Королевское великодушие

Олег Чувакин

Королевское великодушие

До Белого замка было еще прилично. Павлин устал. Он опустился на траву, прислонил спину к ножке громадного гриба. Мясистая шляпка укрыла его, как гигантский зонтик. Мальчика не поразил необычайный размер этого гриба. Что такое гриб-переросток, не умеющий даже разговаривать?

Павлин с наслаждением вытянул ноги и поймал прыгающую синюю травинку. Стоило лизнуть ее шелковистую поверхность, как крупная капля прозрачно-голубой жидкости скатывалась в подставленный рот. На вкус это было, пожалуй, как лизать облако.

Другие книги автора Олег Анатольевич Чувакин

Олег Чувакин

Что за прелесть моя невеста!

— И всё же, Александр Петрович!.. Я не видел своей невесты! — сказал жених. Открыв дверь в машине, он разговаривал с юристом, специалистом по брачным контрактам. Юрист — плешивый, в костюме, с толстой папкой под мышкой, — переминался на асфальте и с улыбкой, чуть наклонившись к машине, слушал клиента.

— Откуда сомнения, откуда недоверие, Сергей Владимирович? Всё подробнейшим образом учтено и оговорено. Мы, пятеро юристов тринадцатой коллегии адвокатов (не считая юриста-корректора), тщательно проверили каждую фразу, слово, всякий знак препинания, устранили все намёки на многоточия и истребили все туманные синонимы. Несмотря на то, что со стороны невесты выступает так называемая Великолепная Пятёрка из четыреста сороковой коллегии, — у них, как вы знаете, генеральный адвокат — Семён Семёнович Галантов, женивший Президента, — так вот, несмотря на сей дорогостоящий факт, смею вас заверить, что учтена малейшая мелочь, и вся процедура бракосочетания проводится на законнейшем основании — комар носа не подточит!

Олег Чувакин

Мой милый Махлеев

Я двадцатилетняя девушка. Я еду в автобусе. Я некрасивая: лицо блином, доброе (это немодно), губы толстые, на брови лишь намек, нос широкий, как у боксера, а телом я вдруг плоская, с ногами-спичками. Мать-природа с моей фигурой напутала. Мужчины, которых принято считать приличными, меня не замечают. Ко мне цепляются разные отморозки и хулиганы из гулких арок и подворотен. Они принимают меня за свою. Рожи у них подходящие. Может быть, они думают, что минус на минус даст плюс. Пусть думают, я их разочаровывать не стану.

Олег Чувакин

Чёрные снежинки, лиловые волосы

1

Её имя очень взрослое — Антонина, а я зову её коротко: Тоша.

Коротко ей не нравится, а я всё равно зову.

Я и Тоша, мы гитаристы. Мы учимся заочно в училище искусств и ведём в музыкальных школах классы гитары. Тоша совсем молодая заочница, ей едва исполнилось восемнадцать. Я уже отслужил в армии.

В музыкальном мире гитаристы — изгои. Отщепенцы, на которых криво, снисходительно поглядывают снобы-преподаватели: баянисты или аккордеонисты. Аккордеонисты считают, что гитара — это Булат Окуджава или Владимир Высоцкий, а заносчивые баянисты пропускают академические концерты гитаристов.

Олег Чувакин

Страх

Трава гнулась на ветру, блестя от майского солнца, и в ней, как в зеркале, отражались белые облака. Листья прибалтийских берёз синели от набегавших с неба теней. Тени падали, катились по земле, делая синею и траву. Казалось, что и воздух кругом синий, необыкновенный.

Младший сержант Колька шёл по улице и ел палочкой багровое вишнёвое мороженое. Два года он прослужил в городе Каунасе Литовской ССР. Завтра он в последний раз проснётся в казарме, по шестичасовому утреннему холодку пробежится вокруг плаца (сделает восемь кругов, как в первый день службы), обольётся водой в умывальнике, свернёт одеяло, снимет с подушки наволочку, уберёт с кровати простыни, бросит бельё в узел для прачечной, скатает матрац, — и товарищи по взводу, остающиеся дослуживать — кто полгода, до осени 1990-го, а кто до следующей весны, — проводят его до КПП.

Олег Чувакин

Страусовая политика

К тому, что Володя не работает — не имеет работы, не ходит на работу, не зарабатывает денег, — Даша привыкла. Она и не помнила, как давно к этому привыкла: месяц назад, полгода, год или два. Она уходила на свою работу, и возвращалась с неё, зная: Володя дома.

Володя тоже привык к тому, что он не работает. Его жизнь, в сущности, напоминала дни школьника на каникулах. Он привык не работать с мыслью о том, что вот-вот найдёт работу, но что это случится не сегодня. А сегодня он ещё может посидеть за ноутбуком, поиграть в «Героев магии и меча» или посмотреть фильм «2012». Володя может пригласить в кино жену: набрать телефонный номер, спросить начальника отдела по работе с поставщиками и сказать: «Даша, пойдём вечером в кино?» Она обрадуется, и они пойдут на поздний сеанс. На «2012».

Олег Чувакин

Вторая премия

Ученик не бывает выше своего учителя;

но, и усовершенствовавшись,

будет всякий, как учитель его.

Лк 6, 40

Первый и последний раз Андрей Петрович Сап, преподаватель по классу баяна, похвалил пятнадцатилетнего Сергея на вступительном экзамене.

— Молодец, — сказал он ему без выражения и улыбнулся уголком губ, как улыбаются хитрецы и затейники, и мальчику это понравилось. — Ты поступишь.

Популярные книги в жанре Фэнтези

Работа штатного ликвидатора в захудалом мирке однообразна до безумия. Днем — отдых, ночью — охота за нарушившими порядок. Вампиры, оборотни, зомби, некроманты — без разницы кто ты или что. Нарушил закон — подлежишь уничтожению. Только прошлое не дает покоя, тревожа сердце и разум, и находит тебя сила, жаждущая твоего возвращения. А тут еще и Мастер Города с чего-то проявляет к тебе интерес. И умирать как-то уже не очень хочется. Предательство командира ставит жирную точку в душевных метаниях. Остается вспомнить только одно правило: «Раз данной клятве — измены нет!» — и вернуться к своему настоящему «я». Вернуться на оперативную работу легендарного межмирного Агентства «Time V.I.P», вызвав из прошлого свой позывной — «Химера»…

Что делать, когда вернулся твой отец? Правильно - готовить праздник и встречать папочку. А если он вернулся из Ада, куда ты его самолично отправила?.. Вот с такой проблемой столкнулась Лорана и решила, что в этой ситуации есть лишь один выход - взять меч и пойти в бой. Но её плану не дано было сбыться, ибо у судьбы свои пути.

Актарсис. Яугон. Два мира. Параллельных, смежных — неважно, как их обозначить. Главное — они есть. Совсем рядом, почти что видимые, ясно ощущаемые многими людьми. Мир Добра и Света, Счастья и Справедливости. И мир Зла и Тьмы, Горя и Смерти… Иногда кажется — протяни руку, и коснешься материи параллельного мира, ведь она — материя — вплетена в нашу реальность как шерстяная нить цветного узора вплетена в шерстяной же платок. Совсем близко, настолько близко, что порой холодок пробегает по телу. Чуть сощурить глаза, и вот он — чужой, в чем-то схожий, но явно отличающийся мир. Мир с иными законами, иными обитателями. Мир, представляемый в разные времена и разными народами по-разному, названный десятками разных имен, обладающий сотнями вымышленных свойств. Протяни руку — и ты коснешься его. Прищурь глаза — и ты сможешь его увидеть. Но какой же именно из двух таких непохожих один на другой миров ты увидишь — зависит только от тебя…

Он не знает своего имени. Он не знает даты своего рождения. Он не знает, кем был и чем занимался в прошлой жизни. У него осталось только имя — Хрон. А еще — боевой меч и могущественный артефакт, ставшие верными помощниками в походах за ответами, что лежат в таинственном мифологическом мире. Там за каждым камнем, за каждой скалой подстерегают опасности и загадки, чудовища и великие воины древности. Там сосредоточены силы, давно покинувшие Землю, но грозящие прорваться обратно. Он отправится в свой последний поход, чтобы открыть тайну своего происхождения. Он пройдет многие препятствия, чтобы спасти свою любовь. Он обретет новых друзей и новых врагов. Но сможет ли он вернуться обратно, не утратив больше, чем успеет найти?..

Когда рассеялись цветы ядерных взрывов, из праха цивилизации поднялся он — человек будущего — с жестокостью в глазах и с автоматом на груди.

Полоса замерзшего песка тянулась вдоль берега, с одной стороны скрываясь за его изгибом, а с другой уходя за горизонт. Холодные, цвета стали, волны накатывались на нее, но тут же отступали назад, словно почувствовав необычно-непреодолимую твердость преграды. Слабосильный мороз не сумел совладать с морем, и теперь глумился над впадавшим в него ручьем, пытаясь достать до самого дна. Низкое давящее небо было затянуто сплошной серой пеленой, укрывавшей от чужих глаз бездушное зимнее солнце. Мрачно зеленел сосновый лес, деревья невнятно шептались, зло переругиваясь и изредка тяжко постанывая.

Это сон, по горячим следам записанный на бумагу.

Языческие боги вернулись на земли, где некогда были реальностью. Млый — юноша, не знающий своего происхождения, становится их воспитанником. Умирающий Город, странные порождения Нави, чудовища, населяющие Явь, встают на пути героя, ищущего Любовь, стремящегося к Знанию.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Книги, снабженные таким или подобным названием, начинают появляться на закате 20-го века, но содержащийся в них образ мира распространяется только в следующем веке, когда открытия, пуская ростки во взаимно удаленных отраслях науки, соединяются в целое. Провозглашение этого целого — скажем сразу — будет антикоперниканским переворотом в астрономии, опровергнет наше представление о месте, какое мы занимаем во Вселенной.

Докоперниканская астрономия поселила Землю в центре мира, Коперник же сверг ее с такого выделенного положения, так как обнаружил, что Земля — одна из многих планет, окружающих Солнце. Вековое развитие астрономии подтвердило коперниканские законы, признавая, что не только Земля не является центральным телом Солнечной системы, но, что эта система находится на периферии нашей Галактики, или Млечного пути: оказалось, что мы проживаем в Космосе «где-то», в каком-то звездном предместье.

За последний час я опять не отходил от телевизора: центр Лондона вновь парализован. Я начинаю опасаться, что терроризм, кровавые деяния которого мы наблюдаем сегодня, стоит не только на ногах ислама, что религия — это просто прикрытие. Недавно несколько десятков имамов обратились к своим единоверцам с просьбой перестать подкладывать бомбы — но их голос не был услышан. Иосиф Бродский был прав, говоря, что тяга к преступлению и массовым убийствам является конституитивной чертой человеческой природы, хотя черта эта, конечно же, не проявляется во всех.

Беседует Пшемыслав Шубартович

— Я хотел задать вам вопрос, есть ли у жизни смысл, но он так широк или так банален, что я спрошу вас иначе: каково будущее жизни?

— Если вы спрашиваете о будущем человечества, то, думая об этом, я неизменно ощущаю беспокойство. Мы идем прямиком к ядерному конфликту. Однако, я не знаю, когда произойдет окончательное столкновение — если бы знал, то наверняка сидел бы сейчас у американского президента в бронированном сейфе.

Анатолий Федорович Кони

НРАВСТВЕННЫЙ ОБЛИК ПУШКИНА

Речь, посвященная 100-летию со дня рождения Пушкина, прочитанная 26 мая 1899 г. на торжественном заседании Академии Наук, впервые напечатана в "Вестнике Европы" (1899 г, № 10) с посвящением П.Н. Обнинскому.

Под названием "Общественные взгляды Пушкина" и в несколько измененном виде вошла в книгу "Чествование памяти А.С. Пушкина имп. Академией Наук в сотую годовщину дня его рождения. Май 1899", СПб., 1900 и напечатана отдельно (СПб., 1900). С исправлениями редакционного характера под заглавием "Нравственный облик Пушкина" включена в книгу А.Ф. Кони "Очерки и воспоминания", СПб… 1906, а затем перепечатана с незначительными поправками в четвертом томе книги "На жизненном пути" (Ревель — Берлин, изд. "Библиофил", [1923]). Этот последний прижизненный текст публикуется в настоящем издании.