Когда дышал морозом месяц май

Крупеникова И.В.

КОГДА ДЫШАЛ МОРОЗОМ МЕСЯЦ МАЙ

Посвящается всем растениям северо-запада и средней полосы России,

пострадавшим от небывалых холодов 2-11 мая 1999 г.

Солнце взошло. И ветер сегодня теплый. Эй, просыпайся, молодежь, пора утро встречать. Нынче май славный - все по закону: ночью зябко, а день добрый.

Воды у матушки-земли вдоволь, пей - не хочу. Водица родимая по жилкам гуляет, благолепье! Люблю я эту весеннюю пору. Каждый год новый лист раскрываю, будто первый раз, когда только-только из-под земли ростком выбился. Вы, молодняк, годков через двадцать это оцените, а пока щурьтесь, щурьтесь, да не забудьте ветру поклониться да листочки на восток обратить. Солнце ждать не станет, лучом как кистью махнет, и за горизонт. А для нас солнышко - сама жизнь. Это лишь кажется, весна и лето не спешат. Траву перерасти не успеете, а они нам сентябрьский поцелуй, и след простыл.

Другие книги автора Ирина Валерьевна Крупеникова

©2001 И. Крупеникова. «Еретик». / «Звездная дорога». - 2001. - № 6. - с116-134.

Смотрите! Я здесь, я всюду! Вот это да! Я огромная. Стена, вторая стена, пол, потолок — и все сразу… Я летаю? Я летаю!! Да смотрите же! Что вы там копаетесь?

Минутку. Кто это на столе лежит?… Мамочки. Ни кожи, ни рожи. Наградила же природа деваху! Впервые вижу такую слонопотамиху. Или не впервые?

Ой. Кажется… О, нет! Это… это… я?

Эй, кто-нибудь! Что происходит? Объясните, наконец, почему оно там, а… я тут.

Тут я. Везде.

И.Крупеникова

ВСТРЕЧА НА МОСТУ

Огромные часы на стене пропели обычную вечернюю мелодию и в полной тишине принялись отсчитывать десять. К последнему колокольному переливу присоединился мягкий голос компьютера, прозвучавший из кабинета: "динь-дон-дон, поступило сообщение". Мы с мужем переглянулись.

- А это от кого? - спросил он и лукаво посмотрел на меня.

- Наверное... - я помедлила; сегодня письма и открытки лились нескончаемым потоком: наши друзья поздравляли нас с первой годовщиной свадьбы. - От моих родителей.

Крупеникова И.В.

МУЗЫКАНТ

Добродушное майское солнце окинуло гигантский город прощальным взглядом. Вечерние лучи коснулись крыш высотных домов, протекли вдоль пустеющих улиц и, как заботливые материнские руки, тронули засыпающие в скверах липы и клены. Рыжий костер вспыхнул в окнах, обращенных на запад. Карабкаясь вверх с этажа на этаж, холодное отражение цеплялось за стекла квартир, и полыхало, будто живой огонь, тщетно пытаясь заменить собой уходящее светило. А солнце чинно шествовало за горизонт, оставляя земле нежное дыхание и тонкий аромат весны.

Что ждёт человека после смерти? Действительно ли завершается человеческое бытие? Испокон веков этот вопрос терзал пытливые умы.

Братья-близнецы Полозовы – врач и программист – современные, несуеверные люди, специалисты каждый в своём деле, склонные к авантюрам, не брезгующие работой на теневых дельцов, умеющие постоять за себя – не воспринимали всерьёз фантазии младшего брата на тему потустороннего мира. Так было, пока в доме Полозовых не поселилось настоящее привидение.

Обнаружив в себе неординарные способности, в том числе способность ощущать, слышать и видеть представителей «того света», Полозовы начинают иначе осознавать события, происшедшие с ними во время афганской войны, и, как следствие, своё истинное предназначение в мире живых. Перед читателями проходят сорок дней, полные драматических, трагических, мистических и опасных приключений, в которых противниками и помощниками героев романа выступают и живые, и мёртвые.

Роман состоит из 40 глав или «Дней». По древнему поверью сорок дней – это особый период состояния человека, связывающий между собой два мира: реальный и потусторонний.

© 2001 И. Крупеникова. «База данных». Фантастический рассказ. / «Звездная дорога». - 2002. - № 1. - с. 145–156.

Когда-то Великие начали свою Большую Игру и создали Вселенную. И вот они решили уничтожить свое творение, пусть даже ценой гибели сотен миров и миллионов существ, их населяющих. Однако им противостоят те, кого избрали и наделили созидающей силой Стихии Мироздания.

Новый роман молодого фантаста обращает читателя к самой сокровенной тайне: откуда на земле произошла жизнь и возможны ли альтернативные ее формы. Найден способ создавать индивидов — взрослых человеческих особей с заранее определенными уникальными способностями, физически безупречных и неуязвимых. Но в современной цивилизованной стране они невольно становятся орудием темных структур и алчных дельцов. И только животворная доброта и сила матери-земли нашей способна превратить индивида в человека с прекрасной душой, бескорыстно отдающего людям свое сердце и свои необыкновенные таланты.

В книгу входят также четыре фантастических рассказа, дополняющие и развивающие основные темы романа.

Популярные книги в жанре Научная фантастика

Полагаю, дело самих читателей, а также критиков-рецензентов оценивать новую книгу — в меру собственных основательности и вкуса разбирать ее особенности, отмечать достоинства, вскрывать явные и неявные просчеты, словом — дифференцировать, чтобы потом вывести интеграл…

Полагаю также, в данном случае нет особой нужды и в том, чтобы дотошно перечислять достижения, приводить полностью «послужной список» автора книги, которую вы держите в руках. Те, кого по-настоящему интересует фантастика, и без моей подсказки вспомнят другие его книги. Многочисленные публикации в коллективных сборниках, альманахах и журналах, а возможно, даже и то, что писатель Андрей Балабуха охотно выступает и в роли критика: в соавторстве — и без оного — им написаны десятки статей, обзоров, предисловий и послесловий к книгам других писателей-фантастов.

Главный герой антивоенного романа «Самосожжение», московский социолог Тихомиров, оказавшись в заграничной командировке, проводит своеобразное исследование духовного состояния западного общества.

Семьдесят два жетона на семь дней.

Много это или мало? Смотря как считать. Много, если тратить их только на необходимое питание. И мало, бесконечно мало, если ты впервые очутился на воле и тебя со всех сторон окружают жгучие соблазны большого города.

После долгих лет сурового режима Базы, запрограммированных и незапрограммированных опасностей, после непрерывных учебных тревог почти неправдоподобное блаженство шумных улиц, бодрящий гам переполненных увеселительных заведений, и в любое из них, имея жетоны, можно войти; взобраться, скажем, на вертушку и поглощать – нет, не виски, к которому Кросби был равнодушен, а дьявольски интересную информацию.

Незамеченной инвалидная коляска остаться не могла. Подгоняемая размеренными движениями рук в кожаных перчатках, она со скрипом катилась через холл. Конечно, входить в здание министерства разрешено всем, однако слишком уж выделялся сидевший в ней бедный калека в толпе лощеных, гладко выбритых, хорошо одетых чиновников.

Увидев инвалида, Рольняк пробормотал некое слово, а стоявший рядом с ним Рогочки плотнее сжал губы. Потом тихий звонок оповестил о прибытии лифта, и они поспешно вошли в кабину.

Хино разглядывал лежащую перед ним фотографию, и чем больше он её разглядывал, тем большее недоумение отражалось на его лице.

— Ну, что я могу сказать?… Обычная фотография, плоское изображение. Самая заурядная из всех, какие мне приходилось видеть… И этот кусочек картона имеет какое-то отношение к предстоящему изысканию?

— Самое прямое! Ведь это единственное, чем мы располагаем для начала расследования, иными словами, единственная улика, — сказал начальник изыскательного отдела, и его глаза, и без того узкие, сузились ещё больше.

– Спасибо, доктор, – в который уже раз пробубнил мужчина, крепко сжав своей пятерней руку Дейнина. – Вы даже не представляете, как мы вам благодарны!.. Правда, Маша?

Женщина, уделявшая все внимание своей ноше в виде продолговатого свертка из одеяльца, перехваченного синей лентой, обратила к мужчинам залитое слезами лицо и с энтузиазмом закивала. Ей явно не хватало слов, чтобы выразить обуревавшие ее эмоции.

Дейнин осторожно высвободил затекшую кисть из стальной хватки собеседника и, опустив руку в карман халата, где у него всегда лежал пропитанный дезинфекционной жидкостью тампон, сказал:

Инспектор Клаус Бом еще раз внимательно все осмотрел: стена, местами шероховатая, выглядела прочной. Он нерешительно вытер ладонь о плащ, хотя нужды в том не было. Рука была чиста. «С этой стороны точно никто сюда не мог проникнуть», подумал инспектор в десятый раз.

— Ну и что вы об этом думаете, — спросил он практиканта, вертевшегося за его спиной.

Практикант собирал микроследы. Вопрос прозвучал в небольшой комнате большого дома прямоугольной архитектуры, расположенного на окраине крупного города (не менее полумиллиона жителей). Владелец дома занимал теперь меньше места, чем обычно занимает средний, живой горожанин.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

И.Крупеникова

ЛИЦОМ К ЛИЦУ

Вспышка.

Горячий белый свет ринулся в глаза, и вслед за ним в распахнутое сознание ворвалась боль. Я едва не вскрикнул и зажмурился. Под веками расплылись красные круги. Тупая пика, вонзившаяся в затылок, заставила меня поднять голову: Ничего не получилось. Чтобы что-то поднять, тем более часть своего тела, надо по крайней мере чувствовать это тело, а я с ужасом понял, что не чувствую ровным счетом ничего. Только тупая пика в затылке. Из глубин пустого колодца выкарабкалась первая внятная мысль: где я?

Антон Крупенников

Ночной перегон на велосипедах

На лесном озере под Черноголовкой, на майские праздники, традиционно проводится что-то вроде Физтеховского турслета (или пикника, не важно). Наша велокомпания туда обычно забрасывается на велосипедах. А в этом году мы решили совместить приятное с полезным. Дело в том, что иногда в велопоходах нам приходилось какое-то время (час-другой) ехать по темноте. Занятие это довольно экстремальное, и вот мы решили провести своеобразную тренировку - стартануть 30-го вечером из Александрова, и преодолев ночью 80 км пути по слабознакомому маршруту, к утру приехать на место сбора. Заодно и день сэкономить. Наш эксперимент в целом удался на славу, и, в надежде на то, что этот опыт будет полезен и другим велотуристам, высылаю краткое описание ночного этапа.

Антон Крупенников

Письма Леши Бурцева о велосипедном походе по Кавказу

В дополнение к отчету высылаю Вам письма одного из участников велопохода, Алексея Бурцева (с его согласия, разумеется). Мне кажется, что столь эмоциональное изложение событий нашего велопохода будет хорошим дополнением к техническому отчету, и я надеюсь, это будет интересно не только велотуристам (которых, к сожалению, так мало!), но и всем любителям путешествий.

Антон Крупенников

Велопоход Мещера-98

Краткий отчет о велопоходе 09 - 11 мая 1998 г.

Поехали впятером. Павел Слесарев вел группу с ним ехала его жена Ира. Плюс мы с Анкой и Андрей Дирочка. По изначальному плану должны были ехать от станции Ундол (под Владимиром) на Собинку а потом по местным дорогам пробираться в сторону Шатуры. Электричка на Владимир идет в 6:40. Прособирался накануне до 4 утра, так-что пришлось не ложиться. До вокзала решили добираться на электричке чтоб не рисковать - мало ли чего по дороге случится, а до станции Реутово ехать нам чуть больше километра. Погрузились в чуть ли не первую электричку и в четверть седьмого были на Курском вокзале. Вскоре приехал Андрей, но к моменту прибытия Павла с Ирой электричка на Владимир уже вовсю стояла под посадкой. Хорошо, что ее особо не забили, велосипеды влезли легко но мест уже не было, и ехали всю дорогу на рюкзаках. Ничего, доехали.