Контакт первой степени тяжести

Преуспевающий художник Борис Тренихин незадолго до своего таинственного исчезновения взялся написать портреты внуков нескольких членов правительства. И теперь раздраженные заказчики давят на следствие, требуя немедленно выяснить судьбу деятеля искусств.

Последний, кто его видел – Николай Белов, тоже популярный мастер кисти. Дело остается за малым – надо получить от Белова «чистосердечное» признание в убийстве друга. Тем самым он облегчит себе наказание, а прокуратуру и милицию избавит от многих хлопот. Главное – чтобы он понял: сопротивление бесполезно…

Отрывок из произведения:

Все имена героев данного повествования и наименования организаций не совпадают с истинными. Большинство географических названий также отличаются от действительных, но отличаются незначительно. При желании можно вычислить верные координаты.

Следуя взаимно противоречащим обязательствам и исходя из взаимоисключающих соображений, я старался быть как можно конкретней, уходя тем не менее от тяготящей точности: заинтересованный доплывет, а остальным – по барабану.

Рекомендуем почитать

Мафия бессмертна, потому что жестока. Так что наступивший ей на хвост майор милиции Сарычев приговорен — его с иезуитской изощренностью заражают СПИДом, обрекая на позор, крушение карьеры и в конечном счете на смерть. Однако неисповедимы пути господни. Волею обстоятельств смертельный вирус активизирует у Сарычева генную память. И теперь в этом мире у него нет ничего кроме чести воина, несгибаемого духа и бесценного наследия своих родичей — предков. Среди которых были и волхвы, и ратники, и одесские уркаганы…

Другие книги автора Андрей Горюнов

Грозные тумены Батыя, разорив пол-Руси, катятся на север. Кто не преклонит колен перед ними, тот станет пищей для воронья. Вот уже каких-то двести верст осталось до новгородских сокровищ.

Да только не подозревают монголо-татарские завоеватели, что ученые из российского ВПК случайно забросили в тринадцатый век старшего лейтенанта спецвойск Николая Аверьянова. А он, между прочим, не давал подписки о невмешательстве в исторический процесс…

Куда катится этот мир? Наверное, мало кто из нас ни разу в жизни не задавал себе подобного вопроса.

Но тревожиться совершенно не о чем: судьба мировой истории находится в заботливых руках.

Капитан спецназа Николай Аверьянов, известный некоторым по роману «На пути Орды», получает задание хроноразведки России: обеспечить успешное освоение викингами Нового Света в 985 году н. э. Тем самым он предотвратит открытие Колумбом Америки в конце пятнадцатого века. Развитие США будет направлено в иное русло, более благоприятное для земной цивилизации и некоторых физических лиц.

Популярные книги в жанре Боевая фантастика

Достойный меченосец с отсталой планетки, на которой все еще царит мрачное средневековье…

Хам и выпивоха, гроза хорошеньких крестьянок — и немыслимо обаятельный человек!

Он лихо расправляется с негуманоидными «чужими», которых в простоте душевной считает обычными монстрами…

Он дружит с землянином-профессором и переживает с ним вместе всеОПАСНЫЕ приключения…

Он не унывает, даже вляпавшись в большую межпланетную войну…

Герой — он и в Галактическом Союзе герой!

…Вселенная велика и непостижима, на ее бескрайних просторах есть место для звезд и планет, населенных множеством народов и рас разумных существ. Каждая планета уникальна по-своему, но одна планета отличается от прочих тем, что была создана почти забытыми высшими существами, Первыми Богами, мощь и знания которых нельзя описать словами.

Эта планета на протяжении тысяч лет была Полигоном для испытания представителей рас разумных существ всех обитаемых миров. Слуги Богов, созданные ими во мраке смутных времен созидания, доставляли на планету героев, чтобы подвергнуть их испытаниям, пройти которые удавалось лишь немногим. Те же, кто смог пройти Полигон, избежать смерти во время сражений с многочисленными ужасными созданиями Богов – дикими животными, демонами, драконами, василисками и грифонами, в изобилии населявших бескрайние земли материков планеты, остаться в живых, пройдя хитроумные ловушки и смертоносные механизмы Полигона – мог обрести вечную жизнь и блаженство. Только так герои могли доказать, что их раса заслуживает права на существование.

История Биба Фортуны Я сброшу Джаббу с трона в день переворота, думал Биб Фортуна, покидая тронный зал своего хозяина для секретного разговора с монахами Б 'омарр. Мои стражники швырнут его на решетку над пещерой ранкора. Пускай поваляется там-, смотря на бушующего внизу зверя и слушая его рев, пускай знает, что, когда я открою дверцу и он упадет, ранкор сожрет его. И пусть узнает перед смертью, что я унаследую его добро и его преступную организацию и ничто меня не остановит!

Фьют. Длинный цепкий язык облизал шершавые губы, подбирая последние крохи пиши. Но, облизываясь, Бубо не забывал и смотреть. Расположенные поверх его зеленой головы, багровые глаза с интересом наблюдали за происходящим в кухне. Жабопес сидел, согнувшись в три погибели, в затененном углублении под еще теплыми печами.

За длинную карьеру шпиона и убийцы, побывав во многих местах, похожих на это, он много раз видел то, что происходило сейчас. Гар-тогг, один из громадных охранников, допрашивал Рие-Йиеса. Прямо перед ними лежало тело. Бубо почувствовал прилив щенячьего восторга, представив, как охранник бьет грана по голове, а потом утаскивает его в камеру дожидаться наказания, которое определит ему хатт.

Породивший чудовище как правило, сам погибает от руки созданного им монстра. Наверное, в этом и заключается величайшая мудрость бытия. Но самое страшное, что на этот раз безостановочно размножающиеся синтетойды грозили гибелью не только своему создателю, но и всему человечеству. Нелегкая миссия — остановить их нашествие — выпала на долю бывшего космического пирата Скайта Уорнера.

С годами он научился распознавать определенные вещи. Когда сознание вернулось к нему в первый раз, он понял, что находится на поверхности планеты. Искусственная гравитация мерцает на границе ощущений; как бы ни были хороши компенсаторы, корабль с работающими маршевыми двигателями вибрирует. И гравитацию, обеспечиваемую инерционным эффектом, тренированный человек обычно сразу распознает.

Но — вот и все, что он знал, когда голос, донесшийся до него из тьмы, произнес: Ты — ~ Боба Фетт.

Пути космические неисповедимы, но все происходящее на них — не случайно. Нити коварных интриг и тайных заговоров сплетаются в причудливый клубок звездных дорог, ведущих к безграничной власти над миром. Эти нити связали воедино низложенную императрицу Серединной Империи, бывшего штурмана космофлота (ныне — беглого каторжника) и Проводника, наделенного способностью перемещаться между параллельными мирами. Все трое — изгои, преследуемые космической полицией, и от их удачливости зависит судьба Вселенной.

Леонид Кузнецов работает инженером на Улан-Удэнском приборостроительном объединении.

И журнале «Байкал» дебютировал в 1984 году повестью «В реке времени». Как участник XII конференции молодых и начинающих литераторов Бурятии, представлялся на страницах журнала в коллективными подборке молодых писателей в 1985 году. Дважды принимал участие в семинарах молодых фантастов, проводимых Союзом писателей СССР, — в Дубултах и Новосибирске.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Сбылась мечта батьки Махно и теоретиков анархо-синдикализма…

«Анархия – мать порядка!»

Анархия действительно стала государственным режимом издерганной, издыхающей страны…

Эксперимент? Тупик?

Тоннель, в конце которого должен засиять свет прекрасного будущего? Понять это пытаются четверо «странников» постапокалиптического ада – бывшая шлюха, юноша, одержимый «проклятыми вопросами», мелкий преступник и девушка-террористка.

Они идут сквозь смерть, кровь и кошмар.

Идут, даже не зная толком конечной цели своего странствия.

Потому что пока человек в пути – есть у него надежда…

Его зовут Ефим Фомич Выползнев-Нижний. Не слыхали о таком? Всё верно, он олигарх не первого ряда, в СМИ особо не засвечен и не стремится. Прессе – от ворот поворот. Охранники камеру разбить могут. А не вторгайтесь без спросу в частную жизнь!

Личность, между тем, интересная. Скажите «Ефим Фомич» – и воображение сразу нарисует вам старого, но крепкого деревенского аборигена, скажем, лесника или пасечника. Чёрта лысого. Ефим Фомич очень не стар, имеет детское личико, выпуклый лоб и прочие атрибуты дегенеративно-гениального облика, а что любит жить на природе, так тут он прав. На чём он строит свой бизнес, я не знаю и не интересуюсь. Не представляю, чтобы человек с подобной внешностью обладал от природы железной деловой хваткой. Похоже, его просто нашли в капусте. В той самой капусте, на которой тиражируют портрет Франклина.

Он мяукал так тихо, что я ни за что не услышал бы его жалобы сквозь дверь, если бы не вышел проверить почтовый ящик. Более того, я едва не наступил на него всем весом и только в последний момент каким-то немыслимым финтом увел ногу в сторону. Едва не упал, между прочим.

Котенок. Недель четырех-пяти от роду, не больше. Внешность – обыкновенная, мяв – жалобный.

Я бы даже сказал – плач, а не мяв. Котенок плакал, как плачут все котята-сироты, безостановочно и безнадежно. На меня он никак не отреагировал, как видно, не имея оснований верить в людскую доброту. Он был прав. Кому нужен беспородный приблудный котенок, серый в полосочку? С родителями ему не повезло: не были они ни персами, ни сиамцами, ни шибко ценимыми почему-то бесшерстными уродами. Впрочем, на таком холоде бесшерстный котенок уже умер бы. Если предположить, что он, такой ценный, вообще оказался бы на холоде, что вряд ли.

Может ли средневековый манускрипт повлиять на исход президентских выбо–ров в России начала двадцать первого столетия? Может, если создатель древней рукописи – знаменитый алхимик, проникший в суть вещей, а сочинитель романа обо всех этих событиях в нынешней Москве – Лев Гурский, автор популярных иро–нических триллеров «Перемена мест», «Траектория копья», «Никто, кроме прези–дента» и других. Как и в предыдущих книгах Гурского, сюжет тут балансирует на грани реальности и вымысла, и неизвестно, чего больше. Как и прежде, книга насе–лена множеством эпизодических героев; прототипы большинства из них всем из–вестны, но меньшинство еще нуждается в расшифровке… Что же касается двух главных разнополых персонажей романа – специалистки по ресторанному бизне–су и ближайшего советника президента России, – то они будут с разных сторон, от страницы к странице, приближаться к разгадке. Однако главные тайны окажутся, конечно, скрыты вплоть до самого финала.