Конец мемуаров капитана Уильяма Дампира

А л е к с а н д р Д Е Р Е В И Ц К И Й

Из рукописного архива

агенства "Бутылочная почта"

Вудс Роджерс

КОНЕЦ МЕМУАРОВ КАПИТАНА УИЛЬЯМА ДАМПИРА

Дважды в день по паркетному глянцу лондонской Национальной галереи проходит престарелый служитель с обрюзгшим лицом в седых бакенбардах. Не очень пыльная работа у старого Боба Виндейла: всего-то стереть пыль с золоченых рам старинных портретов. Дважды в день у одного и того же из многих портретов Боб задерживается дольше, а, уходя, произносит короткую фразу: "Проклятые чинуши!"

Другие книги автора Александр Анатольевич Деревицкий

В книге известного тренера продаж Александра Деревицкого, включенного экспертами в десятку лучших консультантов России, рассматриваются все этапы сопротивления клиентов и методы обработки их возражений. На основе многолетней работы по изучению теории продаж, а также собственного торгового опыта автор создал уникальную технику «переговорного фехтования». Она сочетает в себе элементы коммуникативных приемов, используемых в работе психоаналитика, дипломата, и даже разведчика. Руководство, написанное в увлекательной форме с многочисленными примерами из практики, будет полезно всем, кто так или иначе связан с продажами.

В этой книге Александр Деревицкий учит продажам как виду боевых искусств. Она написана для продавцов, которые уже научились продавать, любят это дело и хотят расти дальше. Она написана для продавцов, которые любят изобретать что-то свое на основе авторских идей, а теперь хотят научиться умению приятно отличаться от других. Первая часть книги — примеры из тренерской практики Деревицкого, подробный FAQ по типовым проблемам продажников, иллюстрированный примерами из жизни. Вторая часть — рецепты организации успешных продаж. Красной нитью в книге проходит мысль о том, что не существует способов и техник продаж, которые можно просто выучить и использовать их всегда. Любой продажник должен быть гибким и ориентироваться по ситуации. Для кого эта книга Эта книга для тех, кто хочет стать лучшим в продажах.

Александр Деревицкий отступил от традиционного стиля книг по продажам и представил свою программу в виде примеров из собственного жизненного опыта и опыта участников его тренингов. Вы узнаете много интересного о тонкостях продажи в наших условиях и практически все об особенностях национальной охоты на покупателя. При внимательной работе с книгой рост продаж гарантирован.

А.Деревицкий

Ш П А Р Г А Л К А А Г Е Н Т А

школа работы в рекламе и коммерции

"Коммивояжеру нужно мечтать, мальчик.

Недаром он живет между небом и землей."

(Артур Миллер, "Смерть коммивояжера")

КРУГОМ ОДНИ АГЕНТЫ.

Посмотрите в окно.

Если оно у вас не глядит в глухую кирпичную стену соседнего особняка, как одно из окон квартиры Турбиных у Булгакова, то вы непременно увидите агентов. Или хотя бы одного.

А.Деpевицкий

БОГ ОСТРОВА БЕРЕЗКИНА

"Что нас выгнало в путь по высокой воде?.." Не знаю, но вот забросила меня судьба на борт небольшого гидрографического судна "Охота", которое совершало несоответственно большое плаванье - кругосветку встречь Солнца. На цели экспедиции мне было глубоко наплевать - на "Охоту" я пришел матросом-мотористом, который мечтал набродяжничать по свету на толстую книгу приключений. И я не обманулся - этот рейс дал мне массу ярких впечатлений. Но вот книга...

А.Деpевицкий, газета "Волонтеp"

ГОПЛИТ ГАЙ

"Кир Младший собрал 300-тысячное войско и в его числе 13 тысяч наемных греков, состоявших под командой спартанца Клеарха, и двинулся в 401 году до Рождества Христова к Вавилону.

Персидский царь Артаксеркс II имел 900 тысяч воинов и при Кунаксе разбил армию Кира. Кир погиб. Войска, кроме греческого корпуса, были рассеяны. Вскоре стратег Артаксеркса Тиссаферн хитростью обезглавил войско греков, погубив их начальников. Но наемники отказались сложить оружие..."

А.Деревицкий

ЗОВ СТРАНСТВИЙ

Что мотает человеков по свету?

Да, человек ищет, где лучше. И это "лучше" можно понимать и в меркантильном смысле. Но как хочется видеть за переменой мест мотивы если не высокие, то хотя бы чистые!..

Романтика в наш рациональный век не в чести. Отсюда - меньшая популярность романтических гимнов, чем пародий на них: "А я еду, а я еду за деньгами, за деньгами, не за запахом тайги..."

А.Деpевицкий

ОПЕРАЦИЯ "ЭГРЕГОР"

- То, чего вы хотите, господин президент, просто невозможно, - в который раз устало повторил адвокат Фэлд. - Отвоевать приоритет идеи Бифуркации это для нас совершенно нереально!

Лицо Статтама исказилось - гнев слился с презрением. Ноздри президента раздулись, складки прорезали обрюзгшие щеки, глаза исподлобья сверкнули белками:

- Ваше зюйдлендовское благородство не стоит и выеденного яйца. Вы не свободный адвокат, а шелудивая подобострастная собака, которая не смеет тявкнуть на своего сурового хозяина.

Популярные книги в жанре Научная фантастика

Мать Эми неизлечимо больна. Она решает обмануть время, чтобы увидеть, как растёт дочь.

Смысл жизни Пита — кино. Он считает, что знает про фильмы всё. Но магазин «Impossible Dreams» поразил его своим ассортиментом.

Рассказ переведён в рамках проекта Лаборатории Фантастики «Перевод Hugo 2007».

По приглашению своих коллег известный экономист Лео К. Мот побывал на Парсимонии. Необычный хозяйственный уклад этого космического сообщества породил на Земле множество сенсационных кривотолков, буквально заполонивших все органы массовой информации.

Моту разрешили участвовать в жизни парсимонского общества, хотя не выдали ему при этом ни удостоверения личности, ни вида на жительство, ни какого-либо иного документа. Точнее, Моту просто ничего не запретили, а это, по парсимонским правилам, автоматически означает разрешение. Таким образом парсимонцы экономят немало бумаги. Они вообще не могут понять, зачем нужно письменно фиксировать разрешения.

Корабль словно падал в бесконечную ледяную бездну. Даже самые близкие солнца были страшно далеки, их лучи почти не доставали сюда, они оставались лишь белыми пятнышками на темном фоне, похожими на небольшие смерзшиеся льдинки. И расположение их день ото дня почти не менялось. Такое чувство, будто корабль неподвижно застыл в межзвездном пространстве.

Никогда прежде космический полет не казался Лестеру столь утомительным и бесконечным. Его заверяли, что две солидных размеров птички скрасят ему долгое путешествие домой, однако вышло наоборот: они лишь испытывали терпение, раздражали, действовали на нервы. Птицы были какими-то слишком уж эмоциональными, пребывали в постоянном возбуждении — правда, они не понимали человеческую речь и даже зачатков интеллекта у них не было, зато они с ходу улавливали любое проявление неприязни, тут же принимались квохтать и гоготать, забивались в тесное пространство между приборами, откуда извлекать их приходилось с немалым трудом. Им требовалось очень много времени, чтобы вновь успокоиться, поесть или заснуть. Зато, не будучи разобиженными, они долбили своими длинными ненасытными клювами все, что ни попадя, любые не защищенные пластмассовыми покрытиями и не зафиксированные в определенном положении тумблеры, кнопки и контакторы, они выключали свет, произвольно меняли температуру в отсеках, комкали и рвали магнитную ленту, запирали на задвижки двери, объявляли ложную тревогу…

На кушетке ворочался и стонал человек. Его голова но самые уши была покрыта яйцевидным каркасом. Из каркаса выходил пучок изолированных проводов, стекавшихся к контрольному табло, установленному в ногах у пациента.

— Нет! — закричал мужчина. Потом забормотал, расслабленные черты его лица исказились словно от боли. II вдруг: — Я и не думал!.. Нет! Не надо!.. — Он снова забормотал, попытался привстать, жилы у него на шее сильно напряглись. Ну пожалуйста, — произнес он, и слезы показались у него на глазах.

Три повести, составляющие эту книгу, связаны общим содержанием и как бы продолжают одна другую, Пользуясь средствами политического памфлета, приключенческой и научно-фантастической литературы, автор, занимательно строя сюжет, показывает, как империалисты некоей западной страны пытаются в своих корыстных целях использовать новейшие достижения науки, как они терпят крах в этом. В книге разоблачены разжигатели военного психоза, проповедники «холодной» и «горячей» войны.

Поезда от этой станции отходили крайне редко. Неясно даже, имело ли смысл вообще содержать такую дорогу. Правда, ее подключили когда-то к общей сети, но движение отнюдь не оживилось, и примыкающие пути успели уже зарасти травой и покрыться ржавчиной. Вагончики местного поезда почти всегда оставались пустыми.

Я стоял на вокзале. Теплый летний день, душно, заняться решительно нечем. Городок нежится в умиротворяющей, праздной тиши, кафе и магазинчики либо закрыты, либо позевывают от отсутствия посетителей. В такое время жизнь здесь словно замирает. И сегодняшний день отнюдь не исключение, городок всегда так живет в летнюю пору.

Вдали ревет тукус. Дрожь пробирает при мысли, что этот кошмарный зверь может оказаться в круге света, который бросает моя лампа. Мохнатый загребущий хобот, два острых, как кинжалы, рога, торчащих во лбу — на этот лоб с силой шмякается захваченная хоботом жертва — и, наконец, желтые клыки! Но тукус боится приблизиться. Огни на сторожевых башнях и монотонные крики легионеров отпугивают его.

Мы не беззащитны. Оптим Тавр уже убил трех таких хищников, да и другие охотники время от времени их убивают… Мне кажется, бестии начинают нас избегать.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

А.Деpевицкий

Подборка текстов

Н А Ш А А Ф Р И К А

"Трансвааль, страна моя,

Ты вся горишь в огне..."

В огне, которым в начале безумного века были объяты Южно-Африканская Республика (Трансвааль) и Оранжевое Свободное государство (Оранжевая республика), полыхали и судьбы наших соотечественников. В те годы их имена были на устах всей Российской империи. Потом их забыли. Постарались забыть. А напряженка в отношениях с ЮАР и Южной Родезией, казалось, поставила последний крест на памяти об этих героях. Но...

А.Деpевицкий

ТАНКРЕД, РЫЦАРЬ КРЕСТА

"Звонко лопалась сталь под напором меча, Тетива от натуги дымилась, Смерть на копьях сидела, утробно рыча, В грязь валились враги, о пощаде крича, Победившим сдаваясь на милость..."

(В.Высоцкий)

"Кто здесь горестны и бедны, там будут радостны и богаты!" (Речь Папы Урбана II на Клермонском Соборе, 26 ноября 1095 года от Рождества Христова)

Двое отпустили поводья закованных в броню и покрытых расшитыми попонами скакунов там, где Via Egnatia - древнеримский тракт - выходил из эвкалиптовых чащ в котловину, в блюде которой лежала тихая Водена. Стоило лишь остановиться, как их нагнала белая туча доломитового праха и затмила, потушила солнце. Рыцари застыли, и пыль Греции оседала на обветренные, черненые августовским солнцем лица. Она покрыла их плащи из воловьих кож и скрыла под собой белые атласные кресты. Под пылью погас блеск золоченых шлемов и геральдических картин на полях треугольных нормандских щитов.

Э. Венский (А.Деpевицкий, жуpнал "Эльдоpадо")

ТРИ ПОРЦИИ СОУСА ЖИЗНИ

На высоких широтах

Плачу я и пою...

Татьяна промыла макароны последней кружкой воды и выскользнула в дверь с ведерком ополоски. В палатку ворвался и заклубился паром мерзлый воздух.

Петя наконец-то отогрел у пылающей печи свою огненно-рыжую бороду и теперь промакивал погибшие сосульки полотенцем, которое когда-то называлось вафельным.

Вездеходчик Саня, сидя за столом на нарах, осторожничал со своими мазутными руками над страницами видавшей виды книги.

М. ДЕРЕЗЕН

СКАЗКИ

Хочу представить читателям "Юного техника" рассказ "Сказки". Автор его, Марк Дерезен, в этом году окончил среднюю школу и одновременно художественную школу. Юный писатель живет в Кривом Роге, недавно он приезжал в Киев на семинар молодых фантастов. "Сказки" - первое выступление М. Дерезена во всесоюзной печати.

Игорь РОСОХОВАТСКИЙ

1

Вот уже двадцать земных суток кружил звездолет вокруг голубой планеты. Далекое и родное для звездолетчиков солнце - Элиолу - давно уже не регистрировали даже самые чуткие приборы корабля. Другие приборы собирали сведения о голубой планете, и даже пластиковые дорожки в полукруглых и эллипсоидных коридорах были завалены мотками магнитных записей с расшифрованной и нерасшифрованной информацией. Наконец в кают-компании корабля собрались все члены экспедиции.