Комедия о Евдокии из Гелиополя, или Обращенная куртизанка

Художественная манера Михаила Алексеевича Кузмина (1872–1936) своеобразна, артистична, а творчество пронизано искренним поэтическим чувством, глубоко гуманистично: искусство, по мнению художника, «должно создаваться во имя любви, человечности и частного случая».

В данном произведении Кузмин пересказывает эпизод из жития самарянки Евдокии родом из города Илиополя Финикии Ливанской. Она долго вела греховную жизнь; толчком к покаянию явилась услышанная ею молитва старца Германа. Евдокия удалилась в монастырь. Эпизод с языческим юношей Филостратом также упоминается в житии.

Слово «комедия» автор употребляет в старинном значении «сценической игры», а не сатирико-юмористической пьесы.

Отрывок из произведения:

Гелиополь, улица у городских ворот. Дом Евдокии; дом Прохора рядом. Прохор у дверей играет в шашки с другим человеком. Жена его стоит за ним.

Ангел

Вот – город Гелиополь, где живет
Всепышная блудница Евдокия,
Стяжавшая грехом себе почет,
Губя, с душой своей, толпой другие.
Но вы, друзья, смотрите без соблазна:
К спасенью Небом все ведутся разно.
Рекомендуем почитать

Художественная манера Михаила Алексеевича Кузмина (1872–1936) своеобразна, артистична, а творчество пронизано искренним поэтическим чувством, глубоко гуманистично: искусство, по мнению художника, «должно создаваться во имя любви, человечности и частного случая».

 Не было ничего удивительного в том, что у Вани Рассудина на правой руке, там, где она закругляется, переходя в плечо, — была родинка в виде треугольника, или в виде сердца, если читателю так кажется поэтичнее. Не было ничего удивительного, потому что у кого же их нет, хотя и не на плече и не в виде сердца? — не было ничего удивительного и в том, что эту родинку никто не видел, а кто видел, то не обращал особенного внимания. Несколько удивительно было то, что в это утро, стоя у раскрытого, но занавешенного кисеею окна, сам Ваня смотрел не на двор и цветущую сирень за ним, не на синее летнее небо, не на бегающего Нерона, — а на свою руку, скосив глаза и спустив рукав рубашки. Положим, рука была очень милая, по-отрочески почти тонкая, но круглая, от раннего солнца и родинки казавшаяся белой и розоватой, — но что же смотреть четверть часа на свою собственную руку? Тем не менее это созерцание, очевидно, очень занимало мальчика, так как на стук в дверь он лениво и неохотно надел спущенный рукав и, изобразив на своем круглом, несколько курносом лице неудовольствие, поспешно пошел умываться.

Художественная манера Михаила Алексеевича Кузмина (1872–1936) своеобразна, артистична, а творчество пронизано искренним поэтическим чувством, глубоко гуманистично: искусство, по мнению художника, «должно создаваться во имя любви, человечности и частного случая».

Поэт и прозаик Михаил Алексеевич Кузмин (1872–1936) — один из наиболее интересных писателей начала ХХ века. Его изысканная проза, пронизанная тонким психологизмом, постоянно была объектами внимания критики и вызывала жаркие споры современников. Настоящее издание впервые наиболее полно представляет современному читателю Кузмина-прозаика.

http://ruslit.traumlibrary.net

Художественная манера Михаила Алексеевича Кузмина (1872–1936) своеобразна, артистична, а творчество пронизано искренним поэтическим чувством, глубоко гуманистично: искусство, по мнению художника, «должно создаваться во имя любви, человечности и частного случая».

Давно, давно, — так давно, что этого не помню не только я, но и моя бабушка, и бабушка моей бабушки, в те времена, о которых мы можем знать только из старых книг, подъеденных мышами и переплетенных в свиную кожу, — была страна Китай. Она, конечно, существует и теперь и даже мало чем отличается от того, какой была тысячи две лет тому назад, но та история, которую я собираюсь рассказать, была очень давно. Нет надобности называть города, в котором она произошла, а также упоминать название большой реки, там протекавшей. Эти названия очень трудные, и вы все равно их позабудете, как забываете урок географии. Достаточно помнить, что река эта впадала в море, а у самого устья был расположен богатый и многолюдный город, в котором жил бедный рыбак по имени Непьючай. Он говорил свободно по-китайски, как мы с вами по-русски, обладал лодкой, сетями, имел раскосые глаза и синюю нанковую рубашку. Родители его давно умерли, жены и детей не было, не было даже ни брата, ни сестры, только сети да лодка, в которой он лето и спал, чтобы не тратиться на квартиру. Он был очень беден и притом беспечен, так что все, что выручал за дневной улов, в тот же день и проживал; таким образом, нисколько не удивительно, что он был беден, как мышь. Да и то, у мышей есть запасы сыра, стеариновых огарков и т. п., а у Непьючая не было решительно ничего.

Другие книги автора Михаил Алексеевич Кузмин

Повесть "Крылья" стала для поэта, прозаика и переводчика Михаила Кузмина дебютом, сразу же обрела скандальную известность и до сих пор является едва ли не единственным классическим текстом русской литературы на тему гомосексуальной любви.

"Крылья" — "чудесные", по мнению поэта Александра Блока, некоторые сочли "отвратительной", "тошнотворной" и "патологической порнографией". За последнее десятилетие "Крылья" издаются всего лишь в третий раз. Первые издания разошлись мгновенно.

Михаил Кузмин

Занавешенные картинки

Настоящее издание отпечатано в

Количестве трехсот семи экзем

пляров нумерованных I-VII и 1-300

Экз. I

АТЕНАИС.

Зовут красотку Атен_а_ис,

И так бровей залом высок

над глазом, что посажен наис

косок.

Задев за пуговицу пальчик,

недооткрыв любви магнит,

пред ней зарозмаринил мальчик

и спит.

Острятся перламутром ушки,

Михаил Кузмин

Форель разбивает лед

Стихи 1925-1928

I

501-515. ФОРЕЛЬ РАЗБИВАЕТ ЛЕД

А. Д. Радловой

1

ПЕРВОЕ ВСТУПЛЕНИЕ

Ручей стал лаком до льда:

Зимнее небо учит.

Леденцовые цепи

Ломко брянчат, как лютня.

Ударь, форель, проворней!

Тебе надоело ведь

Солнце аквамарином

И птиц скороходом - тень.

Чем круче сжимаешься

Звук резче, возврат дружбы.

Художественная манера Михаила Алексеевича Кузмина (1872–1936) своеобразна, артистична, а творчество пронизано искренним поэтическим чувством, глубоко гуманистично: искусство, по мнению художника, «должно создаваться во имя любви, человечности и частного случая».

Дневник Михаила Алексеевича Кузмина принадлежит к числу тех явлений в истории русской культуры, о которых долгое время складывались легенды и о которых даже сейчас мы знаем далеко не всё. Многие современники автора слышали чтение разных фрагментов и восхищались услышанным (но бывало, что и негодовали). После того как дневник был куплен Гослитмузеем, на долгие годы он оказался практически выведен из обращения, хотя формально никогда не находился в архивном «спецхране», и немногие допущенные к чтению исследователи почти никогда не могли представить себе текст во всей его целостности.

Первая полная публикация сохранившегося в РГАЛИ текста позволяет не только проникнуть в смысловую структуру произведений писателя, выявить круг его художественных и частных интересов, но и в известной степени дополняет наши представления об облике эпохи.

Жизнь и судьба одного из замечательнейших полководцев и государственных деятелей древности служила сюжетом многих повествований. На славянской почве существовала «Александрия» – переведенный в XIII в. с греческого роман о жизни и подвигах Александра. Биографическая канва дополняется многочисленными легендарными и фантастическими деталями, начиная от самого рождения Александра. Большое место, например, занимает описание неведомых земель, открываемых Александром, с их фантастическими обитателями. Отзвуки этих легенд находим и в повествовании Кузмина. Впрочем, один из лучших знатоков творчества Кузмина, Г. Шмаков, пишет: «Его „Подвиги Александра“, которыми зачитывался Кафка, ничего не имеют общего с Псевдо-Калисфеном или любым вариантом народной книги о Александре Македонском, а восходят к традициям французской прозы – Флобера в „Саламбо“ и „постсимволистов“. Мысль о власти рока и о тщете земных усилий сквозит в этом романе, как и во многих других произведениях Кузмина. Сама же проблема кузминской стилизации, как и проблема стилизации вообще, еще нуждается в разработке.

Художественная манера Михаила Алексеевича Кузмина (1872–1936) своеобразна, артистична, а творчество пронизано искренним поэтическим чувством, глубоко гуманистично: искусство, по мнению художника, «должно создаваться во имя любви, человечности и частного случая».

«Путешествия сэра Джона Фирфакса» – как и более раннее произведение «Приключения Эме Лебефа» – написаны в традициях европейского «плутовского романа». Критика всегда отмечала фабульность, антипсихологизм и «двумерность» персонажей его прозаических произведений, и к названным романам это относится более всего.

«Чудесная жизнь Иосифа Бальзамо, графа Калиостро» (репринт с издания: Петроград, 1919 г.) — первое из задуманных М. Кузминым занимательных жизнеописаний «Новый Плутарх», посвященное легендарному алхимику, масону и шарлатану, пленившему Екатерину II и ее двор. В книге 70 иллюстраций художника Добужинского.

Репринтное издание (с ятями).

Популярные книги в жанре Драматургия: прочее

Жилая комната. Мать вышивает. Поглядывает на дочь, которая, сидя перед зеркалом, подводит брови, красит губы. Она хочет быть элегантной и привлекательной, поскольку собирается на свидание.

Мать (после длительного наблюдения за дочкой). Когда вернешься?

Дочь. Завтра. Днем. Может быть. (Молчание.)

Мать. И кто на этот раз?

Дочь. Ты его не знаешь.

Мать

Александр Шагинян принадлежит к тем писателям, которые предпочитают своих героев и события своих произведений увидеть собственными глазами. Может быть, оттого так широка география его книги: пьесы переносят читателя из военного городка на берегу Ледовитого океана на строительство трансмагистрали, из отдаленного степного колхоза — в южный городок…

Участвуют в аукционе:

Ильич— 54 лет

Педичев— 98 лет

Нюра — 65 лет

Клавдия— 101 года

Франциско— 34 лет

Рэйчел — 23 лет

Усяма— 48 лет

Фидель — 60 лет

Ваня — 22 лет

Сад, человек-волк— 22 лет

Давайте попробуем возлюбить крысу, живущую в нас, чтобы с большей симпатией наблюдать свое отражение в пивной кружке!

В сборник вошло четыре пьесы драматурга В. Бурыличева, из них две комедии и сказка для детей. Построенные на жизненных ситуациях и конфликтах, эти написанные в разные годы пьесы выдержали проверку временем. Они звучат актуально и современно и в наши дни. Сборник призван пополнить репертуар народных театров.

"У нас в Пензе экспериментальный театр в Доме Мейерхольда. Мы поставили пьесу Анатолия Гуницкого, который писал стихи для БГ, «Практика частных явлений» - это современная пьеса, хотя лет двадцать провисела в интернете, никто ее не брал. Чудовищно сложная, со всеми наворотами, но прекрасная, потому что она обобщающая, современная по ощущению пространства и написана прекрасным русским языком. Хотя мат там тоже встречается, потому что это сколок сегодняшнего дня."                                                              Наталия КУГЕЛЬ, режиссер, 2011.http://www.strast10.ru/node/1564

Комната ювелира Руперта, который, разлегшись на софе, курит табак. У окна сидит племянница его Розина и шьет в пяльцах.

Руперт. Правду сказать, племянница, хотя тебе исполнилось уже двадцать лет, но ты все еще не довольно разумна. Как можно почтенное звание ювелира ставить на ряду с простым званием колбасника или трубочиста? Будь тебе известно, что более тридцати лет назад, как начал я каждый воскресный день, бывая в кирке, приносить господу богу благодарственные молитвы, за то, во-первых, что он сотворил меня немцем, во-вторых, что судил быть мне ювелиром, а не кем-нибудь другим, в-третьих, что соблаговолил даровать мне возможность рассуждать здраво о политике! Видишь ли, сколько во мне одном высоких преимуществ, а ты неразумная…

Площадь в Каире. У правой стороны главная мечеть.

При входе стоят муфтий{2} и великое множество имамов{3} и сантонов[1], поодаль толпы народа разных званий и исповеданий, что приметно по их одежде.

Имамы стоят смиренно, потупя взоры; народ волнуется, а сантоны делают наподобие беснующихся необычайные прыжки и размашки руками, показывая вид яростный.

Муфтий.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Новая книга замечательного русского прозаика Александра Покровского «Кубрик» состоит из рассказов, которые именно там и надо рассказывать, высвобождая речь, русский язык (в прямом и переносном смысле) от законов соподчиненности и строгости. Этим законам подчиняются внешне, но внутри себя – противоречат. Так как хотят жить, а не выживать.

Сочный язык, рискованные анекдотические ситуации, комизм и отчаяние персонажей, – делают эти «фривольные» рассказы настоящим литературным произведением.

А. Покровский – автор многих книг («…Расстрелять!», «Кот», «Бегемот», «Калямбра» и др.), по его повести «72 метра» был снят знаменитый блокбастер, которому сопереживали миллионы.

Александр Покровский великолепный рассказчик и безукоризненный стилист. Многие его книги выдержали десятки переизданий, разошлись огромными тиражами. Его прозу можно узнать всегда. Он доподлинно знает то, о чем пишет. Он убедителен настолько, что не верить ему невозможно. Всех его героев можно легко вообразить – как они двигаются, как говорят, о чем думают.

В своем новом повествовании «Робинзон» А. Покровский остается верен морской тематике. Он пользуется выразительным запоминающимся языком, рисуя в прямом и переносном смысле (в книге использованы его рисунки) своих персонажей так, что каждый из них отчетливо выступает в общем интригующем действии, которое разворачивается в подводной лодке, терпящей аварию.

Это повесть о том, как в золотой век древних богатырей, в счастливой стране бессмертия Бумбе, где люди жили дружно и сообща владели всем добром, родился мальчик Шовшур. Своими подвигами он прославился по всему свету. Шовшур освободил свою страну от ига многоголовых и многоруких шулмусов, вместе со своими друзьями победил Мангна-хана, грозившего войной Бумбе. Повесть заканчивается описанием свадьбы Шовшура и прекрасной Герензал, умевшей превращатся в белую лебедь

Бесы из века в век рвутся в души людей из серой бездны, в которой никогда ничего не происходило и никогда ничего происходить не будет… Экзорцисты и экзекуторы молитвами и огнем спасают души бесноватых и изгоняют нечистых обратно в породившую их пустоту… Так было с самого сотворения мира и так должно было быть до конца его дней.

Но появился человек, способный повелевать бесами, будто собственными вассалами. И разнеслась подобно чуме по городам новая ересь. И встали одержимые под знамена монарха-вероотступника. И оказались забыты старые договоры и обеты, а в воздухе запахло большой войной. Войной, в которой яд и кинжалы будут значить ничуть не меньше, чем армии и крепостные стены. Войной всех против всех.

Какое, спросите вы, к этому имеет отношение Себастьян Март?

Не стоило ему браться за изгнание бесов, только и всего.