Книга о Библии

Крывелев Иосиф Аронович

КНИГА О БИБЛИИ

(научно-популярные очерки)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Глава первая. ЧТО ТАКОЕ БИБЛИЯ

1. Ветхий Завет

2. Новый Завет

3. Отдельно о некоторых библейских книгах

Глава вторая. ИЗ ИСТОРИИ НАУЧНОГО ИССЛЕДОВАНИЯ БИБЛЕЙСКИХ КНИГ

1. Библейская критика как научная дисциплина

2. Исследование Ветхого Завета

3. Исследование Нового Завета

4. Заключение

Другие книги автора Иосиф Аронович Крывелев

Двухтомный труд посвящен истории мировых религий. Первый том дает изложение истории христианства с момента его возникновения до наших дней в Восточной и Западной Европе.

Для широкого круга читателей.

Эта книга, написанная в 1986 и опубликованная в 1987 в издательстве «Наука», является попыткой обзора всех основных концепций, которые окружают такую личность как Иисус Христос. В книге рассмотрены различные подходы к возможной историчности существования Христа, а так же взгляды, которые отстаиваются различными исследователями — от последовательно верующих, так и догматически отрицающих его возможное существование. После обзора, автор книги приводит различные исторические факты, которые так или иначе не вписываются в основные направления т. н. «христологии».

Эта работа, как и книги И.А. Крывелева вообще, ценны, прежде всего, наличием огромного фактического материала. Несмотря на некоторую идеологическую направленность предлагаемой вниманию читателя книги и постоянные в ней ссылки на «коммунистические первоисточники», книга построена вполне добротно и заслуживает внимания.

Автор полностью не отрицает того, что прототип Христа мог существовать, и что последний лишь плод воображения низших слоев населения Римской Империи. Однако он придерживается вполне закономерного подхода — считать историчным не только того Христа, который описан в евангелиях, но и вообще какой-либо его прототип, не имея достаточного количества непротиворечивых фактов, — некорректно. Это не означает, что прототипа принципиально не было, это лишь вопрос вероятности: он мог существовать, а мог и нет. Поскольку фактов для существования Иисуса не достаточно, то признание историчности Христа с тем фактическим материалом, которым обладает история и археология на сегодняшний день, остается лишь объектом веры.

Во втором томе освещаются основные этапы истории других мировых религий — ислама и буддизма. Для широкого круга читателей.

Популярные книги в жанре Религиоведение

Статья из книги "О СТАРОМ И НОВОМ" (стр.141–168)

Изд-во "АЛЕТЕЙЯ", Санкт-Петербург, 2000 г.

В какой-то неопределимый момент понятно стало мне, что Бог и Создатель — не одно и то же. Потому что Бог — не Создатель, а творение.

Кого? Чье? Разверну эту мысль.

Письма и проповеди отца Игоря Плотникова, представленные в этой книге, едва ли претендуют на звание большой литературы, да и самого отца Игоря профессиональным писателем не назовёшь. Но с другой стороны, ведь и непорочное зачатие совершила любительница, в то время как презерватив был изобретён профессионалами.

Ещё молодой, но уже опытный священник из Витебска затрагивает в своих коротких проповедях многие актуальные для нашей Церкви и нашего общества проблемы: аборты и ВИЧ, семья и дети, традиции и современные технологии. Не обходятся стороной и вечные богословские вопросы. С нами Бог — и книга эта несомненное тому подтверждение.

В работе исследуются избранные главы священных писаний. В качестве ключа используется оригинальная теория, названная «Теорией абстрагирования» (1-я часть книги). Приводятся, на первый взгляд, парадоксальные варианты толкования известных библейских сюжетов. Предлагается рассматривать библейское описание со-творения мира не как естественно-научную картину возникновения вселенной, а как рождение мира в человеческом сознании.

В основу произведений, помещенных в данном сборнике, положены повести, опубликованные в одном из популярных детских журналов начала XIX века писателем Борисом Федоровым. На примере простых житейских ситуаций, вполне понятных и современным детям, в них раскрываются необходимые нравственные понятия: бескорыстие, порядочность, благодарность Богу и людям, любовь к труду. Легкий занимательный сюжет, характерная для произведений классицизма поучительность, христианский смысл позволяют рекомендовать эту книгу для чтения в семейном кругу и занятий в воскресной школе. Для среднего школьного возраста.

Гностицизм. Самое загадочное еретическое течение христианства, окутанное бесчисленными мифами и легендами. Наследниками гностической ереси считают богомилов Византии и Болгарии, катаров Франции и Италии, а также масонов.

Справедливо ли это утверждение?

Где кроются корни гностицизма?

Какое влияние оказало это учение на европейские оккультные, эзотерические и теософские школы?

Действительно ли его основные постулаты нашли достойное отражение даже в массовой культуре XX века?

Вот лишь немногие вопросы, на которые отвечает в своей поразительной книге известный историк и журналист Ричард Смоули.

Данное издание по истории храма святителя Филиппа Митрополита в Мещанской слободе, было выпущено в текущем 2016 году на основе буклета 2006 года и дополнено с учетом произошедших за это время событий и найденных архивных данных. Буклет знакомит читателя не только с историей церкви от её постройки в XVIII веке до возрождения в наши дни, но с историей прилегающих к храму окрестностей. Буклет издан для продажи в приходе церкви Филиппа Митрополита в Мещанской слободе, где желающие его могут приобрести.

Учебное пособие Зеленкова Михаила Юрьевича – доктора политических наук, действительного члена (академика) Академии военных наук, члена-корреспондента Академии педагогических и социальных наук, профессора Юридического института МИИТа, заведующего кафедрой общественных наук

знакомит с основами религиоведения, историей и современностью религии.

Предлагаемое читателю пособие соответствует содержанию государственного образовательного стандарта высшего профессионального образования Российской Федерации по курсу «Религиоведение» и в доступной, логически выстроенной форме рассматривает различные концепции основных религий мира – буддизма, христианства, ислама, а также учитывает многолетний опыт преподавания религиоведения в высших учебных заведениях. Логическую цепь образуют следующие звенья: происхождение и распространение религии; основатель религии; основные источники, содержание и культ вероучения; монастыри, храмы, церкви; обряды и праздники; течения религии, краткая примерная хронология развития религии.

Цель издания – учебно-методическое обеспечение преподавания религиоведения в высших учебных заведениях России.

Структура пособия, привлекаемые источники, характер и последовательность изложения призваны способствовать наиболее адекватному освоению основ религиоведения.

Особое место в работе уделено рассмотрению правовых основ мировых религий.

При написании работы использован широкий круг современной и исторической мировой и религиозной литературы, а также официальные акты и практика многих государств в области свободы совести и государственно-церковных отношений.

Пособие представляет интерес для профессорско-преподавательского состава высших учебных заведений, научных работников, докторантов и аспирантов, а также студентов, интересующихся религией.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Г.К.Крыжицкий

Обаяние ума

(Воспоминания современников об А.Ф.Кони)

1

"Только в творчестве и есть радость - все остальное прах и суета", признавался в одном из писем к М. Г. Савиной Анатолий Федорович Кони. В этом признании -нет преувеличения: он вносил творчество во все сферы своей деятельности - и в самоотверженную работу юриста, и в бесчисленные публичные выступления, и в писательский труд за столом, и в те устные миниатюрные рассказы, которыми он так охотно делился в интимной обстанове с близкими и друзьями. И даже сидя на каком-нибудь скучнейшем заседании и для вида "слушая краем уха утомительные элоквенции гг. адвокатов", он размышляет об искусстве, делает заметки о писателях, о театре, об актерах.

Сигизмунд Доминикович Кржижановский

Чужая тема

- Встреча произошла тут, у столика, за которым мы с вами сейчас. Все было, как теперь: спины, согнувшиеся над тарелками, никелевый звон ложечек на прилавке, даже те же росчерки инея на окне и от времени до времени шорох дверной пружины, впускающей клубы морозного пара и посетителей.

Я не заметил, как он вошел. Его длинная спина с грязным шарфом, свесившимся через плечо, включилась в поле моего зрения в момент, когда он, просительно склонясь, задержался у одного из столиков. Это было вон там направо у колонны. Мы, посетители столовой, привыкли к вторжениям всякого рода люмпенов, ведущих тонкую игру с рефлексом вкусовых желез. Возникнув перед прожевывающим ртом с коробкой спичек или пачкой зубочисток на грязной ладони, протянутой, так сказать, поперек аппетита, они точно и быстро стимулируют жест руки, отмахивающейся копейкой. Но на этот раз и стимул и реакция были иными: старик профессорского типа, к которому обратился вошедший, вместо того чтобы ответить медяшкой, вдруг - бородой в борщ и тотчас же, выдернувшись,- лопатками к стене, по лбу его ползли морщины изумления. Проситель вздохнул и, отшагнув от стола, огляделся: к кому еще? Две комсоставских шинели у окна и компания вузовцев, весело клевавших вилками вкруг сумбурно составленных столиков, очевидно, его не удовлетворяли. После секундного колебания он направился по прямой на меня. Сначала учтивый полупоклон, потом:

Сигизмунд Доминикович Кржижановский

Книжная закладка

1

Совсем недавно, во время пересмотра старых, затиснутых в шпагат рукописей и книг, она снова попала мне под пальцы: плоское, изыгленное узорами тело в блекло-голубом шелку, со свесившимся двуклиньем шлейфом. Мы давно не встречались: я и моя книжная закладка. События недавних лет были слишком некнижны и увели меня далеко от шкафов, набитых гербаризованными смыслами,- я бросил закладку где-то меж недочитанных строк и вскоре забыл и о прикосновениях ее скользкого шелка, и о тонком аромате книжных красок, исходящем из покорно впластанного в буквы мягкого и гибкого тела, забыл и о том... где я ее забыл. Так дальнее плаванье разлучает моряков с их женами.

Сигизмунд Доминикович Кржижановский

Квадрат Пегаса

I. Звезды

Звезде ? в созвездии Квадрата Пегаса было совершенно безразлично: отразиться в рефлекторе Гринвической обсерватории, окунуть луч в лужу или наконец ткнуть тем же лучом в зрачки влюбленной пары, услужливо подставленные под косой удар изумрудного альфова света.

И хотя звезде было, повторяю, все равно, у самых зрачков прозвучало:

- Посмотрите, Надя, на эту звездочку, ведь на нас она глядит! Не правда ли?