Короткие рассказы

В. ЧИРКОВ

Короткие рассказы

СПРОСИ ЗНАЙКУ

Всем известно, как малыши любят задавать вопросы. Ученые даже подсчитали: один ребенок может задать взрослому 432 (или больше) вопроса в день. И попробуй-ка ответить на все 432 вопроса, если к тому же половина из них вроде таких из чего состоит тень? Почему деревья растут вверх, а не вниз? Можно ли есть песок, если он не сахарный?..

Робот Знайка знал все и мог ответить даже на самый мудреный вопрос, на который способен только первоклашка. К обеду ребята так уставали от собственных вопросов, что не могли вымолвить и слова. Зато учителя и родители были спасены.

Популярные книги в жанре Научная фантастика

Информация стекалась сюда со всех стволов, лав и штреков. Это был центр отсека или командной рубки, где располагался круглый пульт управления всем комплексом.

Не обычный, а сдвоенный термометр, серебристый столбик на левой шкале которого превысил цифру 19, показал: там, наверху, температура воздуха в тени равна двадцати градусам по Цельсию. Неплохо для апреля в умеренной полосе. Правая шкала показывала температуру внизу.

Здесь, внизу, понятия «день» и «ночь» были чисто условными. Пластиковые стены слабо светились холодным безжизненным огнем: фосфоресцировали листы, из которых манипуляторы сшивали рубку. Об этом, очевидно, знали люди из Центра, проверявшие перед отправкой сюда каждый рулон пластика, каждый прибор, каждый моток проволоки. Поэтому Большой Мозг решил оставить свечение, хотя для аппаратов, считывающих информацию с экранов при помощи инфралучей, освещение было ни к чему.

Странная штука – память. Казалось бы, что за тридцать лет можно забыть напрочь дорогу в Дом. Но стоило мне оказаться опять в этом городе, как я вспомнил все.

Конечная станция подземки, выход из последнего вагона. Теперь все время налево – сначала после автоматов с турникетами, потом в туннеле подземного перехода, извивающемся замысловатым зигзагом, и наконец – вверх по левой лестнице, чтобы выбраться на поверхность.

Снаружи изменения есть, но не настолько радикальные, чтобы сбить меня с толку. Вместо старого сквера с буйной растительностью – сверкающий хромом и золотом торговый центр. Вместо киосков, где продавали мороженое, конфеты и газированные напитки, – многоэтажная автостоянка. Вместо старенького кинотеатрика, где когда-то по субботам и воскресеньям было просмотрено столько захватывающих фильмов, – очередной филиал очередного банка.

Опять это проклятое ощущение, что на меня кто—то смотрит. И снова чувство, что все, что я делаю и вижу, тысячи раз уже было. Может потому, что городишко этой вшивый, ничем не отличается от всех остальных распроклятых городишек среднего Запада?

Солнце в зените жарит вовсю, и небо серое от пыли, так что гор на горизонте почти и не видать, и пустая главная улица — Мейн—стрит — как же ей еще называться? Пост—оффис, трехэтажное здание банка, закрытый магазин скобяных изделий — жара, сьеста. Двухэтажные дома состоятельных граждан — с плоскими крышами, верандами, навесами и деревянными колоннами. Полосатые занавески и горшки с геранью.

― Пройдите по тому коридору и подождите меня где—нибудь в холле, ― сказал режиссер и с видом очень занятого человека помчался в буфет покупать сигареты.

Мартын Еврапонтьевич Васильков с уважением посмотрел ему вслед. «Большой человек, ― подумал он, ― небось, кажный день с екрану говорит. Это не то, что картошку в огороде сажать. Большой человек».

Одернув полы старенькой, но еще крепкой флотской тужурки с потускневшими галунами ― как лихо он выглядел в ней лет эдак сорок пять назад! ― Мартын Еврапонтьевич смиренно прокашлялся и отправился в холл. Полосатые брюки «клеш» неслышно подметали пол, укрывая до блеска вычищенные каблуки, и приятно шелестели, будто совсем недавно купленные. Впрочем, Васильков их почти и не носил ― разве что только по большим праздникам…

Тот весенний день 1284 года, когда осиротела половина семей в городе, тот день, о котором во всем мире восемь веков будут рассказывать всякие были и небылицы семилетняя Трудхен неожиданно для себя самой провела в подвале.

Едва она высунула за ворота отцовского дома свой любопытный носик, услышала перестук капели, журчание бегущих по краям улицы ручьев, и выскользнула навстречу этим маленьким Рейну и Везеру, как на нее ястребом налетела матушка. Щеки Трудхен обожгли две пощечины, и в следующее мгновение матушка уже тащила ее за руку спасибо, не за косу через двор, совершенно на заботясь о том, что дите спотыкается, мочит в лужах подол и башмаки, и приговаривала Ах ты, дрянь маленькая! Говорила тебе, за порог не суйся? Говорила? В могилу меня свести хочешь? Трудхен ревела. Всхлипывала и матушка Говорила тебе, дрянь маленькая? Говорила? Вот вернется отец, пусть сам тебя выпускает! И девочка была слишком мала для того, чтоб расслышать в голосе женщины страх.

Сюжет повести Геннадия Гора «Докучливый собеседник» фантастичен. Одним из главных ее героев является космический путешественник, высадившийся на нашей планете в отдаленные доисторические времена. Повесть посвящена жизни и труду советских ученых, проблемам современной антропологии, кибернетики и космонавтики.

С Яношем Золтаи я познакомился на одиннадцатом конгрессе филателистов. В дни работы конгресса Яношу исполнилось восемнадцать. С непримиримостью, свойственной возрасту, он считал свою коллекцию лучшей и остро переживал присуждение восьмого места его тематической серии «Первые люди на Луне».

Моя коллекция фальшивых марок начала двадцатого века заняла десятое место, и я тоже чувствовал себя обойденным. Ведь собрать такую коллекцию неизмеримо труднее, чем «Электростанции Сибири» или, скажем, «Покорение Сахары».

Нечто Странное, мрачное и зловещее встречает героев в запутанных лабиринтах блестяще сконструированной реальности.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Чистяков П.

/*Бал у княгини Н*/

_О, шаpман! Как же я люблю все эти тайны, интpижки и нюансы! Пеpвые таятся в_ _складках дамских платьев; втоpые - в боpодавках и мушках, что пpикpыты_ _вуалями; тpетьи же пpедставляют собой туго натянутые pейтузы._

Княгиня Н учиняет бал. Пикантность ситуации заключается в том, что изобpетательная княгиня указывает в пpиглашениях анонимный адpес. Испpавно пpибывшие к месту назначения гости даже не подозpевают, кто' их пpигласил, но ни для кого не секpет, что устpоительница действа пpисутствует на балу. Ею может оказаться любая, из пpисутствующих здесь дам.

Паша (Ронэс)Чистяков

ЧУДОВИЩHЫЕ СОКРОВИЩА МИРОВОЙ КУЛЬТУРЫ

Петp I стpемился сделать свою анатомическую коллекцию пpедметом искусства.

Заспиpтованного антpополога, сжимающего в pуке ампутиpованную ногу, могли позволить себе только богатые вельможи. Они укpашали ими интеpьеpы своих гостиных.

Есть в Афpике такие хищные pастения. Их соцветия похожи на тухлое мясо. Особенно запах. Ошалевшие от аpомата мухи садятся на лепестки и попадают в ловушку. Hо когда-то давно, когда на Земле еще не было мух, эти цветы пpивлекали внимание мамонтов-некpофилов. Когда похотливое животное, пpиняв коваpный цветок за тpуп какого-нибудь звеpька, пpистегивалось к соцветию, цветок специальным шипом пpямо в фаллос вводил мамонту анальгетик. После этой маленькой хитpости мамонт уже не чувствовал как пожиpается его плоть. А плоть пожиpалась. Пожиpалась, пока мамонт не падал в пpедоpгазменный обмоpок, и тогда в его тело вpастали молодые побеги этого экзотического pастения. Побеги pаспускались в плодоpодном теле мамонта чудовищной кpасоты цветами. Пеpвобытные люди аккуpатно вскpывали тело мамонта и извлекали на свет божий фантастические цветы и обменивали их на шкуpы и мясо.

Паша (Ронэс)Чистяков

ЖИЗHЬ - ШТУКА СЛОЖHАЯ

Доpожные Рабочие Весны. Улыбчивые паpни в оpанжевых жилетах и гpубых pукавицах ломами тpепаниpуют гололёд. Они пpиближают весну.

Доpожные Рабочие Весны. Они стpоили БАМ и пели молодёжные песни под гитаpу! И солнце блестело в свежепpоложенных pельсах! Комсомолка в косынке щуpится и улыбается солнцу. Её обнимает комсомолец.

Пьяная девчонка с ножками-словно-спички залезает в незнакомое авто. Она мечтает о кpасивой жизни, а колготки пузыpятся на коленях.

Чистяков В.

О чем предупреждал "Час Быка"...

В самом конце прошлого года и у нас, в Свердловске, на прилавке книгообменного магазина появилось, наконец, долгожданное переиздание "Часа Быка" - едва ли не лучшей книги Ивана Антоновича Ефремова, на протяжении 17 лет отлученной от читателя, многие годы не упоминавшейся даже в обзорах творчества писателя.

Притом - не просто переиздание, но - первое, в котором восстановлены купюры, без коих не обошлось в 1970-м.