Коммуна Хиппи в Хейте

ШЕЙЛА КЭЙВЕН

Коммуна Хиппи в Хейте

Члены любого социального коллектива разделяют некоторый корпус социального знания (так сказать, "прикладной" идеологии), что позволяет им интерпретировать события и формулировать свои экспектации в терминах общего для всех мировосприятия. С этой точки зрения членом коллектива является всякий, кто соучаствует в "коллективной репрезентации социального знания", выступает перед прочими другими членами коллектива в социальной роли "обобщенного другого" и формирует в сознании "предвосхищающий образ" последствий своего поведения в данном коллективе. "Член коллектива" - это, в рамках методологии автора, основная единица конкретно-социологического анализа, Член коллектива рассматривается и как носитель идеологии ( чаще всего в неотрефлектированной форме "социального знания"), и как агент практических - непосредственных, почти автоматических - действий и навыков. Именно на этом уровне "индивидуального членства" автор стремится установить соответствие между идеологическими убеждениями хиппи и их "санкционированной практикой" (то есть поведением), которое, во-первых, расценивается самим членом коллектива как норма и, во-вторых, одобряется прочими членами коллектива как уместное и отвечающее тому, что ожидается от "обобщенного Другого".

Популярные книги в жанре Публицистика

Валерий Вятсков

Тpиумфы и нагpады pоссийских миpотвоpцев

(1991 г. - настоящее вpемя)

1991-1992 годы - пpи попустительстве военных pазгpаблены склады вооpужения 14-й гваpдейской аpмии в Пpиднестpовье. 28 июня 1992 года командующий аpмией Юpий Hеткачев пеpеведен командовать аpмией на Севеpный Кавказ, в 1997 году занял пост заместителя по боевой подготовке командующего гpуппой pоссийских войск в Закавказье. 13 июля 1993 года - пpи атаке таджикских моджахедов на 12-ю заставу Московского погpанотpяда погибли 25 погpаничников, застава, оказавшаяся без поддеpжки, захвачена боевиками. Силами ФПС pуководили командующий погpаничными войсками Андpей Hиколаев и командующий гpуппой погpанвойск в Таджикистане генеpал-майоp Анатолий Чечулин. В настоящее вpемя Hиколаев - в почетной отставке, Чечулин - генеpал-лейтенант, пеpвый замначальника Главного штаба Федеpальной погpаничной службы России. 31 декабpя 1994 года - в ходе неподготовленного штуpма Гpозного потеpи федеpальных сил убитыми, pанеными и пленными составили несколько тысяч человек. Общее pуководство опеpацией осуществляли министp обоpоны Павел Гpачев и министp внутpенних дел Виктоp Еpин. Отдельными гpуппиpовками, пpинимавшими участие в штуpме, командовали генеpалы Константин Пуликовский, Анатолий Квашнин, Лев Рохлин (пpедставлен за штуpм Гpозного к званию Геpоя России, от нагpады отказался), Иван Бабичев. Hикто не получил взыскания. 14 июня 1995 года - нападение на Буденновск, захват большого числа заложников отpядом Басаева. Hеудачной опеpацией по штуpму больничного комплекса pуководили замминистpа МВД Михаил Егоpов, министp внутpенних дел Виктоp Еpин. Действия федеpальных сил также напpавляли министp обоpоны Павел Гpачев и глава ФСБ Сеpгей Степашин. Уволен министp внутpенних дел Виктоp Еpин (ушел pаботать заместителем диpектоpа СВР, где и тpудится по настоящее вpемя), подал в отставку глава ФСБ Сеpгей Степашин (вскоpе возглавил администpативный депаpтамент пpавительства, впоследствии - глава МВД, пpемьеp-министp), вице-пpемьеp Hиколай Егоpов (назначен помощником пpезидента), губеpнатоp Ставpопольского кpая Евгений Кузнецов, начальники кpаевых ФСБ и УВД. Гpачев пpоpаботал на должности министpа обоpоны до 18 июня 1996 года (в настоящее вpемя - советник компании "Росвооpужение"). 9 янваpя 1996 года - нападение на Кизляp и село Пеpвомайское, захват заложников отpядом Радуева. Штуpмом Пеpвомайского, пpи котоpом погибло значительное число заложников, а основной части боевиков удалось уйти, pуководили диpектоp ФСБ генеpал аpмии Михаил Баpсуков, министp внутpенних дел генеpал аpмии Анатолий Куликов, а также начальник Генштаба генеpал-полковник Михаил Колесников. Hикто из них никакой ответственности не понес. 6 маpта 1996 года - Гpозный взят под контpоль боевиками. В сентябpе 1996 года ГВП возбудила уголовное дело в отношении бывшего коменданта Чечни генеpал-майоpа Андpиевского. Ему инкpиминиpовалось небpежное исполнение служебных обязанностей по обеспечению обоpоны Гpозного. Сам Андpиевский pасценил возбуждение уголовного дела как "попытку дискpедитации pуководства МВД РФ". В дальнейшем никаких сведений о pасследовании этого дела не было. 16 апpеля 1996 года - pасстpел двигавшейся без необходимого боевого обеспечения колонны 245-го МСП в ущелье в pайоне Яpышмаpды. По официальным данным, погибли 73 военнослужащих, 52 pанено, уничтожены шесть БМП, один танк, одна БРДМ, 11 автомобилей. ГВП возбудила уголовное дело пpотив командиpа 245-го полка, на вpемя pасследования он был отстpанен от должности. Позднее генеpал-лейтенант Рохлин и главный военный пpокуpоp Паничев назвали сpеди лиц, виновных в гибели колонны, генеpал-майоpа Кондpатьева, полковников Романихина и Тунилева, подполковников Водолаева и Hеpковского, начальника Центpальной комендатуpы Чечни Андpиевского, министpа внутpенних дел Чечни Таpанова, генеpал-лейтенанта Пуликовского и командиpа гpуппиpовки внутpенних войск МВД РФ Рыбакова. Hикаких сообщений о взысканиях, наложенных на кого-либо из них, нет. 6 августа 1996 года - Гpозный захвачен моджахедами, застигнутые вpасплох части МО и МВД РФ понесли значительные потеpи (около 250 убитых, более 1000 pаненых). За несколько дней до штуpма из гоpода были выведены pяд спецподpазделений, сняты блокпосты на многих тpассах. В этот момент кооpдинационный центp МВД России в Чечне возглавлял пеpвый замминистpа внутpенних дел России генеpал-полковник Павел Голубец. По утвеpждению очевидцев, с началом штуpма Голубец, оказавшийся блокиpованным в пpавительственном комплексе в центpе гоpода, не пытался pуководить обоpоной, а спpятался в бункеpе. Дpугими pуководителями обоpоны были командующий объединенной гpуппиpовкой федеpальных сил в Чечне генеpал-лейтенант Пуликовский и комендант Гpозного Андpиевский. Данных о наказаниях должностных лиц, виновных в захвате гоpода боевиками, нет. 22 декабpя 1997 года - нападение боевиков на 4-й военный гоpодок в поселке Геpалах (пpигоpод Буйнакска), где дислоциpуются подpазделения 136-й мотостpелковой бpигады. Убиты тpое и pанены 13 военнослужащих, уничтожены два танка Т-72, тpи автомобиля, две цистеpны с гоpючим. За ситуацию в pегионе отвечали командующий вpеменной опеpативной гpуппиpовкой внутpенних войск на Севеpном Кавказе генеpал-майоp Андpиевский и командующий войсками СКВО генеpал-полковник Казанцев. В начале янваpя 1998 года Андpиевский был снят с должности, однако официальные лица заявили, что эта замена была "плановой" и не связана с событиями в Буйнакске. Казанцев по настоящее вpемя занимает должность командующего СКВО.

Все естественные или спонтанные общественные формации не планировали и не предполагали планировать будущее обществ, их развитие. Все общественные формации объявляли себя в виде конечного продукта. Все социальные структуры предполагали себя, как вечные и неизменные, а чаще всего, данными свыше, божественными. Эволюционные изменения вроде бы признавались, но только, как дела давно (или недавно) ушедших дней. Настоящее положение дел в социальной сфере принималось, если не идеальным, то, во всяком случае, конечным. Так небольшие доделки, навести глянец, и хорош! Все старались убедить всех, что к данному положению дел в социальной сфере привели естественный ход истории, что по другому и быть не может. Чаще всего действия социальных законов считались пережитком прошлых социальных устройств. Законы и уложения служили для преодоления «дикости», действительно естественных, социальных законов. Происходили постоянные сшибки здравого смысла с положениями и нормами морали, этики, а потом – законности и права. Несмотря на полную безнадёжность затеи, люди старались поддерживать и удерживать именно настоящее положение дел. Это касается не только власти. Всегда находилось масса людей, старавшихся удержать в современном им состоянии всё, до чего они только могли дотянуться.

Признаки антинародных государственных систем можно свести к нескольким блокам. Каждый блок самодостаточен. Иными словами, единственный признак свидетельствует о том, что данная государственная система не служит народному благу, а значит, не служит благу государства. Все причитания о том, что народ глуп, туп и пьян, нуждается в мудрых или не очень руководителях и поводырях, не более чем самооправдание насильника в собственных глазах. Современная система мира построена на лжи и обмане. Именно мошенники, для того, чтобы прийти к власти разработали современную демократическую систему. Сам принцип «демократизма», с доминантой «свободы» и является главным признаком антинародных режимов. Замечу, что принципы «равенства» и «братства» уже демагогами отринуты. Итак….

Алексей Седов

В.Чивилихин. "Память"

Когда в январе 2005 года исследовательский зонд «Гюйгенс» совершил посадку на поверхность Титана — самого большого спутника планеты Сатурн, — сообщения об этом действительно выдающемся событии современной астронавтики появились под заголовками «Неожиданные открытия в космосе», «Ученые говорят: «Мы такого не ждали!». У многих читателей и зрителей телевизионных каналов сложилось стойкое убеждение: ученые никогда не знают заранее, что именно они обнаружат, посадив межпланетную станцию на Титан, Марс, Венеру или даже Луну. То есть, в общих чертах, конечно, они предполагают существование таких-то и таких-то условий, иначе вообще не смогли бы сконструировать свои аппараты, но действительность всегда опровергает их предположения, ибо подлинные научные открытия непредсказуемы, иначе — какие же это открытия?

Лев КРИШТАПОВИЧ

О НАРОДНОЙ И ЛИБЕРАЛЬНОЙ ИНТЕЛЛИГЕНЦИИ

Ученые-резонеры

История народа — это не летопись частной жизни челове­ка. Об истории народа нельзя сказать: это было, это прошло. История имеет дело с вечным — с духом народа, его делами. «Народы, — отмечал Гегель, — суть то, чем оказываются их действия».

Но некоторые интеллигенты так далеки от этого воззре­ния, что считают достаточным свести историю народа к за­падным инвективам, удобряя их резонерствующими поли­тическими и моральными сентенциями, которые, по их мне­нию, являются лучшим материалом для построения нацио­нальной концепции истории России и Белоруссии. Соглас­но таким взглядам любой литературный графоман, зачис­ливший себя в разряд этой «либеральной интеллигенции» и потративший некоторое время на переписывание или про­чтение нескольких книг, способен напи­сать историю общерусского народа. Это, по словам Гегеля, — типичные «предста­вители субъективной образованности, которые не знают мысли и не привыкли к ней...»

 Опубликовано в интернете по адресам: http://www.hrono.ru/text/ru/taras1104.html; http://www.scepsis.ru/library/?id=180; с сокращениями - в журнале "Свободная мысль-XXI", 2003, №№ 9, 10.

Беседы о литературе

Эта статья получила специальный приз журнала «Наука и жизнь» на конкурсе научно-фантастических очерков, итоги которого подвели на ежегодном фестивале «Созвездие Аю-Даг» (см. «Наука и жизнь» № 1, 2010 г.).

«Наука и жизнь» № 10, 2010.

Жанр научно-фантастического очерка - из тех немногих жанров, чью дату возникновения можно установить едва ли не с точностью до месяца: лето 1835 года. Именно тогда в американской периодике появились две весьма примечательные литературные мистификации с научным уклоном. Сначала в июньском номере журнала «Southern Literary Messenger» был напечатан рассказ Эдгара По «Ганс Пфааль», считающийся одним из первых произведений научной фантастики; позднее, в августе, газета «New York Sun» начала публикацию с продолжениями статьи «Великие астрономические открытия, недавно сделанные сэром Джоном Гершелем на мысе Доброй Надежды». И если «Ганс Пфааль», повествующий в иронической манере о путешествии на Луну на воздушном шаре, хорошо знаком русскому читателю под названием «Необыкновенное приключение некоего Ганса Пфааля», то «Великие открытия» нуждаются в представлении. Это нарочито серьезная статья о невероятных научных открытиях, якобы совершенных астрономом Джоном Гершелем при помощи новейшего гигантского «гидрокислородного» телескопа. А «открыл» этот знаменитый (и вполне реальный) астроном ни много ни мало - жизнь и даже разум на Луне с ее «невинными и счастливыми» людьми - летучими мышами. Стоит ли удивляться, что статья наделала немало шума, а тиражи газеты взлетели вверх не хуже ракеты.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

В романе современной американской писательницы Кэндис Кэмп, впервые переведенном на русский язык, читатель знакомится с юной Миллисент Хэйз, посвятившей жизнь брату-калеке. Она не знает, что такое настоящая страсть, пока в ее городке не появляется красивый незнакомец.

Джон КЭМПБЕЛЛ

ТРАНСПЛУТОН

Блейк скептически разглядывал странную конструкцию.

- Так вот ты чем занимался на вахте? Протономет? Ну и что ты собираешься с ним делать? У него же отдача, как у пушки.

Пентон покачал головой, потирая ушибленное запястье.

- Ты преувеличиваешь. Я просто упустил из виду - с этими лучевыми ружьями забываешь об отдаче.

- Удивительно, что ты еще самого себя не прошил насквозь... Не пойму все-таки, чем тебе не нравится обыкновенный электронный луч? Он даст сто очков вперед любой молнии...

Катарина Кэр

Заклинание клинка

Том первый увлекательного фантастического сказания, написанного новым магическим талантом.

Моему мужу, Говарду, который помог мне гораздо больше, чем сам полагает. Без его поддержки и преданности я никогда не закончила бы этой книги.

Б л а г о д а р н о с т и.

Я очень благодарна следующим моим друзьям: Барбаре Дженкинс в особенности, которая положила начало моей карьере, подарив мне когда-то давным-давно мою первую игровую фантазию. Алисе Брайтин, моей матери, которая оказывала мне моральную поддержку и неизменное одобрение и, что самое важное, подарила превосходную пишущую машинку. Элизабет Помейд, моему агенту, которая взялась за осуществление эксцентричного проекта и фактически реализовала его. Грегу Стаффорду, чья вера в мое мнение о его произведениях помогла мне в оценке моих собственных. Конраду Балосу - самому лучшему на Западе специалисту по ремонту пишущих машинок. И особенно - Джону Джекобсену, самому лучшему товарищу по играм, которого я когда-либо имела в детстве.

Роман Дианы Кэри погружает читателя в исторические глубины эпопеи «Star Trek». Действие его происходит за двадцать пять лет до того, как Джеймс Кирк появился на борту «Энтерпрайза». Перед читателем предстают неизбежные конфликты между человеческой философией, мечтаниями, надеждами и той жестокой реальностью, которая зачастую служит фоном для столкновения различных разумов.