Ключ

В археологической экспедиции на Луне Карл Дженнингс и его напарник Стросс нашли обломки инопланетного корабля и некий прибор позволяющий читать мысли, передавать их, а также усиливать свою волю.

Отрывок из произведения:

Этот рассказ написан при исключительно приятных обстоятельствах. Джозеф и Эдвард Ферманы, отец и сын, издатели «Журнала фэнтези и научной фантастики» решили выпустить специальный посвященный мне номер.

Я сделал вид, что меня одолевает скромность, но на самом деле это тешило мое тщеславие и покорило меня. Когда они сказали, что для этого номера им нужен совершенно новый рассказ, я немедленно согласился.

И вот я сел и написал четвертый рассказ о Уэнделле Эрте, ровно через десять лет после третьего. Так приятно снова оказаться в упряжи, приятно видеть и вышедший специальный номер. Эд Эмшуиллер, несравненный иллюстратор фантастики, выполнил мой портрет для обложки и совершил невероятный tour de force[1]

Рекомендуем почитать

Убийство (первое) на Луне из-за сверхдрагоценностей – поющих колокольчиков – полые шарики пемзы, внутри которых перекатываются микрокусочки – издают восхитительный звук. Убийца рассчитывает, что никто не сможет доказать, что он был на Луне, так как человек там находится в скафандре и внешнее влияние Луны не проникает к его телу. Но экстратерролог Эрт сумел обмануть убийцу...

Силиконий – негуманоидная форма жизни из пояса астероидов с тканями из твердого силикона и кровью из жидкого силикона. Для роста нуждается в гамма-излучении. Телепат. Обычный силиконий небольших размеров, но команде КК «Роберт К.» встретился необычно крупный экземпляр. Капитан корабля сделал вывод, что его родной астероид почти целиком состоит из урана. Силикония команда решила взять с собой, а координаты астероида скрыть. Уран для силикония – пища, поэтому он может привести команду и к другим космическим залежам этого металла. Но в корабль попал метеорит, вся команда погибла, а силиконий не смог сказать, где находится его дом.

Спустя десять лет на Земле в рассказе Айзека Азимова «Ночь, которая умирает», на одном их конгрессов, встретились друзья по колледжу – Таллиаферо, Райджер, Конес и Вильерс. Эти десять лет каждый из них работали в разных местах Солнечной системы: Эдвард Таллиаферо на Луне, Беттерслей Райджер на Церере, Стенли Конес на Меркурии, а Ромаеро Вильерс на Земле, потому что болел тяжелым ревматизмом и слабым сердцем. Вильерс среди них был самым одаренным, но болезнь его сделала вдобавок и злым. Может быть именно поэтому он и изобрел способ мгновенного перемещения массы на любое расстояние. Он должен был сделать доклад на конгрессе. Знали о его открытии лишь трое друзей, а также профессор Мендель. Но случилось неожиданное. Вильерс умер, а его доклад кто-то сжег прямо в комнате. Расследованием занялся доктор Мендель. Он один видел опыт Вильерса по перемещению мыши на расстояние. Никто из троих одноклассников не признался в преступлении, а основания, что перед смертью от сердечного приступа Вильерса, преступник сфотографировал доклад, имелись основательные. Разобраться в ситуации помог друг Менделя, Энделл Уэрт, обладающий дедуктивными способностями.

Другие книги автора Айзек Азимов

Содержание:

Академия, роман, перевод с английского Н. Сосновской

Академия и Империя, роман, перевод с английского Н. Сосновской

Вторая Академия, роман, перевод с английского Н. Сосновской

Новый научно-фантастический роман известного американского писателя-фантаста, ученого и популяризатора науки Айзека Азимова, написанный после пятнадцатилетнего перерыва, охватывает широкий круг проблем. Здесь и новые источники энергии, и контакт с инопланетянами, и борьба передовой науки с обскурантизмом. Любителей фантастики ждет интересная встреча с корифеем американской научной фантастики.

В эту книгу вошли три произведения Айзека Азимова, по праву признанные классикой НФ-литературы XX столетия. В романе «Конец вечности» повествуется о некой вневременной структуре, носящей название «Вечность», в которую входят специально обученные и отобранные люди из разных столетий. Задачей «Вечности» является корректировка судьбы человечества. В «Немезиде» речь ведётся об одноименной звезде, прячущейся за пыльной тучей на полдороге от Солнца до альфы Центавра. Человечеству грозит гибель, и единственный выход — освоение планеты Эритро, вращающейся вокруг Немезиды. Однако всё не так просто — на этой планете людей поражает загадочная «эритроническая чума»… Роман «Сами боги», повествующий о контакте с паравселенной, в 1972 и 1973 годах стал «абсолютным чемпионом жанра», завоевав все три самые престижные литературные НФ-премии: «Хьюго», «Небьюла» и «Локус».

…Империя с высочайшим уровнем цивилизации. Ее влияние и власть распространены на десятки миллионов звездных систем Галактики. Ничто не предрекает ее краха в обозримом будущем…

И вот однажды психоисторик Хари Сэлдон, создав математическую модель Империи, производит расчеты, которые неопровержимо доказывают, что через 500 лет Империя рухнет…

Великий распад будет продолжаться 30 тысяч лет и сопровождаться периодом застоя и варварства. Однако Сэлдон создает План, в соответствии с которым появление новой Империи наступит всего через 1000 лет. Для этого на противоположных концах Галактики должны быть созданы два Основания. Основания — системы планет со своим населением, группами ученых, которые должны сохранить и умножить Знания. На одном Основании сконцентрируются естественные науки, в первую очередь — физика. Второе Основание должно дать миру психологов, готовых взять в свои руки управление новой Галактической Империей. И если первое Основание известно всей Галактике, то второе создается в строжайшей тайне.

…Проходят века. Рождаются новые королевства. Звездные системы освобождаются от влияния Империи. С переменным успехом происходят схватки между войсками прогнившей Империи и Основания. Постепенно растет влияние Основания. И вот последняя битва между темными силами Империи и воинами Основания…

Эта книга состоит из трех частей и охватывает период истории физики от Древней Греции и до середины XX века. В последней части Азимов подробно освещает основное событие в XX столетии  —  открытие бесконечно малых частиц и волн, предлагает оригинальный взгляд на взаимодействие технического прогресса и общества в целом. Книга расширяет представления о науке, помогает понять и полюбить физику.

В истории Галактики наступил переломный момент — человечество достигло такого уровня развития, что готово бороться с космическими проявлениями могущественной природы. Космоаналитик с планеты Земля подвергается воздействию психозонда. В результате он теряет память и проводит дни на планете Флорина, где выращивают особое растение, имеющее громадную ценность на галактических рынках. Неожиданно землянин начинает вспоминать, что он знает некую тайну о будущем Флорины. Планета должна погибнуть, и ее гибель связана с космическими течениями…

Знаменитый фантаст и популяризатор науки сэр Айзек Азимов в этой книге решил окунуть читателя в магию чисел Свой увлекательный рассказ Азимов начинает с древнейших времен, когда человек использовал для вычислений пальцы, затем знакомит нас со счетами, а также с историей возникновения операций сложения, вычитания, умножения и деления Шаг за шагом, от простого к сложному, используя занимательные примеры, автор ведет нас тем же путем, которым шло человечество, совершенствуя свои навыки в математике.

Некогда грандиозная Галактическая Империя долгое время находится в упадке и постепенно теряет остатки величия и могущества. Последний имперский генерал, командующий одним из флотов, выходит на след Академии. Он видит в ней реальную угрозу государственному строю. Настало время для решающей схватки между агонизирующей Империей и учеными-отщепенцами из Академии.

Популярные книги в жанре Детективная фантастика

В журнальной публикации 1952 года «Пролог» был как глава I, во всех последующих изданиях романа «Пролог»  отсутствует. Вторично опубликован лишь в сборнике эссеистики и интервью в 2000-м году.

Замок

Максим Шинкарёв

Солнечное пламя кипит в ледяной синеве неба, и древний парк - золотые и рубиновые угли.

Горящие кроны сотканы над головой в пылающий ковёр, плывущий в синей бездне, и золотые и багровые искры время от времени отпадают от кручёных нитей основы, планируют под ноги, укрывая и медленно выцветая на истёршихся камнях древних аллей, залитых холодным ароматом тления усталой и упокоенной древесной плоти.

Хороший кофе не должен бодрить. Он должен воскрешать из мёртвых. Впрочем, книга не об этом. Незаметно для всех наступил Золотой век, он же Эра милосердия, он же — Сатья-Юга. Незаметно — потому, что жизнь по неизвестным причинам не стала лучше. И разобраться с загадкой предстоит самому Шестикрылому Серафиму, начальнику над всеми небесными сферами. Впрочем, книга не об ангелах. Книга о рождении чудовища — из обычной жизни, из знакомой нам всем эпохи, из судьбы, в которой нет ничего примечательного. Книга о прекрасной и опасной вере в свою правоту. И немного — о поэзии и усталости. Это ироничная и интригующая история, в которой оказались связаны ларёк-«стекляшка» «Респект», некий печальный маркиз, живой шарф, советская женщина Оксана, Сатана, сорта трубочного табака, бесконечные обезьяны, горы снега и цитат из классиков. И будь оно всё, как любит говорить Серафим, по уши благословенно.

События романа происходят в России и Англии начала XXI века. Однако реальность этого мира альтернативна существующей.

На планете доминирует союз России и Франции. Два века назад страны объединили усилия, чтобы поставить на колени вероломную Британию. Но Англия не смирилась. Туманный Альбион, проиграв развязанные им же две европейских и две мировых войны, вновь пытается вернуть былое величие.

…В деревне Эйвбери трагически гибнет российский офицер Сергей Добромыслов. Деревня окружена огромными древними мегалитами. Эта земля с незапамятных времён окутана чёрной мистикой. Как очутился здесь Добромыслов? Чем занято историческое общество «Наследие прошлого, расположенное в Эйвбери? Кто правит чёрный шабаш в деревне?..

Шаг за шагом герои идут к пониманию страшных чудес Эйвбери. Ответ они находят в ритуальной гробнице Вест-Кеннет, близ которой было обнаружено тело Добромыслова. Там, с его помощью, ценой тяжких испытаний, герои предотвращают угрозу франко-российскому союзу и миропорядку в целом. Но когда, казалось бы, всё уже позади, из тени на свет выходит могущественный таинственный враг…

Молодой адвентист Вадим Плетнёв уходит из дома, чтобы полностью посвятить себя вере. Но новая жизнь сразу же не задалась. Сначала у него крадут все сбережения, хулиганы сжигают машину, да ещё власти обвиняют Вадима в похищении трёх детей. Защищать парня берётся слепой баптист, который скрывает под своей шляпой рога, разбирается в сатанинских знаках, а на досуге изготавливает демонические украшения. Странно, что его боятся даже бесы, расследующие убийства в адвентистской общине.

Майор Имперской службы безопасности Норин, после утраты напарника, принимает решение оставить стены родной конторы и уйти в отставку. Но спокойная и размеренная жизнь обычного обывателя не прельщает Норина и он возвращается в контору. Но волей случая он опять теряет близкого ему человека. Что же теперь делать майору — оставить службу, которая стала для него домом или же остаться и воспитывать новое поколение агентов, обучая их всему тому, что он знает сам? Книга Закери и Филиппа Ронна «Стражи империи: хроники Чрезвычайного отдела» демонстрирует внутренние противостояние обычного человека и преданного службе на благо государства агента.

Европейское турне Кирилла Петровича начинается в Петербурге, на борту дирижабля "Голиаф". В ходе путешествия ему предстоит столкнуться со злодеем, который попытается совершить диверсию и подорвать дирижабль. Что это? Попытка избавиться от учёного, которого Кирилл сопровождает, или спланированная террористическая атака? Наш герой докопается до истины.

Действие этой истории происходит в недалеком будущем, в условиях, вполне сходных с сегодняшними. Борьба афериста и спортсменки за выживание во враждебном окружении.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Я раб привычек. Как только я привыкаю к установленному мною распорядку, я не могу от него отказаться. Некоторые склонны к переменам, я – нет. Это кажется странным. Но в моем воображении я путешествую по Вселенной на кораблях, которые движутся быстрее света. Мои литературные герои, не колеблясь, оставляют дом и близких на неопределенное время.

Люди меня спрашивают:

– Как это может быть, что тот, кто мысленно путешествует повсюду, в реальной жизни отказывается сесть на самолет и ни за что не хочет уезжать из дому?

В окошко бросили горсть камней – и мальчишка завозился во сне.

Бросили еще раз – он проснулся.

Сел в кровати, весь напрягшись. Тянулись секунды, а он все осваивался со своим странным окружением. Конечно, это не его родной дом. Он за городом. Здесь холоднее, чем в его краях, за окошком видна зелень.

– Тощий!

Его окликнули хриплым, встревоженным шепотом, и мальчишка дернулся к окну.

На самом деле у него было совсем другое имя, но его новый друг, с которым он познакомился накануне, едва взглянул на худощавую фигурку, сказал: «Ты – Тощий». И добавил: «А я – Рыжий».

Первый приступ тошноты миновал, и Ян Прентисс воскликнул:

— Черт возьми, ты же насекомое!

Это звучало как констатация факта, отнюдь не как оскорбление, и нечто, сидевшее на рабочем столе Прентисса, подтвердило:

— Разумеется…

В нем было около фута росту. Тонюсенькое, со стебельками-ручками и кочерыжками-ножками, оно казалось маленькой неумелой пародией на разумное существо. И ручки и ножки брали свое начало в верхней части тела. Ножки были длиннее и толще, чем ручки, длиннее, чем само туловище, и в коленях переламывались не назад, а вперед. Нечто сидело на этих своих коленях, и конец его пушистого брюшка почти касался поверхности стола.

Нарон, представитель умудренной жизнью ригеллианской расы, был галактическим летописцем в четвертом поколении.

У него было две книги – большая, содержащая перечень многочисленных разумных рас из всех галактик, и поменьше, куда заносились лишь цивилизации, достигшие зрелости и мастерства в той степени, которая позволяла им вступить в Галактическую Федерацию.

Из большой книги были вычеркнуты те расы, которые в силу разных причин потерпели крушение: невезение, биохимические и биофизические несовершенства и социальная несправедливость взимала свою дань.