Клуб речников

Сюжет романа основан на реальных событиях, связанных с аномальной зоной города Великий Устюг – Клубом Речников…

Кто знал, что Великий Устюг окажется не только Вотчиной Деда Мороза, но и «местом силы», в котором происходит наложение временных и пространственных слоев? Журналист Глеб сам бы поднял на смех того, кто рассказал бы ему об этом. Ан, нет! Пришлось все испытать на собственной «шкуре»… Порталы, средневековая Русь, йети, да еще и огненная сущность подселилась! Рад бы все повернуть вспять, да языческие мыслеобразы этого не понимают…

Отрывок из произведения:

Глеб работал штатным журналистом в одном крупном детском журнале. Однажды его вызвал к себе главный редактор и сказал:

– Ну вот что, Глеб! Давно мы не радовали ребятишек интересными новостями. Так что собирайся в командировку, поедешь… в Великий Устюг!

– В Великий Устюг?! – удивился журналист. – Зачем?

– К Деду Морозу. Забыл, что ли, что там его резиденция?

– Да нет, помню. Только на дворе-то лето.

– Вот и замечательно, что лето. Зимой про Деда Мороза и так пишут все кому не лень. А мы сейчас о нем напишем. Назовем репортаж, к примеру, «Лето Деда Мороза»! Ну, или «Летние каникулы Деда Мороза»… Впрочем, название придумаем после. В общем, Глеб, иди в бухгалтерию, бери командировочные и отправляйся.

Сейчас файлы книги недоступны. Мы работаем над их добавлением.
Другие книги автора Ай Рин

«Диггер» — продолжение романа «Клуб Речников». Чтобы спасти свою жизнь и избавиться от огненного мыслеобраза, Глебу, главному герою, предстоит на время стать диггером и найти в подземных лабиринтах древний артефакт — Чёрную Диадему.

Случайно оказавшись в секретном институте и на себе испытав действие Колпака Значения, Борис Чернов, ученик седьмого класса, еще не знает, к каким последствиям приведет его любознательность. Неизведанный мир, исчезнувшие дети, энергетические сгустки, Творец — и все это на голову несчастного Бориса! Но настоящий мальчишка никогда не пасует перед трудностями и опасностями… Еще бы! Ведь это начало столь захватывающего приключения!

Можно ли два раза войти в одну и ту же реку? Нужно ли помогать тем, кто тебя об этом не просит? Как остаться в хороших отношениях с подругой, если она выходит замуж за твоего возлюбленного, потерявшего память? На эти и другие вопросы Анжелика получит ответы, лишь вернувшись в Королевство Ночи. Она вновь погрузится в водоворот интригующих и опасных событий. Попутно девушка узнает о существовании некой тайны, связанной с ее рождением. Но чтобы докопаться до истины придется вступить в контакт с Высшими Силами…

Борис Чернов узнает, что в борьбе с Творцом может помочь Талисман внеземного происхождения. Но где находится амулет, не знает никто! Однако, разве это остановит юного героя, решившего помочь сотрудникам научного института? Тем более, на карте стоит жизнь всего человечества, а земной шар — такой маленький!

Территория института захвачена Темным Миром. Теперь здесь все не такое, каким кажется. Но кто же Творец? Как можно бороться с тем, кого не знаешь?! Однако время поджимает! Военными было решено нанести по институту ракетный удар. Борис Чернов отправляется в свою последнюю вылазку в Мир Творца!..

Когда Ангелине, семнадцатилетней студентке института, переливают после аварии кровь анонимного донора, она еще не знает, что это приведет к полной перестройке ее организма. Девушка пытается отыскать этого таинственного незнакомца, чтобы ответить на вопрос: «Что с ней происходит?!» Однако правда оказывается намного страшней всех предположений…

Популярные книги в жанре Фэнтези

Михаил Панюшкин

Раненый гном

Прошу не особо ругать. Главы кроме 5 написаны мной. Глава 5 ( орочья родня) написана Алексеем Цировым. Художественная обработка Антон Скригитиль. Писалось в Ворде посему прошу за букву "" не упрекать ;)

Глава Первая

ДОЛГИЙ ПУТЬ.

Раскаленное докрасна железо отбрасывает блики на стены. Искры осыпают пол и бесформенное доселе железо постепенно приобретает новую, смертоносную форму. Это- последняя стадия преображения металла. Он был рудой, лежащей в недрах земли, мясом, содранным с костей ее неутомимыми тружениками гномами - мастерами горнорудного дела. Затем бурая, невзрачная руда превратилась в серый , покойный метал, которому суждено ныне стать вещью. Куется меч. Тот, который напьется крови на полях сражений, поможет выжить близкому и принесет смерть врагу. о каждый творец меча выковывает его не для бессмысленных убийств, но для защиты собственных идеалов, собственной жизни. - Глоин! Да брось ты эту меч, иди есть! Куску металла уже не суждено стать мечом и он, оставив кровавые планы, мирно ложится на пол. Хорошо бы не подчиняться всем и каждому! Да куда там... Как только таким станешь так тут тебя и сразу в хирд загребут да отправят с врагом воевать... До чего же жизнь такая надоела! Вся жизнь у гнома в подземелье, сидим тут и горнами любуемся, а нет бы наверх подняться, на солнце посмотреть. Так ведь наверх наши теперь только на войну и ходят. Раньше бывало и просто ходили, торговать да на эльфов смотреть, говорят они города красивые строят да все из дерева, а не из камня... И на них самих полюбоваться, песни их послушать... Да только теперь это никому не надо, все в кто на войну не ушел за молоты схватились и куют свои доспехи. Дело конечно хорошее, сейчас каждый доспех в цене вырос, а гномий так и вдвойне. Особо хорошо раньше люди властелина покупали, да сейчас эльфы пришли и сказали что, мол, негоже врагу доспехи то продавать. у, наши то выкрутились, теперь сталь продают, все одно наша сталь лучше ихней. Говорят раньше у врага тоже хорошую сталь ковали да понабежали светлые да все порушили, где теперь вражьей стали до гномьей... о для чего же надо это родовичам? С каждым осколком металла, проданным строптивыми врагу утекает из жил народа гномов их пламенеющая, зажженная огнем горна, кровь. И бьется молодой гном, и умирает, не пробив кольчуги созданной им - же, или отцом его. По пути к столу присоединился одногодок Балин. Он очень гордился своим именем и своими родственными связями. Еще бы! Ведь так звали последнего короля Мории! А он ему еще и родней приходился... И все хотел его судьбу повторить. Конечно хорошая судьба, знаменитая, да больно глупо погиб Балин, государем Мории то почти и не побыл... И сколько с собой знатных гномов в землю утащил... И все без толку. е вернул он былой славы семьям гномов, не вернул богатств славного Казад - Дума. е потекли рекой алмазы, не стали гномы сидеть на золотых стульях - хотя может оно и к лучшему, ибо здоровее стали. - Я тут невдалеке железо нашел хорошее. Можем топор нормальный сделать. А то только и заставляют что горшки чинить да кастрюли паять. Это хорошо... Друг Балин, как ни крути. Всегда поможет, почувствует что настроение плохое, развеселит. Да только что так невесело лицо его? - Опять возраст снизили... - мрачно поведал Балин. - И мы с тобой туда попадаем. Эх, да что ни новость то одна другой хуже. Теперь надевай кольчугу тяжелую да тащись на юг да жизнь свою непонятно за что отдавай. А за что? Чтобы гондорцы да роханцы лучше жили? Гномы все равно всем нужны будут, пока железо в мире куют. Ибо никто не сделает кольчугу, таковую что лучше гнома - мастера будет. Лучший гномий топор пожалуй и с мифрильным поспорит, но человеком сделанным. о все равно иди, воюй! А если и не убьют то после того как десять лет свои лучшие отдашь и не получишь ничего. Раньше гному- воину за службы сто золотых выдавали да сейчас уже даже казны гномства не хватает на такую армию, теперь придешь из службы, а тебе шиш под нос... Такова жизнь общинная. Каждый в общине и воин, и повар, и кузнец, и купец. И каждый о себе заботиться должен. А иначе никак. Говорят люди как - то по другому, да кто этих людей поймет? Каждый человек делает свое дело - пахарь пашет, сеятель сеет. Да только не понять мне никак, что будет сеятель делать коли пахарь помрет? - А может в лунные горы? У них ведь и возраст побольше и жизнь получше? Да хорошо бы... Да только вот как на то родичи посмотрят? Ежли гном со своего места жизни убегает - он хуже вора, вор у семьи вещь украдет, а тот кто сбегает - себя, а каждая жизнь много дороже любой вещи, что бы там люди не говорили. Да и не дело это. Что там что сям - все одно убьют. Раньше, позже. - Hу а может все-таки что удумаем... - Ладно. Утро вечера мудренее, завтра может что и удумаем. - Сказал гном. И поплелся домой. Он давно забыл о стынущем горне и о несозданном творении. е занимали его грядущие ратные подвиги и чудные вещи, созданные руками гнома, не имеющие цены посредь людей. В его голове вертелись совершенно иные мысли.

Новацкович Нина

Nikolay II

Вот пpоизведения одного автоpа, пожелавшего остаться под псевдонимом Hиколай II. Все отзывы пpосьба слать мне на оpиджин. Кpитиков пpосим учесть, что это а) дебют б) пpактически чеpновик Отдельно к pассказу "Оpеол Славы" xочу добавить, что автоp во вpемя написания этого pассказа не был знаком с близким по сюжету pассказом Hиенны, а, пpочитав его недавно, сильно удивился; так что высказывания на тему плагиата pассматpиваться не будут.

Новацкович Нина

Nikolay II

СОКРОВИЩЕ

Я проснулся от голода. Сколько сейчас, интересно, времени? День сейчас или ночь? Лучше, конечно, ночь, когда Желтый Глаз спит и повсюду темно и прохладно. Как здесь. Тьма окутывала меня как одеяло, но я видел свою лодочку, видел рябь на воде, видел, как плеснула хвостом рыба... Черт, как я хочу есть! Какая разница, какой теперь час, если здесь всегда темно.

Я запрыгнул в лодку и оттолкнулся от берега. Привычно поймал рыбу, привычно положил ее в рот, привычно разжевал... Я был сыт и готов размышлять.

Вадим Румянцев

Утро в Альквалонде

Я стоял на палубе белого корабля, неторопливо поворачивающего на север, и смотрел на медленно удаляющиеся светильники гавани Альквалонде, тусклое мерцание которых противостояло кромешной тьме, готовой опуститься на мир. Никто не мог сказать, наступит ли когда-нибудь конец этой страшной ночи, но, похоже, немногие сейчас размышляли об этом. Даже я сам время от времени не выдерживал и опускал взгляд на лезвие меча, рукоять которого судорожно сжимал обеими руками.

Peter Pike's

Hаследник мага

Пpедлагаю Вашему вниманию сумбуpный pассказ, сочиненный мной несколько лет назад. Киньте в меня чем нибудь тяжелым.

1

Было темно. Костеp, наконец, pазгоpелся и осветил pасписанные изобpажениями людей и стpанных животных стены. Глаза защипало от дыма. Hа улице гpохотал штоpм. В нескольких шагах от этого кpошечного здания волны сотpясали чеpные скалы. Сквозь узкие окна были видны падающие в моpе извилистые молнии. Поpывы ветpа задували в единственную комнату капли дождя и пpогоняли дым. Дpожа от холода, Стик подсел поближе к костpу. Он насквозь пpомок, пока добpался до этого убежища. Человек, котоpый pазжег костеp, достал тpубку и пpинялся набивать ее табаком.

Святослав ЛОГИНОВ

ЖЕЛЕЗНЫЙ ВЕК

Маркграф Раймунд Второй может быть более всех коронованных особ приблизился к светлому образу платоновского "Государя". История о двух алхимиках, которая сейчас будет рассказана, как нельзя лучше подтверждает это. Взят сей анекдот из мемуаров достопамятного Николя Пфальца, прозванного за мудрость и нелицемерие Феррариусом, и потому заслуживает полного доверия, чего нельзя сказать о многих иных измышлениях досужих историков.

Сказано в Книге Творения — и сказано истинно: «В начале был только Хаос. Не понравилось это Создателю, и взял Он сущность Хаоса, и создал из нее твердь и звезды, и увидел: это хорошо. Но взглянул Разрушитель на Его работу и опечалился, ибо Хаос — царствоРазрушителя, и только в Изменчивости есть радость его...» Так гласит — и гласит истинно — Книга Творения, что почитаема на Восьми Постоянствах. На восьми островках Порядка, окруженных, как океаном, безумным, погибельным Хаосом Изменчивости. И, точно волны океанские на землю, наступает Изменчивость на Постоянство. Кто встанет, вооружась силою Порядка, против могущества силы Хаоса? Не армии, не маги, не герои — но юная девушка, готовая заплатить за спасение своего мира дорогую цену!..

После бегства из небольшого портового города Миишка из-за охотника на вампиров Крысёныш оказывается один в Беле, королевской столице, оставив позади двух своих компаньонов, Рашеда и Тишу. Поначалу растерянный и одинокий, он скоро понимает, что у него есть шанс повторно обрести себя, взять новое имя и изменить внешность. И тогда… он видит молодую женщину с ярко-синими глазами, и впервые влюбляется.

К сожалению, из-за своих чувств он не может в полной мере разглядеть, что она — проститутка, ищущая, где бы побольше заработать. Но любовь слепа. Он полон решимости сделать ее своей, сделать ее бессмертной, дать ей всё, что она хочет, и заставить ее почувствовать счастье. Однако стремление осчастливить её скоро ставит перед ним грандиозную задачу, которая потребует отчаянных мер и всей его хитрости.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

В романе "Севастополь" (1931) показан сложный путь духовных поисков молодого человека, выходца из низовых слоев демократической интеллигенции, приводящих его в революционный матросский полк.

…Депо с лопнувшими стеклами крыш, настороженные бронепоезда, ковылем проросшие пустыри рельс, конский скок в поле — будто татарвой опять из‑за ногайского вала, из‑за фабричных выморочных корпусов…

«Яблочком» грохает из теплушек. Сквозь вокзальные обожженные бреши бездонно светит земля — новая, сладкая.

В туманах — воля, корниловские пулеметы, деревянные глаголи за Ростовом…

Яблочком катятся в смертную сладкую степь, глаза пляской, дымные, сатинетовые…

Хотя «Записки белого человека» и не являются в прямом смысле путевыми заметками, в основе книги лежат путешествия автора по Индии. Но экзотический антураж здесь лишь средство, чтобы на фоне этих ярких декораций показать человека, отправившегося в путь в одиночку, — его чувства и мысли, его осознание себя и своего места в мире.

Утончается под весенними лучами солнца слой снега и из‑под него показываются различные растения.

Вытаял лист папоротника. Удивительно зеленый!

А осенью все папоротники казались мне коричнево-желтыми, поникшими.

Сила нежности

Еще в лесу царит зима, утопаешь по колена в снегу. Еще апрельский ручей по утрам оказывается под ледяной коркой…

А он уже появился на опушке — первый весенний чудесный цветок подснежник. Яркий и неожиданный среди темной от влаги земли, среди снегов. Раскрыл сочные лепестки. Сама нежность. Сама смелость. Ведь завтра наверняка вновь ударит заутренник…