Консервативный вызов русской культуры - Русский лик

Григорий Бондаренко

Консервативный вызов русской культуры. Русский лик.

СОДЕРЖАНИЕ

Консервативный вызов русской культуры ..

Часть первая. Красный лик

Репрессированное поколение Победы

Отец Дмитрий Дудко

Сергей Михалков

Юрий Бондарев

Александр Зиновьев

Анатолий Иванов

Михаил Алексеев

Виктор Розов

Николай Тряпкин

Владимир Бушин

Михаил Лобанов

Другие книги автора Григорий Владимирович Бондаренко

Григорий Бондаренко

Консервативный вызов русской культуры. Красный лик.

"В последнее время в Москве и ряде других городов страны появилась новая тенденция в настроениях некоторой части научной и творческой интеллигенции, именующей себя "русистами". Под лозунгом защиты русских национальных традиций они, по существу, занимаются активной антисоветской деятельностью... Указанная деятельность имеет место в иной, более важной среде, нежели потерпевшие разгром и дискредитировавшие себя в глазах общественного мнения т.н. "правозащитники".

Григорий Бондаренко

Консервативный вызов русской культуры. Белый лик.

РОССИЯ

Листая старую тетрадь

Расстрелянного генерала,

Я тщетно силился понять,

Как ты смогла себя отдать

На растерзание вандалам.

Из мрачной глубины веков

Ты поднималась исполином,

Твой Петербург мирил врагов

Высокой доблестью полков

В век золотой Екатерины.

Россия...

Священной музыкой времен

Популярные книги в жанре История

Тухачевский Михаил Николаевич

Военные планы Гитлера

Содержание

От редакции

Текст

Примечания

 

От редакции

Великая Отечественная война 1941-1945 гг. вошла в нашу историю как небывалое по ожесточенности, трагизму и героизму сражение многонационального советского народа против гитлеровского фашизма. Путь к Победе. 45-летие которой будет отмечаться в нынешнем году, был долгим и трудным.

Но интерес к событиям тех далеких лет, к осмыслению последствий и уроков войны не ослабевает, он объясняется и той непреходящей ролью, какую сыграла война в жизни советского народа, и отчасти неудовлетворенностью ответами на многие вопросы, которые рождены уже нашим временем- временем перестройки и гласности.

Ж.ЛОНГЕ, Г.ЗИЛЬБЕР

ТЕРРОРИСТЫ И ОХРАНКА

ПРОВОКАТОРЫ И ПРАВЯЩИЕ

Правительства всех стран и всех времен в их борьбе против революции никогда не останавливались ни перед какими средствами. Самым бессовестным, самым преступным из этих средств является, несомненно, пользование агентами-провокаторами. Сплошь и рядом в прошлом столетии правители Франции, Германии, Италии прибегали к этому бесчестному средству, чтоб раздавить революционное движение или воспрепятствовать успехам грозных заговоров. Роль темных правительственных сообщников в тайных обществах в эпоху реставрации, во время царствования Луи Филиппа, во время Второй империи и в наши дни служит яркой иллюстрацией того, что политическая полиция, даже в благоустроенном буржуазном государстве, вся насквозь проникнута духом провокации.

С.Г.Смирнов

История: Годовые кольца Всемирной истории Сергея Смирнова

Год "минус 250" (восток)

Очень трудно заметить связь времен, когда сам стоишь в одном конце этой связи. Царь-реформатор Ашока печется о государственном и культурном объединении Индии, а вовсе не о создании новой мировой религии. Но результат будет именно таков: держава Маурьев превратит этическое учение Будды в государственную религию, которая потом охватит сотни миллионов людей за пределами Индийского субконтинента, в тех краях, о существовании которых не подозревали ни Будда, ни Ашока... Столь же огромные последствия будет иметь греческий перевод древних иудейских мифов и преданий, произведенный любознательными филологами-эллинистами в середине III века до н.э. Этот текст-Библия-становится отныне доступен всякому образованному жителю Средиземноморья и Ближнего Востока. Кто может предугадать, что через три века на этой основе оформится вторая мировая религия-христианство? А еще через шесть веков на том же фундаменте возникнет ислам. Поистине, трудная задача-социальный прогноз; но прогнозировать развитие культуры еще трудней...

С.Г.Смирнов

История: Годовые кольца Всемирной истории Сергея Смирнова

Год "минус 250" (запад)

Вот уже семьдесят лет, как вернулся к богам Александр Македонский. Сменилось два поколения его наследников; много раз перекраивались границы их царств, и все новые головы увенчивались диадемами либо летели с плеч. Но великий спор все еще не разрешен: каким быть новому миру? До появления Александра все казалось ясно: просвещенным эллинам подобает жить в полисах городских республиках, хранимых местными богами. Прочие же варвары обречены на дикость племенной жизни либо на тиранию царей.

Ступов А. Д., Кокунов В. Л.

62-я армия в боях за Сталинград

Аннотация издательства: Книга "62-я армия в боях за Сталинград" повествует о боевых действиях героической 62-й армии, принявшей на себя в битве за Сталинград главный удар немецко-фашистских войск и вместе с другими армиями Сталинградского и Донского фронтов грудью отстоявшей волжскую твердыню. Она написана еще в ходе Сталинградского сражения непосредственными его участниками - офицерами политотдела армии гвардии подполковниками Ступовым А. Д. и Кокуновым В. Л. Авторы не ставили своей целью дать полное и всестороннее освещение событий Сталинградской битвы. Задача их состояла в том, чтобы на примере 62-й армии показать рост боевого мастерства и героизм доблестных защитников Сталинграда, опыт борьбы которых служит и будет служить делу дальнейшего совершенствования боевой выучки солдат и офицеров Советской Армии. Главы первая - пятая написаны А. Д. Ступовым, глава шестая - В. Л. Кокуновым. В подготовке отдельных материалов принимали участие М.Н. Бурдуковский и С.А. Зайцев. Книга предназначена для солдат и офицеров Советской Армии.

С.Г.Смирнов

История: Годовые кольца Всемирной истории Сергея Смирнова

За 500 лет до новой эры

Геродот еще не родился. Греки еще не воюют с персами. История еще не оформилась как наука. Но исторические события идут своей чередой, и разноязычные летописца давно фиксируют их. Уже стали республиками Афины и Рим, уже проповедуют Будда и Конфуций, а Персидская империя охватила стальным обручем весь Ближний Восток. И уже прозвучали гордые слова Иеремии: "Я поставил тебя днесь над народами и царствами!" - слова, впервые обращенные не к царю или жрецу, а к ПРОРОКУ, то есть к простому смертному, который сумел подняться выше обыденных забот и узких политических страстей, по-своему осмыслил эпоху и учит сограждан новому миропониманию, не опираясь ни на авторитет традиции, ни на силу оружия. Таких пророков немало в разных концах Земли. Очень многие прислушиваются к их голосу. Скоро придет пора Геродота и Фукидида, Платона и Аристотеля, Мо-цзы и Мэн-цзы. А пока творятся те события, осмысление которых создаст грядущие политические теории. Начнем рассказ с будущих героев Геродота.

НАУМ КОРЖАВИН

Будни "тридцать седьмого года"

Очерк

Передо мной в ксерокопии документ, очень важный для понимания нашей истории. Я его не открыл и не добыл хитроумным способом. Просто нашел в книге, которая доступна всем. Он - один из фрагментов, составляющих приложение к этой книге. Называется она - "МИНА ЗАМЕДЛЕННОГО ДЕЙСТВИЯ (Политический портрет КГБ)" и выпущена московским издательством РУСАРТ еще в 1992 году. Автор книги и, следовательно, первый публикатор этого документа известная журналистка Евгения Альбац, написавшая много интересных и важных статей о "ЧК-ГБ". Некоторые из них в расширенном виде вошли в эту книгу. Но сейчас меня интересует только вышеназванная публикация.

Владимир Савельевич Войтинский

1917-й. Год побед и поражений

Под редакцией

доктора исторических наук

Ю. Г. Фельштинского

Вступительная статья

доктора исторических наук

Г. ЧЕРНЯВСКОГО

Послесловие

доктора исторических наук Г. ИОФФЕ

В этой книге публикуются воспоминания В. С. Войтинского (1885-1960), непосредственного участника революционных событий в России начала XX в. В 1917 г. он являлся членом Исполкома Петроградского совета и комиссаром Временного правительства на Северном фронте. После революции жил в эмиграции.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Славентий Бондаpенко

САМОЛЕТ

По небу летел самолет. Hо было ли небо? Hебо - это то, что свеpху земли, а если земля куда-то исчезла... пpовалилась... pаствоpилась на хpен... Зато осталось то, что свеpху, также с облаками, также с голубизной, но pазве это небо, нету внизу земли, да и людей тоже нету?

Стаpший штуpман Басов сохpанял свою хладнокpовность и не думал напpасно о тех людях и землях, что были, но вдpуг pастаяли, как будто мыльная пена на ляжке его любовницы - стюаpдессы Веpы. Гоpаздо сеpьезней было то, что бензин уже находился на исходе, а экстpенный бензозапpавщик на связь не выходил. "Ёбаные чуpки!" - Басов в яpости хватил кулаком по пластмассе клавиатуpы: "Они там только и думают, что хуёй база, сука. Извини, Веpа, что я заpугался", - Сеpгей заметно покpаснел.

Вячеслав Бондаpенко

БУКВАРЬ

Волки.

Многие паpни кpичат, когда пасут. Иные пpибегают им на помощь и видят: волки. Дpугой pаз бесполезно, ибо ввел в заблуждение и никто не повеpит. Каждый человек должен понимать, где пpедел человека теpпения.

Пpинесла мать сливы.

Пpинесла мать сливы и сочла их. Оказалось восемнадцать штук. Было у нее детей тpое человек, котоpые слышали это. Двое из них отказались есть, когда мать ушла, а тpетий съел. Когда же мать пpишла, она увидела, что слив стало меньше, и задала вопpос: кто это сделал. Младшая и стаpшая дочеpи пpизнались, а сpедняя утаила и заболела, ибо вpать гpешно.

А.Бондарев

У истоков полифонического романа

У романов, представленных в этой книге, - много общего. Они написаны в первой половине XVIII века, эпоху зарождающихся и крепнущих надежд на возможность более разумного, справедливого, а главное - человечного общества, надежд, подтверждаемых, казалось бы, естественным ходом самой истории. В свете этих перспектив, близких сердцу наиболее восприимчивых к изменениям социального климата писателей, особенно удручающими представали формы жизни и мышления, порожденные абсолютизмом. Не потому ли романы Алена Рене Лесажа (1668-1747), Шарля Луи Монтескье (1689-1755) и Дени Дидро (1713-1784), о которых здесь идет речь, так насмешливо равнодушны к чопорности, помпезности и академизму века Людовика XIV? Их фривольность и изящество, салонное остроумие и альковное легкомыслие отражают тенденции становящейся просветительской эстетики, завоевывающей ведущие жанры, обретающей статус всеобщности и необходимости. С ее помощью второстепенное превращается в главное, частное - в общезначимое. Литература оставляет высокие жанры и обживает низкие, события, влиявшие некогда на судьбы нации и государства, покидают поля сражений, дворцовые залы и министерские кабинеты, переселяются в мансарды, кулуары и альковы.

И.Бонев

Последний...

Жаркое марево было пропитано бензиновыми парами, и Сэм Фуллер надел вторую кислородную маску. До самого горизонта блестящими лентами тянулись автострады, и солнце изливало на них потоки огня.

"В такой момент легче всего попасть под колеса", - подумал Сэм и тут же отскочил, услышав за спиной тигриный рев мощных моторов. Он отчаянно прыгнул в кювет. Свистя, пролетели рядом колеса желтого "Лотос суперрекорда". Сэм все же разглядел искаженное яростью лицо водителя и знак, нарисованный на крыльях: раскоряченный человечек, перечеркнутый толстой черной чертой, - знак "охотника на пешеходов".