Конец лунного мира

Заканчиваются все ресурсы Луны, и ее жителям остается надеяться только на массовое переселение. Вот уже построен космический корабль, готовый отправится на разведку на Землю...

Отрывок из произведения:

Однообразная зеленеющая равнина. Там и сям разбросаны неподвижные водные бассейны, отражающие заходящее солнце. К северу, на горизонте высятся крутые скалы. За ними тонет в сером тумане бесконечная даль. Вершины скал покрыты роскошной тропической растительностью, представляющей резкий контраст с пейзажем равнины. Деревья причудливой формы, ярко окрашенные листья и цветы— все облито туманно-желтыми солнечными лучами.

Такую картину представляла собой большая часть Северо-Американского континента пять миллионов лет назад, когда жизнь Земли приближалась к эпохе преобладания млекопитающих. В этот период американский материк в большей своей части был заполнен громадными водными пространствами. Постепенно иссякая, бассейны эти оставили после себя большие безлесные долины, лишь местами прорезанные девственными рощами. Вместе с покрывшими материк водами появились гигантские амфибии. С поднятием материков и исчезновением водных пространств, они уступили место наземным животным, которые и завладели земным миром, подчиняясь великому закону эволюции.

Популярные книги в жанре Научная фантастика

Евгений Торопов

Одно из тысячи приключений командора ЮЮЮ

Совершенно секретно

Лично в руки

По прочтении уничтожить

Командору космической субмарины

"Четкий штепсель" ЮЮЮ Дю-37-белю

СТРОЖАЙШАЯ ГРАВИГРАММА No F7-1А

Дружище ЮЮЮ! Ты сообщаете, что в квадранте XX в зоне видимости вашей клячи замечена очевидно обитаемая глыбина. Ты знаете, что по Декларации прав разнородных и разношерстных большинств и меньшинств мы вынуждены принять ее в межкосмическое сообщество, а посему следует:

Евгений Торопов

Шестьдесят восемь

Бледно-серый Жарж упрямо лез вперед, хотя ноги давно стали ватными. Вперед, только вперед, куда зовет неведомое Чувство. И уже потускнели нательные защитные пластины, и Жарж уже не был похож на того статного красавца, которым любовались (а в тайне завидывали) все без исключения друзья и подруги, чьи жизненные территории пересекались с его Дорогой. Он вспомнил молоденькую и застенчивую Шайту, которая стыдилась раскрыть свои тайные симпатии и эмпатии при встрече с ним, хотя ничего зазорного в том не было. Жарж - это ведь не какой-нибудь там плюгавый Мажор или плешивый Тишат. Жарж - это ведь... Одним словом, ничего больше к этому не добавишь. Любимец и краса всего местного Круга.

Евгений Торопов

Сталкер-2, или Воспоминание о Зоне

(сценарий для программы "Куклы" телеканала НТВ)

Действующие лица: Голос за кадром - Клинтон Сталкер прежний - Ельцин Сталкер новый - Путин Писатель - Геращенко Профессор - Чубайс и другие.

1.

Клинтон на пенсии. Пишет мемуары. Играет печальная музыка, типа Mylene Farmer ("Regrets", "Ainsi soit je" или другая подобная). Вспоминает в образах то, о чем пишет. Разумеется, о России.

Евгений Торопов

В мире хищных зверей

А ведь звери эти славные, нехищные...

Олдос Хаксли "О дивный новый мир"

Глава первая

Его взгляд медленно сфокусировался и выхватил кусок неба, перекошенный аж коричневыми тучами в окружении частокола страшных деревьев. В нос полезли противные запахи духа болотного гниения, слегка разбавленного гарью. Уши заложило ухающими и чмокающими звуками дремучего места. Егор с трудом открыл второй слипшийся глаз и скосил его в сторону нависающих кустарников. Именно оттуда мог внезапно выскочить клыкастый вепрь. Егор попробовал приподнять затекшую шею, и это движение немедленно отозвалось нестерпимой режущей болью в позвоночнике и где-то в глубине затылка.

Евгений ТОРОПОВ

ЗАПУСТЕНИЕ

Глава I

Прибытие на Глорию. Рекламная посадка. Луг, усеянный

солнечными батареями. Все равно я тебя не люблю!

Ровно в 13:00 по бортовому времени, строго по расписанию, составленному Главным Бортовым Компьютером Сизифом, все члены экипажа ощутили легкий, с нетерпением ожидаемый толчок, качнувший пол и переборки, и соединивший научно-исследовательское судно "Популярный ведущий Антон Глинка" с твердой поверхностью планеты Глория.

Евгений Торопов

Жертвоприношение

Вечер торопливо сгущался. Жирные тучи жались острыми контурами друг к другу и, словно жмурясь, заслоняли диск луны. Время от времени мрачный глаз небесного киклопа приоткрывался и тогда развалины старого завода заливало неземным светом. Лужи на асфальте, эти подрагивающие зеркала, становились кроваво-черными и пугающе бездонными.

Они сидели на пригорке, грязные, худые, обросшие, с отчаянием глядя на прибывающую ночь и на шаманиху, на которую надеялись только потому, что больше не на кого было надеяться. Шаманиха была сегодня совсем плоха. Косматая и угрюмая, она зло поглядывала на Анну, вождиху племени и каждый раз взгляд натыкался на проклятый амулет на ее шее, отбрасывающий блестки неверного лунного света и каждый раз прокалывало сердце, а в душе вскипала темная злоба. "Ах ты чудовище!" - думала она и вспоминала тот памятный, последний удачный поход.

Дарослав Ежи Торунь

Тест

- Ну, собирайся! Пора.

Мужчина глубоко вздохнул и сильно сжал кулаки. Врач вел его иной, чем обычно, дорогой, как бы желая подчеркнуть исключительность этого дня. Они шли коридорами, затем наискосок через внутренний двор, мимо административного корпуса. Когда остановились у Зала Отдыха, врач что-то шепнул в микрофон. Двери раздвинулись.

- Волнуешься?

Мужчина кивнул.

- Ничего удивительного! - Врач громко рассмеялся.

Далия Трускиновская

Сказка о кобыле

Жила-была, стало быть, гнедая кобылка, во лбу - звезда, что для лошадей дело обычное, три ноги в белых чулках, а это уже хороший знак - резвая.

Паслась себе с ровесницами на лугу и вдруг обнаружила, что куда-то они все подевались.

Луг был в низинке, а из-за взгорья постоянно доносился какой-то скрипучий шум. Поборов страх, взошла кобыла на зеленый горб, на самый гребень, и увидела, что по ту сторону - дорога, а по дороге множество таких же, как она сама, кобыл везет множество телег.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Роман по мотивам EVE online.

На этот раз ОНИ схватили-таки ее.

Инна Редлоу падала, падала к звездам. Она знала, что это падение будет бесконечным. В течение столетий она будет погружаться в бездну неба, окруженная ими, не имеющими названия, беспрестанно мучившими ее. На своем лице и коже она чувствовала их отвратительные, липкие конечности, но хуже всего было другое: посапывание их отверстий, которые, возможно, были их ртами. И всю вечность ощущать на себе это присасывание, означавшее симпатию этих нелюдей…

Атомная война случилась, но западная цивилизация все же уцелела. Как будут жить рядовые обыватели в послевоенном мире?

Герои этой удивительной книги – те командиры Красной Армии (представители ее элиты, высшего звена комначсостава), кто, будучи незаконно репрессирован в 1930-е гг., тем не менее вышел на свободу из тюрем и лагерей НКВД в 1939 – 1941 гг., перед началом Великой Отечественной войны: К. В. Рокоссовский, К. А. Мерецков, М. П. Матер, В. А. Зайцев, А. В. Горбатов, К. Н. Галицкий… Привлекая уникальные архивные документы, автор, известный военный историк Н. С. Черушев, раскрывает перед читателем трагизм и величие людских судеб. Тех, кто в тяжелейших, незаслуженно выпавших на их долю испытаниях и на полях сражений сохранил верность Отечеству и приблизил час победы над врагом.