Копайте глубже

Валентина Демьянова

Копайте глубже

Глава 1

Меня разбудил звонок в дверь. Чертыхаясь, я попыталась в темноте нащупать кнопку ночника. Получилось только с третьей попытки. А звонок продолжал трещать не замолкая ни на минуту.

"Господи, кого там несет!" - бормотала я, торопливо шлепая к двери и в душе точно зная, кто способен трезвонить мне в дверь в четыре утра. Я не ошиблась: за дверью стояла моя бывшая однокласница и соседка по площадке Светка.

Другие книги автора Валентина Демьянова

"Поручаю найти картину Веласкеса, в расходах не лимитирую" — от такого заявления у любого мурашки по коже забегают. Разыскать шедевр кисти великого испанца, украденный сто лет назад у княгини Щербацкой, — задача сама по себе не простая, а тут еще этот тайный поручитель, который готов общаться только анонимно… Да и сведения о том, что на картину было наложено проклятие, тоже не очень-то радуют… Вопросов больше, чем ответов. Сплетенная в прошлом веке паутина интриг и сегодня ловит в свои сети охотников за чужими секретами. Но не так-то просто испугать ту, чья профессия — распутывать старые загадки…

Не успела я шагнуть из лифта на лестничную площадку, как услышала надрывающийся за дверью телефон. Так как это была МОЯ дверь, и за ней звонил МОЙ телефон, то я поспешно швырнула вещи к ногам и полезла в сумку за ключами. Вообще-то, назвать тот объемистый кожаный кошель, что висел у меня на плече, дамской сумкой мог человек только с очень богатым воображением, я же называла его «торбой».

Я нервно шарила в недрах необъятной торбы, выуживая из ее бездонной глубины на свет божий то пачку сигарет, то чьи-то потертые визитки, то авторучку, то тюбик помады. В результате поисков было обнаружено много полезных и даже неожиданных вещей, но только не ключи. А телефон не замолкал.

В Демьянова.

Любовь не ржавеет

Глава 1

Я последний раз провела мокрой тряпкой по полу, разогнула затекшую спину, смахнула тыльной стороной руки прилипшие ко лбу волосы и с удовлетворением оглядела комнату. Все вокруг блистало первозданной чистотой. Вымытые накануне оконные стекла сияли хрусталем, тюлевые занавески белоснежными парусами раздувались от малейшего дуновения залетающего из сада ветерка, влажные полы приятно холодили ноги и вокруг не было не пылинки. Я поправила вышитую васильками дорожку и подумала , что так чисто не было с тех пор, как умерла мама. Несколько лет дом стоял закрытым, терпеливо ожидая когда же, наконец, хозяйка вспомнит о нем, вернется и наведет порядок.

Валентина Демьянова

Всё взять и смыться

Глава 1

Я пришла в себя и открыла глаза. На дворе был день, я лежала на широкой, необыкновенно удобной кровати, а прямо передо мной виднелась двустворчатая дверь с затейливыми ручками. Осторожно повернув голову, обнаружила, что нахожусь в большой, светлой комнате, с высокими потолками и добротной, несколько вычурной мебелью. Комната мне понравилась, вот только вспомнить, как я в ней очутилась, оказалось сложно. Я героически напрягала память, пытаясь выудить из неё хоть какой-нибудь намек на свое неожиданное перемещение из скромных апартаментов в эти роскошные хоромы, но безрезультатно. В голове царила первозданная пустота.

Популярные книги в жанре Детективы: прочее

Между каналом и Темзой простиралась болотистая бухта. На берегу ее высилась странная старая деревянная постройка на сваях. Шлюзы в конце канала отделяли заплесневевшую бухту от остальной водной глади. Дом на сваях производил печальное впечатление: казалось, что с течением времени он все более и более оседал, уходя в болото. Когда-то этот дом был окрашен в белое, но его долгие годы не ремонтировали и ныне он принял грязно-серую окраску. Эта постройка хорошо бы гармонировала с местностью, не будь возле нее с одной стороны громады складского помещения, а с другой — здания каких-то мастерских.

Владимир Ефимович Рощинский страдал тучностью. При росте ста семидесяти сантиметров он весил почти полтора центнера, что по мнению соседа делало его похожим на империалиста Черчилля. Не хватало только сигары.

Он родился накануне Пасхи и цыганка, гадавшая матери, предсказала, что ее сын будет знаменитым и богатым.

Он жил в зеленом деревянном домике, погруженный в неистребимую апатию, молчаливо, без надежды когда-либо изменить свое однообразное существование. Но с ним он уже давно свыкся и, как будто назло всему миру, нес свою персону по жизни с неподражаемым достоинством, что опять же тому же соседу дало повод прозвать его толстопузым павианом.

Старая тётушка уже 11 лет парализована. 11 лет назад её пытался убить единственный племянник Хьюберт за то, что она не разрешила ему встречаться со служанкой.

Так и живут они вместе: богатая тётушка и племянник, который хочет её убить… но не может, потому что ему не хватает на это ни ума, ни решительности. Тётушка решила сама помочь Хьюберту в его замысле…

О добре не просят, оно не подаяние

Рыбина выплыла из толщи воды и зависла у стекла, точно мое собственное отражение: длинная, желтовато-бледная, вся в веснушках и с розовыми глазами.

– Можно подумать, ты тоже просидела в офисе за компьютером девять часов без перерыва! – сочувственно сказала я ей, до слез огорчаясь, что меня-то никто не пожалеет.

Но рыбина пошевелила губами и, к моему великому удивлению, заговорила человеческим голосом:

– Хотите форельку на ужин купить? Правильно, четверг – рыбный день!

Я пропел все известные мне слова "Марша коммунистических бригад", поставил на листе бумаги, лежавшем на столике передо мной, очередную галочку, вздохнул, посмотрел на часы, висевшие напротив меня на стене, но на которые я запретил себе смотреть во время пения. На часах прошло три минуты, всего-то на всего. Я старался припомнить из своего скудного репертуара песни, соответствовавшие моменту. Повздыхал, пересчитал галочки, зафиксировавшие количество исполненных произведений.

Городок был уж слишком аккуратным. Вылизанным до неприличия! У Витька чесались руки основательно погулять киркой по черепичным крышам и свежеотштукатуренным стенам, навалить там и сям различных кочерыжек и шкурок от бананов, а в центре устроить пару зловонных общественных туалетов. Быть может, тогда, в эту сумасшедшую жару, его мохнатый свитер смотрелся бы немного приемлемее.

А так и свитер смотрелся неприемлемо, и немецкие слова в подобную жару в голове не желали укладываться. Сколько их туда насильно не укладывай.

Братки свято верят – свои не оставят в беде. Хотя они не знают, что такое дружба. Ведь они живут по законам стаи – нападают всем скопом на одиночек и добивают своего, если он слаб. «Списать» жертву, «замочить» конкурента, «развести» лоха – для них повседневная и тяжелая работа. Но за «удовольствия» надо платить, а плата для всех одна – смерть…

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Еугениуш Дембски

Кто осмелится не сделать подарок Санта Клаусу?

Перевод: Леонида Кудрявцева.

Она проснулась за несколько минут до рассвета. Это ее обрадовало, поскольку она любила начинать день, любуясь как из-за петушковых гор встает солнце. Сначала в полумраке появляются их вершины, выделяющиеся чернотой на фоне светлеющего с каждой минутой неба, неровные, зазубренные, и в то же время словно бы по линейке выстроеные ряды хребтов, потом из-за них прорывается один-единственный луч и резко, даже болезненно бьет в ее еще не до конца проснувшиеся глаза. А потом в долину Вадобре Лух прорывается целая полоса света и словно бы промывает в зелени полей и лугов дорогу от гор до замка. Михаэлина считала, что эта дорога принадлежит ей, только ей, ну и еще конечно Санта Клаусу. Никто другой не видел, наверняка даже не заслуживал этого великолепного зрелища. А еще она считала, что чем чаще будет видеть дорогу, тем выше ее шансы в один прекрасный день обнаружить нечто большее. Она могла бы приказать слугам будить ее раньше, или например поставить будильник на другое время, хотя взрослые и категорически запрещали устраивать какую либо даже наипростейшую "возню", однако... Ну конечно, слуги рано или поздно доложат об этом мамочке или папочке, и ранние пробуждения закончатся визитом к мистеру Йоргену.

Эугениуш Дембский

Наиважнейший день 111394 года

В восемь часов Рами начала будить Барбара, осторожно воздействуя на его сознание тишайшим шелестом, еще более тихим, чем отзвук падающей снежинки, затем создавая шум легчайшего шебуршания листьев дерева. Барбар не просыпался, тогда она зажурчала, как ручей, омывающий донные камешки. Но поскольку и это не помогло, она использовала звучание мелодичного колокольчика. Рами очень любила Барбара и меньше всего на свете хотела бы причинить ему зло, но она знала, что чересчур затянувшаяся побудка может принести больше вреда, чем пользы, - Барбар проснется раздраженный, сам не зная отчего, и сорвет свое недовольство прежде всего именно на ней.

ЭУГЕНИУШ ДЕМБСКИ

Вонючая работа

За окнами лениво потягивался вечер - совершенно будто сытый котяра под рукою хозяина - создавая впечатление, будто бы он длиннее, чем на самом деле. Долгий осенний вечер: мокрый и холодный, будто язык у собаки, что нашла в поле еще не замерзшую лужу.

Хонделык поерзал в кресле, передвинул босые стопы, поджал зарумянившиеся от бьющего из камина тепла пальцы. Какое-то время он приглядывался к эволюциям собственных стоп, которые выкручивались, ежились и выпрямлялись, растопыривая пальцы веером. Обтягивающие кожаные штаны не скрывали форм длинных, крепких ног. Он был высокий мужчина - что было заметно даже тогда, когда сидел - он занимал кресло, табуретку, на которую опирал щиколотки, но ноги все равно частично висели в воздухе. Одна рука опиралась о стол рядом с кружкой, вторая покоилась на животе. Голову он откинул на высокую спинку и крутил ею, то смотря на огонь, по поглядывая на Кадрона. На худощавом, вытянутом лице рисовался покой и сытая леность, только вот по глазам, их окружению и морщинкам у носа, было видно, что лицо мгновенно может превратиться в грозную маску. Кожаные сапоги с высокими голенищами стояли в правилах сбоку. От них шел пар. Кадрон склонился и чуточку их передвинул, проверил ладонью, сколько тепла приходит к сапогам, и повернул голенища, чтобы сохла и другая сторона.

Дёменко Алексей Юрьевич

Стихи и рассказы

Автобиография

Родился я, Дёменко Алексей Юрьевич, в городе Актюбинске (ныне Актобе, республика Казахстан) в 9.45 утра 20 января 1983 года. Читать, спасибо бабушке, научился ещё будучи в детском саду. Самое страшное воспоминание того времени - бегающая за мной по всей комнате толпа детей с просьбами в двадцатый раз за день прочесть им "Колобка". Ещё с раннего детства я рос неспокойным, драчливым, неусидчивым, болезненным и дьявольски активным ребёнком. Редкий день учёбы, ещё в первом классе, проходил без вызова к завучу или директору, часто просто для того, чтобы я ничего не успел натворить. Моя потрясающая ассоциальность, драки с пяти-, шести - и даже девятиклассниками(!), постоянные ссоры со всем своим ученическим коллективом и плохая успеваемость в конце концов привели к тому, что мне, в середине второго класса, пришлось перевестись в школу №11, славящуюся своей дисциплиной и авторитетом. Но вредного ребёнка это не успокоило и класса до восьмого всё вышеперечисленное продолжалось. К числу моих любимых занятий, в то время, относилось сидение в шкафу во время урока с гробовым подвыванием (начальные классы), демонстрация одноклассникам забавных "самовыдуманных" сценок и пародий на рекламу (средние классы) и споры с учителями(регулярно). За сочинения я обычно получал две стандартные оценки: 5- за содержание и оригинальность (однажды написал сочинение по фильму "Терминатор II", ставшее притчей во языцех для всей школы) и 3 - за ужасный почерк и множество грамматических ошибок. Однако где-то в 7-8 классе я внезапно увлёкся физикой, потом другими предметами и девятый класс ухитрился закончить без двоек чему сам, вместе с учителями, несказанно удивился. Ещё учась в 11 школе я пытался зарабатывать деньги на карманные расходы как продавая газеты и всякую мелочь, сдавая бутылки, выполняя мелкую работу на рынке так и другими, менее законными, способами. После девятого класса я перевелся в бизнес - школу (вечернюю) №44, сделавшись почти отличником. В жёстком мужском (количество девочек в классе даже в лучшие годы не превышало трёх) коллективе особо светлого будущего я для себя не видел и последнюю четверть уже заканчивал в школе №24 города Старый Оскол. Выпускной аттестат, полученный после окончания 11 класса был без троек (один бог знает чего это стоило мне и учителям) и полученных знаний хватило, чтобы поступить в Старооскольский филиал БелГУ на специальность "Учитель начальных классов". Будущее показало, что выбор, вроде бы был верен: я не только смог проучится до третьего курса без троек (впоследствии схлопотав, на зимней сессии одну по математике, от общей усталости), играть в студенческом театре "СТОП", вступить в клуб студенческого актива "Лидер" (при УДМ), но и стать лауреатом первого международного студенческого фестиваля "Учитель русской словесности" посвященного 200-летию В. Л. Даля (Москва, 2001 г.), городского конкурса "Талант 2001", Белгородского регионального тура 4-го всероссийского конкурса студенческих работ в области связей с общественностью "Хрустальный апельсин" (Белгород, 2002 г.), дипломантом городской премии "Одарённость 2002" и бла бла - бла. Ещё учась на первом курсе я случайно написал свою первую статью, которую тут же напечатали в городской студенческой газете "Бутерброд". Это подвигло меня на новые опусы и когда, в конце 2002 года, мне предложили работать корреспондентом областной газеты "Смена" мои статьи уже неоднократно публиковались в городских газетах "Вечерний Оскол", "Путь Октября" и "Веснушка". Осенью 2002, находясь под впечатлением самиздатовского сборника рассказов одного украинского автора, я сочинил свой первый чётко оформленный рассказ "Бред сивой кобылы" принятый читателями на ура.