Король улиток

В этой, во многом философской, сказке Натальи Ключарёвой маленький читатель оказывается свидетелем драматических событий. Они происходят в древней стране улиток, народ которой живет по своим законам и верованиям. Как воспримет «улитный народец» идеи, опровергающие старинные традиции? И когда получит весть о таинственном Короле улиток, которого никто не видел, но которого каждый мечтает встретить? В ответах на эти вопросы содержится живой, не назидательный, а пропущенный через сердце урок постижения истины.

Отрывок из произведения:

Однажды, в скучный дождливый день, когда нельзя ни погулять, ни поиграть на улице, Настя и Никита слонялись по комнатам, приставая к взрослым, чтобы они рассказали им что-нибудь интересненькое, например историю или сказку. Дело в том, что из всех своих увлечений Настя и Никита больше всего на свете любят читать или слушать какие-нибудь истории…

Постойте, может быть, кто-то из вас до сих пор ещё ничего не знает о Насте и Никите?

Рекомендуем почитать

Первое жизнеописание в рубрике «Биографии», с которым знакомятся маленькие читатели детской серии журнала «Фома», посвящено Сергию Радонежскому. Однажды Настя и Никита играли в волшебников. Им сильно хотелось чего-нибудь необыкновенного. С людьми, считали они, такого не случается. И тогда папа протянул им стоявшую на столе иконку: «Раз уж вас так занимает всё удивительное, то вот вам удивительнейший человек». События жизни великого святого русской земли, свидетельства его роли в истории России, его духовные подвиги, происходившие с ним чудеса, — всё это, под пером известного православного писателя Максима Яковлева, складывается в очень зримые, объемные и волнующие картины, объединенные образом Великого Молитвенника и Заступника Земли Русской.

Иван Кулибин — легенда и гордость русской культуры, нижегородский мастер-самоучка, создатель уникальных механизмов, изобретатель, идеи которого обогнали свое время. Иностранцы охотились за его чертежами, а он всю свою жизнь думал не о личной выгоде, а о славе Отечества. Может быть, впервые жизнь и судьба русского гения в этой книге предстают так живо, доступно и по-человечески тепло.

Веселые и смешные стихи новосибирского автора Алексея Ерошина порадуют и детей, и взрослых. Похожие на забавные игры со словами и буквами, они всегда поучительны и неназойливо полезны. Ведь прочитав и запомнив эти строчки, ребенок поймёт, что нельзя быть задирой и жить без друзей («Динозавр»), посмеётся над теми, кто «превращая стрижку в драму», ходит с нечёсаной гривой («Лохматый Лева»), узнает, как плохо быть некультурным («Неграмотный пират») и разбрасывать свои вещи («Прятки»). И ещё он немножко пожалеет маленького обжору («Жадина»), задумается о печальных последствиях игр на автомобильной дороге («Хоккеисты»), научится побеждать ночные страхи («Фонарик»). И просто откроет в окружающем мире множество удивительных вещей («Мартышки», «Про портняжку», «Про лису и колбасу», «Паук и бабушка», «Магнит»).

«Прощай, Терминатор!» - очень жизненная история мальчика, который захотел спасти израненную злыми ребятами ворону. И не просто захотел, а с помощью мамы и папы вернул птицу к жизни. Для этого от него потребовались и мужество, и терпение, и смекалка, а главное доброта и любовь. Написанный в лучших традициях отечественной прозы рассказ Максима Яковлева тонко передает душевное состояние ребенка, то, как он воспринимает окружающий мир, учится бережному и ответственному к нему отношению.

Сказку «Тайна старого сундука» Настя и Никита услышали по телевизору. И читал ее не кто-нибудь, а президент России. Он получил от ребят письма, в которых они просили сделать так, чтобы в стране было много хороших детских фильмов, мультиков и новых сказок. Именно такую современную сказку о волшебных и таинственных приключениях, случившихся в жизни школьника Вовки, написала Наталья Щерба. И еще эта сказка — о том, как важно победить страх и неуверенность в своих силах, как научиться поступать правильно — так, как подсказывает тебе совесть.

Протоиерей Николай Агафонов — профессиональный литератор, автор целого ряда художественных книг, рассказов, киносценариев. Сказка "Про колокол Бим" из числа тех произведений, прочитав которые, запоминаешь их навсегда. Ведь в этой, берущей за сердце, истории семьи церковных колоколов, как в капле воды, отразилось недавнее прошлое нашей страны, судьба нескольких поколений, выбор народа, который когда-то захотел свободы и отрекся от Церкви, а спустя десятилетия начал возрождать храмы. Без всякой назидательности, просто и очень понятно книга рассказывает ребенку о самом главном — о вере и любви к Богу.

Как решиться по собственной воле отдать другому то, что тебе очень, очень дорого? Как научиться искреннему сочувствию? В какой момент человеку открывается то, что в жизни важнее всего? Это внимательный читатель поймет и прочувствует, знакомясь с талантливо написанным, психологически точным рассказом протоиерея Николая Агафонова «Щенок Засоня». События, развернувшиеся здесь, начинаются в тот момент, когда сбылась «главная мечта» школьника Лёши Понамарёва — в день рождения ему подарили маленького щенка…

Пять небольших «технических» сказок составили эту книгу: «Сказка о подводной лодке», «Сказка о маленьком самолетике», «Сказка об одном тракторе», «Сказка о маленьком грузовичке», «Сказка о двух тракторах». Казалось бы, сухой перечень транспортных средств. Но за каждым из этих названий — по-настоящему интересная, просто и доходчиво рассказанная жизненная история, в которой маленькие, скромные «персонажи» добросовестно трудятся, выполняют свой долг, совершают героические поступки, учатся не делать ошибки, понимать и уважать других. Ребенок как бы проникает в мир ожившей техники, начинает любить и ценить ее, а заодно получает уроки мужества, самоотверженности, умения чувствовать себя нужным и полезным в жизни.

Другие книги автора Наталья Львовна Ключарева

В новую книгу Натальи Ключаревой – автора нашумевших романов «Россия: общий вагон» и «SOS» – вошли повесть «Деревня дураков» и цикл очерков «Деревянное солнце».

Герой повести – молодой историк Митя – решил поработать сельским учителем в деревне Митино. Деревня как деревня, и жители в ней обычные – и старожилы, помнящие войну, и батюшка, и влюбчивые старшеклассницы, и блудница местная – Любка… А за деревней, подальше, стояла таинственная деревня дураков, о которой местные жители боялись даже думать. И пришлось Мите столкнуться с настоящей – неписаной – историей…

Что будет, если патологически одинокий мужчина влюбляется в творческую женщину, вся жизнь которой – сплошной полет, фейерверк и волшебство превращений? Кто кого изменит и изменит ли вообще? Роман Натальи Ключаревой весь создан из звенящих колокольчиков надежды и тихих шорохов разочарований, из женских капризов и мужских сомнений, – эта мелодичная проза идет словно от самого сердца и говорит о главном самыми простыми словами…

«Россия: общий вагон» (претенциозное название выглядит чересчур публицистически, однако это именно роман) - это попытка нарисовать панораму России середины нулевых годов, России «снизу»; единственный, кажется, роман, в котором зафиксирован всплеск народного гнева, связанный с зурабовским законом о монетизации льгот.

Студент истфака Никита путешествует по России - «в поисках России». Он тяжело переживает зло, причиненное другим, и возможно, с этим связана его странная особенность - без особых причин он падает в обморок. Он едет и слушает чужие истории - историю женщины, которая сбежала с детьми от мужа в брошенном государством шахтерском поселке под Воркутой, потому что они остались там последними, и теперь вынуждена зарабатывать на жизнь продажей носков в поездах. Историю полублаженного человека Александра Дададжанова, который пытается помешать своим односельчанам деградировать: после Перестройки его деревня слилась с рядом стоящим туберкулезным диспансером, все жители перезаражались, и теперь поселок на грани вымирания.

Популярные книги в жанре Сказка

Городской судья стоял у открытого окна; на нем была крахмальная рубашка, в манишке красовалась дорогая булавка, выбрит он был безукоризненно — сам всегда брился. На этот раз он, впрочем, как-то порезался, и царапинка была заклеена клочком газетной бумаги.

— Эй ты, малый! — закричал он.

«Малый» был не кто иной, как прачкин сынишка; он проходил мимо, но тут остановился и почтительно снял фуражку с переломанным козырьком, — тем удобнее было совать ее в карман. Одет мальчуган был бедно, но чисто; на все дыры были аккуратно наложены заплатки; обут он был в тяжелые деревянные башмаки и стоял перед городским судьей навытяжку, словно перед самим королем.

Рассказ этот состоит, собственно, из двух частей: первую можно бы, пожалуй, и пропустить, да в ней содержатся кое-какие предварительные сведения, а они небесполезны.

Мы гостили у знакомых в имении. Случилось так, что наши хозяева уехали куда-то на день, и как раз в этот самый день из ближайшего городка приехала пожилая вдова с мопсом. Она объявила, что желает продать нашему хозяину несколько акций своего кожевенного завода. Бумаги были у нее с собой, и мы посоветовали ей оставить их в конверте с надписью: «Его превосходительству генерал-провиант-комиссару…» и прочее.

Жил-был старый поэт, настоящий хороший поэт и очень добрый. Раз вечером сидел он дома, а на дворе разыгралась непогода. Дождь лил как из ведра, но старому поэту было так уютно и тепло возле кафельной печки, где ярко горел огонь и, весело шипя, пеклись яблоки.

— Плохо попасть в такую непогоду — нитки сухой не останется! — сказал он. Он был очень добрый.

— Впустите, впустите меня! Я озяб и весь промок! закричал вдруг за дверями ребенок.

Был назначен приз, и даже два, один большой, другой малый, за наибольшую быстроту — не на состязании, а вообще в течение целого года.

— Я получил первый приз! — сказал заяц. — По-моему, уж можно ожидать справедливости, если судьи — твои близкие друзья и родные. Однако присудить второй приз улитке? Мне это даже обидно!

— Но ведь надо же принимать во внимание и усердие, и добрую волю, как справедливо рассудили высокоуважаемые судьи, и я вполне разделяю их мнение! — заметил заборный столб, бывший свидетелем присуждения призов. — Улитке понадобилось полгода, чтобы переползти через порог, но всетаки она спешила на совесть и даже сломала себе второпях бедренную кость! Она душой и телом отдавалась своему делу, да еще тащила на спине свой дом! Такое усердие достойно всяческого поощрения, вот почему ей и присужден второй приз.

Право, впору было подумать, будто в пруду что-то случилось, а на самом-то деле ровно ничего. Только все утки, и те, что спокойно дремали себе на воде, и те, что вставали на голову вверх хвостами — они и это умеют, — вдруг заспешили на берег. На мокрой глине запечатлелись следы их лап, и издали еще долго-долго слышалось их кряканье.

Вода тоже взволновалась, а ведь всего за минуту перед тем она стояла недвижно, отражая в себе, как в зеркале, каждое деревцо, каждый кустик, старый крестьянский дом со слуховыми оконцами и ласточкиным гнездом, а главное — большой розовый куст в полном цвету, росший над водой у самой стены. Только все это стояло в воде вверх ногами, как перевернутая картина. Когда вода взволновалась, одно набежало на другое, и вся картина пропала. На воде тихо колыхались два перышка, оброненных утками; их вдруг словно погнало и закрутило ветром. Но ветра не было, и скоро они опять спокойно улеглись на воде. Сама вода тоже мало-помалу успокоилась, и в ней опять отчетливо отразился домик с ласточкиным гнездом и розовый куст со всеми его розами. Они были чудо как хороши, но сами об этом не знали — им ведь никто об этом не говорил. Солнце просвечивало сквозь их нежные ароматные лепестки, и на душе у роз было так же хорошо, как у нас в минуты тихого счастливого раздумья.

Самый большой лист в нашем краю, конечно, лист лопуха. Наденешь его на животик — вот тебе и передник, положишь в дождик на голову — зонтик! Вот какой он большущий, этот лопух! И он никогда не растет в одиночку, а всегда уж где один — там и другие, роскошество, да и только! И вся эта роскошь — кушанье для улиток! А самих улиток, белых, больших, кушали в старину важные господа. Из улиток приготовлялось фрикасе, и господа, ку- шая его, приговаривали: «Ах, как вкусно!» Они и впрямь думали, что это ужасно вкусно, так вот, большие белые улитки ели лопух, потому и стали сеять лопух.

Расскажу я тебе историю, которую сам слышал в детстве. Всякий раз, как она мне вспоминалась потом, она казалась мне все лучше и лучше: с историями ведь бывает то же, что со многими людьми, и они становятся с годами все лучше и лучше, а это куда как хорошо!

Тебе ведь случалось бывать за городом, где ютятся старые-престарые избушки с соломенными кровлями? Крыши у них поросли мхом и травой, на коньке непременно гнездо аиста, стены покосились, окошки низенькие, и открывается всего только одно. Хлебная печь выпячивает на улицу свое толстенькое брюшко, а через изгородь перевешивается бузина. Если же где случится лужица воды, там уж, глядишь, утка и утята плавают и корявая ива приткнулась. Ну и, конечно, возле избушки есть и цепная собака, что лает на всех и каждого.

— Бедные мои цветочки совсем завяли! — сказала маленькая Ида. — Вчера вечером они были такие красивые, а теперь совсем повесили головки! Отчего это? — спросила она студента, сидевшего на диване.

Она очень любила этого студента, — он умел рассказывать чудеснейшие истории и вырезывать презабавные фигурки: сердечки с крошками танцовщицами внутри, цветы и великолепные дворцы с дверями и окнами, которые можно было открывать. Большой забавник был этот студент!

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Исихара Синтаро — человек не совсем обычной судьбы. Он родился в 1932 году в г. Кобэ, сделал себе имя как писатель, получив престижную премию Акутагава за повесть «Время солнца» (1955). Но потом занялся политикой и преуспел, став в 1968 г. депутатом Верхней палаты парламента от правящей партии. Сейчас он является мэром Токио.

«Соль жизни» — нетипичное для традиционной японской литературы произведение. Главным героем книги является не столько «человек переживающий», сколько «человек действующий» — он плавает на яхтах, пересекает океан, занимается подводной охотой, мчится на бешеной скорости в автомобиле…

Для многих людей чтение — это своеобразный отпуск и приключение. Раскрыв эту книгу, такой читатель получит то, что он хочет получить.

***

Перевод с японского: Александр Мещеряков.

Историческое время наращивает свой бег. Бег становится всё более стремительным. То, что мы видим в Ливии, не может оставить равнодушным никого из нас. Нужно быть, как мне кажется, абсолютно сумасшедшим человеком для того, чтобы не понять, что этот колокол звонит по каждому из нас. И что ракеты "Томагавк" не будут различать, кто является "белым" патриотом, кто является сторонником усовершенствованного "красного проекта" или прямой реставрации существовавшего "красного проекта", а кто является либералом. Ракеты "Томагавк" будут бить по всем. Сразу. И каждый может попасть под удар.

Созданная в традиции «святочного рассказа» сказка Светланы Усачёвой относится к произведениям, в которых «оживают» окружающие нас вещи. Трогательная, немного грустная и очень симпатичная история подаренного на Новый год коврика, который прожил в доме немало лет, много узнал, повидал и, наконец, стал «старым и потертым», о многом говорит чуткой душе. Пожалуй, эта сказка, не столько «о том, как важно быть нужным», сколько о том, как важно быть любимым и как важно сохранить верность тем, кого любишь.

Тринадцать лет прошло со дня помолвки Грейстила Монтгомери и Велвет Кавендиш. Однако Велвет с детства воспринимает эту помолвку как обычную семейную сделку и поэтому не отвергает ухаживаний других мужчин, в том числе и короля Карла II, к которому давно испытывает искреннюю симпатию.

Грейстил, влюбленный в свою прекрасную невесту со всем пылом страсти, не намерен уступать ее монарху. Но завоевать сердце Велвет будет непросто…

Что ж, в любви, как и на войне, позволено все!