Консервативный вызов русской культуры - Русский лик

Григорий Бондаренко

Консервативный вызов русской культуры. Русский лик.

СОДЕРЖАНИЕ

Консервативный вызов русской культуры ..

Часть первая. Красный лик

Репрессированное поколение Победы

Отец Дмитрий Дудко

Сергей Михалков

Юрий Бондарев

Александр Зиновьев

Анатолий Иванов

Михаил Алексеев

Виктор Розов

Николай Тряпкин

Владимир Бушин

Михаил Лобанов

Другие книги автора Григорий Владимирович Бондаренко

Григорий Бондаренко

Консервативный вызов русской культуры. Белый лик.

РОССИЯ

Листая старую тетрадь

Расстрелянного генерала,

Я тщетно силился понять,

Как ты смогла себя отдать

На растерзание вандалам.

Из мрачной глубины веков

Ты поднималась исполином,

Твой Петербург мирил врагов

Высокой доблестью полков

В век золотой Екатерины.

Россия...

Священной музыкой времен

Григорий Бондаренко

Консервативный вызов русской культуры. Красный лик.

"В последнее время в Москве и ряде других городов страны появилась новая тенденция в настроениях некоторой части научной и творческой интеллигенции, именующей себя "русистами". Под лозунгом защиты русских национальных традиций они, по существу, занимаются активной антисоветской деятельностью... Указанная деятельность имеет место в иной, более важной среде, нежели потерпевшие разгром и дискредитировавшие себя в глазах общественного мнения т.н. "правозащитники".

Популярные книги в жанре История

В пределах, где существовало Вавилонское царство, по общему показанию историков.находилось место, где в первый раз появился род человеческий, там же случился и потоп Ноев.

Мухаммад ибн Джарир ат-Табари в своей «Истории» говорит, что маги не признают всемирного потопа; некоторые мусульманские историки допускают, что потоп был только в Вавилонии, Ираке, Сирии до Йемена. Ахмад ибн Хамдаллах Казвини в Тарих-и гузида говорит, что потоп был только на Аравийском полуострове; китайцы и некоторые из тюрок также не признают общего потопа; в одном Табакат, или родословной турецких султанов, род их ведется до тюркских ханов и от них восходит до Ноя и до Адама. Как бы то ни было, но род человеческий распространился на поверхности земли. Страны восточные и северные принадлежали роду Иафета, жарские поясы Африки и Индии – потомству Хама, а земли аравийские, персидские и южная часть Европы – потомству Сима. По свидетельству автора книги Раузат ас-сафа (конец IX в. х.) со 14° ю. ш. в океане есть острова, где живут народы племени Сима 1.

Перевод Р. К. КИКНАДЗЕ И В. С. ПУТУРИДЗЕ Исследование и указатели Р. К. КИКНАДЗЕ ГЛАВНАЯ РЕДАКЦИОННАЯ КОЛЛЕГИЯ: Ш. В. Дзидзигури (главный редактор), М. Д. Абашидзе, 3. Н. Алексидзе, Г. Н. Джибладзе, В. И. Дзидзигури, Т. С. Каухчишвили, Р. К. Кикнадзе, (зам. гл. редактора), Г. А. Меликишвили, Г. А. Надарейшвили, Э. В. Хоштария Редактор серии Р. К. Кикнадзе Редактор тома Г. Г. Аласаниа Рецензенты: доктора исторических наук: К. К. Куция К. А. Чхатарайшвили Сочинение известного грузинского историка и государственного деятеля XVII века Парсадана Горгиджанидзе «История Грузии» является ценным источником для изучения истории как Грузии, так и стран Закавказья, Ирана и Турции. Печатается русский перевод «Истории Грузии» П. Горгиджанидзе, в которой описываются события XIV-XVII веков.

XI век в истории Грузии является временем богатым весьма важными событиями. В конце X – начале XI вв. завершается длительный исторический процесс объединения грузинских земель и создания грузинского феодального государства «Сакартвело» (Грузия).

В 80-х годах X века объединились в одно государство две крупнейшие грузинские политические единицы – царство Эгрис-Апхазети и Картлийское эрисмтаварство (вся Западная Грузия и центральная часть Грузии, от р. Арагви до начала Боржомского ущелья) и большая часть Картвельского царства (Юго-Западная Грузия). В начале XI века к нему присоединилась остальная часть Картвельского царства (без южной части Тао), а также Кахети и hЕрети.

Предыстория Земли

  

   Библия начинает историю разумного человека Земли в основном после Всемирного потопа, хотя отдельными мазками рассказывает и допотопную историю. Значит, люди жили и до потопа. У многих народов, живших в разных концах Земли, совершенно не общавшихся между собой, и не знавших Библию до 18 века, тем не менее, сохранились сказки–предания о Всемирном потопе. При этом представления о нем практически одинаковы. Вода затопила всю Землю, и только на высоких горах или на морских судах спаслись некоторые люди, совсем незначительная часть, от которых пошло новое развитие человечества. Эти истории, возникшие в разных концах Земли и независимо друг от друга, не могли не отражать одного и того же грандиозного события, которое затронуло буквально все человечество, и притом — одновременно. Ибо разные и разновременные события, отстоящие друг друга достаточно далеко по времени, не могли бы сохраниться долго в памяти без письменности, а письменности как раз и не было. А, что ее не было в период катаклизма, доказывает то, что ее и сегодня у них нет.

В исследовании рассматриваются аспекты турецкой внешней политики в отношении Карабахского конфликта в историческом и современном измерении. На основе широкого фактологического материала анализируется проблема Нагорного Карабаха в контексте армяно-турецких отношений и новой внешнеполитической доктрины неопантюркизма. Отдельно анализируются турецкие инициативы, направленные на обеспечение проазербайджанской позиции в разрешении конфликта, внутритюркские разногласия вокруг карабахской проблемы, фактор религиозной солидарности, а также распространения сети международного терроризма в Азербайджане вследствие вербовки наемников из исламских стран. Книга рассчитана на экспертов, студентов и исследователей, изучающих Карабахский конфликт, внешнюю политику Турции, а также на широкий круг читателей

УДК 930.26+551.46(023) Gunter Linde, Edmund Brettchneider In die Vergangenheit getaucht LEIPZIG, 1964 Перевод с немецкого Л. С. ГОРБОВИЦКОЙ и Н. М. СУББОТОВСКОЙ Водолаз поднимается на поверхность. В руке он держит старинный меч. Этот меч принадлежал некогда командиру фрегата, разбившегося о скалы и затонувшего в океане много веков тому назад… Сотни тысяч подобных реликвий хранит на своем дне Мировой океан. Все больше пополняются музеи находками водолазов. Но в наши дни эти находки уже не только счастливая случайность, удача отдельных любителей. Бурное развитие океанографии и водолазной техники вызвало к жизни новую отрасль науки: подводную археологию. Ученые и спортсмены-аквалангисты ведут систематическую работу по исследованию водных глубин, и постепенно все яснее вырисовывается перед нами картина жизни людей и целых народов ушедших веков, их быт, культура, экономика. Авторы в яркой и интересной форме дают исторический очерк подводных исследований со времен гибели кораблей самых древних мореходов до трагедии американской подводной лодки «Трешер». Большое внимание уделяют Линде и Бреттшнейдер исследованиям советских археологов. Они используют новейшие данные подводной археологии и океанографии. Книга представляет несомненный познавательный интерес, написана живо и увлекательно и рассчитана на широкий круг читателей.

Бой при Матапане, «средиземноморский Пирл-Харбор» в Таранто, блокада Мальты, битва за Крит… Боевые действия в Средиземном море носили ожесточенный и драматический характер. Автор этой книги капитан 2 ранга Марк Антонио Брагадин всю войну провел в стенах штаба Королевского Итальянского флота, и поэтому его исследование дает нам уникальную возможность взглянуть на ход боевых действий на Средиземноморском театре глазами высших итальянских офицеров.

В монографии рассматриваются ранее не исследовавшиеся российскими историками события, связанные со вступлением Финляндии во вторую мировую войну на стороне Германии. Скрытая подготовка к этому в 1940–1941 гг. раскрывается на основе финских, немецких и российских архивов, а также других источников. В книге прослеживаются этапы сближения в военном, экономическом и политическом отношениях Финляндии и Германии накануне Великой Отечественной войны. Особо исследуются перемены в позиции СССР по отношению к Финляндии в предвоенный период.

Для историков и всех интересующихся историей Финляндии и второй мировой войны.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Славентий Бондаpенко

САМОЛЕТ

По небу летел самолет. Hо было ли небо? Hебо - это то, что свеpху земли, а если земля куда-то исчезла... пpовалилась... pаствоpилась на хpен... Зато осталось то, что свеpху, также с облаками, также с голубизной, но pазве это небо, нету внизу земли, да и людей тоже нету?

Стаpший штуpман Басов сохpанял свою хладнокpовность и не думал напpасно о тех людях и землях, что были, но вдpуг pастаяли, как будто мыльная пена на ляжке его любовницы - стюаpдессы Веpы. Гоpаздо сеpьезней было то, что бензин уже находился на исходе, а экстpенный бензозапpавщик на связь не выходил. "Ёбаные чуpки!" - Басов в яpости хватил кулаком по пластмассе клавиатуpы: "Они там только и думают, что хуёй база, сука. Извини, Веpа, что я заpугался", - Сеpгей заметно покpаснел.

Вячеслав Бондаpенко

БУКВАРЬ

Волки.

Многие паpни кpичат, когда пасут. Иные пpибегают им на помощь и видят: волки. Дpугой pаз бесполезно, ибо ввел в заблуждение и никто не повеpит. Каждый человек должен понимать, где пpедел человека теpпения.

Пpинесла мать сливы.

Пpинесла мать сливы и сочла их. Оказалось восемнадцать штук. Было у нее детей тpое человек, котоpые слышали это. Двое из них отказались есть, когда мать ушла, а тpетий съел. Когда же мать пpишла, она увидела, что слив стало меньше, и задала вопpос: кто это сделал. Младшая и стаpшая дочеpи пpизнались, а сpедняя утаила и заболела, ибо вpать гpешно.

А.Бондарев

У истоков полифонического романа

У романов, представленных в этой книге, - много общего. Они написаны в первой половине XVIII века, эпоху зарождающихся и крепнущих надежд на возможность более разумного, справедливого, а главное - человечного общества, надежд, подтверждаемых, казалось бы, естественным ходом самой истории. В свете этих перспектив, близких сердцу наиболее восприимчивых к изменениям социального климата писателей, особенно удручающими представали формы жизни и мышления, порожденные абсолютизмом. Не потому ли романы Алена Рене Лесажа (1668-1747), Шарля Луи Монтескье (1689-1755) и Дени Дидро (1713-1784), о которых здесь идет речь, так насмешливо равнодушны к чопорности, помпезности и академизму века Людовика XIV? Их фривольность и изящество, салонное остроумие и альковное легкомыслие отражают тенденции становящейся просветительской эстетики, завоевывающей ведущие жанры, обретающей статус всеобщности и необходимости. С ее помощью второстепенное превращается в главное, частное - в общезначимое. Литература оставляет высокие жанры и обживает низкие, события, влиявшие некогда на судьбы нации и государства, покидают поля сражений, дворцовые залы и министерские кабинеты, переселяются в мансарды, кулуары и альковы.

И.Бонев

Последний...

Жаркое марево было пропитано бензиновыми парами, и Сэм Фуллер надел вторую кислородную маску. До самого горизонта блестящими лентами тянулись автострады, и солнце изливало на них потоки огня.

"В такой момент легче всего попасть под колеса", - подумал Сэм и тут же отскочил, услышав за спиной тигриный рев мощных моторов. Он отчаянно прыгнул в кювет. Свистя, пролетели рядом колеса желтого "Лотос суперрекорда". Сэм все же разглядел искаженное яростью лицо водителя и знак, нарисованный на крыльях: раскоряченный человечек, перечеркнутый толстой черной чертой, - знак "охотника на пешеходов".