Клетка

Автобус на ухабах так трясло и подкидывало, что старику напротив сестры Луизы и кусок в горло не лез. На коленях у него поверх красного платка лежали рыбные лепешки и кусок овечьего сыра. Старым ножом с костяной рукояткой старик отрезал ломтик сочащейся брынзы, клал его на лезвие, подносил ко рту, держа под ним и лепешку, чтобы ни крошки не растерять. Сзади, из глубины автобуса кто-то окликнул старика и захохотал. Тот обернулся, ухмыльнулся, вдруг двинул ножом так, словно хотел пырнуть кого-то и, сморщив лицо от удовольствия, ответил кричавшему словами грубоватыми, не совсем пристойными. Сестру Луизу они не покоробили. По давней привычке она просто не обратила на них внимания. Где-то заиграл транзистор и женский голос – глубокий, хрипловатый, томный – разнес по автобусу жалобу об утраченной любви.

Другие книги автора Виктор Каннинг

Пятнадцать лет Эндрю Рейкс под разными именами занимался мошенничеством и незаконными махинациями. Наконец собрана солидная сумма, и можно закончить противозаконные дела и стать респектабельным человеком.

Но скрыться не вышло, тайна Рейкса оказалась раскрыта и он вынужден снова переступать закон — уже не для себя, а для шантажиста.

Бланш Тайлер – известный медиум, а информацию о клиентах ей помогает собирать подельник – Джордж Ламли. Но когда к ней обращается богатая дама с просьбой отыскать племянника, пути мошенников внезапно пересекаются с опасным преступником, похищающим политических деятелей и чиновников…

Произведение представителя старшего поколения мастеров детективного жанра. В романе англичанина Виктора Каннинга «Письма Скорпиона» умело выстроенная интрига, сложные сюжетные перипетии. В центре произведения – сильная личность героя-одиночки, вступившего в борьбу с хорошо организованной криминальной системой и вопреки обстоятельствам победившего.

В книгу вошли произведения представителей старшего поколения мастеров детективного жанра. Романы американского писателя Микки Спиллейна «Долгое ожидание» и англичанина Виктора Каннинга «Письма Скорпиона» объединяет умело выстроенная интрига, сложные сюжетные перипетии. В центре их — сильная личность героя-одиночки, вступившего в борьбу с хорошо организованной криминальной системой и вопреки обстоятельствам победившего.

Захваченные в плен лидеры киренииских националистов Хадид Шебир и полковник Моци были вывезены из объятой раздором Кирении и приговорены к пожизненному пребыванию на далеком островке Мора, затерявшемся в водах Атлантики. Решившиеся на побег из заключения с острова Мора фанатики не остановятся ни перед чем и способны уничтожить любого, кто встанет у них на пути.

При загадочных обстоятельствах умирает знаменитый ученый Генри Диллинг. А жизнь его возлюбленной Лили превращается в ад. За ней постоянно следят, ее преследуют, угрожают расправой. Кто это делает и зачем?..

Некто по прозвищу Коммерсант совершает дерзкие похищения членов британского парламента. Чтобы избежать скандала, британское правительство вынуждено платить выкуп. Расследованием похищений занимается секретное ведомство Грандисона, пока, впрочем, без особого успеха. Но там знают, что Коммерсант вот-вот должен совершить еще одно, на этот раз последнее похищение, которое будет самым значимым из всех происходивших. Казалось бы, какое отношение ко всему этому имеют спиритические сеансы мадам Бланш Тайлер, которые она проводит для леди Грейс Рейнберд? Но именно через Бланш и ее недалекого дружка Джорджа Ламли протянется ниточка к похитителям…

На столе в центре вестибюля стояла широкая низкая ваза с голубыми и розовыми гиацинтами – упругими, чопорными, словно искусственными цветами. Рядом с вазой лежал замшевый мешочек, лупа и ювелирные весы. Вот сейчас, подумал Буш, кто-то войдет из мрака холодной мартовской ночи и проверит содержимое мешочка. Человек этот, кто бы он ни был, приедет на машине.

Было два часа ночи. Дорогу, ведущую к зданию офицерской столовой Учебного центра ВВС заливал мертвенный свет прожекторов. В сотне ярдов отсюда на футбольном поле стоял наготове вертолет со снятой рацией. Пилот в кабине, наверное, дышал на озябшие руки; он получил инструкцию неукоснительно следовать полученному предписанию: малейшее отклонение, малейшая игра в геройство – и он потеряет работу.

Популярные книги в жанре Триллер

Секунды напряженного молчания по ходу партии в скрэбл сменились резким царапающим звуком. Портланд-Билл в очередной раз собирался появиться в комнате. Никто не обращал на него внимания. Херберты, Майкл и Глэдис, вели игру. Глэдис везло чуть больше, чем супругу. Оба умело и часто играли в скрэбл. Полковник Эдвард Фелпс, их сосед и близкий друг, явно отставал, а его девятнадцатилетняя американская племянница Филлис шла неплохо, но за последние десять минут потеряла к игре интерес. Скоро наступит время чая. Полковника клонило ко сну, да и выглядел он сонным.

Житель Лос-Анджелеса Том Киган становится невольным свидетелем ограбления банка, но абсолютно ничего не помнит о случившемся. Судебный психиатр Пол Драммонд подвергает его допросу под гипнозом, и в состоянии транса Киган рассказывает о жутких видениях, преследующих его на протяжении двадцати лет. Ветеран Вьетнама, Киган не помнит ни о самой войне, ни о своем участии в ней. Серьезно подозревая, что кто-то умышленно вторгся в сознание его пациента и жестоко нарушил память, Драммонд решает провести более глубокое обследование. Высоким чинам ЦРУ грозит разоблачение, и они не остановятся ни перед чем, чтобы зловещая тайна умерла вместе с теми, кто узнал о ее существовании...

Тридцать сребреников, за которые Иуда Искариот продал Иисуса Христа.

Легенда? Исторический факт?

Но внезапно ТРИ из ТРИДЦАТИ монет всплывают в современном Сан-Франциско — и одна случайно попадает в руки эксперта Пола Стаффера, профессора кафедры криминальной психологии.

О таком везении настоящий ученый может ТОЛЬКО МЕЧТАТЬ.

Однако для Пола мечта очень скоро превращается в КОШМАР — ведь согласно средневековому пророчеству папы Сильвестра Второго, известного своими мистическими озарениями, возвращение в мир СРЕБРЕНИКОВ ИУДЫ — первый шаг к неисчислимым бедствиям для человечества.

Находкой Стаффера заинтересовались иерархи ВАТИКАНА — и, к несчастью, НЕ ТОЛЬКО ОНИ…

ПРЕЗИДЕНТ — в отпуске? Так говорят средства массовой информации. Такова ОФИЦИАЛЬНАЯ ВЕРСИЯ. Но — ГДЕ СЕЙЧАС ПРЕЗИДЕНТ на самом деле?

Там, где пылает в бесконечной войне Кавказ.

Там, где ПРЕЗИДЕНТУ придется сражаться с боевиками-террористами.

Там, где для победы ему понадобятся весь его опыт, вся отвага, все умение рисковать…

России повезло — наконец-то у нас не просто президент, а — НАСТОЯЩИЙ МУЖИК! Мужик, умеющий выполнять свою трудную «мужскую работу»…

Это был китаец или малаец. Угадывалось это по росту и очертаниям фигуры, видимой в течение доли секунды. Белый, безусловно, был выше, а индус или пакистанец не выглядели бы одновременно коренастыми и тонкими. Между тем с полной уверенностью этого нельзя было сказать. Сингапур предлагает такое смешение наций, что сами антропологи ошибаются. Это мог быть филиппинец, или бирманец, или один из неместных метисов, расплодившихся благодаря смешению рас в этом районе Азии.

Кинув быстрый взгляд в видоискатель, Вальтер Нидерганг убедился в том, что за ним нет слежки. Так же, как и в предыдущие разы, он не заметил ничего подозрительного. Он вытер мокрый от пота лоб и продолжал ехать на небольшой скорости по направлению к центральному вокзалу.

Это был крепко скроенный человек, начинающий толстеть, с красным, загорелым лицом. Его светлые с рыжиной волосы и очень светлые голубые глаза указывали на его германское происхождение. Фактически, Вальтер Нидерганг располагал шведским паспортом. Как профессия, на этом документе было указано: журналист. Фотографический аппарат, лежавший рядом с ним на сидении, должен был подтверждать это.

15 августа 1812 года. ВОЙНА С НАПОЛЕОНОМ.

Н-ская губерния, деревня Лозовка, усадьба помещиков Коробковых.

Середина дня

Благодаря окну, разбитому кем-то из одуревших ввиду шаткости привычной власти мужиков, по комнате разгуливал шустрый ветерок, притащивший с собой несколько рано пожелтевших листьев, содранных с деревьев помещичьего сада. Об обломок стекла с тупым упорством билась жирная муха, по скудоумию не догадывающаяся вылететь в зияющую рядом с ней дыру. Графиня Амалия Львовна Коробкова, сухопарая сорокалетняя дама в темном дорожном платье, неестественно прямо застыла в высоком деревянном кресле, судорожно прижимая к плоской груди сцепленные в замок худые пальцы. Взгляд графини – неподвижный, отсутствующий, устремленный в какие-то недоступные остальным смертным дали – до ужаса пугал молоденькую кузину Лизу, девушку нервную и впечатлительную. Пугал гораздо больше, чем неумолимо приближающиеся наполеоновские войска, чем поголовно пьяные, неуправляемые, вконец распустившиеся мужики. Лиза морщила хорошенький вздернутый носик, поминутно вытирала глаза и дожидалась лишь повода разреветься по-настоящему, например известия, что в имение уже вломилась французская солдатня или что лозовские крестьяне, недавно наотрез отказавшиеся грузить на подводы графские пожитки, окончательно взбунтовались и намереваются «поднять господ на вилы». Нарушить молчание она, однако, не решалась. Томительно тянулись минуты. Хулиганистый ветерок беззастенчиво трепал прически дам. Муха продолжала жужжать. Наконец в коридоре послышались шаркающие шаги. Обе женщины невольно напряглись. Скрипнула дверь. В комнату, отдуваясь, вошел управляющий поместьем Михаил Михайлович Скляров, или попросту Михалыч, – низенький, толстенький, плешивый старичок, верный слуга Коробковых, знавший графиню буквально с пеленок и потому позволявший себе в общении с ней некоторые вольности, впрочем вполне безобидные.

13 октября 2002 г.

Окрестности г. Н-ска.

Со стороны усадьба выглядела вполне мирной и, невзирая на осеннюю непогоду, очень даже уютной: изящный трехэтажный особняк из белого камня с зеленой черепичной кровлей, добротная кирпичная баня с крытым зимним бассейном, аккуратные хозяйственные постройки, присыпанные гравием дорожки, декоративные елочки... Вся территория внутри ограды старательно прибрана. Ни тебе грязи, ни мусора. В общем – цивилизация. Ни в жизнь не догадаешься, что там творится в действительности! Усадьба добросовестно охраняется. В застекленной будке у проходной дежурит атлетически сложенный, вооруженный секьюрити. Второй, с короткоствольным автоматом на изготовку, совершает регулярные обходы приусадебного участка. Третий, по признанию «языка», засел в мансарде и сквозь оптический прицел контролирует подступы к дому. Но в самом этом факте, согласитесь, нет ничего удивительного. В наше время заказные убийства, похищения с целью выкупа и т.д. (не говоря уж о банальных грабежах и поджогах) больше не считаются чем-то экстраординарным и стали, увы, повседневной реальностью. А милиция, за редкими исключениями, работает малоэффективно. Поэтому люди пытаются защищаться самостоятельно. В меру сил и финансовых возможностей. Короче, все в порядке вещей. С одним лишь исключением. Хозяев данной усадьбы назвать «людьми» довольно-таки затруднительно. Ну, примерно как бешеную собаку – «хорошим песиком». Такие вот дела...

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Частный детектив Рекс Карвер оказывается вовлеченным в работу германской и британской разведок, пытающихся сорвать зловещие планы неонацистской партии `Искупление`.

Разыскивая красный «Мерседес» миллионера О'Дауда детектив Рекс Карвер и не предполагал, что ему придется рисковать жизнью, встретиться не только с очаровательной дочерью О'Дауды, но и агентами Интерпола...

Юную Лириэль Бэнр, принцессу Первого Дома Мензоберранзапа от сородичей-дроу отличает неуемное любопытство, наличие чувства юмора, а также тяга к приключениям и путешествиям. Ее манит загадочный зеленый мир Светлых Земель, но там, на поверхности, магия темных эльфов теряет свою силу. Лириэль не может отказаться ни от своего наследия, ни от мечты свободно путешествовать по морям и землям Фаэруна.

Неожиданная встреча с человеком по имени Фиодор, воином-берсерком из загадочной страны Рашемен, дарит Лириэль шанс осуществить свою мечту, не теряя магических способностей.

Каннингем Э.

Л И Д И Я

Перевел с английского А. Санин

Глава первая

Когда Алекс Хантер, мой босс, пригласил меня зайти в его кабинет, я нисколько не удивился. Более того, я этого уже ждал, о чем ему и поведал.

- Что у тебя с делом О'Лири? - спросил он.

- Можно считать его почти закрытым, - бодро отчеканил я. - Во всяком случае, никаких сложностей я больше не ожидаю. Я передал досье Харольду и сказал, что, по вашему мнению, будет лучше, если до конца его доведет он сам.