермес» со Святой Катарины на Спенсер... Капитану Колоброду пришлось подобрать спасательную капсулу с потерпевшего крушения корабля – так на борт «Гермеса» попал напоминающий громадного кролика гранг Тхор, уверяющий, что является дипломированным поваром…

И вновь команду фрахтового космического корабля «Гермес» ждут приключения! На этот раз, взяв на борт несколько контейнеров на первый взгляд безобидного груза, капитан Колоброд, Персиваль Пиккерт и гранг Тхор через некоторое время обнаружили, что на их корабле разгуливают неизвестные чудовища…

Продолжение историй про фрахтовый корабль «Гермес» и его команду. Теперь неугомонный Перси раздобыл заказ на доставку груза на одну из планет миров Апокалипсиса. И, несмотря на протесты капитана Колоброда, «Гермес» все же отправился в этот рискованный рейс…

Экипаж космического корабля «Гермес» посетил старый знакомый из контрразведки Вилли Загребайло. А это значит, что капитана Колоброда, Персиваля Пиккерта и гранга Тхора ждет новое опасное задание… И на этот раз спасет все операцию хорошо сваренный Тхором борщ с парой горошинок душистого перца…

Другие книги автора Алексей Игоревич Бессонов

Проплывают столетия – краткий миг в жизни Галактики, но все так же терзают человеческие сердца любовь и ненависть, подлость и благородство. Звездный корсар – Торвард Королев по велению Судьбы ведет свой неуязвимый фрегат на битву с Лордами, освобождая планеты от многовекового страха и рабства.

Александру Королеву — офицеру Службы Безопасности Галактической Империи — многими поколениями доблестных предков завещана полная опасностей жизнь. Пока такие, как он, носят офицерскую форму, космическим пиратам и гангстерам никогда не будет спокойной жизни. Ведь хотя Мать-Прародительница Земля изувечена атомными раздорами, в рыцарских сердцах космических десантников живы честь, мужество и любовь к прекрасной даме.

Но, что поделать, ему — блистательному рейнджеру, потомственному офицеру имперского Галактического Флота — больно видеть, что военно-космические силы Империи обескровлены. А между тем на дальних окраинах Галактики в инкубаторах враждебных планет вызревает новое поколение носителей чуждого разума. Кто даст отпор внутренним и внешним врагам?

В далеком прошлом Карающая Мать сумела расправиться с бандами Ловчих, вознамерившихся уничтожить все живое на планете, приютившей человечество. Здесь, в этом чужом для нее мире, она и нашла себе могилу. Но ее имя стало ключом к могуществу и бесценным сокровищам земных недр. И вот, спустя тысячелетия, в одном из древних храмов планеты появляется таинственный Повелитель, глава секты фанатиков загадочного культа. Любой ценой он стремится узнать это имя – имя богини, уничтожившей Ловчих. Бывалый воин, князь Маттер, юный принц Инго и прелестная инопланетянка Влира получают задание Галактической Лиги: отыскать и нейтрализовать самозваного Повелителя, ликвидировав таким образом нависшую над Содружеством Миров угрозу…

Он сын своего отца, сын Торварда Неукротимого, – и его влечет безжалостный Долг. Лорд Роберт Королев, наследник Бифорта, вступает в свою главную битву. Его воинство – мафия, невидимая и безжалостная, его враг – липкая паутина неслыханного предательства, накрывшая человеческие миры. Он победит во всех сражениях… но не станет ли эта победа слишком горькой для него?

Двадцать лет назад Юг страны заявил о неподчинении Трону, и благодатные земли процветающей Пеллии охватило безумие войны. На стороне Претендентов оказались не только предатели-аристократы, но и самое мерзкое отребье, греющее руки на чужой крови. Рушились города, пылали селенья, озверевшие бандиты уничтожали всех, кто оказался на их пути. Судьба королевского инженера Арвела Хаддена отвела ему решающую роль в последних сражениях затянувшегося противостояния. Талантливый изобретатель со своими отважными соратниками в самой грозной ситуации совершал то, что назвать можно было только чудом…

Александру Королеву - офицеру Службы Безопасности Галактической Империи - многими поколениями доблестных предков завещана полная опасностей жизнь. Пока такие, как он, в строю, космическим пиратам, гангстерам и иным внутренним и внешним врагам Империи не будет покоя. Хотя мать-прародительница Земля изувечена атомными раздорами, человечество сумело занять достойное место на просторах Вселенной и в рыцарских сердцах космических десантников живы честь, мужество и любовь к прекрасной даме! Содержание: Ветер и сталь (повесть) Маска власти (повесть) Мир в красном камне (повесть) Чертова дюжина ангелов (роман) Статус миротворца (роман)

Умирающий князь Эйно Лоттвиц передал юному Маттеру не только свой титул, но и нечто большее. Маттер стал Посредником, одним из трех людей, связанных с могущественными расами Галактики. В чужой и незнакомой стране он стремится отыскать врага и отомстить за смерть своего покровителя. Загадочный Череп из черного хрусталя в руках юноши стал приманкой, притягивающей к нему заговорщиков, которым плохие парни из Космоса вознамерились помочь в борьбе за власть над его родной планетой…

Человечество, некогда освоившее тысячи миров, а затем отброшенное в каменный век, снова поднимает голову. Будущее планеты зависит теперь от юноши по имени Маттер, на плечи которого неожиданно обрушилась величайшая ответственность. Он стал Посредником, одним из трех людей, связанных с иными обитателями Космоса. Реки крови и множество нелегких дорог приходится преодолеть ему в поисках хрустального Черепа, изготовленного в незапамятные времена Владыками Неба. В чужих руках этот загадочный артефакт может погубить Вселенную…

Популярные книги в жанре Научная фантастика

Дмитрий ТАРАБАНОВ

ТАНГОЛЬСКИЕ ПРОБЛЕМЫ

рассказ (из цикла "Космоторговля по-русски")

Максим Остопов, техник "Непоколебимого неболюбца" и лингвист в одном лице, почесал тщательно выбритый подбородок. Он оказался в затруднительном положении. - Твой ход, - напомнил пилот Резник, с победным видом крутясь в своем великолепном пилотском кресле. - Угу, - промычал в ответ Остопов. Компаньоны сидели в крохотной кают-компании, стены которой были завешаны многочисленными трофеями инопланетных животных и предметами тотемного поклонения политеистичных туземных культов. Среди них были неотъемлемый балахон амитийских матюгальников, и копье черного дьявола, и серьезно насолившая обоим муха хоть-хны, которую удалось изловить только при сжатии гравитационного поля внутри корабля до предельного уровня. При этом остальные экспонаты коллекции русских торговцев приняли "по необъяснимым причинам" плоскую форму. "Зато их удобно будет сложить в ящик во время переезда, если мы хоть когда-нибудь найдем средства для покупки хорошей иномарки", - с видом настоящего стоика описал Резник положительную сторону метаморфозы. - Надо же, - медленно проговорил Максим. Его рука замерла над тангольской игровой пирамидкой, не в силах опустить последнюю фигурку в ячейку. - Эти проклятые долговязые подпространственные мыслители пресекли все пути к развитию человеческой инициативы. - Ты о чем? - не понял лекционного тона Резник. - Хочешь сказать, что ты сдаешься? - Нет, я хочу сказать, что применение к развлекательной игре системы самообучающейся программы, которая исключает все варианты, уже проработанные... вернее, проигранные любым из соперников, количество которых, кстати, неограниченно... существенно снижает спрос данной игры на рынке. Тангольские сийанции намного уступают пасьянсу по части возможных комбинаций первоначальной раскладки, шахматам по количеству вариантов атаки на противника и бильярду по части азарта. Переводня какая-то. Просто чтобы убить время. - В общем, ты сдаешься. - Нет, я просто могу просчитать, что в этот раз я опущу свою последнюю фигурку в ячейку пятого яруса третьего столбца на северной грани, и у меня, как и у тебя больше не будет возможности продолжать игру, - Остопов разжал пальцы, и фигурка юркнула в паз на грани пирамиды. - Ой, - опустошенно сказал Резник. Грани тангольской пирамиды засверкали, и из нее полились плавные звуки, которые, равно как и любые другие слова, сказанные уроженцами Танголии III, накладывались друг на друга и звучали в унисон. Лингвафон, лежащий на столе в режиме устной трансляции, гнусаво перевел сказанное: - Варианты исчерпаны. Игра автоматически переходит в неигровое состояние. Мои поздравления ахну Максиму Остопову. После чего пирамидка рассыпалась, превратившись в кучку серого порошка. - Это мне напомнило демонстративную версию вакуумного шлюза, которую мы установили, возвращаясь с метрополисского конгресса вольных торговцев. Ностальгически проговорил техник, грустно обводя пальцем крошечный террикон. - Помнишь, когда к нам хотел вломиться тот четырехрукий гуманоид? Шлюз ведь растворился прямо в открытом космосе, как только истекло время пользования. Ты тогда еле успел скафандр натянуть. Вадим Резник вскипал. Он сдерживался, сколько мог, потом зарычал и резким движением сбросил лингвафон со стола. Тот полетел в угол и, брызнув искрами, пустил дымок. Остопов пожал плечами. - Ну вот, теперь мы остались без лингвафона. - Я не отдам свой стул! - отчаянно затряс головой пилот. - Ты его проиграл. Ты и стул отдашь, и лингвафон купишь за деньги из своей доли. - Да хоть болькинийца на четверть ставки! - выкрикнул Резник. - Но стул не отдам. - Он закинул руки за спину, что силы обнимая спинку своего эргономического антигравостатического пилотского кресла. Остопов аккуратно собрал прах игры в пакет, закупорил его и кинул в мусоросборник, где он должен был лежать несколько часов, дожидаясь выхода в адекватное трехмерное пространство. - Ладно, - сказал он. - Тогда ты заявишься к тангольцам, купишь у них комплект плантационных яиц и яйцерезку. Я автоматически забуду твою повинность в передаче мне стула. - Будет сделано, - отчеканил Вадим Резник. - Только сделаешь ты это за свои деньги, - напомнил проигравшему компаньону Остопов. Не долго думая, Резник согласился во второй раз.

В. ТИН

Об эволюции нежити

Ученые досуги

Ничто не принесло диалектическому материализму большего вреда, чем превращение учения о вечном развитии в набор застывших догм. Окостенение диамата пагубно сказалось на развитии естественных наук, в том числе биологии. Из круга интересов ученых в нашем отечестве выпал обширный класс существ, располагающихся между созданиями идеальными, существующими только в воображении, и теми, что известны нам из повседневной жизни.

Сергей ТИЩЕНКО

СУМКА

Плачет маленький мальчик. Мать его утешает - обычная сценка.

Прохожий:

- Не плачь, а то в сумку заберу! - и показывает большую сумку.

Через 20 лет.

"И зачем только я сказал, что заберу его в сумку?" - думает Иван Иванович, надрываясь.

А из сумки несутся негодующие вопли:

- Сказал "заберу", теперь корми! И пива побольше!

Александр Тюрин

ВЛАСТЕЛИН ПАМЯТИ

цикл "НФ-хокку"

Творец, в знак того, что тварь может быть лишь подобной, но не равной ему, внес немалые изьяны в нашу природу.

Смирение, о мои любезные ученики, вот единственный щит, которым мы можем прикрыть свои несовершенства. Увы, мы столь часто пренебрегаем этим тяжелым вооружением.

К числу наших несовершенств относится и память. Как знаки на песке стирается то, что укрыто в ней. Имена, облики, побуждения . В отличие от сосуда с вином, который сохраняет как сладкую жидкость, так и горький осадок на дне, в сосуде нашей памяти со временем пропадает горечь тех ошибок, которые мы совершили в силу гордыни или малодушия.

Леонид ТКАЧУК

КОНЕЦ ПУТИ

Волны накатывались на берег, стремясь снести его со своего пути. Но шумно взлетев на гальку, они теряли порыв и бессильно просачивались обратно в море.

Одинокий человек двигался вдоль берега, останавливался, снова пускался в путь, и останавливался опять. Красноватые, подернутые дымкой солнечные лучи пробивались над горизонтом, окрашивая окружающее нереальными, мерцающими при каждом движении, бликами. Феерическим пламенем сверкал камень, выраставший из волнующихся вод. Он был неотделим от стихии волн - неровный, шероховатый, со множеством выступающих граней.

Александр Торин

Ночь в Цветущих садах Бомбея

Все в жизни Лени Цыплова в течение последних трех недель складывалось на редкость неудачно. А началась полоса невезения ровно девятнадцать дней назад, когда он летел в самолете, совершающим рейс Москва-Сан-Франциско. И черт его дернул взять с собой эту проклятую книжку.

Дело в том, что бывший аспирант кафедры вычислительной математики Цыплов всегда славился среди друзей своим обстоятельным подходом к жизни, зачастую граничившим с занудством. Неудивительно, что получив приглашение на работу в Америке, Леня решил всесторонне подготовиться к жизни в новых условиях, и отправился в районную библиотеку. Там на интересующую Леню тему обнаружилась толстая, зачитанная до дыр книжка с интригующим названием: "Кремниевая Долина. Краткий очерк нравов и экономической географии". Но тут навалились дела, книжка пылилась на столе, а Цыплов получал визы и подписывал бесконечные обходные листы. Пришлось пойти на преступление против совести: книжка была временно похищена, а Леня твердо решил, что проштудирует книжку в самолете и вышлет ее обратно по почте.

Евгений ТОРОПОВ

ЗАПУСТЕНИЕ

Глава I

Прибытие на Глорию. Рекламная посадка. Луг, усеянный

солнечными батареями. Все равно я тебя не люблю!

Ровно в 13:00 по бортовому времени, строго по расписанию, составленному Главным Бортовым Компьютером Сизифом, все члены экипажа ощутили легкий, с нетерпением ожидаемый толчок, качнувший пол и переборки, и соединивший научно-исследовательское судно "Популярный ведущий Антон Глинка" с твердой поверхностью планеты Глория.

Евгений Торопов

Жертвоприношение

Вечер торопливо сгущался. Жирные тучи жались острыми контурами друг к другу и, словно жмурясь, заслоняли диск луны. Время от времени мрачный глаз небесного киклопа приоткрывался и тогда развалины старого завода заливало неземным светом. Лужи на асфальте, эти подрагивающие зеркала, становились кроваво-черными и пугающе бездонными.

Они сидели на пригорке, грязные, худые, обросшие, с отчаянием глядя на прибывающую ночь и на шаманиху, на которую надеялись только потому, что больше не на кого было надеяться. Шаманиха была сегодня совсем плоха. Косматая и угрюмая, она зло поглядывала на Анну, вождиху племени и каждый раз взгляд натыкался на проклятый амулет на ее шее, отбрасывающий блестки неверного лунного света и каждый раз прокалывало сердце, а в душе вскипала темная злоба. "Ах ты чудовище!" - думала она и вспоминала тот памятный, последний удачный поход.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Пусть вас не пугает вызывающе-специфическое название книги. В ней не будет медицинской «чернухи» и непристойно-кровавых сцен. Это книга о человеческих отношениях, о росте личности, об умении выстоять в трудную минуту... О женщинах... И в конце концов о любви.

Что такое бренд? Для чего он нужен? Какую роль он играет при организации эффективной деятельности предприятия? Ответы на эти актуальные вопросы задают далеко не все люди, работающие в сфере бизнеса. Брендинг – это «тонкое дело», требующее не только знаний в сфере организации и ведения бизнеса, но и знаний психологии. В связи с этим возникает другие вопросы: «Какой информацией нужно обладать для создания бренда и как создать бренд?» Подробный ответ на этот вопрос вы сможете найти в этой книге. Данная книга предназначена для достаточно широкого круга читателей: для тех, кто работает в сфере брендинга, и для тех, кому просто интересны вопросы брендинга.

Польский характер ковался в горниле геополитики. Польские границы настолько изменчивы, что ходит слух, будто учителям приплачивают за часы, потраченные на изучение вопросы, сколько же все-таки стран граничит с Польшей и сколько рек находится на ее территории. Этим же легко объясняется факт, почему за рубежами Польши поляков больше, чем в ее пределах. Многих попросту забыли и бросили, передвигая границы. Многих смыло за борт волнами мятежей и войн и выкинуло на чужие берега, где попало. Путешествуя по планете, натыкаешься на поляка буквально, на каждом шагу. Сейчас дети и внуки изгнанников со всего света стаями слетаются на историческую родину в роли предпринимателей, ликуя от того, что время, потраченное на изучение польского языка, наконец-то окупится сторицей.

В книге, предлагаемой читателю, и пойдет разговор об изобразительном решении темы в фотографии. Проблема большая, и автор не претендует на исчерпывающее ее изложение, на создание законченной теории композиции фотоснимка и не ставит перед собой такой задачи. В данном пособии разрабатывается ряд вопросов изобразительного решения снимка, представляющихся автору весьма существенными. Будет правильным сказать, что данная книга может явиться лишь введением в сложную область теории фотоискусства. Имея в виду уровень подготовки читателя, автор стремится познакомить его с теоретическими проблемами фотоискусства через их практическое применение и осмысление. Речь пойдет о средствах и приемах изобразительного решения снимка – о выборе точки съемки, заполнении картинной плоскости, создании акцента на главном объекте изображения и пр. Это как бы вторая ступень освоения мастерства, если первой считать изучение технических средств получения фотоизображения.