Колдовская компания

Все гении немного безумны. А если таким безумцем оказывается могущественный темный маг? Любой мир для него – всего лишь шахматная доска. А фигурки на ней – маги светлой и темной обители. Разыгрывая свои изощренные партии, он готовится развязать войну, в которой не только гибнут маги, но и уничтожаются целые миры. Но сумеет ли темный гений предугадать появление непредвиденных фигур, которые способны ему противостоять и разрушить все его планы? Что, если случится невозможное и завяжется дружба между главой отряда светлых магов и таинственным изгнанником из темной обители? Если светлый маг откажется от выполнения возложенной на него миссии? Если темный маг окажется способен на добрые дела?

Но безумный гений коварен, и в рукаве его балахона кроется темная лошадка, готовая сделать последний роковой ход…

Отрывок из произведения:

Спасаясь бегством, я не заметил, как очутился здесь…

Это была южная башня – самая высокая в крепости. Чтобы попасть наверх, нужно преодолеть более тридцати пролетов узкой, круговой лестницы. Слева – стена, запертые двери на этажах. А справа – провал. Даже наличие перил, надежных, кованных, не влияет на желание держаться от края подальше. Говорят, что провал уходит глубоко в толщу скал, соединяясь с пещерами – оттуда всегда веет подземным холодом и сыростью. Последние ступени выводят на каменную площадку без парапета, откуда открывается вид на скалы поросшего редким кустарником и островками тоненьких, порыжевших по осени осинок взгорья. Подножья башни покоятся на одном из склонов узкого голого ущелья. Лишь на самом дне, где слышится журчанье ручья, тянется зеленая полоса растительности. Окрест же раскинулась бескрайняя холмистая равнина, которую пересекает извивистая дорога, ведущая от крепости к югу. Там вдалеке, у самого горизонта в ясную погоду можно разглядеть Мидл – огромный торговый город. Если же обернуться, то крепость лежит, как на ладони: остальные семь башен, широкий квадратный внутренний двор, массивное здание дворца в центре и множество дополнительных строений, идущих вдоль крепостных стен. Все мрачное и серое, из грубо тесанного камня, зато крепкое.

Сейчас файлы книги недоступны. Мы работаем над их добавлением.
Рекомендуем почитать

Утопающий хватается за соломинку, умирающий – за любую возможность выжить. Александр Еремеев, оказавшись у черты, откуда обратной дороги нет, не раздумывал ни секунды, когда ему предоставили шанс на новую жизнь. Правда, не уточнили, что начнется она где-то на Смоленщине, поворотом истории и вмешательством злобных колдунов отброшенной на несколько веков назад. Там, где встретить вурдалака, кикимору или лешего, столкнуться ночью с костяным монстром или угодить в магическую ловушку проще, чем найти белый гриб в лесу. И выживать «счастливчику» придется в облике семнадцатилетнего русича, получив вместе с новым телом «богатое приданое» в виде своры кровожадных врагов, которые спят и видят, как отправить молодого человека к праотцам. В мире магов, ночных монстров и могущественных потусторонних чужаков другого пути у алтарного мага просто нет: или он, или его.

Я странный? Да ладно, это из-за ушей, что ли? Ну подумаешь, острые и длинные, у эльфов вон такие же. Нет. Я не эльф. Кто? Не знаю. Но все зовут меня Нелюдь.

Чужой северный материк, кланы, тихая деревенька в таинственном, волшебном Лесу. А откуда здесь этот странный, едва живой человек, потерявший память? Кого подобрали местный купец и его дочь? Выживет ли незнакомец? Вспомнит ли себя и ту, которая ищет его по всему свету, отказавшись поверить в смерть близкого? Сойдутся ли дороги человека-оборотня и драконицы, ставшей больше человеком, чем драконом?

Молодой попаданец Костя Маркин, он же в новом мире маг-аристократ Кост Марг, уважаемый в герцогстве рыцарь, уже привык сражаться и побеждать. Вступать в бой с вражескими магами, демонами и некромантами, срывать плетущиеся против него придворные интриги стало чуть ли не повседневной рутиной. Но время идет, прежние товарищи гибнут в боях, а новые не всегда надежны. Кажется, местных богов забавляет посылать ему испытания, слишком тяжелые для одного, а затем наблюдать: осилит или нет? И вчерашний землянин принимает этот вызов.

Сотни тысяч людей пропадают по всему миру без следа. Попал в это число и охотник за аномалиями Кирилл. Неизвестно куда пропадают остальные, а он попал в параллельный мир, где правит балом магия. Кирилл идет в земли людей в надежде найти того, кто отправит его назад, по пути обрастая подругами… правда нечеловеческого роду-племени. Но он надеется, что это только пока…

Как стать магом нашему современнику? Рецепт довольно прост. Нужно попасть в соседний мир, угодить в ученики к безумному магу, мечтающему завоевать весь мир… И с этого момента судьба начнет с вами играть или, точнее, проверять вас на прочность, с каждым разом подкидывая испытания все сложнее и опаснее. И если не сломаетесь, то получите в конце вожделенный приз – титул мага.

Бывший спецназовец из России, вынужденный бежать из своей страны. Бывший граф из уничтоженного рода, вынужденный стать храмовым воином бога справедливости. Родившись в разных мирах, они оба являются настоящими бойцами, посвятившими свою жизнь войне. И именно таких бойцов решил нанять себе на службу жаждущий власти герцог. С помощью ритуала Призыва он выдергивает их из своих миров, собираясь сделать предложение, от которого не отказываются. Но переговоры о найме сорвались и обернулись кровавой бойней. Герцог мертв, а двоим призванным предстоит выжить и устроиться в новом мире.

Я – ааргх. Будем знакомы. Сижу в харчевне старины Трувора за столом, тихо, мирно, ничего не делаю, не шалю (разве что примус не починяю!) – читаю книгу. И тут ко мне, разумеется, пристают, машут мечами, ругаются вслух, а некий столичный задохлик мнит из себя графа… Результат предсказуем: я всех бью, получаю новую работу, лишние шишки – и лезу за нанимателем в самое пекло. Гр-р-р!

Чувствуете полный набор фэнтезийных штампов? А потом ещё и гномы с эльфами полезут, и Тайная полиция Империи, и лесная нечисть, и самая уродливая наёмница, и контрабанда ведьм, и сплошные тайны, и… Но давайте по порядку.

Итак, я – ааргх… Запомнили? Продолжаем…

Другие книги автора Ольга Гартвиновна Баумгертнер

В Священных Землях кипят небывалые страсти. Противоречия между человеческой расой и противниками Империи — эльфами, гномами, Легионами Проклятых и ордами нежити — достигают неимоверных размеров. Мстительные боги вмешиваются в дела смертных, внося сумятицу в повседневную жизнь Невендаара. Что может быть общего между отставным военным, его оруженосцем, юной прорицательницей и эльфом? Однако невероятное стечение обстоятельств удивительным образом связывает их судьбы. Они отправляются по следам небесной посланницы Иноэль, чтобы выяснить свое предназначение и судьбу Невендаара. Их путь тернист, полон опасностей, цели не всегда совпадают, но самое страшное впереди: кто-то из них является подручным богини Смерти…

Над Закатной обителью – последним приютом колдовского рода нависла угроза уничтожения. Срединники, народ, способный управлять временем, готовы стереть обитель и ее жителей с лица земли. И все это из-за древнего предсказания о связующем маге. Но кто он, тот, кого опасаются в бесконечном лабиринте Срединных миров? Сможет ли он противостоять врагам, стратегия которых почти беспроигрышна – ведь делать очередные ходы в великом противостоянии им помогают предсказания ясновидиц. Как же изменить предначертанный ход событий и избежать уготованного? Как поступить, зная, что прекращение своеобразной «шахматной» партии – это всеобщая гибель? Древние колдовские книги и кровь туманных драконов – вот ключ к разгадке предсказания о Связующей магии…

Всемирная выставка 1900 года. Электричество, синематограф, автомобили… Мир Иных взбудоражен достижениями обычных людей: технические новшества могут составить конкуренцию магии. Дозоры со всего света отправляют в Париж делегации; не осталась в стороне и Российская Империя. Молодой синематографист Леонид Александров оказывается в самой гуще дозорных интриг, в эпицентре заговора, созревавшего много десятилетий. Он – Иной, стоящий за камерой; его работа – запечатлевать события. Однако это не значит, что человек с киноаппаратом не способен на что-либо повлиять. Для объектива равно важны свет и тени, но недаром экран изначально белый, а квадрат на нем – светлый.

Противостояние Света и Тьмы на перекрестках пространства и времени продолжается. Дозоры несут свою вахту на широких петербургских проспектах в царской России и в тюремной зоне советских времен, в монгольских степях в годы юности Чингисхана и на узких улочках Вены наших дней…

Мы всегда и везде под присмотром Дозоров!

Рыцарь из последних сил гнался за драконом. Тот был серьезно ранен, но улепетывал что есть мочи. Несколько раз раненый ящер переносился в другие миры, надеясь оторваться от погони, но рыцарь благодаря своему волшебному мечу не отставал. Наконец, когда глаза рыцаря стал застилать туман, а его скакун еле передвигал ноги, дракон издал жуткий рев, больше похожий на стон. Его с трудом двигающиеся крылья вдруг замерли и безжизненно обвисли, и огромное чешуйчатое тело со свистом и шипением рухнуло вниз. Рыцарь, наконец, смог опустить с надоевшего неба взгляд своих измученных бессонницей глаз и с досадой увидел, что дракон упал не на землю безлюдных степей, расстилающихся вокруг, а прямо в центр небольшого городка, неизвестно откуда взявшегося. Бросив вставшего без сил коня, рыцарь поспешил в город.

Я поднялся на последний этаж. На лестничной площадке, прислонившись к стене, стояла девушка. В ее руках уже давно остыла чашка с кофе, чей аромат еще слегка улавливался, а рассеянный взгляд девушки был устремлен на темное окно подъезда. Я прокрался мимо и проник в квартиру через приоткрытую дверь. Мужчина в прихожей, собираясь на работу, торопливо и нервно искал что-то среди бумаг в своем портфеле, и я без помех проскользнул дальше на крохотную грязную кухоньку. Старуха в замусоленном переднике старательно помешивала половником в большой пузатой кастрюле. Густой запах супа с пряными приправами, не желая вытекать в распахнутую форточку, наполнял все узкое пространство между мойкой, плитой и теснившимися напротив столом и холодильником. Молодая женщина делала бутерброды для сына в школу. Развернуться здесь было негде, так что я сразу махнул на покривившийся стенной шкафчик с перекошенными из-за разболтавшихся петель дверцами. Шурупы наполовину вышли из пазов, и шкафчик держался на честном слове. Так что я завис чуть выше, даже не думая опираться на него. Из щели между шкафом и стеной высунулись рыжие усы и тут же исчезли... Когда в семье три женщины, в их доме никогда не будет порядка. Старшая чувствует себя хозяйкой, дает советы и постоянно ворчит, что остальные ничего не делают или делают не так, как надо. Вторая всегда поступает по-своему, а уж если вдруг последует совету старшей, все у нее будет валиться из рук. Третья вовсе не участвует в домашних делах и старается как можно реже появляться в доме, чтобы не слышать вечных упреков. Здесь был как раз этот случай...

Когда-то одной из звездных ночей странствующий поэт решил заночевать в пещере. Он даже и не мог предположить, что оказался в логове дракона – драконом там и не пахло. Он развел костерок и сел у входа спиной к огню, обратив задумчивое лицо к звездам. А потом чуть слышно принялся декламировать.

Только серебро да черный цвет остались мне.
Что ж, пусть будет ночь и я рассыплю звезды,
Все тени распростерли крылья стелясь по земле,

Я лежал среди зеленеющего поля и грелся на солнышке. Всюду среди колосьев проглядывали яркие головки маков и васильков. Весело щебетали птахи, гудели над цветами пчелы и легкий ветерок немного разгонял майский полуденный зной. Мне было так спокойно и хорошо, что я перестал смотреть на облака, неспешно плывущие по небу, закрыл глаза и уснул. Разбудили же меня звонкие голоса и смех. По полю прогуливались девушки, собирая цветы и плетя венки. Но я проснулся слишком поздно, когда они подошли ко мне на расстояние около двадцати футов. И тут, наконец, меня заметили. Раздался пронзительный визг и сломя голову они бросились прочь. Я с презрительным видом отвернулся, прислушиваясь к их воплям и топоту ног. Но кто-то из них остался. Я обернулся. Напротив стояла девушка, смотря на меня округлившимися глазами. На ней было слишком роскошное платье и дорогие украшения и у меня возникло нехорошее подозрение: а не принцесса ли она?

Популярные книги в жанре Фэнтези

Раз в год восемь Стражников избираются из лучших молодых людей Атлантиды. Они служат посменно и постоянно бодрствуют, исполняя утомительное, но священное дело — неотрывно следить за печатью на тюрьме демона…

На грани миров (Мозаика памяти)

Глава 1  

Полина вышла из магазина. Настроение было отличное, картины продавались на удивление бодро как через интернет, так и в магазинах, и стали просто отличной добавкой к основному заработку, иногда, правда, его превышая в несколько раз. Подходя к машине, она щелкнула кнопкой сигнализации - синяя машинка приветливо отозвалась. Маленький синий matiz был недавней радостью Полины, не машина, а просто дамская сумочка. Компактная, удобная и при этом вполне вместительная- подарок мужа на день рождение. 32 года… боже, почти старость… лет в семнадцать помнится это она и считала старостью, а сейчас чувствуешь себя не намного старше, ну и что, что есть муж, ребенок, карьера… Усевшись за руль, Полина уже собиралась уезжать, как ее внимание привлекла молодая женщина за рулем ярко красного Porsche. Что – то было в ней неуловимо знакомое, что-то, что привлекло внимание. Полина с недоумением рассматривала ее. Тем временем женщина припарковала порш и вышла из машины. Длинная шпилька, каштановые волосы, стрижка каре, темные очки на пол лица, тонкая фигура, черное явно очень дорогое платье, в ушах сверкают камни размером с абрикосовую косточку подозрительно похожие на бриллианты. Женщина повернулась и королевской походкой направилась в магазин, из которого только что вышла Полина. Полина, открыв рот, смотрела на нее, забыв о том, что собиралась куда-то ехать – это была Нора! Боже сколько же они не виделись…Лет десять… как же так получилось?

Вдали от городов, в российской глуши происходят мистические вещи — продолжение обстоятельств далёкого, но не ушедшего прошлого. В затерянном месте Алтайских гор разворачиваются события, способные отбросить цивилизацию в Средневековье, разрушить мир между странами, поставить на колени человечество. Надо только предотвратить ИХ возвращение, надо не поддаваться властителю пустыни, надо разобраться в доверии, дружбе и любви. Потому что очень легко ошибиться, выбирая свой путь.

Глава 1

Я проснулась и, еще в полусне, удивилась, как странно изменилась наша с мамой комната - она как будто стала наполовину чужой. Вещи все знакомые: шкаф, очень старый, у него облупился лак, а дверца одна приоткрывалась, потом книги на полке, стулья, обитые зеленой материей, тоже старой. На стене висел старый акварельный портрет моих бабушки и дедушки. Но потолок был совсем другим, мы его белили прошлой весной, а сейчас я видела какой-то серый, и пятно сверху в углу. Вид из окна тоже какой-то непонятный: раньше все закрывал соседний дом, а сейчас я смотрела на серое, в тучах, небо. Может быть, это волшебство? Мне не то, чтобы стало страшно, я еще не совсем проснулась, а мысли путались. Только приподняла голову от подушки, стены словно качнулись и надвинулись, а в голове неприятно загудело. Привычно горел огонь в камине, ярко-оранжевый, с желтыми краешками языков, которые наклонялись из стороны в сторону, поднимались, припадали к багровым углям, как будто их трепал какой-нибудь живший в камине ветер. А пахло в комнате незнакомо - сыростью и лекарствами. Ну да, я ведь долго болела ... потому и слабость (но что стряслось за это время с нашим жильем?) Очень хотелось пить. Я позвала (как мне показалось, громко):

1943 год. Изобретатель Никола Тесла ни с кем не общается и коротает дни в роскошном отеле «Нью-Йоркер». Но знакомство с Луизой Дьюэлл неожиданно изменяет все и оказывается первым звеном в цепи удивительных событий… Именно Луизе предстоит стать самым близким другом Теслы — гения, которого современники считали не просто ученым, но почти волшебником. Именно ей он поверит множество тайн, узнать которые мечтают многие!

Аннотация:

Благородное ли дело месть? И как скоро, она способна сделать из нас монстров?

Глава 1 "Право на свободу".

"...счастье в неведенье" - прочел про себя Зантария, и с тяжелым вздохом закрыл потрепанную, старую книгу. В мире кибернетических совершенств, такая вещь, как книга - ненужный раритет.

- Можно понежнее? - послышался незнакомый голос. К его камере подвели нового заключенного: низкого блондина в оранжевом комбинезоне. Синие лучи решеток на миг раскрылись, пропустив парня внутрь. Оказавшись внутри, незнакомец тут же заговорил с Зантарием.

Аннотация:

Поджанр: стимпанк В этом мире механизмы прочно обосновались в жизни людей. Никого уже давно не удивишь паромобилем, мчащимся по улицам Сити, а в сером от вездесущего смога небе то и дело проплывает дирижабль. В этом мире паровых двигателей все рационально и подчинено законам науки. Но кто бы мог подумать, что именно здесь и сейчас появится древний артефакт, указывающий путь к таинственному острову. Неужели в мире, где инженер способен из шестеренок и невесомой ткани создать порхающего мотылька, еще найдутся люди, способные верить в чудеса. Опытная воровка, красота которой сразит любого мужчину, а ловкие ручки открываю любой замок с секретом, разорившийся франт, любитель роскоши и балов, мальчишка-беспризорник и человек, управляющий криминальной жизнью в Сити, настолько скрытный, что даже имени его никто не знает. Именно их собрала вместе тайна загадочного острова. Но сумеют ли они достичь заветных берегов? Выстоит ли их дирижабль против разбушевавшейся стихии? Удастся ли им победить пиратов, перехитрить конкурентов и отыскать сокровища, которые скрывает волшебный Дримлэнд?

Легенда о Сизифе живет уже тысячи лет и рассказывается на разные лады. Вот еще один вариант вечной истории о Смерти и смертном, обманувшем ее.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Я спешил домой через парк Победы. По осенней слякоти. Зажав под мышкой старый портфель. Поминутно поправляя очки. Мне было зябко. Я грезил, как ворвусь в тепло квартиры и, скинув одежду, залезу в горячую ванну. Потом, конечно же, сяду в кресло напротив аквариума и буду наблюдать.

В сумерках вдруг зашевелились крупные тени, шагнули на дорожку. От неожиданности я едва не вскрикнул. Их было двое. Кряжистые и пахнущие перегаром, как пара канистр со спиртом, стриженные под машинку, в спортивных костюмах. Вряд ли в парке проходили спортивные сборы – у этих ребят явно были совсем другие увлечения.

Человечество – на грани гибели!

Кто знает об этом?

Политики, которые ведут каждый свою игру и пытаются «нажить капитал» на грядущем Апокалипсисе, которые, не задумываясь, готовы принести в жертву своим амбициям наши жизни.

И… еще один человек, случайно ставший обладателем секретной информации – и готовый на все, чтобы предупредить людей о надвигающейся катастрофе.

Времени остается все меньше!

Тангенциальный коллапсатор изобрел инженер Павел Лаврентьевич Манюнчиков. Не хватайтесь за энциклопедию – в ней не найти Павла Лаврентьевича. Гораздо проще найти его в курилке маленького института «НИИЧТОТОТАМПРОЕКТ», коротающего восемь рабчасов за обсуждением последнего заседания Верховного Совета. А зря, зря не берутся биографы за жизнеописание господина Манюнчикова, ибо был господин Манюнчиков человек обиженный и втайне страдающий.

Надо сказать, что Павла Лаврентьевича обижали все. Его обижали коммунисты («Почему у нас так плохо?!»), а также капиталисты («Почему у них так хорошо?!»), правительство («Умники!»), народ («Дураки!»), начальство («Хам и бездарь!»), сослуживцы («Выскочки и сопляки!»), жена («Стерва безмозглая!»), работники торговли («Жулье!»), работники милиции («Сатрапы!») – и многие-многие другие, полный перечень которых вполне заслуживает упоминания если не в энциклопедии, то уж хотя бы в телефонном справочнике.

Глаза у Лавочника завязаны поясом, напоминающим пояс от кимоно: длинный, узкий, концы свисают сзади двумя косами. На поясе нарисованы два глаза, там, где им, собственно, и полагается быть. Поверх повязки Лавочник носит очки в роговой оправе, с толстыми стеклами.

Все пространство заставлено стойками с подержанной одеждой. Видно, что вещи недорогие, вышедшие из моды. Складывается впечатление, что владельцу было лень сортировать товар: ратиновые пальто соседствуют с халатиками из линялого ситца, джинсы – с рубашками и кофтами, платья – с мужскими жилетами, вытертая кожаная куртка примостилась возле кимоно для дзюдо, застиранного донельзя. Под самым потолком укреплена большая вывеска «Second hand»; из-под нее свешивается лампа под жестяным абажуром на белом двужильном шнуре. Свет тусклый, мертвый.