Коралловый аспид

Сергей Артюшенко

Коралловый аспид

Тело змеи плотно лежало в виде разомкнутого кольца, служа надёжной опорой для откинутой назад, словно взведённая пружина, головы. Напряжённость позы выражала то единственное мгновение, которое должно завершиться точным, молниеносным броском в сторону жертвы.

Слишком яркие поперечные полосы красного, белого и чёрного цвета, горящие неестественным блеском глаза, слишком широко раскрытая пасть делали пресмыкающееся похожим на фантастический аппарат для убийства.

Другие книги автора Сергей Кириллович Артюшенко

Проиллюстрировать любимую книгу — мечта каждого книжного художника. Но не всегда это удаётся. Мне же повезло. Нужно было сделать иллюстрации к любимой книге моего детства — замечательной сказке Редьярда Киплинга «Маугли».

Для этого понадобилось нарисовать с натуры некоторых животных, в том числе и питона.

Я зашёл в зоопарк и объяснил своему старому приятелю, работающему в отделе пресмыкающихся, в чём дело.

К моему удивлению, он сразу же проводил меня к павильону змей и, открыв дверцу прямо к питону, предложил войти. Я подумал, что он шутит, и в нерешительности остановился. Но он рассмеялся и вошёл первый.

Сергей Артюшенко

Несколько слов о змеях

Большинство людей боятся и ненавидят змей, считая их опасными врагами. Сотни легенд и историй создано о коварстве, злобе и жестокости этих существ. Может быть, поэтому встреча человека со змеёй почти всегда оканчивается трагически... для змеи.

Учёные считают, что возраст человечества - около миллиона лет. Змеи живут на земле более двадцати миллионов лет. Они обживали нашу планету ещё тогда, когда разум на ней только зарождался, и отлично приспособились к самым различным условиям существования.

Сергей Артюшенко

"Бывалые" змееловы

Весной на Копет-Даге встречается много змей. Мы отправились туда за гюрзами и кобрами для Ташкентского института вакцин и сывороток. Нашу группу возглавлял опытный змеелов-профессионал. Остальные все были любителями, хотя каждый из нас имел уже какой-то опыт.

В небольшом горном кишлаке нам разрешили занять несколько комнат в школе, пустовавшей на время каникул.

Зная, что местное население относится к змеям со страхом и ненавистью, мы не очень распространялись о целях нашей экспедиции.

Сергей Артюшенко

Медянка

До утреннего сеанса кино оставалось ещё полчаса.

Я сидел в садике и читал газету. Там писали, что весенний паводок принёс много змей с верховьев Днепра, и просили жителей быть осторожными.

С недоумением я перечитал заметку ещё раз...

Вдруг на зеленеющем газоне что-то зашевелилось, я невольно оглянулся... и увидел змею. Она медленно сползла на асфальтовую дорожку и устремилась к проезжей части улицы.

Сергей Артюшенко

Полоз-эквилибрист

Даже если у вас очень богатое воображение, вы не сможете себе представить всей необычности ущелья, по которому мы брели в сумерках раннего утра. Я и мой товарищ орнитолог.

Перед нами проплывали фантастические силуэты гор на фоне бледного неба.

Время, ветер и солнце создали целую вереницу причудливых фигур.

Звери и чудовища, замки и лёгкие арки и просто циклопические нагромождения глыб.

Сергей Артюшенко

Удав

В моей стандартной однокомнатной квартире на девятом этаже появился удав со звучным названием боа констриктор. Его на время поместил у меня знакомый артист цирка, так как в помещении, где удав содержался, был ремонт.

Огромная, красиво расцвеченная змея необычно и странно смотрелась на паркетном полу.

Удав, видимо, привык к людям и вёл себя спокойно и миролюбиво. Шурша чешуёй по лаку паркета, он обстоятельно исследовал своё новое пристанище. Раздвоенным языком "ощупал" все предметы со всех сторон.

Сергей Артюшенко

Если змею не трогать...

Луковицы глубоко сидели в каменистом склоне горы. Чтобы извлечь их, приходилось долго бить киркой по гранитным обломкам.

Солнце уже начало клониться к невидимому горизонту, а я ещё не добыл и десятка драгоценных луковиц тюльпана Юлия.

От крутизны склона и от тяжёлой кирки горели руки, ныла спина, ног я совсем не чувствовал.

А луковицы прятались в камнях, от которых с бессильным звоном отскакивала кирка.

Сергей Артюшенко

Храбрый варанчик

Среди кустов верблюжьей колючки, на краю арыка, прямо у основания бархана, лежала эфа. Рядом, очевидно убитая ею, песчанка. А чуть поодаль в позе угрозы стоял молодой варанчик. Бархан был невысок, я лёг на живот и, спрятавшись за кустами, стал наблюдать.

Змея явно была не в духе. Её тело скользило на месте, выписывая восьмёрку, а твёрдые мелкие чешуйки, задевая друг друга, издавали характерное шуршание.

Популярные книги в жанре Детская литература: прочее

Константин Дмитриевич Ушинский

Мышки

Собрались мышки у своей норки, старые и малые. Глазки у них черненькие, лапки у них маленькие, остренькие зубки, серенькие шубки, ушки кверху торчат, хвостища по земле волочатся. Собрались мышки, подпольные воровки, думушку думают, совет держат: "Как бы нам, мышкам, сухарь в норку протащить?" Ох, берегитесь мышки! Ваш приятель, Вася, недалеко. Он вас очень любит, лапкой приголубит; хвостик вам помнет, шубочки вам порвет.

Валерий ВЕЛАРИЙ

КАК СДЕЛАТЬ НАСТОЯЩЕГО МУЖЧИНУ

Нитка с грузом из двух ластиков скользила вниз между прутьями балконной решетки. Грузик лег на острую щебенку. Витька Кочур оборвал нитку у самой катушки, зажал её в пальцах и осторожно поглядел вниз. Нитка белой чертой соединила битый кирпич на земле и балкон второго этажа. "Сейчас... сейчас... прыгну..." Но пальцы затряслись, и Витька едва не выпустил нитку. Сверху кирпичный щебень не казался большим и острым. До земли тоже было, по видимости, недалеко. Если повиснуть под балконом на вытянутых руках, то земля будет совсем рядом. Останется только разжать пальцы...

А.ВОЛКОВ

О ЧЕМ МОЛЧАЛИ ГАЗЕТЫ...

Будни майора, шпионские страсти или первый полет "Бурана"

Утром 30 сентября 1988 года, войдя в свой кабинет, директор НАСА сразу понял, что недобрые предчувствия, охватывавшие его со вчерашнего дня, не обманули. Новые неполадки на "Дискавери", грозившие в очередной раз отложить запуск, очевидно, многим не давали покоя, и теперь в офисе звонили все телефоны сразу. Пока директор раздумывал, с какого аппарата начать, в разноголосый звон вплелось басовитое гудение Главного Телефона, и все остальные испуганно умолкли. Директора прошиб холодный пот: он знал, кто может звонить по этому телефону. Негнущимися пальцами он снял трубку и прошептал:

Борис Степанович Житков

"Сию минуту-с!.."

Это было в царское время.

Провожали пароход на Дальний Восток. Стояла июльская жара, и смола, которой залиты пазы в палубе, выступила и надулась черными блестящими жгутами меж узких тиковых досок. Поп сиял на солнце, как луженый, в своем блестящем облачении. Он кропил святой водой компас, штурвал*, он пошел с капитаном вниз кропить трехцилиндровую машину в три тысячи пятьсот лошадиных сил святой водою. Поп неловко топал и скользил каблуками по намасленному железному трапу.

Борис Степанович Житков

Орлянка

Еще вчера, вчера утром, вывезли матросы убитого товарища и положили его под брезентовым тентом* на пункте Нового мола.

______________

* Тент - навес.

Офицер его застрелил.

Сносчики, мастеровые, гаванский люд толпились около брезентового шатра, глухо гудели. А бескровный лик покойника непреклонно отвечал одно и то же: он требовал возмездия.

Старый портовый стражник с медалями под рыжей бородой ровнял народ в очередь. А люди подходили, смотрели и снова заходили в хвост, чтоб еще раз спросить покойника. Подходили посмотреть и укрепиться.

Саша ЗОЛОТО

Смешной пингвиненок Стиви

Стиви - это маленький пингвиненок, который живет в Снежной стране. Страна эта находится далеко на севере. Почему же Стиви смешной? Потому что он не умеет выговаривать слово "Эскимо". Один раз он так объелся этого мороженого, что после этого очень долго болел. В классе, где учится Стиви, все над ним смеются, потому что у него есть мечта. Его мечта - летать! Ведь он же птица! Несколько раз Стиви подходил с этим вопросом к учителю. И старый морж отвечал, что пингвины, конечно, птицы, но летать не могут.

Сьюзен Зонтаг

МАЛЫШ

Перевела Нора Галь (1981г.)

Понедельник Так вот, доктор, мы решили обратиться за помощью к настоящему опытному специалисту. Бог свидетель, мы старались изо всех сил. Но иной раз приходится признать, что ничего у тебя не вышло. Ну, мы и решили поговорить с вами. Только подумали, лучше нам не ходить вдвоем. Может быть, одному приходить в понедельник, среду и пятницу, а другому - во вторник, четверг и субботу, так вы узнаете, что думает каждый в отдельности.

Евгений Зыков

Сорок три Медвежки и Мидвидятина

Знакомство,

или кто такие Настоящие Медведи.

Медвежка, Медвежка

Слопала орешки.

Не поет, не скачет,

А сидит и плачет:

"Ой-ей-ей, ой-ей-ей!

Как теперь пойду домой?

Дома ждут меня подружки,

В лапках - глиняные кружки.

Глазки голодом горят,

Сорок две Медвежки в ряд.

Я - дежурная по средам,

В лес ходила за обедом,

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Сергей Артюшенко

Необычный лекарь

У нас в доме случилось несчастье - тяжело заболела четырёхлетняя Олечка. Длительная болезнь сделала её равнодушной и безучастной ко всему.

Взрослые по очереди дежурили у её кроватки, и каждый старался развлечь девочку на свой лад. Но ни сказки, ни песни, ни фокусы, ни рисунки не вызывали у Олечки никакого интереса.

Её высохшее бледное личико всегда оставалось серьёзным, а голубые глаза смотрели с грустным равнодушием на все наши ухищрения.

Сергей Артюшенко

Однокрылый

Всё вокруг было напоено тягучим дрожащим зноем. Я лежал в тени у палатки и читал. Скрип колёс оторвал меня от чтения: высокая арба с сеном медленно тащилась по пыльной дороге. Сонные кони, высокая азиатская бричка, безмолвный возница и огромный стог бурого сена - всё это плыло в облаке пыли. И только скрип колёс был единственным звуком в этом однообразном тоскливом движении.

Вдруг что-то чёрное взметнулось где-то наверху, над сеном, и я увидел птицу, которая билась на верёвке.

Сергей Артюшенко

Опасный страж

Предметы расплывались, теряли форму, и мне усилием воли приходилось соединять их рассыпающиеся очертания и придавать им реальность.

Я знал, что приступ начнётся, когда шест, подпирающий верх палатки, задрожит, согнётся и выгнутой стороной будет приближаться ко мне.

И тогда все предметы выгнутся и вытянутся, как отражения в блестящих никелированных шарах.

Я слышал стук своих зубов и знал: когда всё кругом застучит зубами и мучительный вопрос, откуда у всех этих предметов зубы, до боли сдавит мой мозг, - это начинается приступ. Я всегда быстро поддавался его натиску, так как моё тело и воля были побеждены температурой и галлюцинациями.

Сергей Артюшенко

Поединок

Тона были грязными, контуры гор намечены грубо, задние планы напутаны! В общем, ничего не выходило, и я бросил работу.

Устало смотрел я на живописную каменистую долину, которая не получалась на бумаге.

Большая хищная птица плавно кружила в вышине и вдруг, сложив крылья, начала падать вниз.

Перед самой землёй она распластала крылья.

Но что это? Птица бросается на голые камни? Подпрыгивает, вновь опускается, что-то клюёт, бьёт крыльями!