Когда боги спали

Фантастический роман знаменитого американского фантаста А. Колуа переносит читателя на далекую планету Эсмир. Люди и демоны, населяющие ее, ненавидят друг друга, и планету буквально лихорадит от бесконечных войн. За право стать великим императором Эсмира собираются сразить король демонов Манасия и юноша знатного рода Ирадж Протарус, которому помогает друг детства — могущественный маг Сафар Тимур. Однако интриги коварных царедворцев делают прежних друзей врагами, и Сафар вынужден бежать из дворца короля Протаруса…

Отрывок из произведения:

Жители деревни боялись его.

Каждый день они тянули жребий — кому идти к нему с собранным подаянием.

Проигравший, трепеща от страха и сжимая в руке талисман, карабкался на холм. Чужестранец знал, что они боятся дурного глаза, и потому отворачивался, не глядя на пришедшего, не двигался и не произносил ни слова, пока крестьянин не завершал своего дела и не улепетывал вниз с такой скоростью, словно за ним гнался дервиш.

Жители деревни полагали его безумным жрецом и проклинали тот день, когда он нашел это убежище на холме.

Другие книги автора Аллан Коул

Это – один из самых знаменитых сериалов за всю историю «боевой фантастики». Это – сага о войнах и воинах. Точнее – о войне одной, разбившейся на войны многие, выхлестнувшейся на десятки разных планет. Точнее – о воине одном. О Стэне. О смелом парне, чья профессия – сражаться. Сражаться снова и снова. И каждый новый бой будет чуть более жестоким, более безнадежным, более ненужным, чем предыдущий! Это – очень жесткая фантастика. Фантастика резкая, «мужская», лишенная сантиментов. Фантастика – по-хорошему резкая и масштабная.

Этот роман – смелый эксперимент, задуманный и осуществленный с поистине галактическим размахом. Его авторы – Ник Перумов, один из признанных лидеров российской фантастики, и маститый американец Аллан Коул – объединили усилия и создали свой «Армагеддон» – слегка ироничный, чуть-чуть пародийный фантастический боевик, насыщенный космическими приключениями, детективными расследованиями и могущественной магией. Есть в нем и любовь, помогающая добру одержать победу над злом. Этот роман существенно отличается откниг Ника Перумова, к которым мы все так привыкли и которые так любим, не похож он и на «Стэн» и «Атеро» Аллана Коула, имевших успех и в США, и в России. Это первый по-настоящему интернациональный фантастический проект, оригинальный, неожиданный, неповторимый.

Этот роман – смелый эксперимент, задуманный и осуществленный с поистине галактическим размахом. Его авторы – Ник Перумов, один из признанных лидеров российской фантастики, и маститый американец Аллан Коул – объединили усилия и создали свой «Армагеддон» – слегка ироничный, чуть-чуть пародийный фантастический боевик, насыщенный космическими приключениями, детективными расследованиями и могущественной магией. Есть в нем и любовь, помогающая добру одержать победу над злом. Этот роман существенно отличается откниг Ника Перумова, к которым мы все так привыкли и которые так любим, не похож он и на «Стэн» и «Атеро» Аллана Коула, имевших успех и в США, и в России. Это первый по-настоящему интернациональный фантастический проект, оригинальный, неожиданный, неповторимый.

Стэн Амос — великий солдат империи. Куда бы ни бросила нашего героя судьба — в мир придворных интриг или на вражескую планету, в рубку флагмана имперского флота или в эпицентр схватки с галактическими пиратами, — отовсюду он выходит героем.

Цикл романов Аллана Коула и Криса Банча о Стэне Амосе — признанная классика мировой фантастики.

Содержание: «Стэн» (перевод В. Задорожного, Г. Емельянова), «Волчьи миры» (перевод В. Голубевой), «При дворе Вечного Императора» (перевод В. Задорожного), «Флот обреченных» (перевод М. Тарасьева), «Месть проклятых» (перевод В. Голубевой, В. Задорожного)

Первые два романа цикла «Стэн».

Это - один из самых знаменитых сериалов за всю историю «боевой фантастики».

Это - сага о войнах и воинах.

Точнее - о войне одной, разбившейся на войны многие, выхлестнувшейся на десятки разных планет.

Точнее - о воине одном.О Стэне. О смелом парне, чья профессия - сражаться. Сражаться снова и снова. И каждый новый бой будет чуть более жестоким, более безнадежным, более ненужным, чем предыдущий!

Это - ОЧЕНЬ ЖЕСТКАЯ ФАНТАСТИКА. Фантастика резкая, «мужская», лишенная сантиментов. Фантастика - по-хорошему резкая и масштабная.

Это - просто «Волчьи Миры»...

Это - один из самых знаменитых сериалов за всю историю «боевой фантастики».

Это - сага о войнах и воинах.

Точнее - о войне одной, разбившейся на войны многие, выхлестнувшейся на десятки разных планет.

Точнее - о воине одном.О Стэне. О смелом парне, чья профессия - сражаться. Сражаться снова и снова. И каждый новый бой будет чуть более жестоким, более безнадежным, более ненужным, чем предыдущий!

Это - ОЧЕНЬ ЖЕСТКАЯ ФАНТАСТИКА. Фантастика резкая, «мужская», лишенная сантиментов. Фантастика - по-хорошему резкая и масштабная.

Это - просто «Волчьи Миры»...

Продолжение сериала «Стэн». Героя А. Коула и К. Банча – отважного Стэна, на просторах Галактики поджидает множество опасностей и яростных сражений, выпутаться из которых помогает его природная смекалка и мужество.

Популярные книги в жанре Фэнтези

Тайэре (Нина Новакович)

Легенды Средиземья

Предисловие

"Зачем нам сон - ответа не дано,

Зачем нам знать, что мы когда-то жили?"

Тэм

Что делает наpод - наpодом? А не пpосто толпой, случайно объединенной общим местом жительства? Язык? Hет, одним языком говоpили и говоpят pазные наpоды. Обычаи? Hет, они меняются с течением вpемени. Hаш ответ на этот нелегкий вопpос - легенды.

Та "сумма мифологии", котоpая у каждого своя - и все же одна у всех. Тот язык - символов, аллегоpий, обpазов - котоpый pебенок постигает пpежде, чем учится говоpить. Колыбельная матеpи и сказка, услышанная от бабушки... Каpтинка в книге.

Ольга Ведерникова

"Hам не дано предугадать, как слово наше отзовется..."(Ф.Т.)

Без названия пока.

Старый маг Альред сидел в просторном кресле у камина и в задумчивости щелкал пальцами. При каждом щелчке возле кресла зарождался миниатюрный вихрь, из которого выпрыгивала здоровенная серая крыса, и, злобно сверкнув глазками, убегала в угол, где ныряла в дырку в полу и начинала шуршать. Когда из воздуха соткалась сто четырнадцатая крыса, в каминную залу, скрипнув дверью, вошла немолодая женщина. Это была жена Альреда. Она держала в руках огромную мокрую тряпку. - Опять?! Альред подскочил в кресле. Последняя крыса получилась недоделанной, без хвоста, без ушей и с синей шерстью. - Я просто задумался, Мадена, - виновато произнес он.. - Сию минуту убери всех мерзких тварей из залы! - Да, сейчас, - он опять щелкнул пальцами. Копошение в углу прекратилось, но недоделанная крыса не исчезла. Она покосилась на мага и невозмутимо проковыляла через всю залу. - Мутант, - вздохнул Альред, - теперь она неуязвима для магии. Мадена выразительно посмотрела на мужа и метнула с крысу мокрую тряпку. Та ловко вывернулась и скрылась за приоткрытой дверью. - Сиятельный Кинас опять прислал тебе ученика, на этот раз какого- то оборвыша, - проворчала Мадена, -иди на него посмотри.

…неправдоподобно белые кафельные стены. И мертвый неоновый свет, опоясывающий камеру, скрадывает тень.

— Вы готовы?

Никак не привыкну к этому тусклому голосу. И глаза над голосом тоже тусклые, даже и не глаза, а две гладкие свинцовые бляшки, но оторваться от них нет сил; поэтому сегодня я опять не сумею увидеть это лицо, хотя из раза в раз обещаю себе, что заставлю себя его разглядеть.

Кто знает — возможно, удайся это, и я найду наконец силы сказать: «Нет!»…

— Я, Тан-Тлух, Ветер-В-Лицо, восьмой из рода Крюгер, говорю: не будет больше так, как было раньше!

— Я беру твое слово, Тан-Тлух. Но помни: сказанное здесь доносится до Предков!

Неподвижным, как всегда, было тяжелое, словно вырезанное из мореного дуба лицо Внемлющего. И голос звучал мерно, без гнева и страха, словно не топор сверкал в руке Тан-Тлуха, пришедшего с оружием к Дому Завета. И Тан-Тлух почувствовал, что кровь его становится жидкой и сердце не верит рукам. Предки слышат! Сила их обернется против него и выжмет из груди дыхание, если посмеет он угрожать Внемлющему.

Эл ВИККЕРС

ДОЛЛАР ЗА ДУШУ

Последняя теория Джорджа касалась человеческой продажности.

- Каждый имеет свою цену, - заявил он как-то. - Причем цена эта обычно вполне доступна.

Я знал, что насмешки лишь подзадорят его, и потому возразил:

- Имеет, но не каждый.

- Ошибаешься, слабое место есть у всякого. - Он умолк, глядя мне в глаза. - Вопрос лишь в том, чтобы нащупать эту слабость и воспользоваться ею.

На меня пахнуло холодным ветерком из кондиционера. Библиотекарь бросил на нас косой взгляд.

Василий ВЛАДИМИРСКИЙ

У МОРЯ

...Прощаясь с городом, Тарус задержался у знакомого с детства памятника. Мраморный юноша в длинном старомодном сюртуке вот уже который век удивленно разглядывал с высоты своего постамента маленький хрустальный глобус, вмонтированный в брусчатку мостовой. Древний скульптор прекрасно сумел передать озадаченное и слегка обиженное выражение, застывшее на его лице. Hа площади Первопроходцев было пыльно и безлюдно. Шумело близкое море. Hад вокзалом, служащим домом для старого Открывателя Пути Эльсона, молча кружилась стайка птиц, высокое белое солнце стояло почти в зените. Прикрыв глаза ладонью, Тарус огляделся по сторонам в поисках ближайшей скамейки. За дни, проведенные в городе, он встретил всего пару десятков человек, и после пестрой суеты Столицы, вечной сутолоки вокзалов и разноязыкого шума иностранных Миссий это казалось слегка непривычным. Он бросил взгляд на мраморного юношу, как ни в чем не бывало стоящего под палящим солнцем, и отвел глаза. Именно этому молодому Открывателю Пути и Дипломату (подумать только: человек, живший в эпоху Ближнего Радиуса, еще мог позволить себе разбрасываться подобным образом!) посчастливилось подписать Договор с миром, где был впервые доказан постулат о шарообразности планет. Hа население только что открытых миров, даже довольно значительно обогнавших Империю в области философии и искусства, способности имперских Дипломатов всегда производили сильнейшее впечатление. Hу, а если не производили... В этих исключительных случаях Имперская Канцелярия, поскрипев-поскрипев, раньше или позже решалась послать войска - и тогда поступь Империи не мог остановить никто. И, хотя сам Тарус никогда не испытывал особого доверия к подобным методам, до самого последнего времени эта почти бескровная тактика оправдывала себя. Один за другим все новые и новые миры, зачарованные открывающимися перспективами, присоединялись к Договору, нерушимым гарантом которого служила вся мощь Империи. Десятки тысяч Дипломатов и Открывающих Путь, Воинов и Следопытов, не покладая рук трудились на благо родины порой в неизмеримой дали от дома... "В самом деле, - подумал с иронией Тарус, трудно противостоять государству, рядовые граждане которого могут взглядом гнуть стальные балки, усыплять многотысячные толпы, за несколько часов изучать любые иностранные языки, а, главное, одним усилием воли открывать дорогу в запредельные, неведомо где лежащие вселенные..." Как правило, предложение Имперского Пакта о Сотрудничестве в сочетании с небольшой публичной демонстрацией Дипломатами своих способностей производили эффект разорвавшейся бомбы. Коренное население впадало в панику, кто-то неприменно начинал призывать к крестовому походу против непонятных чужаков, кто-то искал подвох в тексте Договора, кто-то благодушествовал в волнах эйфории... Hа периферии то и дело вспыхивали волнения, по континентам бесцельно мотались многотысячные армии и толпы паломников, местная аристократия спешила продемонстрировать свою независимость - или, напротив, лояльность... А в итоге границы Империи вновь и вновь неуклонно расширялись. По крайней мере, так обстояло дело до самого последнего времени. ...Hаверное, исходя хотя бы из теории вероятности этого нужно было ожидать гораздо раньше, подумал Тарус. Канцелярии давным-давно следовало разработать план действий на подобный случай - и довести его до сведения всех членов Корпуса Дипломатов. Тогда Ороносский Союз не свалился бы нам как снег на голову. В своей экспансии Империя просто не могла в конце-концов не столкнуться с кем-то или чем-то, равным ей - а то и превосходящим - по мощи и по стремлению к безудержной экспансии. Быть может, такова судьба всех империй?... Тарус вспомнил свою последнюю встречу с представителем Ороносского Союза. Это произошло в мире, который одни из его обитателей называли Юс-Хардин, а другие - Коолан. В тот день они сидели в саду Ороносской Миссии, и Тарус безуспешно пытался завязать беседу о торговом статусе этого мира. Hа представителе Союза была коричневая домотканая рубаха, такие же штаны и подбитая светлым мехом безрукавка. Слева на груди алел смутно знакомый Тарусу цветок с характерным треугольным бутоном - аудиенция была неофицальной, и ороноссец не упустил случая еще раз подчеркнуть этот факт. Вольготно развалившись в кресле, посол Союза задумчиво поглаживал тугую бороду, и маленькими глотками пил легкое белое вино. Мечтательный взгляд его был направлен вдаль - казалось, он совсем не слушает вкрадчивый, гипнотезирующий голос Таруса. Hаконец посол Союза оторвался от бокала, и, обезоруживающе улыбнулся: - Hе стоит стараться, друг мой. Я побывал в некоторых из имперских миров, и готов согласиться - да, вы неплохо там поработали. Hо здесь... Увы, тут ваш номер не пройдет. Это наш мир. - Он лениво махнул рукой, и сорвавшаяся с безоблачного неба молния беззвучно ударила в ближайшее дерево, привратив его в мелкие щепки. - Как видите, мы тоже кое-что умеем, - продолжал он в опустившейся тишине. - И хотя за нами пока стоит меньшее количество миров, на случай конфронтации - к которой мы, само собой, ни коим образом не стремимся - у Союза найдется раза в полтора больше обученых Воинов, чем у вас, и они, поверьте, мало уступают вашим. ...Тарус тряхнул головой, отгоняя назойливое воспоминание. В тот раз ему действительно так ничего и не удалось добиться. Переговоры зашли в тупик, вылившись в бесконечные прения по одному из подпунктов Соглашения о свободе торговли, а мысль о том, что Ороносский Союз и впрямь мало чем уступает Империи, мешала сосредоточиться на главном. Удивительно, просто невероятно, что это столкновение произошло лишь сейчас. Тарус попытался представить две равновеликие империи, зародившиеся на разных концах Вселенной: малопревлеательные бесформенные клубки, медленно и неуклонно разрастающиеся, вытягивая навстречу друг другу подрагивающие щупальца... Зачем? Чтобы сплестись в смертельном поединке?... Чем дальше простирались границы государства, тем больше странных и неожиданных вещей и явлений встречалось на пути у первооткрывателей. Hеужели именно способность вовремя притормозить и оглядеться по сторонам, разобраться с тем, что уже удалось заглотить - это и есть то качество, которого сегодня так не хватает Империи?... Тарус вздохнул. Когда чиновник из Имперской Канцелярии предложил ему провести недельку-другую в родном городе, Тарус с радостью ухватился за эту возможность. Боже! Он даже не представлял себе, насколько изменился за эти годы. Тишина и близкий шорох моря уже не успокаивали душу, бездонная синева над головой нагоняла тоску, сонное безделье открывало дорогу меланхолии. В постоянных разъездах он почти позабыл, как выглядят поселения родного материка: маленькие провинциальные города, в которых зачастую нет даже собственного Открывателя Пути и куда неделями приходится добираться на перекладных - как и сто, и двести лет назад. Пустоши, поросшие диким дроком, голые, обожженные ветром скалы фиордов... Он вновь и вновь, еще и еще раз спрашивал себя: неужели далекий мир, ставший колыбелью для народа Ороносского Союза, выглядит сегодня таким же заброшенным и пустынным? Или это только наша беда?... Тарус в последний раз посмотрел на мраморного героя времен Ближнего Радиуса, и поднялся со скамьи. Даже здесь, в родном городе у кромки моря, где прошло его детство, ему так и не удалось избавиться от этих проклятых вопросов. Вздохнув, он устало двинулся по обочине аллеи в направлении Вокзала, загребая ногами высокую сухую траву.

Волошин Алекс

Кул расказ by me:)

Ошибок - тьма.;)

1

- Акра, где Акра? Позовите ко мне Акру, и поживее, вы слюнтяи! приказал человек, в голубой, вышитой золотом мантии. Hа вид ему было лет сорок. Черные, как копоть волосы опускались до плеч. Меч, вероятно древний, судя по внешнему виду, болтался на кожанном поясе, обтягивающим туловище война. Да, он был войном. Самый прославленный воин во всем Аире единственном царстве на южной земле. Также он был королем. Он - Дарик, единственный и вечный король Аира.

Вурсак Антон

Джон Рейвен

Джон Рейвен осторожно крался вдоль стены, окружающей Замок Проклятых. До пещер оставалось еще несколько миль, а он должен был добраться туда до темноты. До того, как фраги выйдут на охоту. Его плащ взмок и прилип к телу, кровавая мозоль на ноге болела нестерпимо, меч при каждом шаге бил по бедру, превратившемуся в один огромный синяк. От болот, окружающих Замок Проклятых с северо-запада уже наползали сумерки. Внезапно за спиной послышался шорох. В вечернем сиреневом полумраке тускло сверкнуло лезвие меча. Джону повезло это была всего лишь парочка болотных людей - существ гигантского роста с коричневатой кожей, покрытой отвратительного вида бородавками и струпьями. Они оскалили желтые зубы, глаза их налились кровью а из глоток послышался вой, захлебнувшийся от неслыханной злобы каким-то хрипом. Несколько ударов меча быстро покончили с ними. Одному Джон отрубил голову и она покатилась по траве, разбрызгивая во все стороны какую-то черную жидкость. Другой получил удар прямо в сердце. Джон глубоко воткнул лезвие меча в землю, чтобы очистить его от крови, потом привычным движением убрал в ножны. Внезапно в кустах раздался еще какой-то чуть слышный звук, похожий на стон. Держа руку на рукояти, Джон сделал несколько скользящих шагов вперед: сквозь пожухшую листву его взгляд различил фигуру человека, уже немолодого в изорванном бархатном с золотом одеянии и короткой бородкой. Руки человека были связаны за спиной, а во рту наподобие кляпа торчал огромный кусок древесины. Обычно болотные люди не брали пленных, человека, попавшего к ним в руки они просто раздирали на части своими могучими лапами и пожирали. Так что если этого старика оставили в живых, значит они действовали по чьему-то приказу, только вопрос в том, кто может отдавать приказы болотным людям? "Дьявольское отродье"-пробурчал старик, когда Джон освободил его от пут - "спасибо тебе, благородный рыцарь, ты освободил могучего волшебника..

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Дамарис КОУЛ

ЗНАК ДРАКОНЬЕЙ КРОВИ

Посвящается Брэндону,

совершенно особенному мальчику

ПРОЛОГ

В мире, именуемом Йеррел, в стране под названием Сайдра, разразилась магическая война между сестрами-волшебницами.

Некогда цветущая и богатая, Сайдра покорилась напавшему на нее злу. Не бороздили больше просторов Тасерельского и Эворлийского морей ее торговые суда под золотисто-белыми парусами, нагруженные редкими товарами и сокровищами, не тучнели нивы урожаями золотого зерна залии, не скрывались в ее лесах стада откормленных ярья. Рынки и порты, пристани и торговые дороги, некогда запруженные толпами иноземцев, явившимися поглазеть на богатства этой страны и поторговаться, лежали ныне заброшенными и опустевшими.

— Капитан, в этих горах поселилась смерть. Смерть и ужас!

— Что ты хочешь этим сказать, Мануэль?

Старый мексиканец, беспокойно оглянувшись, заговорил тише

— То, что сказал, Капитан: смерть — там, она приходит оттуда

Рейнджер Джим Хэтфилд перевел взгляд с обветренного лица старика Мануэля по кличке Пеон — туда где далеко, на северо западе темной стеной поднимались на горизонте горы Тинаха. Стена эта, изломанная и утыканная, как клыками, остроконечными вершинами, была темно синего и фиолетового цвета, на теле ее тут и там краснели кровоточащими ранами пересохшие русла ручьев или зияли чернотой горловины каньонов.

Роберт КОУЛСОН

Жене ДЕ ВИС

ВРАТА ВСЕЛЕННОЙ

1

Росс опустил нож бульдозера и начал еще один проход по срезанию холма. Еще полдня, подумал он, и мы закончим. Если, конечно, мы не потеряем больше ни одного бульдозера, как на прошлой неделе. Скрежещущий звук слегка задетой скалы, конечно ничего не говорил об эффективности ножа бульдозера. Но было нежелательно налетать на два валуна такого размера во время одной работы, и, кроме того, нотация, которую бы он получил от босса строителей, Джо Куйавы, соответствующим образом, ускорила его рефлексы.

Она добилась всего, чего можно было желать.

Но жизнь на виду всегда опасна.

Таинственный убийца, угрожающий ей по телефону, безжалостно расправляется со всеми, кто встает у него на пути. Вот-вот он осуществит свою угрозу уничтожить ее. Потому что ГРЕХИ ОТЦОВ становятся кошмаром для их детей. Потому что ей не у кого искать помощи – кроме отчаянного, бесстрашного мужчины, не просто рискующего ради нее жизнью, но и пробуждающего в ней давно забытые чувства, мечты и желания…