Конец авантюристки

Конец авантюристки

СЕРГЕЙ РОКОТОВ

Конец авантюристки

Повесть

Пролог.

Закончилось короткое сибирское лето, и буквально с первых чисел сентября началась непогода - сильно похолодало, пошли дожди, с северо-запада дули холодные ветра.

Высокий белобрысый солдат, съежившись, присел на бревнышко, вытащил из кармана гимнастерки пачку "Примы" и закурил. От крепкого дешевого табака запершило в горле, и солдат сильно закашлялся. Кашлял он долго, никак не в состоянии прекратить, на глазах выступили слезы, и некому было хорошенько стукнуть его по спине, так как остальные ребята ещё заканчивали свой нехитрый обед. У него же аппетита не было, и он отказался от жирного горохового супа, приготовленного для них. Вообще-то, на аппетит он не жаловался, служил он уже почти год, и служба проходила довольно удачно, пока недели три назад их, человек десять, забрали из части и привезли сюда, на эту удивительную территорию...

Другие книги автора Сергей Григорьевич Рокотов

Филипп Рыльцев — плейбой и сын знаменитого кинорежиссера, но он гол как сокол. Положение может поправить женитьба на дочери олигарха. Но что же делать с любящей и беременной от него девушкой? Ответ находится: убить. За это берется приятель — отморозок. Надо только выманить Алену за город. Это не проблема. А вот проблемы у Филиппа начинаются по пути, после встречи с нищенкой по кличке Сова.

Сергей РОКОТОВ

Ментовская мышеловка

Анонс

Виктора Александрова подозревают в убийстве. А он вроде бы и не возражает, чуть ли не добровольно идет под арест. Идет.., чтобы бежать из-под стражи и самому заняться поисками настоящего убийцы. Игра сразу идет ва-банк: ни Виктору, ни убийце терять нечего...

Глава 1

Август 1974г.

Водка с пивом сделали свое дело. Настроение стало боевым, агрессивным. Их было четверо здоровых бездельников, и свои школьные каникулы они проводили именно так. Достать денег на водку, раздавить где-нибудь в лесу бутылку, закусив либо огурцом с хлебом, либо просто хлебом, либо совсем не закусывая. Потом они шли к ларьку, где продавали разливное пиво по двадцать две копейки за кружку. Обычно там собиралась здоровенная очередь. Но эти в ней не стояли, любыми способами они прорывались без очереди. Все знали, что связываться с ними опасно.

Григорий Стернин, Сергей Рокотов

Мне тебя заказали

Человеческий век измеряется

не временем, а поступками.

Григорий Стернин

Пролог

Август 1991 г.

Шел конец августа, и в городе стояла изнурительная жара. Температура порой приближалась к сорока, и лишь к вечеру становилось немного легче дышать.

Но не только жара и духота висели в воздухе, ощущалось нечто другое... И было непонятно, что это. Все вроде бы то же самое: среднеазиатский город, пыль, грязь, марево, загорелые чумазые бритые наголо ребятишки, кто в трусах, кто и вовсе без трусов, гомон, ленивое перекрикивание на родном языке...

Новая остросюжетная повесть от известного автора таких криминальных романов и повестей, как «Воронцовский упырь", «Блеф», «Большой хапок" и др.

13 мая 2000 г.

Москва

Борис никак не мог понять, откуда взялось у него это непонятное, совершенно не свойственное ему чувство тревоги. Он проснулся с этим чувством, потом оно куда-то ушло, а теперь возобновилось с новой силой.

Было тринадцатое мая. Однако погода стояла далеко не весенняя. Уже третий день подряд моросил дождь, небо заволокли тяжелые облака, с севера дул неприятный холодный ветер.

Подходил к концу его отпуск. Отпуск прошел довольно бездарно: Борис посвятил его ремонту квартиры, а сегодня он должен был забрать родителей с дачи. Они трудились там с майских праздников, занимались посадками, а теперь должны были снова вернуться в Москву.

Сказать, что Наташе не повезло с отчимом, — значит ничего не сказать. Насильник, положивший глаз на падчерицу, едва она превратилась в красивую девушку, делает ее жизнь невыносимой. Избавления не видно — он угрожает ей расправой, если она пожалуется на него. И все же оно приходит — Николай Фомичев найден в своей комнате с ножом в сердце. Подозреваемых много, но неопровержимых улик против кого-либо нет. Имеется свидетельница, вроде бы знающая истину. Но она ничего не скажет…

СЕРГЕЙ РОКОТОВ

Охота на человека

П о в е с т ь.

1.

... В купе номер четыре скорого поезда Москва - Ташкент воцарилась тревожная обстановка. Начинало темнеть, мелькали поля, леса, чернели деревья... Пыталась как-то оживить гнетущую обстановку журналистка областной газеты Маргарита Палей, но другой обитатель четвертого купе двадцатипятилетний Виталик Алешкин не мог поддержать ее... Виталик просто молчал. Ему было не по себе... Он чувствовал, что тот странный, жуткий случай, который произошел на предыдущей станции, обязательно коснется его собственной жизни.

СЕРГЕЙ РОКОТОВ

Тропинка в никуда

Повесть

Пролог.

Май 1993 г.

- Боря! - крикнула Тоня Вербицкая, сидя перед зеркалом и наводя макияж. - Если хочешь ехать встречать папу, собирайся побыстрее! И так времени в обрез.

Тринадцатилетний Борис немного ещё повозился в своей комнате и, наконец, вышел к матери. На нем были ярко-желтые вельветовые джинсы и столь же ярко красная тенниска. Борис был высок ростом для своего возраста и очень худ, длинные редкие светлые волосы постоянно сбивались на лоб.

Популярные книги в жанре Детективы: прочее

Все началось с абсолютной темноты. Ужас подкатил к сердцу художника, когда он понял, что не может пошевелиться. Но он не один в этой кромешной тьме, есть и другие обездвиженные, и они обезумели от страха и от страха умерли один за другим, все, кроме художника. Или он тоже умер? Кошмар отступил, но осталась картина «Шесть мертвецов», тех самых из темноты, художник написал ее, чтобы избавиться от пережитого потрясения. Он придумал их характеры и внешность, а они вдруг появились в его реальной жизни и стали умирать один за другим. И тогда художник понял, что последним мертвецом будет он сам…

ОТКРОВЕНИЕ ОТ ИОАННА.

Последние несколько дней Левша просыпался с таким же радостным чувством, как в детстве на Новый год, и с твердой верой в неизбежность, и неотвратимость перемены к лучшему. Давно забытое, почти неповторимое чувство, каким-то необъяснимым образом, сулило невероятную удачу и вселяло уверенность, что главный праздник его жизни еще впереди. Это ощущение появилось после того, как он, готовясь к соревнованиям по плаванью, нашел в парке, рядом с беговой дорожкой, в мокрой траве, растрепанную Книгу Святого Письма. Библия была без обложки, листы промокли, слиплись и текст почти не поддавался чтению. Скорее всего, Книга пролежала в траве много дней. Левша завернул Библию в курточку и принес домой. Когда Книга подсохла, и её можно было листать, он заметил, что не хватает последних страниц. Библия заканчивалась на Откровении Святого Иоанна Богослова, словами:

Сингапур. Китайский городок…

Тихими, почти бесшумными шагами скользила смерть по узкой обшарпанной лестнице, поднимаясь на второй этаж дома, принадлежавшего Хан Танг Ну. Дом находился на одной из маленьких тихих улочек китайского городка.

Смерть не была похожа на ту смерть, которую изображают художники. Даже косы у нее не было. В жилах смерти текла человеческая кровь и она имела облик обыкновенного человека. Добравшись до третьей двери в коридоре третьего этажа, человек постучал и вошел.

«Я люблю тебя, Сэм. Я должна уехать, чтобы вернуть Джимми. Не ищи меня, Сэм, пожалуйста».

Когда сына Сэма Кейди похищают, а жена его исчезает, оставив загадочную записку, он не может оставаться безучастным. Идя по следу жены, Кейди сталкивается с действительностью, в которой все оказывается не таким, каким выглядит. Даже его жена.

Все, во что ты верила годами, – ложь.

Все, что ты считала незыблемым, – рассыпается в прах.

В маленьком, тихом городке для тебя больше нет ни тишины, ни покоя.

Потому что загадочное убийство, совершенное здесь недавно, все сильнее напоминает убийство твоего отца…

Найдешь убийцу сейчас – отомстишь за то, что случилось двадцать лет назад.

Вот только – где искать?

Какие задавать вопросы?

Кому верить?!

Голливудский продюсер прибыл в Рим, чтобы в чужих декорациях, местными силами, за гроши снять фильм о безумном императоре-эротомане Тиберии. Когда съёмки практически закончились, продюсер вышел из офиса и…бесследно исчез.

Cui bono? Cui prodest?

Джорджо де Кирико – основоположник метафизической школы живописи, вестником которой в России был Михаил Врубель. Его известное кредо «иллюзионировать душу», его влюбленность в странное, обращение к образам Библии – все это явилось своего рода предтечей Кирико.

В литературе итальянский художник проявил себя как незаурядный последователь «отцов модернизма» Франца Кафки и Джеймса Джойса. Эта книга – автобиография, но автобиография, не имеющая общего с жизнеописанием и временной последовательностью. Чтобы окунуться в атмосферу повествования, читателю с самого начала необходимо ощутить себя странником и по доброй воле отправиться по лабиринтам памяти таинственного Гебдомероса. В данном произведении отсутствуют традиционные элементы структуры классического романа, а вместо этого есть фрагментарность, совместимость несовместимого, перемещающаяся точка зрения, блуждающие исторические приметы и ряд великолепных видеоцитат от изобразительного искусства – все это даст возможность читателю и видеть, и слышать происходящее в романс.

Всего полчаса не хватило времени, чтобы подать этот рассказ на конкурс. А может и не стоило? Как вы думаете?

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

РОКОТОВ СЕРГЕЙ

Кто последний за смертью?

РОМАН

1

Отныне для него новогодний праздник ассоциируется с этой темной мрачной историей. Вспоминая эти события, он испытывает смешанное чувство щемящей горечи и какой-то досады. Почему этот светлый праздник у него омрачен, и видимо, навсегда? Впрочем, у него многие дни связаны с какими-то событиями, а, следовательно, и с преступлениями. Работа такая...

Рабочий день кончился, подходило к концу 31 декабря 1992 года. День выдался нельзя сказать, чтобы слишком сложный, однако, было много какой-то муторной волокиты с бумагами, допросами свидетелей по двум запутанным делам. Николаев взглянул на часы ух, ты, уже пять минут девятого. А ведь он обещал Тамаре быть дома не позже семи и еще купить по дороге кое-что из продуктов. Ну, ничего - он еще успеет с продуктами теперь никаких проблем, купить можно что угодно

СЕРГЕЙ РОКОТОВ

Нечто под маской

Повесть

1.

... Все вокруг гудит и трещит... Страшный, чудовищный жар... Языки пламени уже лижут ей лицо. Огонь... Огонь... Огонь... Справа, слева, сверху, снизу... Нечем дышать... И больно, ужасно больно... Неужели она погибнет такой ужасной смертью? Почему? За что? Этого не может быть!!! Как страшно! Как жарко и как страшно! На ней горит одежда, на ней горит кожа! На ней горят волосы! Трещат деревянные балки, вот-вот готовые рухнуть вниз! Веселится, празднует свою страшную победу всемогущий огонь!!!

СЕРГЕЙ РОКОТОВ

Свидетель обвинения

Повесть.

Пролог.

Август 1989 г. Ташкент.

Она, наверное, никогда в жизни не забудет этот душераздирающий крик, слишком уж он был страшен. Крик этот в течение довольно долгого времени постоянно стоял у неё в ушах и проникал куда-то очень глубоко в сердце. Впрочем, Эльмира не могла тогда разобраться в том, какие чувства охватывали её - ведь ей тогда было всего восемь лет... В сентябре она должна была пойти во второй класс...

Сергей Рокотов

Свинцовый хеппи-энд

Анонс

В их жизни было многое: стрельба и погони, лагерные зоны и скитания, любовь и разлука. Сергей Скобелев и Марина Климова вынесли все, выстояли в жестокой схватке с судьбой. До счастья им остается один шаг. Но похоже, что главный их враг и впрямь продал душу дьяволу: в огне не горит и в воде не тонет, меняет обличья и имена, как ядовитая змея кожу. Такой не остановится ни перед чем. Значит, снова бой...