Королевство теней

Сотый сборник фантастики, подготовленный и выпущенный Всесоюзным творческим объединением молодых писателей-фантастов при ИПО “Молодая гвардия” за три года своего существования.

Редколлегия “Румбов фантастики” была в затруднении: делать ли этот сборник юбилейным и по составу, приберегая для него какие-то особые произведения? Но потом было решено: сотый — отнюдь не последний, дело-то продолжается! Это, конечно, веха на творческом пути ВТО МПФ — но хочется верить, что таких вех будет еще много. Поэтому в “Королевстве теней” собраны произведения как новые, так и изданные ранее, но мало известные читателю: или по причине мизерных тиражей, или из-за давности публикаций, или из-за “веяний времени”…

Отдали мы и дань памяти прекрасному фантасту Аскольду Якубовскому. В сборнике помещены также переводы произведений Роберта Говарда.

СОДЕРЖАНИЕ:

РУМБЫ ФАНТАСТИКИ

Александр Бушков. Тринкомали

Елена Грушко. Кукла

Елена Грушко. То взор звезды…

Борис Зеленский. Белое пятно на красном фоне

Борис Зеленский. …И умерли в один день

Борис Зеленский. Дар бесценный

Любовь Лукина, Евгений Лукин. Сила действия равна…

Любовь Лукина, Евгений Лукин. Отдай мою посадочную ногу!

Геннадий Прашкевич. Другой

Евгений Филенко. Дарю вам этот мир

Аскольд Якубовский. Аргус-12

ЮНОМУ ЧИТАТЕЛЮ

Виталий Забирко. За стенами старого замка

ПЕРЕВОДЫ

Роберт Говард. Королевство теней

Роберт Говард. Черви земли

Роберт Говард. Черный человек

ХРОНИКА ВТО МПФ

Составитель В.И.Пищенко

На 1-й странице обложки: Бэт ЭЙВОРИ (США). Иштар Прекраснейшая

На 4-й странице обложки: Памела ЛИ (США). Орбита

Отрывок из произведения:

Его самолет — в три часа дня. Ее — улетает двумя часами позже. Город Тринкомали, Золотая Ланка, невыразимо прекрасный остров, который с незапамятных времен именовали раем земным. Отпуск закончился у обоих. Осталось часа полтора на сборы и прощание.

Вот и все. Три недели, как один день. Не увидеть ее больше — это же непостижимо, не умещается в сознании, как раздумья о размерах Вселенной. И все же, все же… Как ей сказать, и стоит ли вообще говорить? Я сказал бы, останься все курортным романом, но курортный роман перерос в нечто большее, мы оба давно это поняли. И каково ей будет узнать, моему милому искусствоведу с глазами, в которых читается любое движение души, что никакой я не инженер из Пловдива, что я — сотрудник управления “Гамма”? Вот именно, ООН, Международная служба безопасности. И не далее, чем завтра, мы приступаем к работе там, в Южной Америке, и ясно, что дело предстоит жаркое: опергруппы отдела “К” не беспокоят по пустякам. Да, разоружение уже началось, но времена предстоят трудные и вернутся не все — нужно трезво оценивать обстановку. Что же, рассказать все — и оставить ее день и ночь думать о казенном конверте, который она может получить — синий такой, с черной надпечаткой? Взвалить это на нее — девушку из другого, по существу, мира? Начало двадцать первого века, на планете почти не стреляют, люди начали забывать, что такое война, пусть уж в случае чего на одну вдову военного будет меньше…

Рекомендуем почитать

Тридцать рассказов, представленных в ежегодной коллекции Гарднера Дозуа, несомненно, порадуют поклонников научной фантастики. Вот уже более трех десятилетий эти антологии собирают лучшие образцы жанра по всему англоязычному миру, и мы в свою очередь рады предложить вниманию читателей произведения как признанных мастеров, так и новые яркие таланты. Встречайте: Стивен Бакстер, Паоло Бачигалупи, Элизабет Бир, Джеймс Камбиас, Алиетт де Бодар, Грег Иган, Чарльз Коулмен Финли, Джеймс Алан Гарднер, Доминик Грин, Дэрил Грегори, Гвинет Джонс, Тед Косматка, Мэри Робинетт Коул, Нэнси Кресс, Джей Лейк, Пол Макоули, Йен Макдональд, Морин Макхью, Сара Монетт, Гарт Никс, Ханну Райаниеми, Роберт Рид, Аластер Рейнольдс, Мэри Розенблюм, Кристин Кэтрин Раш, Джефф Райман, Карл Шредер, Горд Селлар и Майкл Суэнвик.

Большинство представленных здесь произведений удостоились престижных литературных наград, включая знаменитые «Хьюго» и «Небьюла». Премией «Хьюго» были отмечены и заслуги составителя, Гарднера Дозуа, неоднократно признанного лучшим редактором года.

Долгожданная коллекция лучших фантастических рассказов 2017 года! Признанные мастера и яркие писатели нового поколения откроют вам новые удивительные миры и помогут по-другому взглянуть на привычную повседневность. Эти яркие, злободневные, увлекательные истории радуют разнообразием жанров: от городского фэнтези и киберпанка до хронооперы и альтернативной истории, от мистики до космооперы, от фантасмагории до постапокалипсиса! И конечно, лучшим подарком станет новый рассказ Сергея Лукьяненко! «Разжечь в людях страсть можно без всякой магии. Но для успеха требуется безумная любовь. Именно она приведет к появлению Абсолютного волшебника…» Любимая всеми сказка, версия… Завулона!

Сборник "Жертвы дракона" продолжает серию "На заре времен", задуманную как своеобразная антология произведений о далеком прошлом человечества.

В четвертый том вошли ставшие отечественной классикой повести С. Покровского "Охотники на мамонтов", "Поселок на озере", А. Линевского "Листы каменной книги", а также не издававшаяся с 20-х годов повесть В. Тана-Богораза "Жертвы дракона", во многом определившая пути развития этого жанра в отечественной литературе.

Содержание:

Сергей Покровский Охотники на мамонтов

Сергей Покровский Поселок на озере

Александр Линевский Листы каменной книги

Владимир Тан-Богораз Жертвы дракона

Иллюстрации к С. Покровскому, А. Линевскому: Т. Быковой и П. Рыбакова

Иллюстрации к повести В. Тана-Богораза: В. Ан

Новая антология — это поистине потрясающая коллекция произведений детективного жанра, главными героями которых стали одни из величайших литературных сыщиков, когда-либо сталкивающихся со сверхъестественным в своем практическом опыте. Томас Карнаки Уильяма Хоупа Ходжсона, Джон Танстоун Мэнли Уэйда Веллмана, Солар Понс Бэзила Коппера — все они противостоят силам Тьмы; все они вторгаются в запретные области человеческой психики, исследуют паранормальные явления, пытаются постичь природу Зла, чтобы освободить мир от всего, что наводит ужас.

Настоящим шедевром антологии стала повесть Кима Ньюмана, написанная специально для этого издания и впервые выходящая на русском языке.

Нил Гейман, Рик Янси, Ник Гарт, Холли Блэк и классик фэнтези-арта Чарльз Весс дарят своим читателям новые образы любимых сюжетов, создавая иные реальности, полные современной магии.

Новая коллекция увлекательных и злободневных историй от лучших представителей жанра. Среди авторов сборника – признанные мастера и представители нового поколения фантастов. Фэнтези, мистика, киберпанк, постапокалипсис и альтернативная история – весь спектр и на любой вкус. Многочисленных поклонников жанра традиционно порадует новый рассказ Сергея Лукьяненко – ироничный и весьма актуальный. Фантастика и жизнь, как всегда, неразрывно связаны.

Новая антология из пятнадцати рассказов, опубликованная Джорджем Р.Р. Мартином и Гарнером Дозуа, знаменует Золотую Эру научной фантастики, эру повествований об инопланетных колонизациях и безрассудной храбрости. До появления мощных телескопов и космических зондов мы могли представлять себе нашу Солнечную систему населенной причудливыми созданиями и древними цивилизациями, не всегда дружелюбными к обитателям Земли. И среди всех планет, окружающих Солнце, только одна окружена аурой романтики, таинственности и приключений – Марс.

Джеймс Кори, Майкл Муркок, Майк Резник, Говард Уолдроп, Йен Макдональд и другие в этой блестящей ретроантологии, которая возвращает нас назад на холодный, лишенный кислорода Марс, планету красных пустынь, разрушенных городов и вымирающих цивилизаций.

Впервые на русском языке!

Некогда кошек считали земным воплощением демонов. Суеверие? А может, И НЕТ!

Некогда кошек жгли па кострах инквизиции. Ни за что ни про что? А может, И ЗА ЧТО-ТО?

...Перед вами — коллекция ОЧЕНЬ НЕОБЫЧНЫХ рассказов в жанре «ужасов». Рассказов, герои которых — КОШКИ.

Это — Стивен Кинг. И профессионального киллера нанимают, чтобы убить — КОШКУ. Почему?..

Это — Кейт Коджа. И «вторым я» ищущей смерти нью-йоркской шлюхи становится — КОШКА. Кто-то погибнет первым. Кто?..

Это — Джойс Кэрол Оутс. И девочке, медленно сатанеющей от ненависти к младшему братишке, является странная КОШКА.

Зачем?

Перед вами — лучшие из лучших «кошачьих ужастиков». Читайте. Наслаждайтесь...

Другие книги автора Александр Александрович Бушков

В бестселлере А. Бушкова «Охота на Пиранью» (более 2 млн читателей) действия разворачиваются в дебрях глухой тайги, где кончаются законы человеческой морали и начинаются экзотические забавы воспаленного воображения некого нового русского, устраивающего для иностранцев тотальную охоту на людей. Однако события складываются так, что в эту паутину попадает не просто случайный турист, а проводивший в тех местах семейный отпуск капитан первого ранга из военно-морского спецназа Кирилл Мазур.

Восемь лет назад в издательстве «Олма-Пресс» вышла книга А.Бушкова «Россия, которой не было» — самая скандальная книга последнего десятилетия. Как только ни называли автора — шарлатан, дилетант, гений историографии и т. п. За восемь лет, по мнению А.Бушкова, кое-что из его выводов устарело. «Россия, которой не было-3. Миражи и призраки» дополнена результатами новых изысканий автора.

Загар Ахатинских остров не сошел еще у Мазура, Морского Змея и Лаврика, что у моря смотрелось естественно, как в любимой советской комедии «Три плюс два». Двое с бородками, третий еще и в очках, темноволосая красавица в пестром купальнике, ее белобрысый муж. Морской прибой, курортный флирт и… секс, секс, секс! Куда ни кинь, казалось, что все в него упирается. Но, как говорится, жди у моря погоды. Все вдруг развернуло так, как в классическом детективе. Только на одного Холмса сработало аж три Ватсона.

Старший лейтенант Алексей Карташ, отправленный служить в глухую зону под Шантарском за совращение генеральской внучки, замечает неладное – смертность среди зэков возрастает, по посёлку ходят слухи о засекреченном объекте в тайге, где исчезают люди, о таинственном кладбище, куда ночью тайно сваливают трупы. Прочие военные предпочитают не совать нос в эти тёмные дела, и Карташ один решается приоткрыть завесу тайны над этим гибельным местом. Вот только успеет ли он раскрыть тайну засекреченной «зоны» раньше, чем взбунтуются зэки?..

1908 год. В дикой шантарской тайге неуловимые и дерзкие налетчики грабят обозы, везущие с приисков золото. В сложнейшей головоломке переплетаются тайные игры жандармерии, сыскной полиции, охранного отделения, большевистских боевиков… И никто не подозревает, что в небе вот-вот вспыхнет Тунгусский метеорит.

Роман «Пиранья. Первый бросок» открывает серию захватывающих бестселлеров о Кирилле Мазуре. В поисках золота с затонувшего фрегата, на который советских боевых пловцов навела сотрудник французских спецслужб очаровательная Мадлен де Ронак, им приходится вступать в бой с пиратами.

Южная Африка во времена могущества Советской империи. Быстро и почти бесшумно идет операция «морских дьяволов», словно прогулка… Правда, в лабиринте местечковых игр племенных вождей и королей. Но Кириллу Мазуру не привыкать жонглировать и боевым оружием, и «мулаткой-шоколадкой». Только если она не капитан Революционных вооруженных сил республики Куба. Кирилл Мазур возвращается в семнадцатом романе легендарного цикла боевиков «Пиранья». Новая книга «отца жанра» выходит спустя 16 лет после бестселлера «Охота на Пиранью».

Талар под угрозой. Тонут голубые небеса в отсветах Багряной Звезды. Собираются в стаи и спешат в неизвестность летающие острова. И только король королей — Сварог Барг граф Гэйр — уверен, что ему предстоит новый подвиг. Но ждет ли слава короля королей?..

Легендарный герой русского фэнтези — Рыцарь из ниоткуда, 15 лет назад отправившийся в долгий дивный путь, возвращается в новом романе цикла.

Популярные книги в жанре Героическая фантастика

Ричард Блейд еще не завтракал. Он стоял на ступеньках бетонного крыльца, уговаривая себя вернуться в теплую квартиру. Перед ним стоял весьма серьезный вопрос, начинать ли утро уикенда с подвига, а именно — бежать ли пять миль под дождем, или ограничиться простой разминкой? Тут он вспомнил инструктора Мак-Мея и его золотые слова. «Если находишься перед выбором -так поступить или эдак, подумай, что, сделав так, ты покажешь, что любишь себя, а поступив эдак — что уважаешь». Блейд называл это изречение «теорией разумного эгоизма» и часто им пользовался. Вот и сейчас он поплотней закрыл дверь, легко сбежал по ступенькам и повернул на улицу, что вела к парку.

Шел дождь. Тучи, вязкие, плотные, тяжелые, затянули небо от края и до края, затмили солнце, они казались чудовищной лиловой шкурой, нависавшей сверху над размокшей землей. Дождь тоже был лиловым, и крупные капли влаги, барабанившие по нагим плечам и груди Ричарда Блейда, походили на поток полупрозрачных самоцветов, непрерывно низвергавшийся из какого-то бездонного ларца с сокровищами.

Блейд провел языком по губам. На вкус это была вода, самая обыкновенная вода, несмотря на странный цвет. Она обильно струилась с небес, и странник подумал, что этот ливень хлещет уже не первый час — возможно, что и не первый день. Влага пропитала почву, и ноги его тонули по щиколотку в мокрых мхах, кочки и прогалины, на которых торчали невысокие кустики какой-то растительности, тут и там перемежались огромными лиловыми лужами.

Стремительный бросок лошадей сквозь высокий тростник; тяжелый удар падения, отчаянный вопль. С умирающей лошади, шатаясь, поднялся всадник — стройная девушка в сандалиях и подпоясанной тунике. Ее темные волосы падали на белые плечи; глаза были глазами пойманного в ловушку зверя. Она не смотрела ни на заросли тростника, окружающие небольшой открытый участок, ни на синие воды, что плескались о низкий берег позади нее. Взгляд ее широко открытых глаз был с пристальностью смертного часа устремлен на всадника, который пробился через стену тростника и спешился перед девушкой.

Прежде чем Брексли выбралась из Дома смерти, ей пришлось пройти через ад: голод, тяжелые пытки, унижение. Но все это ерунда по сравнению с тем, что сотворил негодяй Уорик Фаркас, дьявол во плоти! Словно призрак, он проник в ее душу и мысли, подчиняя своей воле. Поверив ему, Брекс столкнулась с ужасным предательством, и теперь она пленница Киллиана, могущественного короля фейри в Будапеште.

Киллиан безжалостен и опасен. У короля огромная армия, а в специальных лабораториях он проводит жуткие эксперименты над людьми. Но Брексли ему не по зубам! Король сражен энергией девушки и та осознает, что ее мучитель вовсе не тот злонамеренный лидер, о котором ходят кошмарные слухи. Вот только паутина заговоров, пороков, лжи и жестокости не отпускает Брексли. А еще Уорик, связь с которым становится все крепче. Удастся ли девушке распутать хаос или ей суждено стать еще одной жертвой Диких Земель?

Гвардия пала. Даргород захвачен чернокнижниками. Атли взят в плен. Василиса, Кирши и Финист отправляются в Темные Леса, чтобы найти легендарное оружие против Теней, свергнуть чернокнижников и спасти Вольское Царство.

Но как победить, если магия потеряна, а Темные Леса хранят страшные тайны прошлого? Тайны, которые заставят сомневаться – верную ли сторону битвы выбрала чародейка.

Заключительная часть трилогии «Дивные берега»!

Фэнтези-трилогия со славянским колоритом и яркими героями.

История Василисы, Кирши и Атли завоевала любовь читателей с первой книги.

Цикл «Тайный город» – это городское фэнтези, интриги и тайны другой стороны Москвы; преданные поклонники, фан-клубы, экранизации и настольные игры. Одна из самых долгих книжных серий в фантастике и фэнтези.

«Ангел мертвеца» – юбилейный, 30-й роман автора. Прямое продолжение книги «Тёмные церемонии».

Сражение не было выиграно – Лисс, Джира и Бри всего лишь не позволили Консулу победить. Война за Тайный Город не была выиграна – но она началась, и поражение в ней подобно смерти. Противники готовятся к тяжёлым боям, но случилось то, чего никто не ожидал: война вернула к жизни грозные Тёмные церемонии, и над развернувшейся схваткой мрачной тенью поднялась та, которую даже ангел называет Госпожой. Та, чья мощь сравнима с силой самого Спящего. Та, чьё Слово может изменить Вселенную. Если будет произнесено. Самопожертвование, любовь и древние кости в прямом продолжении романа «Тёмные церемонии».

Изгнание подошло к концу. Тия слишком долго скрывала истинную силу, но теперь готова обрушить свой гнев на правителей, что забрали жизнь ее возлюбленного и лишили надежды на счастье. Однако не людей стоит опасаться Костяной ведьме. Звероподобные порождения тьмы, чьи сердца поглотила гниль, готовы сломить волю аши и уничтожить ее душу.

Тия, чья магия способна подчинить могучих дэвов, а стеклянное сердце окутано сумраком, ступила на тропу войны. Но иногда власть и сила могут поглотить без остатка. Тьма, разъедающая девушку изнутри, оказалась слишком близко и уже не намерена отпускать Костяную ведьму из своих удушающих объятий.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

За деревней, где Лиля проводит каждое лето, есть запретный лес. Местные в него не ходят – по древней легенде, там живет племя славов, оборотней, таинственных людей-рысей. Не подозревая о запрете, Лиля отправляется в лес на прогулку и… больше ничего из этого дня не помнит, только жуткую пасть неведомого зверя, нависшего над ней…

Ее спас и выходил какой-то отшельник. А вернувшись в город, девушка заметила, что после происшествия у нее появились новые способности – обострились слух и обоняние. И еще почти каждую ночь она видит во сне прекрасное лицо незнакомого юноши.

Читателю серии, в которой издается эта книга, вряд ли надо объяснять, что подлинную, живую биографию физики можно узнать только с помощью биографий людей, которые физику делали. Хотя, разумеется, в жизни не каждого работника науки проявляются самые характерные черты эпохи,— можно честно и с пользой трудиться в узкой области, лишь слабо отзываясь на главные события в жизни науки.

На обширной территории, которую занимала теоретическая физика 30-х годов, для Матвея Петровича Бронштейна практически не было незнакомых областей. Его научные интересы охватывали космологию и ядерную физику, гравитацию и полупроводники, физику атмосферы и квантовую электродинамику, астрофизику и релятивистскую квантовую теорию. Все, кто общался с М. П. Бронштейном, говорят о поразительной его образованности, огромном объеме глубоко продуманных и прочувствованных знаний (далеко выходящих за пределы ремесла физика-теоретика). Поэтому в научной биографии Бронштейна отразились многие важные события теоретической физики 20—30-х годов.

В этом сетевом издании впервые печатается полностью книга «Казарменные баллады и другие стихи», так же как и книга «Семь морей», в которую автор включил вторую часть «Казарменных баллад», что обязывает рассматривать эти две главные поэтические книги Р. Киплинга, как единый корпус.

Около половины стихотворений, входящих в эту книгу публикуются в новых переводах, а многие из стихотворений Р. Киплинга вообще представлены тут впервые, поскольку никогда ранее на русский язык не переводились.

В «Дополнение» включены стихи к сказкам и рассказам о Маугли из 1-ой и 2-ой «Книг Джунглей» (кроме эпиграфов), а также некоторые из самых знаменитых киплинговских стихотворений, которые не включались автором ни в одну из его книг стихов — они рассеяны по его прозе в виде вставных стихотворений. Например, такие прославленные стихи как «Boots», известное по-русски как «Пыль», «The Press» «Пресса», «If» — «Заповедь» (или «Когда») фигурируют у автора только как вставные стихотворения внутри соответствующих новелл.

В «Дополнение» также включено по нескольку (5–6) лучших стихотворений, как из первой юношеской книги поэта «Штабные песенки и другие стихотворения» (В более ранних русских изданиях она называлась «Департаментские песни»), так и из обеих его более поздних книг «Пять наций» 1903 г. и «Межвременье»1919 г…

Некоторое количество переводов, входящих в эту книгу, публиковалось уже не раз, и взято как из парижской книжки 1986 г. (в переводах Г. Бена и В. Бетаки) давно ставшей библиографической редкостью, так и из нескольких сборников, вышедших в России после 90-х годов, Кое-что лучшее перепечатано и из самого первого русского издания стихов Р. Киплинга(М.1936), тоже ставшего библиографической редкостью

В основу данного издания положено авторское издание 1909 года, выверенное по стереотипному изданию «Definitivе Edition», выпускаемому в Англии раз в 5–6 лет начиная с 1937 года.

Еще 2500 лет назад Сунь-Цзы советовал избегать штурма городов из-за неизбежности тяжелых потерь — гораздо больших, чем в полевом сражении. В начале осени 1941 года Гитлер категорически запретил своим генералам штурмовать советские города, однако год спустя отступил от этого правила под Сталинградом, что привело к разгрому армии Паулюса и перелому во Второй Мировой войне. Сталин требовал брать города любой ценой — цифры потерь Красной Армии в Будапеште, Кенигсберге, Бреслау, Берлине ужасают, поневоле заставляя задуматься о необходимости подобных операций. Зато и награждали за успешные штурмы щедро — в СССР было учреждено целое созвездие медалей «За взятие» вражеских городов. Ценой большой крови удалось выработать эффективную тактику уличных боев, создать специальные штурмовые группы, батальоны и целые бригады, накопить богатейший боевой опыт, который, казалось бы, гарантировал от повторения прежних ошибок, — однако через полвека после Победы наши генералы опять «наступили на те же грабли» при штурме Грозного…

В новой книге ведущего военного историка, автора бестселлеров «„Линия Сталина“ в бою», «1945. Блицкриг Красной Армии», «Афганская война. Боевые операции» и «Чистилище Чеченской войны», на новом уровне осмыслен и проанализирован жестокий опыт штурмов и городских боев, которые до сих пор считаются одним из самых сложных видов боевых действий.