Клубок

Жили в одном лесу маленькие лешачата: Шустрик и Уморушка. Напекла однажды им мама-лешачиха сладких пирожков целую гору! Половину пирожков семья леших сама съела, а другую половину Шустрик и Уморушка дедушке Калине в соседнюю рощу отнесли. Пусть и он за компанию с ними полакомится.

В награду за угощение дедушка лешачатам тоже подарок сделал: любимым внукам торжественно плетеную корзиночку вручил.

– Что это? – спросила Уморушка.

– Не «что», а «кто», – поправил внучку Калина Калиныч. – Котенок. Правда, колючий…

Сейчас файлы книги недоступны. Мы работаем над их добавлением.
Рекомендуем почитать

Жили-были в одном городском доме в теплом подполе пять мышей. Самым старшим среди них был красавец Кусака, помладше – шустрая Сыроежка, еще младше – двойняшки Батончик и Сухарик, а самой младшенькой среди них была крошечная Горошинка. Жили мыши дружно, никогда не ссорились, на досуге, как могли, развлекались. Кусака, например, песни пел. Возьмет, бывало, просяную соломинку в лапки, как гитару настоящую, невидимые струны на ней заперебирает, глазки под лоб заведет и давай романс собственного сочинения петь:

Жили в одном лесу маленькие лешачата: Шустрик и Уморушка. Отправились они как-то раз на речку купаться. Смотрят, а на берегу, на желтом песочке лежат их верные друзья водяной Бульбульчик, домовой Завывайка и два брата-лешачонка из соседней рощи – Черныш и Пятнашка. И все о чем-то горячо спорят.

– Вы о чем спорите? – спросил Шустрик, ложась рядом с Пятнашкой.

– Мы не спорим, – ответил лешачонок с разноцветными волосами. – Мы выясняем, кто из нас самый смелый.

Шел однажды вечером рыжий пес-дворняга по имени Жюль (вообще-то его звали Жуликом, но сам он себя называл Жюлем) по засыпанной снегом улице к себе домой. Шел, о чем-то мечтал…

И вдруг – хрясь! – ему по голове чей-то дамский сапожок. Бедняга даже присел от страха.

А это, оказывается, две подружки – собачки – Белка и Стрелка – сапожок через забор кинули.

– Ой! – пискнула Стрелка. – Это – Жулик!

– Первый раз не считается! – вскрикнула Белка.

Жили-были в одном лесу маленькие лешачата: Шустрик и Уморушка. Надумали они как-то сделать дедушке Домовому подарочек ко дню рождения – пирог испечь. Целый день провозились. Пирог получился – загляденье и вкусный-превкусный! Положили его на блюдо красивое и оставили у печки на ночь. А сами спать отправились – домовые не любят, когда за ними подсматривают.

Утром… Что такое?! На том месте, где блюдо с пирогом стояло, увидели лешие туесочки со свежей клубникой, вишней и яблоками. Это зимой-то! А еще бочонок прекрасного меда! И на бочонке надпись: «Спасибо за поздравление! Ваш Д.Д.»

Давным-давно жила в Журавлином Озере (это у нас в Муромской Чаще такое озеро есть) русалка по имени Капелька. Была она добрая-добрая и жалостливая – на удивление. Забредет какой-нибудь прохожий ненароком (редко, но такое бывало) на озеро, а Капелька его и не думает вглубь заманивать. Поговорит о том-о сем, о детках его порасспрашивает, а потом отпускает живым-невредимым, да еще и дорогу из Чащи показывает.

А однажды сдружилась Капелька с лешачонком Федотиком. Был у нас такой: двоюродный прадедушка дядиного шурина. Росточком Федотик не удался, самому большому грибу под шляпку мог встать, не сгибаясь, силушки у него тоже не много было, а гику да зыку, почитай, совсем не было. А что это за леший без гика и зыка? Чем заблудшую душу пугать прикажете? Очень из-за этого Федотик переживал. И хотя никто над ним не смеялся, старался он подальше от глаз лешачьих запрятаться. То в пень трухлявый заберется и там невидимым станет, то сквозь землю на три аршина уйдет и там камешком до поздней ночи пролежит, то яблочком червивым (чтоб никто не сорвал) прикинется и на дикой яблоне часами висит. Ну скажите, разве это жизнь? Мука это, а не жизнь! Вот и пришел однажды Федотик на берег Журавлиного Озера. Не то топиться решил, не то галечкой на берегу песчаном полежать – он этого и сам толком не знал. Пришел к озеру и видит: со дна из муравы подводной красавица на него какая-то смотрит. Да так ласково и добро, как никто, кроме родимой матушки, и не смотрел боле!

Жил в сорока верстах от Черного Бора в городе Кудеярове купец один – Иван Алтынников. Завидущий-презавидущий!.. У кого что увидит, так весь завистью и запылает: почему его? почему не мое?.. Бывало, дня по три ходит туча тучей, не ест, не пьет – одно дело делает: завидует. Другие купцы на что жадины, и те над ним смеются:

– Ты, – говорят, – Ивашка, не скупись, тряхни мошной, купи вещь облюбованную!

А он в ответ: «Купил бы, братцы, да денег жалко: сейчас деньги мои, а куплю – чужими станут. Я тогда от зависти совсем помру».

Другие книги автора Михаил Александрович Каришнев-Лубоцкий

В этой книге вы встретитесь с маленькой волшебницей Уморушкой и ее друзьями… Вместе с ним вы совершите необыкновенные путешествия, станете участником многих превращений и удивительных встреч.

Цикл сказочных повестей «Волшебные каникулы Уморушки» награжден в 2008 году премией имени П. П. Ершова в номинации «Лучшая сказка России».

«Искатели злоключений» – рассказ о необыкновенных приключениях двух человечков-пуппетроллей: мальчика Тупсифокса и его дядюшки Кракофакса. Захватывающий сюжет, тонкий юмор, яркие характеры персонажей – все это вы найдете в этой книге.

Феи в наши времена – большая редкость, вот почему ворон Карл, долгое время равнодушно сидевший в полусонном состоянии на дереве перед домом, в котором жили гнэльфы Миниберы, сразу оживился, как только увидел возле закрытого окна двух крылатых сестричек – Амалию и Матильду.

«Прилетели, не запылились! – подумал он, глядя сверху вниз на крошечных фей, прилипших носами к оконному стеклу. – Любят поглазеть на новорожденных старые плутовки!»

И ворон Карл был прав: сестрички обожали разглядывать грудных младенцев.

Мальчики-гнэльфы Морс и Крюшон из чудесного города Гнэльфбурга отправились в опасное путешествие за волшебным кольцом колдуньи Ягиниды. Много удивительных приключений выпало на их долю, но из всех трудных ситуаций друзья вышли с честью.

В этой книге вы встретитесь с маленькой волшебницей Уморушкой и ее друзьями… Вместе с ним вы совершите необыкновенные путешествия, станете участником многих превращений и удивительных встреч.

Цикл сказочных повестей «Волшебные каникулы Уморушки» награжден в 2008 году премией имени П. П. Ершова в номинации «Лучшая сказка России».

Жил в одной деревне на самой окраине парень-сирота. Звали его Ваньша, а прозвище у него было «Гармонист». Потому как никто в деревне лучше Ваньши играть на гармонике не мог. Выйдет он, бывало, на улицу, сядет на лавочку, растянет меха и… Куда все ссоры и горести у людей подеваются! Соберутся вокруг него соседи кружком, слушают, да отчего-то душой незаметно для самих себя светлеют.

– Волшебная, – говорят соседи, – у тебя, Ваньша, гармоника. Будто не просто музыка из нее льется, а с колдовскими заговорами. После нее и лечиться не надо – все хворости сами прочь летят.

Уютная современная квартира. Правда, чувствуется избыток украшений – «даров леса»: и светильники в форме жёлудей, и пуфики – пенёчки, и вешалка – оленьи рога, и многое – многое другое. Висят на стене большие часы и яркий красочный календарь. На календаре – 30 декабря, на часах – седьмой час. Кончается предпоследний день старого года.

За пианино сидит БРУМКА – юное создание с зелёными волосами, в модной блузке и в брюках. БРУМКА играет серьёзную мелодию.

Когда-то давным-давно гнэльфы жили и там, и сям, и даже повсюду. Но потом на земном шаре потихоньку прибавилось, и гнэльфам пришлось ужаться и поселиться в пределах нынешней территории. Старейшины гнэльфов срочно провели границу, их жены придумали и сшили красивый государственный флаг из разноцветных лоскутов, а самый мудрый и грамотный гнэльф по имени Альтерфатти заперся на три дня и три ночи в своем кабинете и сочинил за этот кратчайший срок для своих сородичей Конституцию и Свод Законов. Когда с формальностями было покончено, гнэльфы облегченно вздохнули и стали жить так, как жили прежде: весело, но в заботах. А вы ведь знаете, как проходит подобная жизнь: быстро, словно один счастливый миг… Не успели гнэльфы и опомниться, а уже наступили наши дни. Ну что ж, возможно, оно и к лучшему. Ведь именно в это время и произошла та история, о которой я хочу вам рассказать.

Популярные книги в жанре Сказка

Перед вами сборник самых известных армянских сказок. Сказки утверждают доброту и справедливость, приобщают к культуре армянского народа, к его народной мудрости и вековым традициям. Народные армянские сказки – это особенный жанр фольклора, в них есть не только занимательный сюжет и харизматичные герои, но и удивительный поэтический язык.

В антологии представлены ироничные и в то же время поучительные стихи для малышей: послушание родителей, призыв к дружбе, борьба со страхом, а также весёлые истории различных персонажей. В сказке, Барсучье счастье, читателю предстоит узнать судьбу главного героя, который в одночасье получил власть и богатство, и что из этого вышло. Предназначена книга для чтения родителями детям.

Жил один человек по имени Мия, и был он неисправимый лгун, да такой искусный, что, если бы дня через два довелось ему услышать от кого-нибудь свое собственное вранье, он бы наверняка принял его за чистую правду.

Как-то утром встал Мия с постели и вспомнил, что в кармане у него ни гроша. Стал он размышлять, как бы день перебиться. Жена и дети есть просят — хоть иди воруй. Уж он и так и этак в уме вертел и наконец надумал наплести каких-нибудь небылиц да с помощью своих выдумок и добыть денег. Вскочил Мия, схватил свой чубук и кисет и полетел прямиком в кофейню. А там все соседи в сборе. Вот входит Мия в кофейню, ни с кем не здоровается и «бог в помощь» не говорит, а сам такой печальный, унылый — ну, брат, не иначе как у него вся родня померла, и уже на кладбище ее свезли. Сел Мия, чубуком об пол постукивает и никому ни слова, понатужился и уронил на грудь несколько слезинок. Другие аги вокруг сидят и молча курят. Наконец один ага говорит:

Один богатый пан очень любил сказки слушать. Бывало, кто ему что ни наплетет, он все правдой считает.

Захотелось этому пану такую сказку послушать, какой бы он не поверил. И объявил он повсюду: «Если кто расскажет мне такую сказку, чтобы я сказал: врешь, дам тому тарелку золота».

Нашелся один такой сказочник. Звали его Янка. Приходит он к пану:

— Ставь, пан, тарелку золота, буду сказывать сказку.

Поставил пан на пол тарелку золота, а сам уселся в кресле и закурил трубку с длинным чубуком.

Лет двести тому назад жил в деревне Панчжан провинции Хванхэдо богатый и знатный янбан. И были у него сын да дочь. Дочь — умница и красавица, к тому же грамоту знала. Год от года все краше становится, все умнее. Сколько всяких наук постигла! Слава о ней далеко вокруг разлетелась. Пора замуж девушку выдавать, но где жениха достойного взять?

Как-то тихим весенним вечером вышла девушка в сад, села книгу читать, после в поле пошла, а там цветы распустились. Наклонилась девушка, лепестки потрогала, стих прочла, вдруг слышит, будто эхо ей отвечает.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Светлые «Жигули» катили по извилистым улочкам южного приморского городка, тихо повизгивая на поворотах. В «Жигулях» сидели две темные личности: вор-редицивист Гога и его юный ученик Слава Мышкин, которого Гога ласково звал Мышонком. Наставник и его подопечный вели деловой разговор.

– Гог… А если мы ничего не найдем? Там же темно…

– Найдем, я еще днем координаты отметил. А копать и в темноте можно.

– В темноте страшно…

Гога презрительно ухмыльнулся:

Удивительная история произошла однажды в нашем городке ранним июльским утром: старик-пенсионер Григорий Иванович Шнулин увидел привидение! Старина вот уже много лет страдал бессонницей, и в то утро сидел у окна в кресле-качалке, предаваясь невеселым думам. И вдруг он заметил в окне почти бесформенное, расплывчатое пятно светло-голубого цвета. Пятно, напоминающее очертаниями человеческую голову, прилипло к стеклу и, казалось, внимательно смотрело на Григория Ивановича. Старик готов был поклясться, что у пятна были глаза, так сильно он ощущал на себе взгляд каких-то удивительных буравчиков!

В тот роковой для Максима Маковцева и Леночки Леденцовой день Липчанские закатили грандиозную вечеринку. Гостей было много, однако выпивки тоже хватало, и вскоре Максим превратился из скромного и тихого служащего в веселого гуляку-парня. Лихо отплясывая в шумной толпе какой-то танец, он, когда оказывался лицом к лицу с Леночкой, отрывисто выкрикивал ей:

– Привет, Ленок!..

– Нам нужно поговорить!..

– Не знаю, как ты…

– А я умру без тебя!..

Савелий Кошкин и Гиви Гаидзе стояли на ступенях местного кафедрального собора и ожидали приезд свадебного кортежа (в этот день должен был венчаться один из приятелей Гаидзе). А внизу, на самой последней ступеньке, сидел пожилой солидный мужчина в золотых очках и дорогом костюме с кипой листовок в руках. Время от времени этот мужчина вскакивал с места и бросался догонять прохожих, норовя всучить им листовку и попутно прочитать душеспасительную проповедь. Некоторые прохожие брали клочки бумаги и выслушивали несвязные речи незнакомого проповедника, а кое-кто и посылал назойливого приставалу куда подальше. Выполнив свою миссию, пожилой гражданин возвращался к ступеням храма и на минуту присаживался отдохнуть, пока не обнаруживал очередную жертву и не кидался за нею, потрясая листовкой в руке.