Коppеспондентское обучение

Виктор Ященков

Коppеспондентское обучение

Пpивет *All*! Hаконец- то я снова смог подписаться на данную эху. Кpоме психподготовки высылаю желающим нетмейлом выживание в экстpемальных условиях, котоpое является темой данной эхи, поэтому посылаю один уpок сюда. Hапоминаю, что буду возиться с набоpом до тех поp, пока не пеpеведутся желающие обучаться, так как это была не моя идея. Пока из шести pешивших пpодолжить обучение тpем я намеpеваюсь пpекpатить высылку по пpичине непpисылки заявок на новый уpок. Кто не спpяталсяя не виноват.

Другие книги автора Виктор Ященков

В данных условиях наибольшую опасность представляют собой переохлаждения и обморожения, возникновению которых способствуют низкая температура, ветер и влага. Следует следить за тем, чтобы одежда была с плотными застежками, но не мешала кровообращению. Хорошие результаты дает многослойная одежда, например, перчатки, вложенные в рукавицы большего размера. Верхний слой должен быть непродуваемым, а лучше и непромокаемым. Для утепления между слоями можно прокладывать сухую траву и т. п.

Популярные книги в жанре Неотсортированное

Галя

Лиза Павлова

- Представь, что это ты сам возводишь здание судьбы человеческой с целью в финале осчатливить людей, дать им наконец мир и покой, но для этого необходимо и неминуемо предстояло бы замучить всего лишь одно только крохотное созданьице, вот того самого ребёночка,…, и на неотомщенных слезках его основать это здание, согласился бы ты быть архитектором на этих условиях, скажи и не лги!

-Нет, не согласился бы.

Что за штука жизнь? В какие игры играет она с людьми?

Муж и жена — счастливая семья. Но его полюбила другая, а ее — другой. Он ушел из дома, она пытается все начать сначала.

Какой всемогущий фокусник все так перепутал и перемешал в судьбах этих людей? Ведь любовь друг к другу не исчезла, остались дети, воспоминания, чувства… Может, стоит остановиться и подумать? А вдруг автобус под названием «жизнь» изменил маршрут и везет не в том направлении?

Макс Гончаров

ЧЕЛОВЕК ШАЛАМОВ

"Все мои рассказы прокричаны"

Варлам Шаламов

Очень трудно относиться к писателям, а уже не говоря и о тех, которые действительно будоражат душу, так же как к обычным людям, со своими достоинствами и недостатками, имеющим такие же эмоции, как и мы с Вами, также любящие и ненавидящие....

Казалось бы, кого сегодня волнуют дела давно минувших дней? Кому интересны ужасы ГУЛАГа? Они, кажется, уже давно канули в Лету и отодвинуты на задний план жестокой сегодняшней действительностью. Но почему-то, мне кажется, что это не так. Тот, кто не помнит прошлого, обречен повторить его.

«Нострадамус» Людмилы Бояджиевой представляет собой либретто музыкального спектакля. В нём поют французские короли и королевы, то и дело появляется Чёрный Человек – то ли Сатана, то ли тайный агент инквизиции. А до сих пор будоражащий воображение публики предсказатель Мишель де Нотрдам предстаёт не только автором знаменитых «Столетий», но и нежным влюблённым. Автор соединяет факты из биографии прорицателя с вечными сюжетами борьбы между чувством и корыстью.

ЛитРПГ Брат и сестра попадают в аварию. Парень не приходит в сознание и его подключают к виртуальному миру под названием Дарней. Сестра, не один год посвятившая игре, подключается вместе с ним, не желая оставлять одного. Так и начинаются похождения опытной магички, в прошлом воина, и становление вампира-новичка. Но все кажется простым только на первый взгляд...

2-я книга о Дж. Дж. Дорко (1999 г.)

Веленью Божию, о муза, будь послушна,

Обиды не страшась, не требуя венца;

Хвалу и клевету приемли равнодушно,

И не оспóривай глупца.

А.С. Пушкин

БИБЛИОТЕКА ПРАВОСЛАВНОЙ ПОЭЗИИ

Священник Алексий Зайцев

Лепт а

Лепта души

души

стихотворения

Челябинский Дом печати

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Katherine Kinn

The Manifesto of Vulgarity. Манифест пошлости

Всякое истинное искусство по природе своей пошло.

Искусство до тех лишь пор остается живым и нужным людям, пока его не принимают всерьез. Как только к нему начинают относиться с почтением, возносить на пьедестал - пиши пропало.

Оговорюсь сразу - я не имею в виду искусство как воплощение неких священных идеалов. Для средневекового горожанина изображение Пречистой Девы было священно - потому, что это Пречистая Дева. А художник был таким же ремесленником, как каменщик и плотник. Для современных ценителей искусства изображение Мадонны священно потому, что это полотно кисти Рафаэля. Пока произведение искусства священно постольку, поскольку толкует о священных предметах - оно живет. Как только провозглашается принцип "искусства для искусства" - оно становится уделом немногих эстетов, изучающих его, как ученый изучает редкое насекомое, смакующих поэмы и офорты, как пресыщенный гурман смакует жаркое из соловьиных языков - не ради утоления голода, но на потребу извращенному вкусу. "Высокое искусство" консервируется, засушивается, расчленяется, и распятым помещается в запыленные витрины школьных хрестоматий, пропахшие формалином академической критики.

Без названия" (...Он шел по улицам вечеpнего гоpода)

* * *

И тебя, сына Hеба и шлюхи

Мы pаспнем на гоpящем кpесте...

(Гpафитти в московском под'езде.)

...Он шел по улицам вечеpнего гоpода. Впеpвые за две тысячи лет он снова увидел людей. Изменился гоpод, тепеpь все было не так - людей было больше и им до чего не было дела. У них были свои дела. И пустота в душах. Все те же, ветхозаветные, созданные по обpазу и подобию. Вдобавок ко всему, испоpченные цивилизацией. Hо они пpактически не изменились. Со вpемени его последнего пpишествия сменилось десятка тpи поколений, но они были теми же, что и Тогда.

Заявление представителя Рая:

– Это – настоящий скандал. Нам не нужен насыщенный черным юмором мистический триллер, полный стеба над религиозными догмами. Нас шокируют тексты настоящих бесед учеников на Тайной вечере и раскрытие тайны отношений между Иудой и Магдалиной. Факт, почему крест на Голгофе вдруг оказался пуст, никогда не должен быть предан гласности. Мы желаем сохранить сон читателей, обреченных ночами глотать страницу за страницей, пытаясь выяснить – кто же загадочный убийца, охотящийся за апостолами? И, наконец, главное: как вы осмелились напечатать расшифровку телефонных переговоров между Раем и Адом?!

Официальное Резюме: "К прочтению в Раю запрещено".

Заявление представителя Ада:

– Это – компромат на зло. Ни к чему поражаться секретам Старого и Нового Завета, переплетенным с тибетской мистикой, и интригами времен древнего Рима, до слез хохотать, и замирать над лихими поворотами напряженной детективной линии. Кто позволил вам публиковать имена поп-звезд, политиков и ученых, тайно продавших свои души Шефу Ада? Зачем вы раскрываете, чем заняты в преисподней Цой, Казанова и Иван Грозный? Для чего печатать сенсации о нашем конкуренте: что реально происходило во время превращения воды в вино, воскрешения Лазаря, и на суде Понтия Пилата? И, наконец, главное: как вы узнали номер мобильника Смерти?!

Официальное резюме: "К прочтению в Аду запрещено".

Говард Лавкрафт

Потомок

Я пишу, как сказал доктор, на моем смертном ложе и больше всего боюсь, что он ошибся. Наверное, меня похоронят на будущей неделе, если...

В Лондоне живет человек, который вопит каждый раз, когда звонят церковные колокола. Он живет один с полосатой кошкой на постоялом дворе Грея, и люди называют его безобидным безумцем. В его комнате множество самых неинтересных и пустых книг, которые он читает и читает, стараясь забыться. Единственное, о чем он мечтает, это не думать. По какой-то причине он больше всего на свете боится думать и, как чуму, гонит от себя все будоражащее воображение. Он очень худ, морщинист и сед, однако люди говорят, что он совсем не так стар, как кажется со стороны. Страх цепко держит его своими острыми когтями, и от самого невинного звука его взгляд вперяется в пустоту, а лоб покрывается потом. Друзей и приятелей он держит на расстоянии, чтобы не отвечать на их вопросы. Те же, кто знают его со времен, когда он был ученым и эстетом, говорят, что нет ничего печальнее, чем видеть его сейчас. Так как он уже давно удалился ото всех, то никто не может сказать с уверенностью, уехал он из страны или спрятался в неведомой дыре. Уже лет десять, как он поселился на постоялом дворе Грея, но ни разу ни слова не сказал, откуда он явился, пока однажды вечером юный Уильямс не купил Necronomicon .