Конан в Гиперборее

Аннотация: Фэнтези. Как известно, летописец великого киммерийца весьма бегло упомянул про гиперборейский плен и последующее рабство юного Конана. Поэтому продолжатели описывали приключения киммерийца в северной стране всяк по-своему. Перед вами – моя версия.

Отрывок из произведения:

Что набег провалился, они поняли, когда, вопя и размахивая копьями и топорами, ворвались в ворота гиперборейской деревни. На их боевой клич не отозвались ни перепуганные женские вопли, ни лай тетив, ни зловещий пересвист стрел.

Деревня была пуста. Эсы метались по ней, но нигде не находили ни врагов, ни добычи. В их перекликающихся голосах все явственней слышалось недоумение, досада, растерянность.

Все стало понятно, когда в одном из амбаров, таком же пустом, как и все прочие, нашли ход. Кто-то заметил их и загодя предупредил жителей деревни, так что те успели собрать весь свой нехитрый скарб и унести в этот ход.

Рекомендуем почитать

Амра, продолжая пиратствовать после смерти Белит, попадает в плен к странным существам, которыми правят могущественные маги. И Конан спускается в Лабиринт, дабы начать Игру…

…В той долине с незапамятных времен обитает нечеловеческое племя, выполняя особую и очень важную миссию. Люди зовут их Бессмертными. Они охраняют свой Цветок…и именно его нужно украсть Конану по заданию офирского колдуна…

 ...и снова Конан-Варвар отправляется в странствия, снова он принимает бой и снова выходит победителем.

Северо-Запад, 1999 г. Том 54 "Конан и Посланник Света"

Морис Делез. Посланник Света (роман), стр. 165-422

Приятель уговаривает Конана отправится на поиски магического шлема, принадлежащего таинственному ордену. Но, как оказалось, за сокровищем охотятся не только они одни…

Сотник следопытов, на границе Авилонии и Пиктской Пущи, Конан преследует оборотня, нападающего на людей…

Конан заключает договор с древним демоном, которого должен доставить на его родину. В попутчики Конану навязывается девчонка-танцовщица, и вся эта компания совершает странствие на юго-восток хайборийского континента.

Дуглас БРАЙАН

ПЕСНЯ СНЕГОВ

ПРОЛОГ

Низко висела полная луна, озаряя поле битвы призрачным светом. Сражение закончилось час или два назад, и победители жгли костры на заснеженных холмах Гипербореи, перевязывая раны, подбирая убитых, подкрепляясь мясом и вином из походных запасов. Они слишком устали для того, чтобы радоваться сейчас поражению противника, хотя враг их, безусловно, заслуживал уважения - то была дикая орда киммерийцев, молодых, горячих голов, что, подобно стае волков, рыскала по землям асиров и ваниров, грабя и заливая кровью крепости и поселения.

В книгу вошли романы «Грот Дайомы» и «Ристалища Хаббы». В первом Конан по приказу Дайомы, Владычицы Острова Снов, совершает путешествие в Ванахейм, затем отправляется на Остров Снов. Во втором произведении герою предстоит отстаивать свою жизнь и свободу, развлекая публику сражениями на аренах Хаббы.

Другие книги автора Лев Рудольфович Прозоров

Славянский коловрат против хазарской звезды.

Русские дружины против несметных орд.

Несокрушимая стена червленых щитов против Дикого поля.

Объединившись под стягом князя Святослава, славянские племена сбрасывают ненавистное хазарское иго.

Грозный боевой клич русов заглушает истошный степной визг.

"Ррррусь!" – и катятся с плеч вражьи головы.

"Ррррусь!" – и Итиль-Волга течет кровью.

"Ррррусь!" – и русское знамя со знаком разящего Сокола и солнечной Яргой поднимается над руинами Хазарского каганата.

Окаянный Итиль-город, стиснувший горло древней арийской реки, должен быть разрушен!

Слава Перуну!

Книга также издавалась под названием «Слава Перуну!».

«Эх, эх, без креста!» – писал А. Блок в 1917 году, и церковный официоз пытается представить этот отказ от христианства полной катастрофой русской цивилизации. Послушать попов – так крещение было главным событием нашей истории: мол, до победы христиан над язычниками Русская Земля прозябала в темноте, варварстве и дикости. Только стоит ли слушать тех, кто отрекся от веры отцов и дедов? Тех, кто насаждал нового бога огнем и мечом?..

На самом деле Русь состоялась и возвысилась задолго до крещения – подлинная, исконная, ЯЗЫЧЕСКАЯ РУСЬ, унаследовавшая от арийских пращуров высокую культуру, сложное устройство общества и древнюю веру, поднимавшую Человека вровень с богами. Русь гордая, свободная, непобедимая, наводившая ужас на врагов… Эта книга открывает глаза на великое прошлое нашего народа. Это – долгожданная правда о «ЗОЛОТОМ ВЕКЕ» Древней Руси, о благословенной Языческой эпохе, когда Русские люди называли себя не «рабами», а внуками божьими, не поклонялись символу казни, не боялись ни бога, ни черта, ни судьбы, ни смерти и ни перед кем не опускались на колени!

Дохристианскую Русь окружает немало мифов — крещение было переломным этапом, чёрными страницами русской истории. Новая вера прошла долгий и кровавый путь. Восемь веков продолжалась борьба христиан и союзных им двоеверцев против русского язычества, против тех, кто сознательно и последовательно исповедовал веру пращуров, отказываясь склоняться перед чужеземным богом. Так в чём же был культ наших предков? Из-за чего новая вера встречала такое сопротивление славян? И как в конечном итоге причудливо переплелись верования и обряды таких разных и таких схожих религий?

Новый языческий боевик от автора бестселлеров «Святослав Храбрый», «Евпатий Коловрат» и «Русь языческая»! Славянские племена, объединенные под знаменем великого Святослава, сбрасывают ненавистное хазарское иго! Священный коловрат против проклятой звезды! Русская рать, перегородившая Дикое поле червлеными щитами, против несметных конных орд. Грозный боевой клич русов заглушает истошный степной визг. «Ррррусь!» – и катятся с плеч вражьи головы. «Ррррусь!» – и Итиль-Волга течет кровью. «Ррррусь!» – и русское знамя со знаком разящего Сокола и солнечной Яргой поднимается над руинами Хазарского каганата! Окаянный Итиль-город, оседлавший горло древней арийской реки, должен быть разрушен! Слава Перуну!

«Мы не «рабы», а внуки божьи!» – отвечали наши языческие предки тем, кто пришел насаждать христианство «огнем и мечом». Вопреки церковным мифам, крещение Русской Земли не было ни добровольным, ни бескровным. Подлинная, глубинная, народная Русь не отреклась от родных богов, не предала веру предков ради чужой религии. Карателям пришлось выжигать языческие корни не одну сотню лет – последние русские язычники с оружием в руках поднялись против штыков крестителей уже в «галантном» XVIII веке! И еще вопрос, кто победил в этой тысячелетней войне – ведь чтобы стать на Русской Земле своим, христианству пришлось радикально измениться, ОБРУСЕТЬ, принять многие народные поверья и обычаи, известные еще с языческих времен.

Читайте самую спорную и «нецензурную» книгу ведущего историка Языческой Руси – запретную правду о беспощадной войне крестителей против собственного народа и о героическом сопротивлении наших пращуров, которые отказывались стать «рабами» нового бога, предпочитая умереть стоя, с оружием в руках, чем жить на коленях!

1237 год от Рождества Христова. Погибельная зима Батыева нашествия. Рязанский воевода Еупатий, ездивший за подмогой, возвращается на руины родного города. На руины собственной жизни… Если твой дом превратился в пепелище, если мертв государь, которому ты служил, и все, кто был тебе дорог, если сам Бог, в которого ты верил, отвернулся от тебя и твоей земли — где искать помощи? И не пора ли вспомнить, что носишь совсем не христианское, а древнее языческое прозвище?

Летописи сообщают об отряде Еупатия Коловрата невероятные вещи: оказывается, татары считали, что против них поднялись мертвые — неужели обычная партизанщина могла так напугать прошедших полмира головорезов? И почему, чтобы одолеть русских «храбров», завоевателям пришлось бросить против малой дружины Коловрата тысячи своих лучших воинов — сотня против одного? В кого превратился последний воевода мертвого города, если враги смогли убить его лишь с помощью стенобитных машин? Кто откликнулся на его зов и пришел к нему на помощь? И что на самом деле случилось на Русской земле смертной зимой 1237 года?

Читайте новый роман популярного историка, автора бестселлеров «Русь языческая» и «Святослав Храбрый — русский бог войны»!

Главная книга ведущего историка Языческой Руси. Открытый вызов новому официозу. Опровержение церковной лжи об исконных богах и святой вере наших предков.

Послушать попов – так до крещения Русская Земля прозябала в темноте, варварстве и дикости, оскверняя небо человеческими жертвоприношениями, покорно платя дань то аварам, то хазарам, то норманнам. Только стоит ли слушать тех, кто отрекся от веры отцов и дедов? Тех, кто навязывал нового бога огнем и мечом?.. На самом деле Русь состоялась и возвысилась задолго до крещения – подлинная, исконная, ЯЗЫЧЕСКАЯ РУСЬ, унаследовавшая от арийских пращуров высокую культуру, сложное устройство общества и древнюю веру, поднимавшую Человека вровень с богами. Русь гордая, свободная, непобедимая, наводившая ужас на врагов, заставившая уважать себя даже могучую Византию…

Эта книга открывает глаза на великое прошлое Русского народа. Это – дань светлой памяти наших предков, хранивших исконную веру и не поддавшихся чужебесию. Это – долгожданная правда о «ЗОЛОТОМ ВЕКЕ» Древней Руси, о благословенной Языческой эпохе, когда Русские люди называли себя не «рабами», а внуками божьими, на равных спорили с Небом, бросали вызов Вечности, не боялись ни бога, ни черта, ни судьбы, ни смерти и ни перед кем не преклоняли колен!

Не первый век ученые спорят — отчего перед крещением Руси князь Владимир поставил на Киевском холме языческих идолов? Почему именно столько и почему именно этих? Автор указывает на схожие культы у наших дальних родичей по индоевропейской семье — галлов и индийцев. В поисках ответа на загадки киевского святилища приходится отвечать и на множество других — свои или заемные Боги стояли на Киевском холме и правда ли, что русские люди позабыли Их вскоре после крещения? Был ли культ Пятерых нововведением Владимира — или продолжением Традиции? Были ли на Руси касты? И кем был загадочный Семаргл? И, наконец, зачем Владимиру потребовалось возводить капище именно этим Богам?

Популярные книги в жанре Фэнтези

Елена Озовна

Д Е М О H

Посвящяется Стpаннику, идущему чеpез Лес к Костpу...

Ты сможешь!

Пpижимаясь спиной к холодной стене, Демон пытался скpыться в темноте. Он вглядывался в лица, пpоходящих мимо, он ждал... Он вышел на охоту, и знал, что она опять будет успешной. Потому что пpотив него не было оpужия. Вот... Пpиближение добычи... Кpасные глаза свеpкнули, он настоpоженно, боясь потеpять любое движение из виду, стал пpисматpиваться... По многолюдной улице шла девушка. Обычная, такая же, как сотни, пpоходящих мимо... Hо что то подсказало ему, что это именно то, что ему нужно. Чуть заметная улыбка игpала на ее губах, она шла, обхватив двумя pуками какой-то пpямоугольный пpедмет, пpижимая его к себе. Стаpаясь никого не задеть, девушка не спешила, но все pавно было видно, что ее не очень-то интеpесуют люди, окpужающие ее. И именно то, что она жила внутpи себя, заставило Демона затpепетать... Она пpиближалась и с каждым её шагом, он чувствовал, что все будет не так... Кpасный огонь в глазах потух, и в кpуг света вступил пpиятный молодой человек. Поpавнявшись с девушкой, он как бы нечаянно задел её - она с улыбкой скользнула по его лицу, и, не останавливаясь, пошла дальше. У входа в гоpодскую pатушу незнакомка остановилась на мгновение, что бы дотpонуться pукой до стены - это было! похоже на какой-то pитуал, и... скpылась в двеpях. Что ж, цель ясна, тепеpь все должно pазвиваться по намеченному плану, никто и никогда не ускользал от такого умного и pасчетливого Демона, не зpя он был пpизнал одним из лучших в своем мастеpстве. Тепеpь можно отдохнуть от ожидания, и он зашагал туда, что называлось его домом, когда он пpинимал человеческий облик.

Владимир Шевчук

Гpоза в Зазеpкалье

Hад зазеpкальем сгущались тучи. Чеpные гpозовые облака застилали небо не оставляя ни малейшей щели для лучей заходящего солнца. Зеpкальные цветы pазвоpачивали свои головки к земле, готовясь пpинять удаp стихии. Доpога по котоpой, уже втоpой день, шел Таpп никак не хотела оканчиваться. Она то изгибалась змеей, скользя по стаpому лесу, то летела стpелой чеpез поля зеpкальной пшеницы. Она не имела начала, и по всей видимости не имела конца. По кpайней меpе Таpп никогда не слышал о нем. Hо не доpога была главной головной болью идущего. Hет, сейчас его больше всего беспокоили сгустившиеся тучи, и подувший, с севеpа пpонизывающий ветеp. Он не был готов встpетить холод, на доpоге. Холод. Кто же может любить холод. Даже те кто ненавидят жаpу, пытаются одеться потеплее. Таpп вспоминал слова дядюшки Льюиса "В это вpемя года, там ужасно жаpко. И даже когда заходит солнце светло как днем, зеpкальные цветы начинают светиться." "Да уж ужасно. Да только не жаpко, а холодно. И все пpоклятые зеpкальца повеpнули головки в землю." Таpп на ветpу быстpо пpомеpз, и начал думать, что не стоило навеpное выходить из стаpого леса, на пpодуваемый луг. Hо медлить было нельзя. Он знал, что если не отдать Алисе кpылья, она никогда не сможет веpнуться домой. "Кpылья. Как много всего сосpедоточенно в одном коpотком слове. Это возможность отоpватья от земли, это pадость полета, когда ты лавиpуя в воздушных потоках пpедставляешь, что можешь упpавлять ветpом. И конечно же это скоpость пеpемещения". У Таpпа были кpылья, но он, как и многие его соpодичи, не мог взлететь над зазеpкальем, пока не научится любить эту жизнь. Когда над миpом повеяло Чеpной зимой, наpод Таpпа отпpавился в путь, надеясь pассказать об этом дpугим, в обмен на возможность жить сpеди них. Чу покидали севеpные пустыни, пешком, т.к. кpылья не могли нести их сквозь моpоз, а попадая за гpаницы севеpа, кpылья отказывались нести их в связи с бесцельностью выбpанного пути. Севеpяне теpяли цель, донеся до дpугих пpавду о холоде. Они пеpеставали к чему либо стpемиться, и любовь к жизни покидала их, оставаляя только желание выжить. Обделенная pасса постепенно пpевpатилась в слуг, южан. А те кто не стали слугами, воpуя чужие надежды и стpемления, постепенно уподоблялись жителям юга, но со звеpиными повадками. Южане не любили воpов, а потому вместе с заpвавшимися, неpедко доставалось и пpостым беженцам. Весь гpех котоpых, заключался в том, что они пpосили у надменных южан хоть чуточку любви. Пpосили, без надежды получить, а потому и без особого стаpания. У Таpпа было задание, но он не мог пpедставить его своей единственной целью, и жить не особо хотелось. А потому до сих поp бpел по, ставшему темным, зазеpкалью, пешком. Почему, Алиса не взяла с собой кpылья, ведь путь до гоpода Коpолевы такой длинный (Таpп шел уже 5 дней), а она всего лишь pазбалованная девчонка мечтающая написать новую песню света. Песня света, как хотелось бы Таpпу быть упомянутым в ней, но кто он - безpодный севеpянин взятый добpыми людьми в качестве пpислуги. В семье Льюиса к нему относились замечательно. У госпожи Каpолины не было своих детей, и она любила его, как собственного. Пошедший дождь, уже полностью намочил бpедущего чеpез зеpкальное поле человека, когда он увидел, сквозь туман, стены гоpода Коpолевы. - Уppа - Таpп от pадости аж подпpыгнул - Уppа я дошел. Откpойте! Откpойте! - он заколотил по огpомным чеpно-белым двеpям - Я от гpафа Льюиса. Чеpное окошко, в пpавой ствоpке, откpылось и подвыпивший стpажник упеpся взглядом в мокpого паpенька. - Hу че. А деньги на пошлину у тебя есть, или ты - пpоклятый севеpянин пpипеpся сюда, чтобы воpовать - стpажник сплюнул выpазив этим все скопившееся у южан пpезpение к наpоду Чу. 4-10-98 // 19:54:15 Денег у Таpпа не было, а потому воpота для него не откpыли. Пеpеночевав в конюшне пpивpатного тpактиpа, Таpп попытал счастья на следующее утpо, но снова ничего не добился. Он кpичал и умолял, пpоклинал и плакал, но тщетно - этим он только веселил, вечно пьяных, стpажников. Hа тpетьи сутки его бpосили в гоpодскую тюpьму, на самый нижний этаж - для безумцев, и забыли. Втоpые сутки в тюpьме оказались жуткими. С утpа никто не пpиносил еду, и к тому-же было жутко холодно. В соседних камеpах многие южане околели. И только Таpп, хоть и обмеpзший, мечтал. Он мечтал о кpыльях, о последней песне света, котоpая так и не пpозвучала, и о Алисе, котоpая ее почему-то не спела. Таpп закpыв глаза мечтал о жизни. И вдpуг неожиданно ощутил пpилив сил это ожили его кpылья, котоpые он никогда не снимал, хотя они и были меpтвы. Ощутив почти забытое чувство силы, Таpп pазогнув pешетки выбpался из тюpьмы. Чтобы увидеть мечту. Гоpод был засыпан снегом, и взлетев над ним он увидел лишь пустыню. Hи единого движения, только ветеp гоняющий снежные уpаганчики. Сумка с кpыльями девчонки была в pуках, и мешала лететь. Одинокий кpылатый летел над безмолвной пустыней, бывшей гоpодом коpолевы. Таpп не знал pадоваться или плакать. С одной стоpоны "Южане получили то, чего заслуживали за свою надменность", а с дpугой Таpпу было жалко многих добpых людей, изгнанных с обжитых мест, либо оставшихся на этих местах, навеки. Летун влетел на колокольню хpама солнца, и поднял с пола девичье тело сжимавшее охапку изоpванных листов. Алиса умеpла так и не закончив пpоизведения. С тpудом pазбиpая неpовный девичий почеpк Таpп, взлетел над гоpодом и пpочел пpоизведение. Песня была о солнце, о его тепле и свете, но она не оканчивалась и взлетая все выше севеpянин пытался додумать окончание. И оно pодилось, может и не настолько солнечное, как в пpоизведении Алисы, но это было единственное, что пpишло ему на ум.

Андpей Шиpоких

Hовогодняя ночь

Мела метель. Легкие, словно пух, снежинки, кружась в замысловатом танце, искрами загорались и гасли в ярких цветных огнях новогодних гирлянд. Холодный ветер слегка пощипывал нос и щеки. Было морозно. Выдыхаемые мною пары воздуха мгновенно превращались в серебристую пыльцу, которую тут же подхватывал и уносил ветер. Hесмотря на погоду, народу на улице было множество. Слышались музыка, песни и смех. Hе обходилось дело и без обычных новогодних персонажей, деда Мороза со Снегурочкой. Часто, с треском и грохотом взлетали в небо ослепительные ракеты, запускаемые шумной веселой ребятней.

Штыркова Катерина

Открытое с...

Через две минуты подействует. Я откинулся назад, прикрыл глаза и стал терпеливо ждать. Вот оно. Цветные круги перед глазами, ощущение оторванности от сиденья. В сознании открывается дверь в другой мир. Я осторожно вхожу и оглядываюсь. За последнее время мир изменился. Беззаботные девчонки, раньше всегда встречавшие меня у входа, теперь лежали на воздушных шарах в немыслимых позах. Большой, красивый замок, на который я потратил уйму времени, теперь был разрушен. Здесь побывал тот, кто ненавидит меня. Мой мир это то, что осталось прекрасного из всего того, что было у меня. Я не злой человек, но это переполнило меня. Я разозлился. Я ходил по некогда прекрасному островку счастья, и злоба переполняла меня. Я не смогу все восстановить, у меня просто не хватит времени. Hо с таким миром, спокойно жить я не смогу. Месть. Вот мое лекарство. Вот, что мне поможет. Я найду вандала и отомщу. Это будет страшная месть. Это будет справедливая месть. Кто-то стучал за дверью. Мне не хотелось не с кем общаться, но стук продолжался. Я подошел к двери.

Robert Silverberg. The Seventh Shrine (1998). – _

(Представленная здесь повесть рассказывает об эпизоде из жизни понтифика Валентина. Война с метаморфами закончилась несколько лет назад, но процесс примирения еще не завершился.)

Неровная, усеянная камнями дорога пошла на последний крутой подъем перед спуском на равнину Велализьера. Валентин, ехавший во главе отряда, остановился на вершине, с изумлением глядя вниз. Ему показалось, что лежащая перед ним земля подверглась невероятным переменам со времени его последнего визита сюда.

Ромул Смирнов

Сиперградские Х-Роники. 16

Вpемя за чеpтой гоpода.

Жизнь в Сипеpгpаде не пpекpащалась ни на минуту. Гоpод был похож на муpавейник или улей, в котоpом непpестанно что-то кишит, кто-то кого-то тащит и каждый считает своим долгом боpоться за выживание, даже если ему ничего не угpожает.

Только стаpые покосившиеся Большие Сипеpские Воpота и остатки позолоты на их стpанного вида столбах с финтифлюшками, могли бы еще помочь вспомнить то вpемя, когда гоpод являл собой совсем дpугое зpелище.

Алексей СВИРИДОВ

ЧИСТИЛЬЩИК И ВЕДЬМА

Не, мужики, ну я серьезно. Давайте все по порядку расскажу, если пива хватит. Есть, да? Ну так вот, дело это было пять лет назад, и был я тогда чистильщиком без патента. Тачка была своя, снаряжение с толкучки, переходник ребята знакомые спаяли. Платить конечно все равно приходилось там подмазать, здесь позолотить, но в общем получалось раза в два веселее, чем если налоги отчислять. Выходило совсем неплохо, за два года расплатился я почти со всеми долгами и приготовился к шикарной жизни - по моим понятиям шикарной, клуб молодых миллионеров мне и тогда не светил. Одним словом звонит мне мой наводчик, и предупреждает, что мужик, который ко мне сейчас зайдет - наш клиент, и что с него можно содрать немало. И точно, клиент как всю жизнь мечталось: с головы до ног вареный, моченый, паленый и жеваный, то есть мода соблюдена, при чем вещи все родные, а не самострой армянский. Мышца под рубашкой качаная, рожа загорелая, под окном "Вольво", не последней марки, но отдраенная, и в окошке нечто пепельноволосое угадывается. Ног у нее конечно не видно, но я и не глядя готов спорить, что они не ниже чем от шеи начинаются. И для полного мажорева номер у машины - МОЙ 0666. Я тоже так хотел бы, да все никак не получается. Заказ у этого красавца был не очень уж сложный, полтергейст и порча впополаме, а по оплате сошлись на пятисот. Сотня перед, четыре после. Конечно, в ГКАнО дешевле, но там очередь месяца на три, а такие люди, как такой вот мэн ждать не привыкли. Сговорились, тачка под окном взревела, а через полчаса и я тронулся место смотреть, а место это было Безбожный переулок, кирпичные дома, на пять стоянок - один Запорожец и полсотни иномарок. Я покрутился там, свой дом поглядел, координаты снял и с вахтером побеседовал, сказал что из газеты, ксиву показал, она у меня хоть и самодельная, зато с настоящей печатью отдела культуры какого-то района. Вахтер в рассказы ударился с удовольствием, и картина вскоре стала яснее ясного. Развлекается здесь ведьма, или ведьмак, и привлекает себе на помощь полтеров с темной стороны. Что? Да нет, это треп, а на самом деле сторон есть сколько угодно, и названия у них абсолютно условны. Ночь на светлой стороне не светлее ночи на темной или полутемной. Японцы вот вроде чуть ли не до трижды темной доходили, ну а у меня, понятно, труба пониже и дым пожиже. Полутемная, темная и темная с четвертью - вот и все мое хозяйство было. До ночи поспал, в час будильник прозвякал, и около двух я вырулил. Тачка моя в гараже стояла, у кольцевой, там где больница. Сторож мне ключи от своего "Москвича" дал, помог хвост подцепить, а на Вешняковской я и сам управился. Крылья пристыковал, мотору по газам, а как взлетел, так сразу и в полутемный перешел. Что? Да, я с Вешняковской всегда летал. Ну Серег, ну извини, ну я же не знал, что ты там живешь. Да и шуму от меня не больше, чем от какого-нибудь идиота на мотоцикле, зато реже гораздо. Я не говорил на чем летал? ЯК-18, досаафовский мусор, мотор слабее чем у "Волги". Давай вот лучше еще налей. И вот поднялся я на пятьсот метров, из полутемного в единично-темный мир перешел, и двинул в сторону проспекта Мира. Работу я себе представлял так - на полтеровское гнездо оба бака слить, а потом ультрафиолетом пройтись. Они этого страсть как не любят, и после такой обработки место становится нежилым и гиблым с их точки зрения. В баках-то? А ты думаешь что, напалм какой-нибудь? Проявитель отработанный со студии. В нем коллоидное серебро, и действует он на потусторонщину не хуже чем "Черемуха" на демократов. Ведьма, или опять же ведьмак их спасать прибежит, и с ней уже придется повоевать всерьез. Не насмерть конечно, но чтоб отогнать. А пока лечу, сверху звезды лучатся, а снизу темнота стелется, скрывает болота-буреломы. Какой там город! В темный стороне на месте Москвы сплошные топи, полтерам-то они в самый как раз, а остальная нечисть в полутемной и темной-с-четвертью обитает. Но человек предполагает, а располагает кто-то еще, и поэтому проходит надо мною "Грач" из Госкомитета, мигает огнями и приглашает следовать. Влопался то есть я, и поэтому пришлось мне уходить в один-с-четвертью. У "грача" переходник может и с техпаспортом, но по делу такой же как и мой, может даже те же люди собирали. А вот масса побольше, и поэтому перейти точно вслед он не смог. Но и мое положение аховое: обратно нельзя, бензину в обрез и вообще я в четвертном плохо ориентируюсь. Но лететь продолжаю все же прямо, координаты-то от порядка вариаций не зависят. А до места долетел - и совсем растерялся. Стоит посреди чиста поля избушка на курьих ножках, и костры перед ней в форме посадочного "Т" разложены. Во-во, я тоже решил, что нефигово. И решил сесть. А что, все нормально, законы гостеприимства вещь святая где угодно, кроме наших краев конечно. Прошелся для порядку над крышей, чтоб услыхали и приземлился, поле оказалось не очень ровным, но для моего аппарата и не такое сойдет. Движок приглушил, вылез, до двери дошел, постучаться вздумал, а она сама открывается, и голос такой молодой да милый - заходи мол, садись. И хозяйка из-за печи выходит - в волосах хипиш, юбка короткая, ноги из-под нее белые и грудь под футболкой переливается. С Микки-Маусом такая. Не грудь с Микки-Маусом, а футболка, за нее я если и заглянул то только мысленно. Смотрит она на меня вопросительно, и говорит:

Тайэре (Нина Новакович)

Дети надежды

" ... Я пришел сюда из-за дальних гор,

Ибо ныне я знаю, что делать с собой... "

С. Калугин. "Восход Черной Луны"

Путь был долгим - горы и пески. Пески и пески - моря песка. Редкие оазисы. Медленные караваны, плывущие по светлому горячему песку.

Незнакомая речь караванщиков. Палящее солнце. Он впитывал все это, как привык впитывать каждый миг странного, нового, незнакомого - чтобы рассказать об этом потом другим. Дать и им прикоснуться к тайне вечной дороге. Он был - бродячий сказитель. Сказочник. Бродяга.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Данная книга написана на основе собственного оперативного опыта автора, генерал-майора в отставке, возглавлявшего отделы Второго Главного управления (контрразведки) КГБ СССР. В основе повествования — реальные события недавнего прошлого, конкретная акция ЦРУ США, завербовавшего советского дипломата-разведчика за границей, и операция нашей контрразведки, сумевшей выявить этого опасного агента.

Это легенда, рассказанная ненастной осенней ночью у жарко горящего очага. Сказка для тех, кто уже вырос, но еще продолжает верить в малый народец, живущий под сводами Холма в подземной стране. О том, что не так уж и велика разница между волшебным существом, живой стихией и человеком, когда их ведет одна Дорога, и о том, как все-таки мало люди знают о «добрых феях»…

Тема избыточной материнской любви имеет глобальный характер, только у одних народов она проявляется слабее, а у других — сильнее, но она присутствует и порождает многие проблемы во всем мире.

От мелких семейных неурядиц и разводов до гибели детей и сложных социальных проблем и войн — вот спектр ситуаций, где главной причиной является избыточная материнская любовь.

Не спешите отрицать!

Прочитайте, подумайте, понаблюдайте за жизнью, и Вы наверняка согласитесь со мной и сами найдете множество подтверждений сказанному.

Это перевернет Ваше мировоззрение, и Вы станете мудрее. А главное, если Вы не будете отрицать и творчески подойдете к этой теме, то многое сможете изменить в своей жизни и в жизни своих детей в лучшую сторону.

В. В. Морозов, В. И. Николаенко

ИСТОРИЯ ИНЖЕНЕРНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ

Министерство образования и науки Украины

Национальный технический университет

«Харьковский политехнический институт»

Курс лекций для студентов всех специальностей дневного и заочного обучения

УТВЕРЖДЕНО редакционно-издательским советом университета

Харьков 2007

В учебном пособии анализируется содержание инженерной деятельности, рассматривается развитие с древнейших времен для нашего времени.

Пособие предназначено для студентов дневной и заочной форм обучения, а также всех, кто интересуется историей развития техники.

Історія інженерної діяльності.

Курс лекцій для студентів усіх спеціальностей денного та заочного форм навчання – В.В.Морозов, В.І.Ніколаєнко – Харків: НТУ “ХПІ”, 2007. – 336 с. – Рос.мовою.

В учбовому посібнику аналізується зміст інженерної діяльності, розглядається розвиток техніки з найдавніших часів до сучасності.

Посібник призначено для студентів денної та заочної форм навчання, а також для усіх, хто цікавиться історією розвитку техніки.

© В.В.Морозов, В.І.Ніколаєнко, 2007 р.