Колдун

Полоса замерзшего песка тянулась вдоль берега, с одной стороны скрываясь за его изгибом, а с другой уходя за горизонт. Холодные, цвета стали, волны накатывались на нее, но тут же отступали назад, словно почувствовав необычно-непреодолимую твердость преграды. Слабосильный мороз не сумел совладать с морем, и теперь глумился над впадавшим в него ручьем, пытаясь достать до самого дна. Низкое давящее небо было затянуто сплошной серой пеленой, укрывавшей от чужих глаз бездушное зимнее солнце. Мрачно зеленел сосновый лес, деревья невнятно шептались, зло переругиваясь и изредка тяжко постанывая.

Другие книги автора Владимир Клубков

Флот ждал. Флот ждал уже четвертый месяц. Команды кораблей маялись от безделья, нарушители дисциплины то и дело попадали на гауптвахту, а наблюдатели у телескопов падали с ног от усталости. На систему надвигался враг. Надвигался медленно, с релятивистской скоростью, но неотвратимо. Силы Человеческой Империи были заняты на другом фронте, и никто не собирался посылать помощь на далекую окраину с непонятным статусом, где находилась лишь одна заселенная планета. Вся надежда была только  на эту горстку купленных у Империи кораблей, которые призваны были беречь поселенцев от различных напастей, будь то пираты, астероиды или инопланетный агрессор. Однако в этот раз спасать нужно было и сам флот.

Написано 23.08.2008. На злобу дня.

Это сон, по горячим следам записанный на бумагу.

- …он совсем, и весь в ожогах, куда же его…

Сознание медленно возвращалось. В голове словно гудел огромный колокол, тело раздирала на куски боль. Казалось, на нем не осталось живого места. Перед глазами плясали красные круги. Слышались голоса людей, с трудом пробивающиеся сквозь гул в ушах.

- Да что он вам сделает теперь-то... Они ж совсем молодые были… - говорил женский голос.

- Ну ладно, я не поисковый робот, могу одного и пропустить. Но с тебя, тетка, выпивка. – Ответил ему мужской.

Популярные книги в жанре Фэнтези

Что может быть интересного в жизни обычной одиннадцатиклассницы? Ровным счетом ничего. Школа, экзамены, репетиторы. Даже на дискотеку сходить некогда. "Хочу приключений" — загадала однажды Лера. Но надо быть осторожней с желаниями. Они имеют непредсказуемое свойство сбываться.

Икен становится помощником знаменитого сыщика Шикаши. Внезапно Шикаши решает, что молодому магу следует проявлять больше инициативы, и отправляет его на самостоятельное задание…

Дело охотника раскрыто, но не закончено. Трое сыщиков отправляются в погоню. Но логово преступников находится в таких местах, куда обычные люди не рискуют соваться…

Полчища моррелов, проникшие в Мидкемию через Звездные Врата, уничтожены, и войска с победой вернулись в Крондор. Но вскоре принц Арута узнает, что в городе одно за другим происходят убийства, жертвами которых становятся зачастую знатные люди и гости из других королевств. Неужели кто-то хочет втянуть Крондор в новую войну?

Следы преступлений тянутся в заброшенную кешианскую крепость, где обосновались темные жрецы. Они совершают магические обряды и жертвоприношения, дабы призвать в мир демона, который поможет им захватить власть. Рядом с закаленным в боях сквайром Джеймсом и искусными магами в борьбу с силами зла предстоит вступить и юному Уильяму, сыну могущественного чародея Пага…

Пустой большак огибал пологие холмы, как высохшее русло. Судия Бреон помнил такие со времен Первого Похода. Он поймал себя на том, что ждет чуда; боясь радоваться, строго поджал губы: чудо – не подарок, не праздник и не счастливый случай, чтобы его ждать или предполагать. Но волнение не слабло. Что за мальчишество в тридцать-то пять лет, после двух Походов, возведения в сан Судии и десяти лет законного брака?

Этельгард, верно, уже в пределе замка своей матушки: едет шагом – спешить некуда, и беседует с наперсницей. О чем бы? Тут он устыдился своего желания знать, и вернулся к мыслям о том, что ему было поручено.

Иногда любовь бывает более тяжким бременем, чем ненависть, и оказывается, что ее совсем недостаточно для того счастья, которое значит — понимание.

Лорнгельды — это люди, обладающие особым талантом — магией. Однако если не обучаться ей, то она сводит обладателя с ума, а в безумии он может устроить немало разрушений. В государстве Кайт лорнгельды объявлены церковью "вне закона", а поэтому никто их не обучает. Безумие магии стало повседневностью, а заражённых им подвергают ритуалу "отпущения грехов", который по сути является казнью.

Нынешний король Кайта не согласен с позицией церкви и пытается убедить курию отменить "отпущение грехов". Второй его идеей является брак принцессы Атайи с Фельджином, сыном Осфонина, короля государства Рейка, где лорнгельды живут и обучаются, не испытывая притеснений. Но принцесса, мягко говоря, не горит желанием выходить замуж за рейкского принца, который к тому же является проклятым лорнгельдом…

Это история о любви и смерти. Или история взросления. Или нечто, основанное на календарных мифах и толике милосердия Божьего.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

За ним приехали менты. Пока "Желтый ботинок", вывернув из-за угла школы, полз через футбольное поле к парадной, Крант с бидончиком растительного масла пошел поливать ступеньки лестницы, а Витек со скоростью буржуйского комбайна принялся ссыпать в унитаз чесночную шелуху и сливать воду. Крант вернулся через три минуты , сполоснул посудину и сел на табурет . Витек сел напротив , закурили . – Телевизор включил ?,- спросил Крант. – Он у меня весь день работает , за неделю три лампочки сменил . Витек гордился своей придумкой . В одном старом фильме он видел , как в пустой телик вместо экрана вставили рамку с буквами , а внутрь обычную электрическую лампочку . В телевизоре Витек хранил чеснок .

Роман Александра Бека (1903–1972) «На другой день» не мог быть напечатан при жизни его знаменитого автора. Наперекор цензуре и общественному застою, писатель ещё в 60-е годы прошлого столетия отважно взялся за объективное исследование сталинского феномена. Изучив огромное количество архивных материалов, проведя сотни бесед с вышедшими из лагерей ГУЛАГа участниками и свидетелями революционных событий, Бек создал проблемный роман о власти и харизме вождя. Роман умный. Роман талантливый. Строгая достоверность документа органично соединилась с дерзкими парадоксами воображения и обобщения.

Скажу вам сразу: смерть такой крупной шишки, как Дэвид Старбак, шума наделала изрядного. Во всяком случае, газеты раструбили об этом на весь Голливуд, особо отметив, что убийство — если, конечно, это было убийство — так и осталось нераскрытым. Естественно, при таком раскладе в полиции ничуть не удивились, когда к ним хлынул поток желающих сознаться в том, что это их работа, — мало ли на свете психов, мечтающих прославиться?

С другой стороны, все эти «явки с повинной» вызвали у детективов легкое недоумение, поскольку, с их точки зрения, они имели дело со стопроцентным самоубийством. И когда Уолт Свенсон заявил, что в ночь на 14 сентября он собственноручно разделался с Дэвидом Старбаком, никто ему не поверил именно по этой причине. Нет, показания Уолта они, конечно, проверили, ну и что с того? Нашлось как минимум тридцать свидетелей, подтвердивших, что весь вечер того дня он просидел в баре «Вилла-Лома» на Сансет-стрит, где наша компания обычно собиралась после работы пропустить по стаканчику, перекусить спагетти и поболтать.

Вернувшись в родной город, Кэл Вебстер узнает, что у него есть сын. Он намерен стать опекуном ребенка, но на его пути встает бывшая свояченица Эмма Джепкинс…