Колонисты

Отрывок из произведения:

    2050 год

    Планета Терра-2, Северный материк, поселок Золотая Погремушка

    Семья Масловых

   …Из люка вылез рыжий парень лет двадцати и, пригибаясь, побежал к полуразрушенному зданию. Там его ждала девушка. Она лежала у входа в подвал на битых кирпичах и возилась с датчиком Гейгера. Рядом с ней на сошках был установлен ручной пулемет. Когда парень добрался до убежища, она, суровея лицом, произнесла:

Рекомендуем почитать

2132 год, дата не имеет значения.

Планета Совершенство, Поселок Брэйнбилд-вестерн.

Он и Она.

…длинной очередью срезал двух бронепехов.

Когда у них нет офицера, они, значит, только изображают решительные действия. А офицер подорвался еще на первом кольце отторжения. Датчики не позволяют усомниться в этом.

Правда, оставалась еще амфибия с излучателем в башне и бомбометом, прицельно выводившим из строя охранную кибертехнику. На броне ее цвела одиннадцатилепестковая роза – воинский значок чужих. Северных чужих. Шагающие роботы с востока приносили на броневых плоскостях полумесяцы и кинжалы. А чудовищные птицы-тараны с запада в значках не нуждались. Они же зверье!

Далекое будущее Земли? Нет — два далеких будущих Земли, существующих параллельно! В одном — прочные мир и процветание, обеспеченные жесткой диктатурой. В другом — бесконечные кровопролитные войны. Но — что случится, если однажды граница между параллельными реальностями рухнет? Что случится, если встретятся однажды двойники из «мира войны» и «мира мира» — боевой офицер, уставший убивать, и человек, готовый на любую жертву и любое преступление, лишь бы убить миротворца?..

2128 год.

Европа, спутник Юпитера.

364-й день условного года, 202-й день солнечного года, 11-й день юпитерианского года.

Танк в условиях Внеземелья – это длинный список проблем, нерешаемых даже в теории, но, тем не менее, счастливо решенных сумасшедшими фанатиками-конструкторами. Например, танк на Плутоне – нечто в принципе невозможное. Следовательно, лет через двадцать его точно построят. Танк на Марсе отличается от земного собрата совсем чуть-чуть: процентов на двести. Танк на Европе представляет собой золотую середину между марсианской и плутонианской версиями. То есть, он должен передвигаться по сплошному льду при температуре – 100 по Цельсию, стрелять, не отлетая при каждом выстреле на километр вперед или на два назад, не уноси

Терра-2.

Планета земного типа, страдающая от перенаселения. Планета, на котором человечеству уже стало тесно… а это значит – пора искать себе «новый дом»!

Но на каждую идеально подходящую для жизни планету претендует не только Терра-2, но и еще девять колоний…

Правила просты – победитель получает все!

Требований – всего три:

Найти планету,

Основать колонию,

Выбить конкурентов…

Офицер космического флота Терры-2 Виктор Сомов и его поисковая эскадра начинают действовать…

10 июля 2026 года.

Земля, Полоцк, район Задвинье.

Десять тысяч колонистов и обслуживающий персонал космопорта.

С микрофонами вышла то ли ошибка, то ли просто халтура. Скорее всего, халтура. За месяц к Терре-II отправляли шестой караван. А если считать за последние два с половиной года, с самого начала колонизации, то 131-й. На транспаранте над Южными воротами так и намалевали: «Сто тридцать первому – счастливого пути!» Персонал порта изрядно утомился: в последнее время приходилось отрабатывать по две отправки в неделю. Конечно, дело это совершенно необходимое, найдено решение величайшей проблемы! – но так оно, знаете ли, хлопотно… Столько ничтожных подробностей, ничего нельзя забыть! Притом даже самые ласковые прогнозы обещают уплотнение режима. При сохранении того же, сами понимаете, оклада. За те же, попросту говоря, деньги. Приходится отдыхать на мелочах, на микрофонах, например…

Осень 2117 года.

Планета Терра-6, наместничество Российской империи.

Сергей Вязьмитинов, 23 года.

…под утро я все-таки заснул.

Мне уже было наплевать на то, что холодно, и на то, что узкие деревянные рейки впиваются в мою тело, да и на ледяную сырь, исходившую от стены. Ничей храп не мешал мне. Даже нервное бульканье в желудке объявило безобеденный перерыв.

Наверное, я проспал целый час. Или два, Бог весть… Какое счастье! Правда, кончилось оно слишком быстро.

«... Ну эта... Ты не боись. Сядь, кому говорят. Мужик ты или гайка дырявая! Не убил я никого. И не ограбил. И не хакнул. Просто дал менту в рыло. Пару раз. Ну или чуть больше. Народ тут у нас горячий. Хочешь быть человеком – дай кому-нибудь в рыло. А меня только-только из восьмилетки выперли, работы нет, на отцовой амфибии извозом занимался... Кодла у нас была, девочки клевые, ребята тоже крутые... Короче, мент надо мной при людях измывался, не дал бы я ему в рыло, был бы как чмо опущенное. Ну дал. Точно, менты у нас – дерьмо. ...»

Среди всех самцов, которых когда-либо видела бескомпромиссная анархистка Диана Шевчук, кэп Раскин оказался наиболее соблазнительным. Главным образом по двум причинам: во-первых, он обладал чудесным голосом: низким, глубоким и хрипловатым. Если бы Диана была полной дурой, она бы назвала этот голос героическим. Во-вторых, Раскин не обращал на нее ни малейшего внимания.

Это было свежо и чертовски необычно.

Русская Венера, откуда она предательски сбежала, слыла миром нищим на все, кроме наркотиков и оружия. Люди там жили в страшной скученности, за убийство по закону взимали штраф в десять минимальных окладов госслужащего, кровную месть разрешили еще в первый год республики, а гербом служил двуглавый орел: голова Бакунина плюс голова Маркузе.

Популярные книги в жанре Научная фантастика

А. ХАРЬКОВСКИЙ

ПОДВОДНЫЕ ЛОДКИ - В НЕБО

Озеро Зебан, высота 2914 метров над уровнем моря. Проезд: автобусом до подножия горы Мурат, далее - вверх на подводной лодке.

(Из путеводителя по нашему краю)

Поселок наш затерялся среди звезд. Они смотрят на нас отовсюду - с близкого, как крыша, неба и снизу, из задумчивых глубин горного озера. В безлунные ночи, когда горы растворяются в темноте и желтые звездочки окон мерцают на их склонах, мы чувствуем себя, словно на маленькой планете, затерянной в безднах Вселенной. Помнят ли о нас на Большой земле, ищут ли живой огонек на холодном небе? Или, увидев эти места в кино, вспоминают мертвый ландшафт Луны? Но мы живем, светим. Наше озеро сопит, ворочается по ночам - может, мечтает о веселом гуле турбин или просто надоело отражать только небо, да горы, да несколько домиков на берегу.

И. Хицкова

МИНИАТЮРЫ О ПРИРОДЕ

Красноголовик-боровик

Собирая в лесу грибы, я нашла очень забавный красноголовик: eгo шляпа была похожа на мушкетерскую, гриб стоял на крепкой пузатенькой ножке, а сбоку, будто к матери, приник маленький боровичок.

Вечер на Ладоге

На берегу озера было тихо, лишь неторопливый плеск волн нарушал покои природы. Само озеро, словно окутанное в голубую дымку, казалось воздушным. Солнце выстлало на его глади алую ленту; лента изгибалась вместе с небольшими волнами. При Приближении к озеру солнечная дорожка медленно таяла, мне вдруг хотелось, чтобы кто-нибудь со мной увидел красоту Ладоги.

Чеслав Хрущевский

ПОРОК ДУШИ

Перевод Е. ВАЙСБРОТА

Он открыл глаза и с изумлением увидел, что находится в огромном зале. Винипластовые фосфоресцирующие стены излучали бодрящее голубое сияние. Было светло, как днем, даже еще светлее. Вверху, разбросанные по темно-синему куполу, горели разноцветные звезды.

Он глубоко вздохнул и в тот же миг услышал мелодичный голос:

- Сердечно приветствую вас. Я стою у вас за спиной, прошу повернуться.

Юрий Иваниченко

Взгляд

Вот она, долина. Неумолчный рев и грохот воды, теснящейся между скалами и переваливающей валуны по каменным ступеням, стал тише.

Ветер повернул, и ощутимо пахнуло Тленом.

Тленом, главной приметой его Охотничьих угодий и, быть может, проклятием рода Гроуков. Зная - как знали предки, - что Тлен не может всерьез повредить большому рэббу, Гроук все же непроизвольно замер на базальтовом уступе, и серо-черный валун, зажатый в кулаке, вдруг хрупнул и раскрошился на сотню гладко-матовых остроконечников и пластин.

Нина КАТЕРЛИ

СЕННАЯ ПЛОЩАДЬ

Посвящается М. Эфросу

"Это ведь родина. Что же ты плачешь, дурак!"

(Д. Бобышев)

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ. УЖАСНЫЕ НОВОСТИ

1

Марья Сидоровна Тютина по обыкновению встала в восемь, позавтракала геркулесовой кашей, вымыла посуду за собой и мужем и отправилась в угловой "низок", где накануне определенно обещали с утра давать тресковое филе.

Марья Сидоровна заранее чек выбивать не стала, а заняла очередь чтобы сперва взвесить. Отстояв пол-дня, уж пол-часа всяко, она оказалась наконец, у прилавка, и тут эта ей сказала, что без чеков не отпускаем. Марья Сидоровна убедительно просила все же взвесить пол кило для больного, потому что она здесь с утра занимала, а к кассе полно народу, но продавщица даже не стала разговаривать, взяла чек у мужчины и повернулась задом. Из очереди на Марью Сидоровну закричали, чтоб не задерживала - всем на работу, и тогда она пошла к кассе, сказала, что ей только доплатить и выбила семьдесят копеек. Но к прилавку ее, несмотря на чек, не пропустили, потому что ее очередь уже прошла, а филе идет к концу.

Казменко Сергей

РЕКЛАМАЦИИ НЕ ПРИНИМАЮТСЯ

Тинг вернулся только под утро.

- Ты что, так и не ложился? - искренне удивился он, глядя на перемазанное машинным маслом лицо Арни.

Тот не удостоил Тинга ответом и снова засунул голову куда-то в потроха "яйца". Боковая стенка "яйца" была снята и стояла рядом, прислоненная к пилотскому креслу. По всему полу были разложены чертежи и схемы.

- Что, опять эта штуковина барахлит? - Тинг нисколько не смутился отсутствием ответа. Он привык к странностям в поведении Арни и не обижался.

Анна КИТАЕВА

ВЕК ДРАКОНА

Некогда этой землей владели древние. Их могущество было столь велико, что они двигали солнце и луны, и сам облик мира меняли по своему желанию. Древние вели войны и совершали странные обряды - вот все, что сохранила о них память дикаря, которому мир достался в наследство. Ибо однажды постигла ли их беда, или то был их собственный замысел, никому не ведомо, - они исчезли, все до единого. Тьма веков надежно укрыла их следы.

Александр Кобринский

Холера меня не возьмет

Вхожу. Мать готовит. В комнате стоит аппетитный запах теста, пропитанного чесноком. Ставлю ногу на табурет и начинаю развязывать шнурок. Появляется отец. Я вижу его скрюченные, грубые, трудовые пальцы и склеротичные глаза.

- Тебе лень нагнуться? - взрывается он неожиданно.

Не отвечаю, потому что изменить моего отца невозможно. Во многом я похож на него. Пытаюсь отделаться восковой улыбкой. Но моя сдержанность вызывает в нем спонтанное бешенство.

Оставить отзыв