Король Пиф-Паф, или Про Ивана не великана

Вадим Коростылев

Король Пиф-Паф или Про Ивана не великана

Однажды, ранним утром, когда едва выглянувшее солнце лишь начало пробивать косыми лучами лес, на глухую поляну в самой его чаще выбрался царь Горох.

Отряхнул кафтан из листьев и трав, расправил гороховые усы, уселся на пень и заиграл в рожок. А лес словно большой оркестр тотчас стал вторить ему многими голосами. Царь Горох отнял от губ рожок, прислушался и торжественно объявил:

Другие книги автора Вадим Николаевич Коростылев

Жил-был мальчик Вовка. И хотелось ему пожить так, чтобы ничего не делать. Вот однажды он попал в Тридевятое царство, где живет Золотая рыбка, которая все желания исполняет, и еще Двое из ларца, и много чудес разных. Да только оказалось, что Золотая рыбка без труда не ловится, а Двое из ларца все путают. И понял Вовка, что лучше всё делать самому, даже книжки читать и мультики смотреть

Когда-то, в первом классе, Вовка очень любил читать волшебные сказки, и ему даже удалось побывать в Тридевятом царстве. Повзрослев, Вовка так увлекся дрессировкой своей собаки, что совсем перестал учить уроки. Чтобы Вовка исправился, друзья решили отправить его в космическую экспедицию на планету Ялмез — отражение Земли.

По мотивам одноименной сказки С. Могилевской. Для младшего школьного возраста.

Художник А. Шахгелдян.

Сказка про то, как мастер Звон, Волк, Чистая струйка и мастер Клей помогли Марине избавиться от лени, трусости и неряшливости. Александр Араратович Шахгелдян.

Популярные книги в жанре Сказка

«У девицы Лады мозги кверх тормашками, она верит, что прискачет лунный витязь Крэлл и утащит её от всяких обстоятельств куда-то в счастье. Вот такая Ассоль местного значения».

У стариков — жизнь позади. Старики много знают — хороший совет всегда дать могут. Только и молодой хорошее слово сказать может: силы у него больше, глаз лучше, руки твёрже, вся жизнь впереди — он вперёд смотрит.

Давно удэ в тёплых краях жили, на равнине, на берегу моря. Много их было, как деревьев в лесу. Тихо жили, ни с кем не воевали. Зверя били, рыбу ловили, закон соблюдали, детей растили. Давно это было.

Тогда в одном стойбище хозяином был старый шаман Бата. Как заболеет кто-нибудь — вытащит Бата свой бубен, на котором Агды — гром — нарисован, костёр разведёт, бубен на костре подогреет и начнёт шаманить. Вокруг костра ходит, пляшет, разные слова говорит, поёт, в бубен бьёт, будто гром гремит. В бубен бьёт Бата, говорит — злых чертей пугает… Шум такой поднимет, что потом эхо два дня откликается. Иной больной и выздоровеет, глядишь. А если умрёт… и тогда шаман своё дело сделает: на серой птице с красным клювом душу покойника в подземное царство — Буни — увезёт. Ту птицу, правда, никто не видал, да как шаману не верить!

За себя как не постоять! Как за родича не постоять! Разве обидчику простить можно?

Жил в одной деревне нанаец Бельды. Был у него сынок по имени Чокчо. Совсем маленький сынок — едва ходить умел.

Всю зиму Бельды охотился. Много пушнины — мехов накопил. И соболь у него был, и белка, и лисица, и нерпа, и медведь, и колонок, и волк. Смотрит на меха Бельды и радуется:

— Вот поеду в Никанское царство, в город Сань-Син, — меха продам, еды, припасов на целую зиму накуплю. Сетку новую куплю, ружьё, порох, патроны, игрушки!

Если сам плохой — от других добра не жди…

Жил на Амуре нивх Солодо Хоинга. Богатый был человек. Двадцать упряжек собачьих имел. Десять ангаза — бедняков — для него рыбу в реке неводили. Десять невольников — маньчжу — за его хозяйством следили, из тальника верёвки вили, из крапивы сетки делали. Десять никанских девушек-невольниц ковры для Солодо вышивали, халаты шили, пищу готовили, ягода собирали. Десять амбаров его добро хранили.

Жадный был Солодо. Много добра у него было, а ему всё больше хотелось. Жадность, что река — чем дальше, тем шире. Ходит Солодо, вокруг посматривает: что бы ещё к рукам прибрать. Вещи свои с места на место перекладывает, перебирает — любуется, радуется.

Побежали зимою нанайские ребята на лёд кататься. Сначала играли, катались. Потом подрались.

Один мальчик — Намека — побил другого — Курбу. Побил он Курбу и стал хвастаться:

— Я самый сильный тут! Все вы должны мне поклониться!

Тут поскользнулся Намека, упал и разбил себе затьшок. Говорит ему Курбу:

— Вот, значит, ты не самый сильный, если лёд побил тебя. Видишь — кровь идёт. Поклонись льду!

Спросил Намека лёд:

— Эй, слушай, лёд, — есть ли кто-нибудь сильнее тебя?

Это ещё тогда было, когда удэ, на камень глядя, каменного человека видел; на медведя глядя, думал — таёжного человека видит; на рыбу глядя, думай — водяного человека видит; на дерево глядя, думал — древесного человека видит. Тогда с людьми всякие вещи случались. Такие вещи случались, каких теперь не бывает.

Жили два брата — Соломдига и Индига — в верховьях реки Коппи жили.

Умер у них отец. Перед смертью наказал:

— Друг за друга держитесь! Одному плохо станет — пусть другой поможет! В одну сторону оба глядите! Вот как сказал — делайте!

Ульчи на Амуре давно живут. С тех пор, как они пришли сюда, маленькие сопки большими стали, большие речки маленькими стали.

Три рода ульчей — Сулаки, Пунади, Губату — родичами были, один огонь имели. Друг около друга жили: по берегу Амура их деревни подряд стояли.

Жили ульчи дружно. Всей деревней дома ставили: кто глину месит, кто столбы рубит, кто жерди на крышу таскает. Всей деревней рыбу ловили: кто на большой лодке, кто на оморочке, кто на бревне сидя, рыбу в сетки гонит. С лесными людьми, с водяными людьми дружно жили: всегда и нерпа, и таймень, и кета, и соболь, и сохатый у тех ульчей были.

Раньше удэгейцев много было. От стойбища до стойбища ребятишки камнем докидывали. От Коппи-реки до Хади-залива по морскому берегу, вдоль всех горных речек по Сихотэ-Алиньским горам удэ жили. Дым от их очагов тучей к небу поднимался. Белые лебеди, пока над стойбищами летели, от того дыма чёрными становились.

Жили тогда на Хунгари два брата — Канда и Егда. Отец у них простой человек был. А братья — не знаю, в кого уродились: выросли такие, какими с тех пор люди не родятся. Ростом с лиственницу о семидесяти кольцах. Сильные были — где проходили они, там на земле глубокие ямы оставались. Когда Канда с Егдой на лыжах бежали — перелётную птицу обгоняли. Не было среди их сородичей таких охотников, как Канда с Егдой. Они медведей за добычу не считали, руками давили. На ходу тигра ловили. Барса за хвост ловили.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Николай Коротеев

Перевал

Очень не понравилось механику Лютову предложение Павла Сергеевича Сидорова, начальника одной из мехколонн на строительстве Байкало-Амурской магистрали.

"Конечно, дело почетное, - рассуждал Лютов, - быть командиром колонны бульдозеров, которые протащат по бездорожью на перевал экскаватор "Ковровец". Даже славное дело. И денежное - само собой..."

Но слишком живыми оставались в душе механика воспоминания о первом, осеннем походе по этому пути. Наломались - ладно, привычная вещь. Но ведь едва не попали под лавины. Правда, сейчас весна, но коли запуржит, тоже ой как солоно придется.

Пирует шляхта. Женится молодой князь Кизгайла. И даже весть о крестьянском мятеже не омрачает праздника. Спешит на свадьбу и старинный друг — Роман Ракутович. Только не радуется его приезду невеста, предчувствуя надвигающуюся беду...

Константин Коротков

Александр Кузнецов

Выйдут ли муравьи в космос?

Редкие фотографии пилотов НЛО, изучение их останков, знакомство со строением их тела позволяют прийти к парадоксальному выводу: примерно одна четвертая часть инопланетян, посещающих нашу планету, только внешне похожа на людей. В их же внутреннем строении и функционировании их органов поражают явные черты сходства с насекомыми. Внутри - ничего человеческого. Жесткие сухие ткани тел соответствуют чешуйкам насекомых. Нет и намека на пол. Такова одна из рас разумных обитателей Вселенной, а возможно, их биороботов, исследующих Землю. По сообщениям прессы, в 1989 году были взяты в плен два живых гуманоида этого же вида в ЮАР в районе базы Валгалла. Название это совпадает с известным объектом древнескандинавской мифологии - так назывался огромный замок, где верховный бог Один пировал с павшими в битвах храбрыми воинами. У гуманоидов когти вместо ногтей, типичные повадки насекомых и такие же оборонительные реакции. Все это заставляет гораздо пристальнее, чем делалось до сих пор, вглядеться в облик и образ жизни земных насекомых, проявляющих удивительную стабильность на протяжении десятков миллионов лет в отличие от человека и его цивилизации. Ни в прошлом, ни в настоящем на самом коротком отрезке времени цивилизация наша не могла и не может справиться со множеством кризисов и не раз оказывалась на грани катастрофы всего лишь на протяжении ста лет. Интерес к НЛО и внеземным цивилизациям можно понять. Вместе с тем рядом с нами уже сотни миллионов лет существуют эти искомые иные цивилизации, сложность и загадочность которых мы только сейчас начинаем осознавать. Речь идет о мире коллективных существ - например пчел, термитов, муравьев. Одним из самых замечательных достижений натуралистов последних десятилетий следует признать открытие языка танца пчел. С его помощью пчелы-разведчицы сообщают своим соплеменницам полную информацию об обнаруженных ими запасах нектара, указывая точное расстояние, направление и требуемое количество сборщиц. Очень своеобразно проявляется функциональная специализация. Пока в пчелиной семье есть матка, яичники рабочих пчел совсем не развиты: стоит матке исчезнуть - яичники увеличиваются в размере и развиваются настолько, что начинают продуцировать яйца. Форма сот как бы спроектирована. Шестигранник является сосудом, в котором при наименьшей затрате материала достигается практически наибольшая вместимость. Кто подсказал это пчелам? Пчелы формируют плотную гирлянду, температура в которой достигает 34 градусов. В этом биологическом горне воск расплавляется и превращается в правильную геометрическую конструкцию, причем каждая рабочая пчела точно знает, куда ей положить свой кусочек воска. Существует у пчел и феномен памяти. Установлено, что пчелы из двух стоящих рядом ульев собирают совершенно различную пыльцу, причем каждый улей из года в год сохраняет верность одним и тем же видам растений. Так, улей, собиравший пыльцу с ивы в этом году, останется ей верен и в следующем. Это совершенно необъяснимо, так как нельзя забывать, что жизнь рабочих пчел коротка - не больше одного летнего месяца; те пчелы, которые видели цветение лип в этом году, полностью исчезнут к следующему лету. Единственное долгоживущее существо в улье - матка - после своего брачного полета больше не выходит из улья и даже не кормится непосредственно ни пыльцой, ни нектаром: ее питают кормилицы выделениями своих кормовых желез.

Роман Коровяцкий

Вопрос веры

Мне снился сон. Так бывает, - ты спишь и знаешь, что все это неправда. Можно даже проснуться, если постараться, только зачем? Если все это - сон, то незачем беспокоиться, правильно?

Как раз такое странное наваждение, посетило меня этой зимней ночью. Я помнил, что сейчас зима, середина февраля, но во сне было раннее-раннее летнее утро. Солнце лишь намекало о себе разлитым вокруг неярким светом. Царила тишина. Дворники не гремели лопатами, машины не шумели сигнализацией, и подростки не каркали хрипло надсаженными голосами. Хотя какие подростки? Ведь город пуст, я один здесь - во сне нельзя ошибиться.