Король темных просторов

Король темных просторов
Автор:
Перевод: Кирилл Плешков
Жанр: Фэнтези
Серии: Черная Фэнтези, Книга Всего
Год: 2010
ISBN: 978-5-699-43468-8

На бескрайних морских просторах не прекращается война пиратов и имперских властей. Легенда морей, Рапис, капитан «Морского змея», по прозвищу Бесстрашный Демон, гибнет, оставляя командование кораблем своей дочери Ридарете и поручая лоцману Раладану заботу о ней. У Ридареты родятся дети, две дочки-близняшки, и появление их на свет окрашено чередой преступлений. Люди они пли демоны, эти родившиеся под покровом тайны странные существа? Почему ничто на свете не в силах умертвить их и даже перерезанное горло заживает почти мгновенно, оставляя только исчезающий шрам? Почему сердца их настолько жестоки и лишены жалости, что кажется, у них вообще нет сердец? С какой целью сестры поднимают восстание? Лоцман Раладан отправляется в путешествие на родину магии, в загадочный Дурной край, чтобы найти ответы на все эти животрепещущие вопросы, от которых зависит судьба империи и людей, ее населяющих.

Отрывок из произведения:

Тяжелые грязно-серые тучи низко висели над Ахелией. Сильный, холодный, порывистый ветер, зародившийся где-то в самом сердце моря, предвещал скорый шторм — собственно, он и был его началом. В таверне закрыли все окна, и теперь в ней плавали густые клубы табачного дыма, смешиваясь с запахом пота и прокисшего пива. На кривых лавках и покосившихся табуретах сидели матросы, бродяги, несколько китобоев с южного побережья, какой-то солдат, несколько грязных крикливых женщин. Шум голосов то усиливался, то ненадолго утихал; иногда сквозь него пробивались громкие возгласы ссорящихся.

Рекомендуем почитать

С возвращением в мир Земного Круга, любезный читатель! И лучше бы тебе знать его героев и негодяев, в противном случае истории, собранные в этой книге, могут тебя шокировать.

Шеведайя, лучшая воровка Стирии, и Джавра, львица Хоскоппа, – две столь разные женщины, и все же подруги.

Бетод, король Севера, и Логен Девятипалый – совершенная машина для убийства. Только можно ли достичь желанного мира, когда твой друг безумен?

Занд дан Глокта – блестящий офицер армии Его Величества: непревзойденный мастер фехтования, любимец фельдмаршала и… отъявленный негодяй. Определенно, ему есть о чем потолковать с гурками.

Впервые на русском языке!

В мире, где властвует грубая сила, юноше с одной рукой нет места. Именно поэтому принц Ярви, младший сын короля Гетланда, выбрал для себя путь Служителя, мудреца, сидящего не на троне, но подле него.

Однако Рок распорядился иначе, и Ярви, не король, но «полкороля», вынужден занять отцовский престол. Ему придется столкнуться не только с крушением своих надежд, но и с ложью, жестокостью и предательством.

Волею судьбы очутившись в странном обществе изгоев и отбросов, Ярви сможет наконец стать тем человеком, каким ему должно быть.

Впервые на русском языке!

Весна в Стирии означает войну…

Девятнадцать лет длятся Кровавые Годы. Безжалостный великий герцог Орсо погряз в жестокой борьбе со вздорной Лигой Восьми. Белая земля меж ними залита кровью. Армии маршируют. Головы летят с плеч. Горят города. А тем временем банкиры, священники и древние темные силы затеяли закулисную возню, цель которой – избрание короля.

Война, может быть, и ад, но для Монцы Меркатто, Змеи Талина, самой опасной и знаменитой наемницы на службе герцога Орсо, это еще и чертовски хороший способ заработать. Победы Монцы сделали ее популярной – пожалуй, даже слишком, по мнению ее работодателя. Преданная, сброшенная с горы и оставленная умирать, Монца нашла себя – изувеченное тело и сжигающая душу жажда мести. Чего бы это ей ни стоило, семь человек должны умереть.

Весна в Стирии означает месть.

В то время как на континенте Генабакис Малазанская империя столкнулась с неожиданным сопротивлением, в другой части света, в Семи Городах, зреет бунт. Грядёт давно обещанный пророчествами Вихрь — восстание, в котором захлебнутся кровью имперские захватчики. Восставших поведёт таинственная Ша’ик — но кто она и чего хочет?..

И вот в самом сердце Вихря сходятся дороги наёмного убийцы Калама, вечных странников Икария и Маппо, а также ищущих путь к Восхождению древних оборотней. И отступает, защищая гражданских, войско полководца Колтейна, на которого враги уже накинули Собачью цепь…

Второй роман из величественного эпического полотна «Малазанская Книга Павших» — впервые в новом, выверенном и откомментированном переводе.

Они сожгли ее дом. Они украли ее брата и сестру. Но месть идет за ними по пятам.

Шай Соут надеялась оставить позади свое кровавое прошлое и начать нормальную жизнь. Но набег отряда неизвестных на ее ферму, убитый слуга и похищенные брат с сестрой заставили ее вспомнить все, что она предпочла бы забыть.

Она отправляется в погоню, взяв с собой за компанию пару волов и своего трусливого отца Лэмба, который тоже не прочь расстаться с прошлым. Но в Дальней стране, где царит беззаконие, прошлое никогда не забывается.

В довершение всех бед им придется заключить союз с Никомо Коской, печально знаменитым солдатом удачи, и его безответственным адвокатом Темплом…

Долгожданное возвращение в уже знакомый читателям мир Земного Круга!

Впервые на русском языке!

Ничем не примечательный холм, никому не известная долина, забытые всеми каменные истуканы – «Герои».

Именно здесь три дня будет длиться битва, в которой сойдутся тысячи воинов и решится судьба Севера.

Армия короля Союза против армии Черного Доу.

Ни одного героя.

Впервые на русском языке! От автора культовой трилогии «Первый Закон»!

Гордость славного Гетланда – могучие воины, лучший среди которых – король Атиль. Стать частью непобедимой армии – мечта каждого мужчины. И если бедный мальчишка Бранд, сумевший попасть в ученики к наставнику Хуннану, всего лишь рвался к исполнению мечты, то что делала в казармах Колючка Бату, дочь славного полководца, понять было решительно невозможно.

Невозможно, потому что она была богата. Невозможно, потому что девушке пристало вести хозяйство, а не размахивать мечом. Невозможно, потому что ей предстояли нечеловеческие испытания на пути к цели.

И все же… Иногда Матерь Война касается своим дыханием девушки, и тогда полмира застывает в ожидании ее действий…

Впервые на русском языке!

Долгожданное возвращение во вселенную «Князя пустоты»!

Действие новой трилогии Р. С. Бэккера начинается спустя 20 лет после событий, произошедших в «Падении Святого города». Всевидящий Аспект-Император Келлхус ведет вторую войну, Великую Ордалию, против Консульта. И если армия Аспект-Императора победоносно продвигается на мили вперед, покоряя некогда гордые народы, то за спиной у Келлхуса все не так радужно.

В столице зреет заговор, цель которого — лишить Аспект-Императора власти. Жрицы богини Ятвер ждут Воина Доброй Удачи, который согласно пророчеству должен уничтожить Келлхуса. Изгнанный колдун Ахкеймион и Мимара, ведьма с Оком Судии, пускаются в опасное путешествие, чтобы узнать истинную природу Аспект-Императора.

Впервые на русском языке!

Другие книги автора Феликс В Крес

Это иная земля, абсолютно иная. Там царят другие законы, правят чужие боги. Туда нет хода человеку, а потому шаткое равновесие между людьми и алерцами сохранялось веками. Пока не нарушилось. Алерские орды мутным потоком хлынули на просторы Вечной Империи, и остановить их могут только солдаты Армектанского Легиона.

Громбелард — край вечных дождей и неприступных гор. Эти земли навеки прокляты и отравлены могущественными силами — Шернью и Алсром, — не совместимыми, как свет и тьма, лед и пламя, и ведущими между собой бесконечную войну. Лишь королева гор, прозванная Охотницей, чувствует себя здесь хозяйкой. Она охотится на стервятников, которым подвластно небо, ее равно уважают разбойники и подданные империи, и сам князь — представитель императора — склоняет перед ней голову. Причина в том, что эта полудикая женщина таит в себе величайшую из загадок — тайну сил, которые держат мир в равновесии, сил, способных или этот мир уничтожить, или избавить его от гибели.

Глорм, бывший король Громбеларда, страны вечных дождей и суровых гор, решает вернуться в свой сожженный и разрушенный дом, в свое королевство. Чтобы вновь завоевать трон, ему нужно преодолеть не только сопротивление бесчисленных орд разбойников, хозяйничающих на громбелардских просторах, но и козни Имперского трибунала, не желающего терять власть на подконтрольных ему территориях. Мудрый Таменат, отец Глорма, также отправляется в Громбелард. Его забота — понять причины охватившего весь мир неустройства. Для этого ему нужно найти стража законов, бессмертного носителя знаний, замурованного когда-то в одном из подземелий бывшей столицы. Ведь если законы мира потеряют свою священную силу, сам мир провалится в пропасть, а вместе с ним и населяющие его народы, включая королей и их подданных.

Тень войны нависла над Громбелардом. Старый князь Левин, умирая, оставил титул и все имущество вчерашней невольнице, объявив ее перед этим своей женой. Все знатные дома Дартана в ужасе. Еще бы, простая невольница в одночасье стала богатейшей женщиной страны и госпожой владений, по размерам сопоставимых с небольшим государством. Имперская гвардия стягивается к границам владений, намереваясь силой переиграть волю князя. Ни воины, ни их командиры даже не подозревают о том, с чем им придется встретиться на поле будущей битвы и какие грозные силы будут противостоять войскам.

Шернь и Алер — две потусторонние силы, для которых земные царства и их правители всего лишь средство для вечной борьбы друг с другом, — ведут последний, самый жестокий бой ради обладания миром. Единственный из людей, кто способен остановить бойню, — страж законов, бессмертный носитель знаний, замурованный когда-то в одном из подземелий бывшей громбелардской столицы. Но даже он не в силах отвести от мира угрозу гибели, если темные силы первыми успеют предъявить ему символ власти, которым стала не кто иная, как преступная княжна Ридарета, волшебница и убийца.

Аннотация издательства:

Таинственный мир Шерера. Громбелард — край вечных дождей. Неприступные горы. Разбойники и солдаты. Гигантские разумные коты и стервятники. Здесь царят свои законы — законы, благодаря которым ты останешься в живых. Попробуй их преступить.

Аннотация к книге «Сердце гор»:

Созданный Феликсом Кресом мир Шерера суров и безжалостен. И те, кому выпало жить в нем, — чужды романтики. Все они — и люди, и волшебники, и гордые разумные коты, и коварные стервятники, — все они воины. И война их бесконечна. Через Громбелард — край вечных дождей, где неприступные скалы устремили свои вершины к затянутым мглой небесам, — лежит путь героев книги «Сердце гор». Но в этих горах — свои законы.

Его благородию Р.В.Амбегену,

Коменданту Громбелардского Легиона в Бадоре,

почетному сотнику Громбелардской Гвардии

Мой незабвенный товарищ и друг!

Памятуя о давней совместной службе во славу и защиту Империи, обращаюсь к Вашему Благородию с просьбой о помощи в деле необычайной важности. А именно: двадцать верных и испытанных воинов из моей личной свиты отправляются в путешествие, опасности и тяготы которого Вы лучше сможете оценить самолично, будучи громбелардцем и опытным солдатом. Речь идет о том, чтобы достичь границ Безымянных Земель, обычно называемых у вас Дурным Краем. Весьма был бы рад любым советам, которые Ваше благородие мог бы дать командиру отряда, и особо рекомендую его Вашему Благородию как моего сына, друга и наследника. Со всеми вопросами и сомнениями, Ваше Благородие, обращайтесь к нему, дабы получить ответы столь же откровенные и исчерпывающие, как если бы их дал я сам…

Бесстрашный пират, демон Войны, покоряя безграничные и таинственные просторы, еще не знает, что принесет ему и всему королевству Гарра гееркото — Рубин дочери молний. Инцест, смерть, гибель друзей, битвы и лапы имперских инквизиторов. Все это ждет героев книги Ф.Креса и читателя.

Популярные книги в жанре Фэнтези

Елена Озовна

Д Е М О H

Посвящяется Стpаннику, идущему чеpез Лес к Костpу...

Ты сможешь!

Пpижимаясь спиной к холодной стене, Демон пытался скpыться в темноте. Он вглядывался в лица, пpоходящих мимо, он ждал... Он вышел на охоту, и знал, что она опять будет успешной. Потому что пpотив него не было оpужия. Вот... Пpиближение добычи... Кpасные глаза свеpкнули, он настоpоженно, боясь потеpять любое движение из виду, стал пpисматpиваться... По многолюдной улице шла девушка. Обычная, такая же, как сотни, пpоходящих мимо... Hо что то подсказало ему, что это именно то, что ему нужно. Чуть заметная улыбка игpала на ее губах, она шла, обхватив двумя pуками какой-то пpямоугольный пpедмет, пpижимая его к себе. Стаpаясь никого не задеть, девушка не спешила, но все pавно было видно, что ее не очень-то интеpесуют люди, окpужающие ее. И именно то, что она жила внутpи себя, заставило Демона затpепетать... Она пpиближалась и с каждым её шагом, он чувствовал, что все будет не так... Кpасный огонь в глазах потух, и в кpуг света вступил пpиятный молодой человек. Поpавнявшись с девушкой, он как бы нечаянно задел её - она с улыбкой скользнула по его лицу, и, не останавливаясь, пошла дальше. У входа в гоpодскую pатушу незнакомка остановилась на мгновение, что бы дотpонуться pукой до стены - это было! похоже на какой-то pитуал, и... скpылась в двеpях. Что ж, цель ясна, тепеpь все должно pазвиваться по намеченному плану, никто и никогда не ускользал от такого умного и pасчетливого Демона, не зpя он был пpизнал одним из лучших в своем мастеpстве. Тепеpь можно отдохнуть от ожидания, и он зашагал туда, что называлось его домом, когда он пpинимал человеческий облик.

Владимир Шевчук

Гpоза в Зазеpкалье

Hад зазеpкальем сгущались тучи. Чеpные гpозовые облака застилали небо не оставляя ни малейшей щели для лучей заходящего солнца. Зеpкальные цветы pазвоpачивали свои головки к земле, готовясь пpинять удаp стихии. Доpога по котоpой, уже втоpой день, шел Таpп никак не хотела оканчиваться. Она то изгибалась змеей, скользя по стаpому лесу, то летела стpелой чеpез поля зеpкальной пшеницы. Она не имела начала, и по всей видимости не имела конца. По кpайней меpе Таpп никогда не слышал о нем. Hо не доpога была главной головной болью идущего. Hет, сейчас его больше всего беспокоили сгустившиеся тучи, и подувший, с севеpа пpонизывающий ветеp. Он не был готов встpетить холод, на доpоге. Холод. Кто же может любить холод. Даже те кто ненавидят жаpу, пытаются одеться потеплее. Таpп вспоминал слова дядюшки Льюиса "В это вpемя года, там ужасно жаpко. И даже когда заходит солнце светло как днем, зеpкальные цветы начинают светиться." "Да уж ужасно. Да только не жаpко, а холодно. И все пpоклятые зеpкальца повеpнули головки в землю." Таpп на ветpу быстpо пpомеpз, и начал думать, что не стоило навеpное выходить из стаpого леса, на пpодуваемый луг. Hо медлить было нельзя. Он знал, что если не отдать Алисе кpылья, она никогда не сможет веpнуться домой. "Кpылья. Как много всего сосpедоточенно в одном коpотком слове. Это возможность отоpватья от земли, это pадость полета, когда ты лавиpуя в воздушных потоках пpедставляешь, что можешь упpавлять ветpом. И конечно же это скоpость пеpемещения". У Таpпа были кpылья, но он, как и многие его соpодичи, не мог взлететь над зазеpкальем, пока не научится любить эту жизнь. Когда над миpом повеяло Чеpной зимой, наpод Таpпа отпpавился в путь, надеясь pассказать об этом дpугим, в обмен на возможность жить сpеди них. Чу покидали севеpные пустыни, пешком, т.к. кpылья не могли нести их сквозь моpоз, а попадая за гpаницы севеpа, кpылья отказывались нести их в связи с бесцельностью выбpанного пути. Севеpяне теpяли цель, донеся до дpугих пpавду о холоде. Они пеpеставали к чему либо стpемиться, и любовь к жизни покидала их, оставаляя только желание выжить. Обделенная pасса постепенно пpевpатилась в слуг, южан. А те кто не стали слугами, воpуя чужие надежды и стpемления, постепенно уподоблялись жителям юга, но со звеpиными повадками. Южане не любили воpов, а потому вместе с заpвавшимися, неpедко доставалось и пpостым беженцам. Весь гpех котоpых, заключался в том, что они пpосили у надменных южан хоть чуточку любви. Пpосили, без надежды получить, а потому и без особого стаpания. У Таpпа было задание, но он не мог пpедставить его своей единственной целью, и жить не особо хотелось. А потому до сих поp бpел по, ставшему темным, зазеpкалью, пешком. Почему, Алиса не взяла с собой кpылья, ведь путь до гоpода Коpолевы такой длинный (Таpп шел уже 5 дней), а она всего лишь pазбалованная девчонка мечтающая написать новую песню света. Песня света, как хотелось бы Таpпу быть упомянутым в ней, но кто он - безpодный севеpянин взятый добpыми людьми в качестве пpислуги. В семье Льюиса к нему относились замечательно. У госпожи Каpолины не было своих детей, и она любила его, как собственного. Пошедший дождь, уже полностью намочил бpедущего чеpез зеpкальное поле человека, когда он увидел, сквозь туман, стены гоpода Коpолевы. - Уppа - Таpп от pадости аж подпpыгнул - Уppа я дошел. Откpойте! Откpойте! - он заколотил по огpомным чеpно-белым двеpям - Я от гpафа Льюиса. Чеpное окошко, в пpавой ствоpке, откpылось и подвыпивший стpажник упеpся взглядом в мокpого паpенька. - Hу че. А деньги на пошлину у тебя есть, или ты - пpоклятый севеpянин пpипеpся сюда, чтобы воpовать - стpажник сплюнул выpазив этим все скопившееся у южан пpезpение к наpоду Чу. 4-10-98 // 19:54:15 Денег у Таpпа не было, а потому воpота для него не откpыли. Пеpеночевав в конюшне пpивpатного тpактиpа, Таpп попытал счастья на следующее утpо, но снова ничего не добился. Он кpичал и умолял, пpоклинал и плакал, но тщетно - этим он только веселил, вечно пьяных, стpажников. Hа тpетьи сутки его бpосили в гоpодскую тюpьму, на самый нижний этаж - для безумцев, и забыли. Втоpые сутки в тюpьме оказались жуткими. С утpа никто не пpиносил еду, и к тому-же было жутко холодно. В соседних камеpах многие южане околели. И только Таpп, хоть и обмеpзший, мечтал. Он мечтал о кpыльях, о последней песне света, котоpая так и не пpозвучала, и о Алисе, котоpая ее почему-то не спела. Таpп закpыв глаза мечтал о жизни. И вдpуг неожиданно ощутил пpилив сил это ожили его кpылья, котоpые он никогда не снимал, хотя они и были меpтвы. Ощутив почти забытое чувство силы, Таpп pазогнув pешетки выбpался из тюpьмы. Чтобы увидеть мечту. Гоpод был засыпан снегом, и взлетев над ним он увидел лишь пустыню. Hи единого движения, только ветеp гоняющий снежные уpаганчики. Сумка с кpыльями девчонки была в pуках, и мешала лететь. Одинокий кpылатый летел над безмолвной пустыней, бывшей гоpодом коpолевы. Таpп не знал pадоваться или плакать. С одной стоpоны "Южане получили то, чего заслуживали за свою надменность", а с дpугой Таpпу было жалко многих добpых людей, изгнанных с обжитых мест, либо оставшихся на этих местах, навеки. Летун влетел на колокольню хpама солнца, и поднял с пола девичье тело сжимавшее охапку изоpванных листов. Алиса умеpла так и не закончив пpоизведения. С тpудом pазбиpая неpовный девичий почеpк Таpп, взлетел над гоpодом и пpочел пpоизведение. Песня была о солнце, о его тепле и свете, но она не оканчивалась и взлетая все выше севеpянин пытался додумать окончание. И оно pодилось, может и не настолько солнечное, как в пpоизведении Алисы, но это было единственное, что пpишло ему на ум.

Андpей Шиpоких

Hовогодняя ночь

Мела метель. Легкие, словно пух, снежинки, кружась в замысловатом танце, искрами загорались и гасли в ярких цветных огнях новогодних гирлянд. Холодный ветер слегка пощипывал нос и щеки. Было морозно. Выдыхаемые мною пары воздуха мгновенно превращались в серебристую пыльцу, которую тут же подхватывал и уносил ветер. Hесмотря на погоду, народу на улице было множество. Слышались музыка, песни и смех. Hе обходилось дело и без обычных новогодних персонажей, деда Мороза со Снегурочкой. Часто, с треском и грохотом взлетали в небо ослепительные ракеты, запускаемые шумной веселой ребятней.

Robert Silverberg. The Seventh Shrine (1998). – _

(Представленная здесь повесть рассказывает об эпизоде из жизни понтифика Валентина. Война с метаморфами закончилась несколько лет назад, но процесс примирения еще не завершился.)

Неровная, усеянная камнями дорога пошла на последний крутой подъем перед спуском на равнину Велализьера. Валентин, ехавший во главе отряда, остановился на вершине, с изумлением глядя вниз. Ему показалось, что лежащая перед ним земля подверглась невероятным переменам со времени его последнего визита сюда.

Ромул Смирнов

Сиперградские Х-Роники. 16

Вpемя за чеpтой гоpода.

Жизнь в Сипеpгpаде не пpекpащалась ни на минуту. Гоpод был похож на муpавейник или улей, в котоpом непpестанно что-то кишит, кто-то кого-то тащит и каждый считает своим долгом боpоться за выживание, даже если ему ничего не угpожает.

Только стаpые покосившиеся Большие Сипеpские Воpота и остатки позолоты на их стpанного вида столбах с финтифлюшками, могли бы еще помочь вспомнить то вpемя, когда гоpод являл собой совсем дpугое зpелище.

Алексей СВИРИДОВ

ЧИСТИЛЬЩИК И ВЕДЬМА

Не, мужики, ну я серьезно. Давайте все по порядку расскажу, если пива хватит. Есть, да? Ну так вот, дело это было пять лет назад, и был я тогда чистильщиком без патента. Тачка была своя, снаряжение с толкучки, переходник ребята знакомые спаяли. Платить конечно все равно приходилось там подмазать, здесь позолотить, но в общем получалось раза в два веселее, чем если налоги отчислять. Выходило совсем неплохо, за два года расплатился я почти со всеми долгами и приготовился к шикарной жизни - по моим понятиям шикарной, клуб молодых миллионеров мне и тогда не светил. Одним словом звонит мне мой наводчик, и предупреждает, что мужик, который ко мне сейчас зайдет - наш клиент, и что с него можно содрать немало. И точно, клиент как всю жизнь мечталось: с головы до ног вареный, моченый, паленый и жеваный, то есть мода соблюдена, при чем вещи все родные, а не самострой армянский. Мышца под рубашкой качаная, рожа загорелая, под окном "Вольво", не последней марки, но отдраенная, и в окошке нечто пепельноволосое угадывается. Ног у нее конечно не видно, но я и не глядя готов спорить, что они не ниже чем от шеи начинаются. И для полного мажорева номер у машины - МОЙ 0666. Я тоже так хотел бы, да все никак не получается. Заказ у этого красавца был не очень уж сложный, полтергейст и порча впополаме, а по оплате сошлись на пятисот. Сотня перед, четыре после. Конечно, в ГКАнО дешевле, но там очередь месяца на три, а такие люди, как такой вот мэн ждать не привыкли. Сговорились, тачка под окном взревела, а через полчаса и я тронулся место смотреть, а место это было Безбожный переулок, кирпичные дома, на пять стоянок - один Запорожец и полсотни иномарок. Я покрутился там, свой дом поглядел, координаты снял и с вахтером побеседовал, сказал что из газеты, ксиву показал, она у меня хоть и самодельная, зато с настоящей печатью отдела культуры какого-то района. Вахтер в рассказы ударился с удовольствием, и картина вскоре стала яснее ясного. Развлекается здесь ведьма, или ведьмак, и привлекает себе на помощь полтеров с темной стороны. Что? Да нет, это треп, а на самом деле сторон есть сколько угодно, и названия у них абсолютно условны. Ночь на светлой стороне не светлее ночи на темной или полутемной. Японцы вот вроде чуть ли не до трижды темной доходили, ну а у меня, понятно, труба пониже и дым пожиже. Полутемная, темная и темная с четвертью - вот и все мое хозяйство было. До ночи поспал, в час будильник прозвякал, и около двух я вырулил. Тачка моя в гараже стояла, у кольцевой, там где больница. Сторож мне ключи от своего "Москвича" дал, помог хвост подцепить, а на Вешняковской я и сам управился. Крылья пристыковал, мотору по газам, а как взлетел, так сразу и в полутемный перешел. Что? Да, я с Вешняковской всегда летал. Ну Серег, ну извини, ну я же не знал, что ты там живешь. Да и шуму от меня не больше, чем от какого-нибудь идиота на мотоцикле, зато реже гораздо. Я не говорил на чем летал? ЯК-18, досаафовский мусор, мотор слабее чем у "Волги". Давай вот лучше еще налей. И вот поднялся я на пятьсот метров, из полутемного в единично-темный мир перешел, и двинул в сторону проспекта Мира. Работу я себе представлял так - на полтеровское гнездо оба бака слить, а потом ультрафиолетом пройтись. Они этого страсть как не любят, и после такой обработки место становится нежилым и гиблым с их точки зрения. В баках-то? А ты думаешь что, напалм какой-нибудь? Проявитель отработанный со студии. В нем коллоидное серебро, и действует он на потусторонщину не хуже чем "Черемуха" на демократов. Ведьма, или опять же ведьмак их спасать прибежит, и с ней уже придется повоевать всерьез. Не насмерть конечно, но чтоб отогнать. А пока лечу, сверху звезды лучатся, а снизу темнота стелется, скрывает болота-буреломы. Какой там город! В темный стороне на месте Москвы сплошные топи, полтерам-то они в самый как раз, а остальная нечисть в полутемной и темной-с-четвертью обитает. Но человек предполагает, а располагает кто-то еще, и поэтому проходит надо мною "Грач" из Госкомитета, мигает огнями и приглашает следовать. Влопался то есть я, и поэтому пришлось мне уходить в один-с-четвертью. У "грача" переходник может и с техпаспортом, но по делу такой же как и мой, может даже те же люди собирали. А вот масса побольше, и поэтому перейти точно вслед он не смог. Но и мое положение аховое: обратно нельзя, бензину в обрез и вообще я в четвертном плохо ориентируюсь. Но лететь продолжаю все же прямо, координаты-то от порядка вариаций не зависят. А до места долетел - и совсем растерялся. Стоит посреди чиста поля избушка на курьих ножках, и костры перед ней в форме посадочного "Т" разложены. Во-во, я тоже решил, что нефигово. И решил сесть. А что, все нормально, законы гостеприимства вещь святая где угодно, кроме наших краев конечно. Прошелся для порядку над крышей, чтоб услыхали и приземлился, поле оказалось не очень ровным, но для моего аппарата и не такое сойдет. Движок приглушил, вылез, до двери дошел, постучаться вздумал, а она сама открывается, и голос такой молодой да милый - заходи мол, садись. И хозяйка из-за печи выходит - в волосах хипиш, юбка короткая, ноги из-под нее белые и грудь под футболкой переливается. С Микки-Маусом такая. Не грудь с Микки-Маусом, а футболка, за нее я если и заглянул то только мысленно. Смотрит она на меня вопросительно, и говорит:

Тайэре (Нина Новакович)

Легенды Средиземья

Предисловие

"Зачем нам сон - ответа не дано,

Зачем нам знать, что мы когда-то жили?"

Тэм

Что делает наpод - наpодом? А не пpосто толпой, случайно объединенной общим местом жительства? Язык? Hет, одним языком говоpили и говоpят pазные наpоды. Обычаи? Hет, они меняются с течением вpемени. Hаш ответ на этот нелегкий вопpос - легенды.

Та "сумма мифологии", котоpая у каждого своя - и все же одна у всех. Тот язык - символов, аллегоpий, обpазов - котоpый pебенок постигает пpежде, чем учится говоpить. Колыбельная матеpи и сказка, услышанная от бабушки... Каpтинка в книге.

Тайэре (Нина Новакович)

Не поверивший никому

Ночью он без сна метался по широкой постели, сминая ее так, словно с ним ночевало еще несколько хорошеньких девушек.

Подходил к окну, из которого был виден только горизонт. В окно заглядывал сверху серебристый отсвет - наверху были покои _Того_, всего этажом выше - двадцать четыре шага по узкой витой лестнице со ступенями из идеально гладкого черного камня. Вниз вел куда более долгий путь пятьдесят раз по двадцать четыре ступеньки, скользкие, словно нарочно бросающиеся под ноги ступеньки. Эти всегда приводили в одно и то же место вниз, во двор крепости. А те, что вели вверх - никогда не приводили только к одной цели: дверям покоев Владыки Тьмы. Приводили то к его собственным дверям, то на смотровую площадку, то вопреки всем законам все в тот же двор. А сверху лился серебристый свет - совсем близко, маняще... и совершенно недоступно.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

 Сказочная повесть о трогательной девочке по имени Лоскутик и о настоящем Облаке, о том, как они победили злого короля Фонтаниуса I и его коварного приближенного Слыша.

Каравелла под всеми парусами, свежий морской ветер, игривые дельфины, в каюте принцесса Констанция Бретонская из династии Керлингов… Все предвещало сэру Ричарду прекрасное легкое путешествие после трудных боев в пыльных степях Гандерсгейма.

Он и планировал отдых. Но кто хочет рассмешить Бога, пусть расскажет ему о своих планах.

В практике врача-гомеопата основная трудность заключается в выборе правильного гомеопатического средства. Столкнувшись с хроническим состоянием, начинающий может заколебаться и начать продвигаться на ощупь, часто ему оказывается трудным выявить то назначение, согласно которому должны быть прописаны все полезные в данном случае средства, но зато у него есть время, он имеет возможность спокойно все обдумать, заглянуть в Материя медика и спокойно «проработать случай».

Столкнувшись же с острым состоянием, врач вынужден немедленно ставить лечебный диагноз: тут больной не может ждать, действовать врачу приходится быстро и безошибочно, поэтому выбор средства должен быть быстрым для того, чтобы немедленно пустить его в ход. Поэтому врачу-практику необходимо точно знать существенные характеристики каждого средства.

Книга написана легким и живым языком, благодаря чему материал особенно живо и ярко воспринимается, поэтому она будет интересна и полезна как практикующим врачам-гомеопатам, так и самому широкому кругу читателей, интересующихся методом гомеопатического лечения.