Концепция 'золотого миллиарда' и Новый мировой порядок

С.Г.Кара-Мурза

Концепция "золотого миллиарда" и Новый мировой порядок

Сборник статей

Термин "золотой миллиард" образовался как синтез двух крупных идей современной западной культуры, которые принимают самое разное обличье - от квазинаучных до сугубо идеологических и даже мистических, религиозных. Одна идея - представление о "Золотом веке" прогресса и благоденствия. Другая пессимистическое признание ограниченности ресурсов Земли и невозможности распространения этого благоденствия на все нынешнее население планеты.

Другие книги автора Сергей Георгиевич Кара-Мурза

В книге выявляется устройство всей машины манипуляции общественным сознанием — как технологии господства.

Для России переход к этому новому типу власти означает смену культуры, мышления и языка. В книге описаны главные блоки манипуляции и причины уязвимости русского характера. Принять новый тип власти над человеком или строить защиту от манипуляции — вопрос выбора исторической судьбы… а может быть, и вопрос существования русского народа.

Книга является переработанным и дополненным юбилейным изданием знаменитого труда Сергея Кара-Мурзы «Манипуляция сознанием», общий тираж которого достиг 50 000 экземпляров.

Сергей Георгиевич выявляет устройство всей системы манипуляции общественным сознанием – как технологии господства властной элиты. Для России переход к этому новому типу власти означал бы смену культуры, мышления, языка, слом самих основ традиционного общества. В книге подробно описаны главные блоки манипулирования и причины особой уязвимости русского сознания. Принять новый тип власти над человеком или строить защиту от манипуляций – вопрос не только выбора исторической судьбы, но самого выживания русского народа.

Книга рассчитана на массового читателя.

К 60-летию вероломного нападения

Германии на Советский Союз

Мозаика войны

* * *

Николай Иванович Павленко — москвич, подполковник, ветеран Великой Отечественной войны. Его ратный путь, тогда еще молодого лейтенанта, связан с 44-й инженерной Нижнеднестровской орденов Кутузова и Красной Звезды отдельной бригадой специального назначения Резерва Верховного Главнокомандования, действовавшей в составе Юго-Западного, а затем 3-го Украинского фронта. Боевая биография началась под Курской дугой, продолжилась на Украине, в Молдавии, он также участвовал в освобождении Румынии, Болгарии, Югославии, Австрии.

В книге известного российского писателя и ученого С. Г. Кара-Мурзы показаны глубокие национальные основы Великой Октябрьской социалистической революции, которые, наряду с прочими причинами, предопределили ее неизбежную победу. Именно Октябрьская революция предопределила выбор Россией своего, особого пути развития («советского проекта»), который позволил ей за самые короткие сроки достичь впечатляющих результатов во всех областях общественно-экономической жизни.

«В свое время Пришвин, отрицательно воспринявший Октябрьскую революцию, все же вынужден был признать, что она означала цивилизационный выбор, что революция такого масштаба есть разрешение кризиса несравненно более глубокого, нежели политический или социальный. Тяжело переживая крах либеральных иллюзий, он был вынужден признать, что установившийся в результате революции советский строй — это «соединение невидимого града православных с видимым градом на земле товарищей». Но только в таком соединении и жива Россия», — считает автор.

В книге, подготовленной к изданию, рассматривается вопрос о возможности «оранжевой» революции в России.

2017 год было решено сделать юбилеем 100-летия «Великой российской революции». Президент В.В. Путин в Послании 2016 г. высказал важное суждение: «Наступающий, 2017 год — год столетия Февральской и Октябрьской революции. Это весомый повод ещё раз обратиться к причинам и самой природе революции в России. Не только для историков, учёных — российское общество нуждается в объективном, честном, глубоком анализе этих событий… Уверен, что… уроки истории нужны нам прежде всего для примирения, для укрепления общественного, политического, гражданского согласия, которого нам удалось сегодня достичь… Давайте будем помнить: мы единый народ, мы один народ, и Россия у нас одна».

Книга – подборка статей С.Г. Кара-Мурзы последних лет. Она посвящена процессам завершения «эпохи ельцинизма» и перехода к новому этапу российского кризиса («эпохе Путина»). Этот переход порождает новые опасности, но и новые источники надежды. Рассмотрена роль интеллигенции на новом этапе и признаки обновления политической картины, возникновения новых союзов патриотических сил. Автор размышляет о возможном характере революции, если реформаторы доведут общество до этого крайнего средства спасения.

С конца 90-х гг. прошлого века плановое хозяйство СССР принято считать неэффективным, убыточным, приводящим к очередям и дефициту. Между тем идеи плановой экономики не чужды и западному миру. Их сейчас повсеместно внедряют в той или иной степени. А в чрезвычайных ситуациях такая модель — единственно возможная.

Что касается России, то плановое хозяйство было органически присуще российской ментальности, как убедительно доказывают авторы данной книги В условиях нашей страны невозможно успешное развитие экономики, если оно не подчинено единому централизованному плану. Советская власть лишь восприняла и взяла на вооружение эту практичную русскую идею.

Успехи планового хозяйства Советского Союза были настолько впечатляющими, что многое было перенято у нас Западом. К сожалению, неслыханные трудности, выпавшие на долю СССР, приводили и к определенным сложностям в экономике, но советское руководство постоянно искало пути их преодоления. По многим позициям это удалось, по некоторым просто не успели…

Книга подкреплена большим количеством фактического материала, в том числе в ней приводятся такие показатели развития СССР, о которых умалчивают сторонники либерализма и свободного рынка.

Популярные книги в жанре История

Работа А.Томази «Морская война на Адриатическом море» является частью его многотомного труда «Французский флот в мировой войне 1914–1918 гг.», изданном в 1927 году. Книга представляет собой подробное описание операций, происходивших на Адриатическом море во время первой империалистической войны, и может быть использована начальствующим составом Военно-Морского флота при изучении оперативно-тактических вопросов.

Что ждёт шестой континент Земли после истечения срока действия международного Договора об Антарктике 1959 года?

«Ничьё - значит моё!» - примерно так могут рассуждать частные граждане или группы лиц, которые, вполне возможно, проявят жгучее желание основать в Антарктиде свои собственные поселения, а то - и новые государства. В самом деле - почему бы и нет?».

Когда в деле замешаны большие деньги, как и полагается, заинтересованные стороны напускают как можно больше тумана. Так и здесь: судя по всему, в 2010 году прекращается действие международного Договора об Антарктике, согласно которому с конца 1959 года была запрещена любая деятельность на шестом континенте, кроме деятельности, связанной с проведением научных наблюдений.

В книге рассказывается о том, как в начале XX века промышленная революция и социальный хаос вызвали к жизни вооруженное движение анархистов. Традиции русских анархистов представляли собой смесь западных и доморощенных элементов. Пропущенные через призму учений Бакунина, Кропоткина и наивного популизма, они бурно развивались в ходе революций 1905 и 1917 годов. Анархизм в России активизировался и шел на спад вместе с развитием революционного движения в целом. В водовороте восстаний, террористических актов и Гражданской войны анархисты пытались реализовать свою программу, но потерпели поражение, вытесненные с политической арены большевиками.

Перед вами книга, рассказывающая об одном из главных достижений XX века — космонавтике, которую весь мир считает символом прошлого столетия. Однако космонавтика стала не только областью современнейших исследований науки и достижений техники, но и полем битвы за космос двух мировых сверхдержав — СССР и США. Гонка вооружений, «холодная война» подталкивали ученых противоборствующих систем создавать все новые фантастические проекты, опережающие реальность.

Данный том посвящен ракетным системам докосмической эры.

Книга содержит большой иллюстративный материал и будет интересна как специалистам, так и любителям истории.

В истории XX столетия найдется немного женщин, чья судьба столь же уникальна, как судьба Ольги Чеховой. Кем же она была на самом деле? Второй Матой Хари (уже давно и упорно об Ольге Чеховой говорят как о супершпионке), внедренной в верхушку нацистского руководства по личному приказу Сталина? Или просто яркой удачливой женщиной, талантливой актрисой, жизнелюбие и энергия которой позволяли ей повсюду быть своей — будь то светские салоны дореволюционного Петербурга, театральная и кинобогема Москвы и Берлина или напыщенные приемы главарей фашистской Германии? Мемуары артистки не дают на этот вопрос однозначного ответа.

Olga Tschechowa. Meine Uhren gehen anders. 1973.

Перевод с немецкого Е. Захарова

Ольга Чехова. Мои часы идут иначе. Издательство «Вагриус». Москва. 2000.

Рейн Крюгер

Многовековое китайское государство — одна из величайших империй, когда-либо существовавших на Земле, которая завоевала огромные территории, достигла поразительных высот в научном и культурном развитии, породила бессмертные сокровища философской мысли и прикладных искусств. Данная книга содержит полное и подробное описание истории Поднебесной — от раннего палеолита до коммунистического периода XX века. Эта древняя и фанатично традиционная цивилизация, тысячелетиями развивавшаяся в изоляции от Запада, являет нам образцы непревзойденного изящества и фантастической жестокости, утонченной поэзии и изуверских пыток, изысканной кухни и свирепых массовых казней, знаменитых боевых искусств и беспощадных войн до поголовного истребления противника. Увлекательное популярное изложение делает эту книгу интересной для самого широкого круга читателей.

Rayne KrugerALL UNDER HEAVEN: A COMPLETE HISTORY OF CHINAКнига также издавалась:

М.: Эксмо; СПб.: Мидгард, 2008. - 544 с.: ил. — (Биография Великих Стран).ISBN 978-5-699-29936-2

В мировой историй встречаются личности, судьбы которых остаются

загадкой и поныне. Перед вами биография знаменитого графа Калиостро.

Историки до сих пор не могут решить, кто он — гениальный мошенник

или действительно чародей и пророк. Но в любом случае, рассказ о его

необыкновенной жизни никого не оставит равнодушным.

Любые революции или демократические преобразования выводят на политическую арену новых людей. Однако, динамика развития общества приводит к неизбежной и стремительной ротации людей во власти. Прошедшее десятилетие выдвинуло целую плеяду молодых и энергичных политиков, многие из которых не выдержали испытания медными трубами ушли в политическое небытие.

Сергей Степашин, пришедший во власть в 90-м году, не просто сохранился в системе государства, но и на каждом посту, который он занимал, оставил яркие воспоминания. От рядового депутата через должности директора ФСБ, министров юстиции и МВД, он дошел до поста председателя правительства.

Судьбе этого человека посвящается данная книга. Автор попытался проанализировать личность героя через призму взлетов и падений, иллюзий и разочарований в них.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Кара-Мурза Сергей

Политэкономия индустриализма:

связь экономической модели и научной картины мира

В Новое время в идеологии доминирует фигура ученого. Среди ученых особо громким голосом обладают сейчас экономисты - те, кто с помощью научного метода исследуют производственную и распределительную деятельность человека. Политэкономия как теоретическая основа экономических наук с самого начала заявила о себе как о части естественной науки, как о сфере познания, полностью свободной от моральных ограничений, от моральных ценностей. Начиная с Адама Смита она начала изучать экономические явления вне морального контекста. То есть, политэкономия якобы изучала то, что есть, подходила к объекту независимо от понятий добра и зла. Она не претендовала на то, чтобы говорить, что есть добро, что есть зло в экономике, она только непредвзято изучала происходящие процессы и старалась выявить объективные законы, подобные законам естественных наук. Отрицалась даже принадлежность политэкономии к "социальным наукам".

В. КАРАХАНОВ

Мое человечество

ПОВЕСТЬ

Коридор длинный-длинный. Радуги вокруг ламп, белесые провалы окон. Может быть, туман? Откуда же в помещении?

Завтра двадцать девять... Глупая... всего двадцать девять..

Сбылась детская мечта: она никогда не будет старухой... никогда... Сколько у нас теперь таких никогда? Щелкнуло зеркальце. Глаза и волосы... больше ничего. Нет, мелькнули чьи-то усики.

Ей улыбался парень в белом:- Мадам Нинель?

Алексей КАРАКОВСКИЙ

REQUIEM

Я нашел старую пожелтевшую тонкую тетрадку, на обложке которой моей детской рукой написано слово "РОБОЧКА". Надпись сделана, предположительно, когда мне было три года , и "РОБОЧЕК" у меня было несколько десятков. В них были какие-то дурацкие детские стишки, рисунки карандашом и кое-что еще. Сейчас, найдя эту тетрадь, я словно возвращаюсь обратно, но поздно. Все ушло. Самое раннее детское воспоминание - полтора-два года. Я сижу в кухне на коленях у матери, мать с бабкой пьют кофе. Помню, никуда не денешься... Зачем я так старательно пытаюсь вспомнить все те события, которые никакого значения не имеют, и были, собственно, безумно давно? Все просто. Это опять та же мысль, которая не дает мне покоя, начиная с момента рождения. ачалом начал была некая нежная и тихая музыка, сыгранная, видимо, симфоническим оркестром. Я слышал ее тысячу раз во сне, узнавал каждый раз, но, просыпаясь, забывал. Я научился играть на сотне музыкальных инструментов, но тщетно - музыка не вернулась. Более того, чем больше я старался подобрать, тем реже она являлась мне во сне. А днем на скрипке выходили лишь мертвенные серые самопародии, и я, нетерпеливым жестом кладя скрипку на стол, шел на балкон курить. Всю свою разумную жизнь я каждый день брал скрипку и каждый день клал ее на стол. Это переросло в манию. Я ставил на ночь с собой диктофон - не помогало. юхал кокаин - музыка не приходила. Вообще на наркотические средства музыка отвечала равнодушным отсутствием. Так прошло девятнадцать лет моей жизни...

Ангел Каралийчев

Пшеничная лепёшка

Бабушка тайком разрыла уголья в очаге, вытащила лепёшку и куда-то её спрятала. Ванчо и Куна обшарили все уголки, заглянули под кровать, в шкаф, порылись на всякий случай в очаге - лепёшки и след простыл.

- Дай нам лепёшку, бабушка, дай! - взмолился Ванчо.

- Дай, пожалуйста, бабушка! - стала просить его сестрёнка.

- Не егозите, скалка тут как тут! - пригрозила им старушка.

- Бабушка, мы есть хотим! - жалобным голоском заныла Куна.