Контакт

Полынская Галина

Контакт

- Что это такое?!

- Где?

- Здесь! Что это за мерзость, я тебя спрашиваю?!!

- Странно, но я ровным счетом не вижу ничего омерзительного, так, небольшой беспорядок, все как обычно. Я уже привык, а ты разве нет, дорогая?

- Да я не о беспорядке! Выйди ты, наконец, из кухни и посмотри в окно!

- Сейчас иду. Ну, что такое? Где?

- Вот это! Что за гадость?!

- Не знаю.

Другие книги автора Галина Николаевна Полынская

К 60-летию вероломного нападения

Германии на Советский Союз

Мозаика войны

* * *

Николай Иванович Павленко — москвич, подполковник, ветеран Великой Отечественной войны. Его ратный путь, тогда еще молодого лейтенанта, связан с 44-й инженерной Нижнеднестровской орденов Кутузова и Красной Звезды отдельной бригадой специального назначения Резерва Верховного Главнокомандования, действовавшей в составе Юго-Западного, а затем 3-го Украинского фронта. Боевая биография началась под Курской дугой, продолжилась на Украине, в Молдавии, он также участвовал в освобождении Румынии, Болгарии, Югославии, Австрии.

Первое дело детективного агентства «Тайные стражи», чьи сотрудники – люди с паранормальными способностями, а директор – самый настоящий вампир, связано с загадочным кольцом. Сданное в ломбард, оно способно потянуть за собой целую цепь трагических событий. Как остановить мистического убийцу, избравшего своим оружием драгоценные перстни с ядом?..

Купленная на подпольном антикварном аукционе золотая безделушка – обломок оливковой веточки – едва не довела своего обладателя до помрачения рассудка. Действительно ли маленький трилистник способен вызывать кошмары, убивающие во сне? И если это правда, то как остановить невидимую смертоносную силу? С этим предстоит разобраться необычному детективному агентству «Тайные стражи», чьи сотрудники обладают паранормальными способностями, а директор – самый настоящий вампир…

На планете Листая в мире и гармонии живут разумные говорящие деревья, птицы и животные. В одном из королевств живет странное существо – у него крылья, он летает, если плавает, то дышит жабрами, его кожа серебряная и меняет свой цвет в зависимости от настроения. Зовут его Уно, его любят все, кто с ним знаком.

Однажды приходит беда – крылатые чудовища Безумные Таггеры принимаются уничтожать одно королевство за другим. В живых из друзей Уно остаются только маленький интеллигентный лисенок Конти и нахальный, скандальный попугай Брамс.

В поисках оружия против Таггеров, они отправляются к старейшему на планете льву-альбиносу великому Герингеру…

– Ива! Немедленно убери собаку! Ива! Ты слышишь меня?! Убери эту чертову собаку! Ива, ты где?! Ты меня слышишь или нет?

«Конечно, слышу», – мысленно ответила я.

Стоя на балконе, я зачарованно рассматривала рассвет. Утро только-только расцветало, покрытые крошечными бледно-зелеными листочками ветки древних лип кутались в густой тихий туман. Из-за него солнечные лучи казались пушистыми. Весна… боже мой, как хорошо! На плетеном столике лежал забытый с вечера альбом и коробка пастели. Я полистала влажные от утренней росы страницы, нашла чистую и начала зарисовывать все, что видела: и липы в тумане, и пушистые солнечные лучи…

В дверном замке шевельнулся ключ. Кот, дремавший на подоконнике в широком солнечном луче, приподнял голову и насторожил чуткие уши. Бабушка, сидевшая в кресле за низеньким круглым столиком, крытым бархатной зеленой скатертью с черными кистями, подняла взгляд от карточного пасьянса.

– Мира, это ты?

– Я, бабуль, – донеслось из прихожей. – Ба, только сразу не падай.

– Что еще за сюрпризы? – бабушка раздумывала, куда положить пиковую даму.

Урожденный испанский дворянин Феликс многое успел повидать за свою очень долгую вампирскую жизнь. Но лишь одна несбыточная мечта оставалась для него недоступной: увидеть солнце и не умереть, не сгореть в его лучах. Увидеть и остаться в живых. Представители загадочной фирмы предложили необычный эликсир, способный видоизменить вампирскую сущность Феликса. Цена вопроса – собрать и объединить под своим началом людей со сверхспособностями и с их помощью сделать мир лучше. Так появилось детективное агентство «Тайные стражи».

Полынская Галина

Друг семьи

Иванишев не утрудился позвонить по телефону и предупредить о своем приходе, он сразу же стал трезвонить в дверь. Я, только что пришедшая с работы, голодная и взмокшая от предгрозовой духотищи, больше всего на свете мечтала о ванной, тарелке с едой, бокале вина и телевизоре. Иванишев, будь он не ладен, прекрасно знал, что я дома, поэтому стоять и молча дышать у дверного глазка, не имело смысла. Пришлось открывать.

Популярные книги в жанре Научная фантастика

Пожалуй, даже читатели научно-фантастических журналов не представляют себе, с какой быстротой наука догоняет фантастику. Взять, к примеру, синтез молекул. С миллионами молекул ученые, как говорится, накоротке, они зовут их если не по имени, то по фамилии. Количество таких молекул возрастает тысяч на тридцать в год. Уже поступают в продажу пластики, имитирующие человеческую кожу.

Меня это отнюдь не радует.

Кибернетика шагает вперед столь же стремительно. Сейчас научились моделировать многие функции человеческого мозга. Можно заставить искусственный глаз видеть, искусственные ноги шагать, искусственные руки работать… Нет, знаете ли, это уж чересчур! Сопоставьте эти достижения с новыми пластиками и вы без труда поймете, что меня тревожит.

Спустя четыре года после того, как Анна Болейн лишилась головы в лондонском Тауэре, в семействе Глэдвеббов появился на свет ребенок необычный ребенок.

В то утро в холодной прихожей, рядом со спальней, где миледи рожала, находились четверо: мать роженицы, ее тетка, свояченица и паж. Мужа миледи, юного сэра Фрэнка Глэдвебба, с ними не было — уехал на охоту. Наконец пришел тот долгожданный миг, когда повивальная бабка поспешила к томившейся под дверью четверке с радостным известием о том, что Всевышний (который незадолго до того обратился в протестанство) счел возможным одарить миледи сыном.

Мысли — это сила, которая еще не изучена до конца. Они неразрывно связаны с высшими существами, как сила тяготения с планетами, и кружат вокруг меня, пока мой разум превращает внешний мир в символы. Все, что я познаю, каким-то образом изучается моими мыслями.

Низость, которую моя собственная раса нулов совершает на Земле… действительность ли это или просто ошибочная интерпретация моего разума?

Однако сейчас и здесь, без денег и далеко от дома, я должен сосредоточиться на более практических проблемах. Я должен по-прежнему искать шанс. Кого-то нужно обобрать, чтобы я смог вернуться домой. Мышление похоже на игру: порой в голову приходят интересные мысли, порой — скучные. Может, потому я и стал игроком: надеюсь, что мне удастся обнаружить нечто большее, чем очередной шанс.

Зубной врач проводил ее к выходу, улыбаясь и кланяясь. Аэрокэб уже ждал снаружи, на открытой воздушной площадке. Достаточно старомодная машина, чтобы казаться шикарной. Фифи Фивертри ослепительно улыбнулась водителю.

— Мне за город, — сказала она. — Поселок Роузвилл, шоссе N_4.

— Живете в деревне? — удивился водитель, поднимая машину к лазурному куполу.

— В деревне хорошо, — воинственно возразила Фифи. Она подумала немного и решила, что может позволить себе похвастаться. — И стало еще лучше, когда подвели хронопровод. Нас как раз к нему подключают — должны кончить, когда я вернусь.

Среди компьютерных игр наиболее приближающимися к реальности мне представляются знаменитая «Жизнь», а также популярные «Sims» и «Civilization». Они представляют различные типы моделирования: абстрактное и конкретное. Что может дать их симбиоз: эволюция общества и эволюция человека? Думаете, соединить их настолько сложно, что не стоит и говорить? Ан нет. Игру с совмещенными характеристиками обеих развивающихся моделей придумали уже давно. Очень давно. Она настолько древняя, что лишь немногие помнят об ее истинном предназначении. А правила к ней вообще остались только в священных книгах и немногочисленных преданиях.

Стоял прохладный июньский вечер, но предыдущие дни были жаркими, стены дома накалились, словно сковородка, и теперь дышали теплом, превращая квартиру в сауну. Разумеется, окна были распахнуты настежь. В них, дурманя, наплывал чарующий запах сирени, отвлекая Сергея от решения непростой математической задачи. Мел крошился о грифельную доску, но разгадка тайны ускользала, приходилось удалять написанное и начинать всё заново.

Взяв в руки тряпку, Сергей хотел в который раз стереть неудачный хвост формулы, в котором, как ему казалось, и была заминка, но тут заметил, что по одной из выведенных мелом букв ползёт большой чёрный жук. Вероятно, залетел в окно и выбрал для посадки ровное взлётное поле, а теперь не мог понять, что за белая крошка сыпется из-под лапок.

Сначала Михаил Борисович почти и не заметил, как заболела спина. Тянуло слегка-слегка, и только. Но если неудачно повернешься или резко встанешь, тогда вот — да: пронзит как копьем, только вздохнуть успей. Но если тихохонько, не делая резких движений, так вовсе и ничего, жить можно. И грех жаловаться, в пятьдесят — мало ли у человека всяческих недомоганий, которые приносит с собой дурная осенняя погода или пара лишних ложек жирной пищи? Тем более, с его-то, Михаил Борисовича, грузной комплекцией. А потолстел — да, быстро, попытался вспомнить, когда в последний раз видел своего старикана — в последние несколько месяцев, пожалуй, ни разу. Было бы зеркало, а так… В общем, болячки — вещь такая в полтинник: сегодня болит, завтра отлежится, рассосется, восстановится.

И вновь герои Роджера Желязны разыгрывают на шахматной доске саму возможность существования нашей цивилизации. Против человека выступают драконы и единорога, искусственный разум и механические убийцы, инопланетные монстры и даже сами земные бога. Далеко не каждая партия этого вселенского турнира заканчивается в пользу человечества. А каков будет окончательный результат — неизвестно, кажется, и самому автору.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Полынская Галина

Любовный роман

Пародия

Одиноко и неприкаянно он прогуливался по пустынному берегу океана. Это было на закате. Над обагренными последними лучами солнца волнами с невыносимо печальными криками летали чайки. Одна из них, самая белая и самая печальная, то мертвым камнем бросалась в пучину волн, то подобно стреле, выпущенной умелой рукой из упругого лука, взлетала ввысь. Он замер у самой кромки воды, пронзительно синими глазами глядя на эту чайку... Хотя уже прошли годы, ему казалось, что вся эта трагедия случилась только вчера... Только вчера его прекрасная возлюбленная невеста Мириам летела на небольшом частном самолете, принадлежащем его авиакомпании к нему на остров, дабы стать его законной любящей женой и матерью его будущих детей. Только вчера белоснежный фасад его роскошной виллы, доставшейся в наследство от дедушки по отцовской линии, графа, была украшена цветами и лентами и гости пили шампанское в белых, увитых гирляндами беседках, и священник благостно улыбался облакам... ах, если бы мог знать святой отец, какую трагедию несли в себе эти невинные облака! Они не захотели отдать ему его прекрасную невесту, они решили прибрать ее к себе. Самолет с Мириам рухнул в океанскую пучину, как неприкаянная чайка, не дотянув до острова всего каких-то несколько тысяч ярдов... А он... он был убит, растоптан, уничтожен. Он продал самолеты, сжег аэродромы и заточил сам себя в маленьком некомфортабельном домике на берегу очень вялой реки. Он забросил все свои дела, все свои корпорации и, несомненно, был бы разорен, если бы не верный старый дворецкий Соломон, взявший на себя управление всей многомилионной империей своего хозяина.

Полынская Галина

Л Ю П У С

- Пи-и-и-рож-ки-и-и! Роря-а-а-чи-ие-е-е Пи-и-и-рожки-и-и-и! Пирожки-и-и!!

- Иди отсюда со своими пирожками!

- Тише, тише, Сергунчик, тебе нельзя нервничать! Ну торгует и пусть себе торгует, это же вокзал, они везде одинаковые.

- Да, но пусть идет орать под чье-нибудь другое ухо! Какая жара начинается! Давай перетащим сумки вон туда, в тенечек, под навес....

Ух, как здесь хорошо, прохладно! Пивка бы еще!

Шел человек по пустыне, трудно шел, долго, мучительно... в конце концов, умер. Попадает человек на небеса, садится с ним рядом Господь Бог, человек и говорит ему:

- Господи, ну что же такое, а? Я так мучался, так страдал, так глупо умер! Что ж ты мне не помог?

Отвечает ему Бог:

- Ну, хорошо, давай рассмотрим эту ситуацию. Вот пустыня, вон, видишь цепочку своих следов? Рядом с ней еще одна цепочка - это Мои следы, Я шел вместе с тобой.

Полынская Галина

Микроформы жизненных попыток

1. Попытка контакта.

Таракан смотрел на меня уже четвертую минуту. На железной крышке из-под лечо лежала половинка подвядшего лимона, неоднократно выдавленная в чай, а на ней, сверху, сидел таракан. И смотрел.

27. 01. 01.

2. Попытка адаптации.

У одного человека, прямо из попы росли красивые ветвистые рога. Он их очень стеснялся, и все время отламывал, но они вырастали снова. Тогда он решил устроиться работать экзотической вешалкой для одежды в большой, дорогой ресторан. Человек имел огромный успех, но когда на его рога повесили много пальто, рога сломались и больше не выросли. И человек заплакал.