Когда-то был человеком

Когда-то был человеком
Автор:
Перевод: С С Сиротинская
Жанр: Юмор: прочее
Год: 1989
ISBN: 5-01-001000-3

В книге предельно конкретно, наглядно показана хваленая суть «демократии» ФРГ. Здесь нет общих рассуждений о запретах на профессии, о поддержке правящими кругами ФРГ реваншистов и неофашистов и т. д. Автор – самый известный в своей стране представитель политического кабаре левого направления – рисует все эти явления яркими красками.

Отрывок из произведения:

Хочу сказать с самого начала: на мой взгляд, Киттнер – наряду с такими кабаретистами [1] нашего времени, как Гильденбрандт и Циммершид, – один из самых видных и значительных мастеров этого жанра, если говорить о политической направленности и важности его выступлений. Он не скользит по поверхности, он анатомирует общество. Он не хочет развлекать привилегированных, не желает быть шутом 10 тысяч избранных, одним из тех, кто осторожно, маленькими порциями (а то, не дай бог, придется не по вкусу) скармливает им кусочки правды, рассчитывая сорвать аплодисменты не у тех, кому бы стоило нравиться. Он смотрит на проблемы глазами масс, перед которыми выступает, он – представитель народа, а не парадных залов. Он борец-одиночка, партизан, который с опасностью для себя проникает на вражескую территорию – гораздо дальше, чем это рискуют делать все привилегированные кабаре, вместе взятые, когда-то считавшиеся политическими. Его обвинения конкретны, его противник не аноним. Киттнер называет вещи своими именами и указывает виновных, действуя по принципу: «Преступление имеет название, адрес и обличье». Он представитель немногочисленного в ФРГ племени политпросветителей, которым удается преодолеть пять преград, стоящих, как сказал Бертольд Брехт, на пути каждого, кто борется за правду. У него есть мужество сказать правду, хотя ее отовсюду гонят; у него есть талант распознать ее, хотя ее постоянно скрывают; искусство сделать ее оружием борьбы; кругозор, помогающий выбрать тех, в руках которых оно станет действенным; умение вложить это оружие им в руки. Киттнера уж никак нельзя заподозрить в том, что его позиция – просто дань моде. Он выгодно отличается от тех «бунтарей» с их революционно-романтическим пафосом, которые неожиданно «полевели», когда это стало популярным и модным. А сейчас, в период обострения классовой борьбы, вдруг снова переметнулись обратно. Еще бы: ведь против левых повсеместно ведется травля – и со стороны средств массовой информации, и во всех сферах общественной жизни. Подчас угрожают самому их существованию. А так хочется удержаться на поверхности любой ценой, не быть выброшенным за борт. Киттнер не желает быть «сбалансированным», телегеничным в такой мере, когда означало бы отказ от собственного «я». Именно поэтому его так редко можно видеть на экране и так часто – непосредственно перед публикой: это и выступления на мероприятиях, проводимых профсоюзами, гражданскими инициативами, в школах, в университетах и на улице. Киттнер заслуживает почетного звания «радикал на службе обществу». Радикал-демократ, который анализирует предвзятые мнения, умеет показать даже консервативно настроенным гражданам, и в первую очередь им, ошибочность их позиций. Он не пытается ни накалять страсти, ни выпускать пар, он не «кошмар обывателя». Рассматривая свою задачу как просветительскую, он не пытается быть громоотводом («А здорово они всыпали этим, из Бонна!»). Нет. Кабаре – не для того, чтобы прийти и вдоволь посмеяться (времена уж больно серьезные). Но его выступления – это и не фронтовой театр, когда думаешь: как хорошо, что он на нашей стороне! Его подмостки не из простых досок, это доски чертежные, если хотите, разделочные. В его выступлениях – упоение борьбой, а не рифмоплетство, он не приглаживает, а сражается. Остроты, уколы, даже шок, если дело того требует, не ради них самих, а как орудие разоблачения. Его программы не паясничанье, а сатира, не зубоскальство, а ирония, не фразы и эффектные трюки, а контринформация и просвещение. До тех пор пока мумии из высшего общества не только определяют направленность новогодних программ «Лах-унд шисгезельшафт» [2]

Популярные книги в жанре Юмор: прочее

Юнг Алекс

Совpеменные фантасты и миp будущего

Совpеменные фантасты как-то не слишком любят миp будущего, снабжая огpомные межгалактические коpабли оpанжеpеями и гpузовыми лифтами, бассейнами с моpской водой и одновpеменно яpко-кpасным освещением в полу, пpотивно пищащими (непpеpывно) компьютеpами и индикатоpами, и сетью узких коpидоpов с тpеугольными остpозаточеными автоматическими люками. В жилые дома фантасты так и ноpовят вписать виденые где-то осциллогpафы и самописцы в качестве бытовых теpмометpов и стиpальных машин. А как, по их мнению, бывает пpиятно pано утpом встать под вой будильника pазмеpом со шкаф, почистить зубы зубным поpошком "ЗуПоpТpест" пpи помощи небольшого полотеpа, почитать моток-дpугой телетайпной ленты с новостями и отпpавиться на pаботу, pуля джойстиком в гpавилете тысяч двадцать километpов, огибая пpепятствия на сумасшедшей скоpости. Это не жизнь, а сказка! Умные машины-помощники необычайно неудобны, тупы и опасны своей инициативой будущего гpажданина так и ноpовят пеpеехать офисная поливалка для кактусов или лязгающий чугуном и усеяный стальными клыками уличный мусоpоубоpщик pазмеpом с Казанский вокзал. И не дай бог свесить что-нибудь слишком глубоко в унитаз, ибо стоящий там аннигилятоp пpевpатит это "что-то" во вспышку света и запах ландыша мгновенно и безоговоpочно. Коpмят в светлом будущем отвpатительно - чаще всего это таблетки, капсулы и питательные пасты в виде гадких кусков сеpой замазки со вкусом цыпленка. Пpи pождении каждому вживляются подмышку или за ухо нелепые квадpатные настольные часы-кpисталл с pацией, чтобы туда стучать и оpать, а оттуда видеть лицо Шефа или Главного егодяя, когда они сеpдятся. Компьютеpы знают все, но абсолютно беспомощны и бесполезны, и ноpовят выдать шесть колонок цифp и паpу иеpоглифов на запpос "где тут можно пожpать?" или "как отключить неизвестное поле в этой чужой летающей кpепости?" Иногда гpуда металлолома заменяется био-технологией, и появляются "удобства" коpмить и лечить свой живой тостеp, и дважды в день ставить клизму _пpыгающему_ автомобилю. Батальные сцены выделяются потpясающей эффективностью вооpужения, уступающей лишь скидыванию pояля с моста на pоту инопланетных монстpов. Геpой лениво уклоняется от толстых лазеpных лучей, ковыpяя ядеpным ножом силовое поле, котоpое гнусный пpотивник носит повеpх дpаной майки. Обpезок тpубы по убойной силе пpимеpно соответствует супеp-лучемету, ибо последний весит пол-центнеpа и стpеляет pаз в минуту, дpобя скалы, и доставляя вpагам очень болезненые, но неопасные ожоги. Роботы-стpелки весьма умны и извоpотливы, но абсолютно не откалибpованы - заметив любую мишень своими свеpчувствительными сенсоpами, мгновенно стpеляют... в дpугую стоpону, что пpиводит их самих в недоумение и яpость. Миpные задачи pешатся с гоpаздо большими потеpями, чем военные: как пpавило это полуpазpушеные буpовые станции в моpе сеpной кислоты с пеpсоналом из тpех-пяти буpильщиков, без связи и запчастей и с неудеpжимым желанием pазделиться и отпpавиться поодиночке в желудки местных тваpей на поиски pазумной жизни. В качестве итога можно сказать следующее: Совpеменные писатели-фантасты мечтают о стpашном дискомфоpте и в конце-концов о мучительной глупой гибели. Раньше пpосто хотели летать научится - вот ведь вpемена были!

В.Козявин

К Р А С H А Я К А Р Т И H А

У одного мальчика был врождённый мамлякат. Он тяжело болел и всё время лежал в кровати. Поэтому он очень скучал. Как-то раз его мама ушла, а он попросил сестру купить ему картину, чтобы повесить её над кроватью. Сестра пошла в магазин, а по дороге ей встретилась старушка и говорит: ''Hе покупай красную картину!''. Пришла сестра в магазин, а там продаются только красные картины. Она посмотрела на них, и одна картина ей очень понравилась: она была вся красная, на ней была нарисована Красная площадь и мавзолей. Сестра взяла и купила Красную Картину.

Пеpцель Владимир

Скандал в небесной канцеляpии

Все совпадения имен с pеально существующими лицами случайны, в том числе блюстителя-опекуна Галактики (ниже боГ). Факты, пpиведенные ниже не имеют никакого отношения к упомянутым лицам.

Скандал в небесной канцеляpии.

Шумный скандал потpяс небесную канцеляpию в связи с pаспpостpанившимися сообщениями о том, что боГ был уличен во внебpачной связи со своей подчиненной. Hачало им было положено известием о том, что некая Маpия, 21 год, ждет pебенка, котоpый будет единственным сыном боГа. Дополнительную тяжесть обвинениям пpидает тот факт, что на момент вступления в сексуальную связь, Маpия еще не достигла совеpшеннолетия по местным законам. Пытаясь избежать огласки, связанной с pегистpацией pебенка в муниципальных оpганах, Маpия вынуждена была pожать в антисанитаpных условиях феpмы в окpестности Hазаpета.

Фома Евграфович Топорищев

Пояснения к формулам Римского права

Злоупотребления при пользовании не

довод против пользования.

Аналогично тому, как затруднения при понимании не довод против попыток их преодолеть.

----

К невозможному нельзя обязать.

Из невозможного следует приготовить желаемое и по мере необходимости возбуждать желание.

----

Никто не имеет наказания за мысли.

Весьма справедливо, ибо за глупые мысли накажет сама жизнь, умные же - сами по себе сущее наказание!

Вязников Павел

К А Л О Б О К

(Hерусская, инородная сказка)

Жил-был Жук-скарабей со своей Скарабеихой. И вот снесла как-то раз Скарабеиха яичко, да не простое, а скарабейное, да и говорит Скарабею:

- Скарабей, скарабей, скатай мне калобок!

Отвечает ей Скарабей:

- Да из чего же мне его скатать, коли у нас ничего нетути?

- А ты тут поскреби, там помети - глядишь, и наберёшь чего!

Делать нечего, расправил Скарабей мандибулы да и отправился по белу свету счастья искать.

Павел ВОРОНЦОВ

ПРОГРАММА

Ситуация, хуже не придумаешь. Если вы когда-нибудь сидели в засаде, то обязательно меня поймете. Делать ничего нельзя. Нельзя и все. Только сидеть и ждать, ждать когда, наконец, всемилостивейший Процессор заметит ваше усердное ожидание и посчитает целесообразным включить в игру. Пока ждешь, неподвижно замерев возле первой исполняемой команды, в голову лезет всякая дрянь, пытаешься как то прогнозировать ситуацию. Глупо, конечно. Ясно, что за первой исполняемой командой будет вторая, и она будет выполнена, затем следующая и т.д. Все мое будущее всегда со мной, я, как и все, всегда ношу его в своем теле. Ибо, как говорил философ: "Программа это целая вселенная. Познай самою себя и ты познаешь ДОС". Но как можно познать себя, если ни черта не видно дальше двух-трех ближайших команд. Конечно, можно попытаться спрогнозировать завтрашний день. Ясно, что если сегодня что-то положишь в стек (по вашему в холодильник или в карман), то завтра, возможно, вынешь. Ясно, что если в данную минуту сравниваешь что-то, то следующим действием будут некоторые поступки, однозначно определяемые результатом сравнения. Ясно, что у всего в этом мире есть финишный столб, потому что мир наш конечен.

Маша Звездецкая

О ПИЩУЩИХ И КРИТИКУЮЩИХ,

о болезни графокаклии и чЮть-чЮть про журнал "Полдень"

Писатль-читатль-критикль, или магический реализм в действии

Эта колонка была написана для страницы Хольма ван Зайчика, где я состою штатным критиком. Hо поскольку в ней были затронуты некоторые "методологические положения", я напросилась на публикацию в "Харписне", дабы всем явлены стали мои суровые препозиции. К сим препозициям добавлены небезхаризматичные рассуждения о болезни "графокаклия", а тако же неудержимая хвала Журналу Житинского "Полдень" (сокращенно - ЖЖП).

Несколько лет назад — в качестве иллюстрации «народного пушкиноведения» — я рассказал М. В. Панову о странном лингво-социологическом факте, свидетелем которого мне довелось стать в начале 60‑х годов, когда нас, студентов-третьекурсников ленинградского филфака, направили на практику в Пушкинские горы, где мы должны были осваивать малопочтенную, но небесполезную профессию экскурсовода. Мой рассказ показался М. В. достойным не только кулуарного бытования, но и готовившегося тогда сборника по ономастике.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Поклонники таланта знаменитой Дианы Уинн Джонс не разочаруются и на сей раз. В этой книге есть все: тайны, приключения, любовь и финал, который не дано предугадать никому. Другого и нельзя ожидать от мастера бестселлеров!

Представьте себе, каково жить на белом свете, если твой отец — великий вождь и настоящий герой, твоя мама — мудрейшая из женщин, твоя старшая сестрица умеет предсказывать будущее (только надо задать ей правильный вопрос), балованный младший братец находит все потерянные предметы (от мячика до партии охотников), а ты — самый что ни на есть обыкновенный. Даже если ты будущий вождь, жить в такой семье тебе придется нелегко…

Сначала до Полуночного края вельхов, веннов и сегванов доходили только слухи о грозном нашествии степняков. Но вот появились беженцы из Полуденных стран, потом послы-разведчики хагана Гурцата, наконец, первые посланные дозоры кочевников форсируют реки, и храбрый венн Зорко из рода Серых Псов уходит на войну.

«Один» происходит от слов «никогда» и «совсем».

Раньше было как:

— Просыпайся, мой хороший, в садик пора… — вот так, хорошим называет, а требует: просыпайся.

Потом того хлеще:

— Дома должны прочесть параграф шестой и сделать упражнение на странице двадцать третьей…

— Зачёт по английскому языку вы должны были сдать пять дней назад, сейчас сессия, зачётная неделя кончилась…

— Вам известно, что к началу рабочего дня вы должны быть на рабочем месте?

«Армагеддон в ретроспективе» — это коллекция рассказов, статей и эссе, изданных после смерти Курта Воннегута.

Все они объединены темой войны, которую писатель (сам воевавший и побывавший в плену) ненавидел больше всего на свете и которой посвящал самые яркие страницы своих произведений.

На войне, по Воннегуту, правых и виноватых нет, есть только жертвы беспощадной Системы, ломающей человеческие судьбы.

Но существует ли способ изменить это? Или мы навеки обречены жить «в период между войнами»?