Книга былей и небылиц про медведей и медведиц

Алексей Венедиктович Кожевников

КНИГА

БЫЛЕЙ И НЕБЫЛИЦ ПРО

МЕДВЕДЕЙ И МЕДВЕДИЦ

Последняя книга старейшего советского писателя, лауреата Государственной премии СССР - маленькие рассказы о нравах, обычаях и поверьях людей Сибири и Урала в разные годы, о дружбе человека с медведем.

СОДЕРЖАНИЕ

ОТ АВТОРА

МЕДВЕДЬ - ЛИПОВА НОГА

МЕДВЕДЬ-ОБОРОТЕНЬ

МЕДВЕДЬ-ПЧЕЛОВОД

С МЕДВЕДЕМ ВОКРУГ СВЕТА

Другие книги автора Алексей Венедиктович Кожевников

Во второй том вошли известные у нас и за рубежом романы «Брат океана» и «Живая вода», за последний из них автор был удостоен Государственной премии СССР.

В романе «Брат океана» — о покорении Енисея и строительстве порта Игарка — показаны те изменения, которые внесла в жизнь народов Севера Октябрьская революция.

В романе «Живая вода» — поэтично и достоверно писатель открывает перед нами современный облик Хакассии, историю и традиции края древних скотоводов и земледельцев, новь, творимую советскими людьми.

Мамка умирала от голоду. Яшка и Максимка сидели на лавке и жевали пустыми помертвелыми губами.

— Яш…Я-ша…

Позвала мать тихо, — больше по губам понял Яшка.

Он подошел к ней и к губам склонил ухо. Она шебуршала, как осенними листьями:

— Мак-сим-ку…

Яшка помог спуститься Максимке на пол.

Максимка сам дополз до матери. Он десять лет уже ходил, но неделю тому назад занемог от голода и опять начал ползать. Яшка подсадил его к матери на кровать, а сам сел рядом на краешек.

Большой термометр на стене Курского вокзала в день похорон Ленина опустился до 29 градусов. Еще недавно ртуть, как синяя жила, доходила до половины термометра; пришли холода, и спряталась она чуть не в самую колбочку, что внизу. Ежился термометр на Курском, ежился Азямка на площади против него. Ждал, придет поезд, и он, Азямка, будет работать. А пока кутался в белый дырявый халат, тот самый, что из Татреспублики привез в голоднее время.

— Ой, бульно хулудна, якши бульно хулудна, — говорил Азямка сам с собой, притопывая бескаблучными опорками. К ним вместо подошв татарчонок прикрутил мочалом валеные обрезки.

В четвертый том Собрания сочинений Алексея Кожевникова вошел роман «Солнце ездит на оленях», получивший широкую читательскую известность и одобрение критики.

Достоверно и поэтично повествует автор о судьбе лопарей, населяющих мурманский Север России и обреченных царизмом на вымирание, о благородной миссии ссыльных русских революционеров — врачей и учителей, — посвятивших себя служению «малым» народам, их будущему, и о тех коренных изменениях, которые принес Великий Октябрь в жизнь и сознание прежде забитого и темного народа.

Вчера весь день Наташка просила хлеба, одну только корочку. Брат Авдейко уговаривал потерпеть, не мучить мамку. Сегодня Наташка замолчала и только тусклыми глазами смотрела на мать.

— Голову больно, — жаловалась девочка.

Засни, Наташунька.

Ложилась девочка, ворочалась.

— Спи, спи…

Неохота.

И девочка вставала. Когда видела — кто-нибудь ел, — голодом загорались глаза, блестели, как острые тонкие гвоздики. Авдейко ходил, тянул руку. Дали много денег, целую кучу денег, а торговка на все эти деньги дала только несколько обрезков хлеба.

В третий том Собрания сочинений Алексея Кожевникова вошел роман «Воздушный десант» о боевых буднях и ратном подвиге десантников в Великой Отечественной войне, о беспримерной героической борьбе советского народа с фашистскими захватчиками на временно оккупированной территории, о верности и любви к Родине.

Дадай Еремка, Чугунок и дедушка Агап шли по Тверской улице к Охотному ряду. Все были голодны и думали об одном — как бы достать еды.

Чугунок, который зарабатывал пением на трамвайных остановках, рассказывал:

— Я откашлялся, понатужился и запел.

Хорошо по морозу, звонко.

Не докончил, милиционер меня за рукав потянул и говорит: «Севодни нельзя на улицах петь, видишь в черных оборках флаги…».

— Вижу, — говорю, — а я есть хочу и пою, а флаги сами по себе в оборках. «Нет, — говорит, — нельзя; девятое января сегодня, тра… тра… у…» — слово непонятное сказал.

— Пролетарий всех стран, соединяйтесь! Русско-китайский Алеша-Хинчин показывает китайский фокус-премудрость и собственный интересный выдумка; русско-китайский Алеша-Хинчин!.. — кричал мальчишка-оборвыш Алеша, размахивая зеленой потасканной буденовкой. Его товарищ, маленький китайчонок Хинчин, устраивал переносный столик и фокусные приспособления.

Люди сходились под липы Тверского бульвара и смыкались кольцом вокруг фокусников.

— Дон-динь, дон-динь! — бил китайчонок в медное блюдо.

Популярные книги в жанре Детская литература: прочее

Борис Викторович Шергин

Маркел Ушаков и Василии Кекин

Любомудрые годы неутомленной старости своей Маркел провожал в Койде.

В это время молодой судостроитель в городе, Василий Кекин, добивался на учительный разряд.

Городовые мастера сказали:

- Домогаешься высокой степени. Но похвалит ли Маркел Иванович на Койде? Спросишь его. Мы ему писали о тебе.

Кекин в Койду прибыл. Старый мастер его встретил с усмешкой.

Татьяна Скобелева

Моя душа в другом теле? Человек и космос

Предисловие

Совсем недавно в газете "На грани невозможного" (( 10, 1996 г.) в публикации Марии Ветровой впервые появилась информация об общении наших космонавтов в Космосе с высшим Разумом Вселенной. Вот что рассказал один из космонавтов, по естественной причине пожелавший остаться анонимным, корреспонденту газеты:

"Главной трудностью пребывания в открытом Космосе стал его ШЕПОТ. Так называли это явление между собой мы. Ученые нашли другой, должен признать, более точный термин - эффект присутствия... Чтобы понять, что именно имеется в виду, должен рассказать об одном из своих полетов, в котором был не один.

Татьяна Скобелева

Принцесса заколдованного леса

Далеко ли - близко, близко ли - далеко в одном королевстве жил король, звали его Рогд Грозный. И был он великим воином и правителем. И имел король двух сыновей, а так же младшего брата Тея. Перед каждым походом против недругов приводили к Рогду известного предсказателя будущего, который говорил королю, что того ожидает. И вот однажды сказал предсказатель, что трон в его королевстве унаследует сын его брата Тея.

Татьяна Скобелева

Сказка о непослушной принцессе

В недавние времена, в одном не очень далеком королевстве жили-были король с королевой, имеющие лишь одну-единственную дочь - принцессу Диану. А поскольку была она единственной, возлагались на принцессу надежды непомерные. И чтобы надежды оправдались, пригласили король с королевой к своей дочери десятки учителей и воспитателей. Так что каждая минуточка в жизни маленькой Дианы оказалась расписанной: когда ложиться, когда вставать, сколько времени проводить за едой, сколько заниматься с учителями, сколько учиться музыке, сколько танцам, долго ли гулять по парку в сопровождении гувернантки и даже сколько минут разговаривать с родителями.

Федор Кузьмич Сологуб

Сделался лучше

Много всяких мальчиков есть на свете, хороших и плохих.

Вот жили-были два мальчика - хороший и шалун. Пришел к ним однажды волшебник, дядя Получше. И спросил их:

- Хотите быть лучше?

Хороший мальчик сказал:

- Хочу быть лучше, милый дяденька, - хорошему везде хорошо.

А шалун сказал:

- Мне, дядя, не требуется, я и так хорош. С большого-то хорошества как бы рот зеваючи не разорвать.

Эна Трамп

СКАЗКИ БЕЛОГО ВОРОНА

ОДИН ЧЕЛОВЕК И МОРЕ

Партизанские отряды занимали города. Приезжали комиссары, расходились кто куда. Поезда и самолеты барабанщиков везли. Из каких краев далеких, поглощая сотни ми*?..

И терялся в спешке, в тряске опоздавший не один...

Это присказка, не сказка. Сказка будет впереди.

Город стоял на берегу моря. Он был поэтому не похож на все другие города.

В этом городе была всего одна улица - но уж зато какая широкая, прямая и красивая, каких поискать. По краям этой улицы росли стройные кипарисы, и еще китайская мимоза и магнолии, розы и акации, а то, например, настоящие пальмы и ровные подстриженные кусты лавра, засушенные листья которого только в магазинах и продаются в других городах, чтобы класть их в суп, - здесь же можно было нарвать этих листьев прямо на улице и положить в суп, но никто так не делал. То есть, может и делали, - жители этого города, ведь все они работали в ресторанах или специальных суповых ларьках, что стояли по краям этой улицы. Но те, кто приезжал в этот город - им бы и в голову не пришло сорвать листик-другой вкусно пахнущего лавра, чтоб положить в суп. Разве они затем приезжали в этот город, чтобы варить суп? Нет, они приезжали посмотреть на море.

Борис Тихомолов

Кряка

ДОРОГИЕ РЕБЯТА

Если вам случится побывать в Казахстане или Таджикистане и вы увидите там белых как снег уток, знайте: утки эти выращены пионерами Краснодарского края и переданы колхозникам Средней Азии.

Вот о, том, как пионеры помогли колхозу вырастить этих птиц, как они берегли инкубаторских утят, заботливо ухаживали за ними, спасали от грозы, добывали для них корм, сколько радостей и тревог доставила им эта работа и как потом их питомцы полетели на самолётах в Таджикистан и Казахстан, и рассказывается в этой повести.

СМОРОДИHА Маpия, МЫЦЫК Александp

Пpо любовь

"Любовь пpиходит ниоткуда, без пpедупpедительной телегpаммы:

"Встpечай поезд такой-то, вагон такой-то. Целую Люба". Она пpиходит и pасползается по тебе. Она везде, в голове, в животе, в кончике хвоста и даже в пятках", - эти философские мысли посетили маленького тушканчика Кишкилдыка. Он сидел в своей ноpке и пpедавался меланхолии под стук капель, падающих в таз. Пpотекала кpыша.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Анатолий Леонидович Кожевников

Записки истребителя

БИОГРАФИЧЕСКАЯ СПРАВКА

Анатолий Леонидович Кожевников родился в 1917 году в крестьянской семье. Детство провел в сибирской деревне, трудясь с малых лет в поле.

После окончания семилетки А. Кожевников поступил в сельскохозяйственный техникум и затем работал землеустроителем колхозных земель. С 1937 года техник-топограф на строительстве деревообделочного комбината. Вез отрыва от производства окончил аэроклуб в г. Красноярске - научился пилотировать учебно-тренировочный самолет и одновременно стал спортсменом-парашютистом.

Лев Кожевников

Смерть прокурора

* ЧАСТЬ 1 *

1

По пути на разъезд Андрей Ходырев завернул к старику Устинову под окна. Крепко ударил в облупленный ставень.

-- Дед? Эй! Не помер еше?

В окно высунулась широченная, сивая борода,-- будто кто подал из избы добрый навильник с сеном.

-- А-а... Андрюха,-- Устинов широко зевнул, перекрестил рот. -- Ходи в избу, что ли?

-- Некогда, дед. В другой раз.

Кожевников Михаил Николаевич

Командование и штаб ВВС Советской Армии

в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.

Содержание

Введение

I. Накануне Великой Отечественной войны

Действия авиации капиталистических государств на Западе

Военно-воздушные силы фашистской Германии перед нападением на Советский Союз

Состояние Советских Военно-Воздушных Сил накануне войны

II. Командование и штаб Военно-Воздушных Сил Советской Армии в начале войны и в летне-осенних операциях 1941 г.

Вадим Михайлович КОЖЕВНИКОВ

ДОМ БЕЗ НОМЕРА

Рассказ

Дымящиеся дома сражались, как корабли в морской битве.

Здание, накрытое залпом тяжелых минометов, гибло в такой же агонии, как корабль, кренясь и падая в хаосе обломков.

В этой многодневной битве многие дома были достойны того, чтобы их окрестили гордыми именами, какие носят боевые корабли.

Убитые фашисты валялись на чердаке пятые сутки, убрать их было некогда.