Клавдия, любовь моя!

Андрей Костин

КЛАВДИЯ, ЛЮБОВЬ МОЯ!

Асфальт раскололся под каблуками на миллионы хрустальных снежинок. За ним была осень. Деревья пожелтели, и сморщенные листья падали на серебристое небо лужи.

До телефонной будки пять шагов. Раз, два, три... Он наступил на муравья, на асфальте осталось лишь мокрое пятнышко, а где-то далеко, на другом конце земного шара заплакала девочка.

Мать подошла к ней и спросила:

- Клавдия, что с тобой?

Другие книги автора Андрей Юрьевич Костин

Андрей Костин

Звездный час

С трудом отыскав в темноте замочную скважину, Ферапонт Лейкин открыл дверь и шагнул в пахнущий старой мебелью и пылью дом. Это ему очень не нравилось, особенно летом: к запахам неустроенного жилья примешивался аромат полуденного зноя и хвои. То ли дело зимой, когда в этом плохо отапливаемом доме полновластно хозяйничает бодрящий дух свежести...

Зажигать свет он не стал: к сорока восьми годам холостяцкой жизни, когда ничья женская рука не могла нарушить установившийся порядок вещей, он мог ориентироваться в доме с закрытыми глазами.

Андрей Костин

КАШЕМИРОВОЕ ПАЛЬТО

Бабушку Аню знал весь двор. Да что там двор! В тысяча девятьсот дремучем году она, тогда совсем маленькая девочка, вручала праздничный букет самому Отцу Народов. И с тех пор фотография сего счастливого момента красовалась на стене комнаты в старом московском доме поблизости от Патриарших прудов. Красовалась так долго, что если ее снять, можно увидеть, какого цвета обои были прежде. А были они абрикосовые, с изящным рисунком в виде античных ваз. Поверьте, я сам не раз отодвигал эту фотографию, насколько позволяла веревочка, на которой она держалась, и ощущал ностальгию по прошлому. В те далекие времена такие обои полагались, наверное, только членам правительства. Зато теперь, нате вам, шелкография в каждой забегаловке.

Что может быть проще — дать объявление газету знакомств? Особенно, когда выпито немерено пива. Родион по прозвищу «Ротвейлер» так и сделал, на следующей же день забыв о шутке. Однако приключения нашли его сами… Он оказался замешан в убийствах, мошенничестве, и все потому, что решился на «знакомство вслепую»… Но на то он и «Ротвейлер», чтобы во всех схватках выходить победителем.

Бывший разведчик пытается парализовать работу конкурирующей фирмы. Неожиданно он узнает в руководителе той фирмы двойного агента, который много лет назад сдал нашу агентурную сеть за границей. И сразу же «охотник» за предателем попадает в «капкан»: его самого начинают преследовать не только работники фирмы, но и банда уголовников… Только смелость, решительность и помощь друга позволяют ему выбраться из казалось бы безнадежной ситуации и разоблачить предателя.

«Смертельная комбинация» («Вскользь») — этот роман А. Костин написал в самом начале 90-х годов. Однако детективная драма — о коррупции, мафиозных кланах, которыми руководят «отцы» города, ведущие своих граждан к экологической и экономической катастрофе — опередила на несколько лет издательские пристрастия. Поэтому впервые об этой повести узнали не читатели, а зрители. В 1992 году известным латышским режиссером А. Бренчем по мотивам повести «Вскользь» был снят к/ф «Дуплет». Прежде А. Бренч обращался к экранизации классики зарубежного детектива, но тема, хитроспетение сюжета, образы героев привлекли маститого режиссера.

А в свет роман вышел только в 1994 году и уже под другим названием — «Смертельная комбинация».

Повесть Андрея Костина «Предупреждение путешествующим в тумане» — первый опубликованный еще в советское время «крутосваренный» детектив. Не всесильные «органы» ведут «незримый бой» с преступностью, а частное лицо, приехавший погостить к другу главный герой, став свидетелем и невольным участником загадочных и на первый взгляд мистических событий, вступает в бой без правил с местной наркомафией.

Трое друзей возвращаются в город своего детства, чтобы провести там отпуск. Но их благим намерениям не суждено сбыться. На мирный джип приятелей нападают переодетые в милицейскую форму бандиты…

Вокруг «наследства» убитого бизнесмена — пакета акций крупного завода — разгорается борьба между политическими, коммерческими, преступными кланами, и трое друзей поначалу не понимают, почему именно они становятся козырными картами в многоходовой партии. А если в благополучной жизни их сдерживали моральные и социальные обязательства, то теперь они решили пойти ва-банк с твердым намерением победить мафию на ее поле…

Украсть миллион баксов у мафии — на такое может решиться или безумец, или очень умный человек. А Мартын, правая рука всемогущего Хозяина, в дураках себя не числит. Он продумал все — от двойника курьера, везущего доллары, до способов устранения свидетелей. Но как песчинки разрывают пушечные стволы — так досадные мелочи разрушают планы Мартына. И теперь уже Мистер Бронежилет, которому была уготована роль жертвы, начинает диктовать правила игры.

Популярные книги в жанре Научная фантастика

На белом песке под жарким солнцем лежали два смуглых тела, утомленных любовью. Ничто не нарушало одиночества этой пары на берегу безымянного островка. Даже спутникам-шпионам, пролетающим где-то далеко в черной выси, не дано было видеть их.

Девушка села и устремила свой взор в синюю даль океана.

— Я хочу ребенка, — задумчиво сказала она.

— Не начинай, — буркнул юноша, не оборачиваясь. — Тебе же объяснили. Ты же знаешь, что это невозможно.

Можно посчитать рассказ и триллером с…своеобразной развязкой, но автор явно хотел сделать рассказ предупреждением человечеству в погоне за личными удовольствиями и несбыточным счастьем. Не все то золото, что блестит!

Профессор О'Хара встречает своего знакомого Цатара. Тот в последнее время занимается проблемой путешествий во времени. Профессор думает, что гипотеза Цатара — вздор. Вскоре и Цатар в этом убеждается. Но не совсем…

Молодой аристократ Марк Дэлвис узнает о том, что стал последним кандидатом на престол. Однако для этого ему надо возглавить восстание против победившей революции. Он предпочитает уехать на далекий остров Кинхаунт, где развлечения перемежаются с приключениями и подвигами. Но от судьбы не уйдешь…

Из книги «Десять моделей» (М.-Л.: Детиздат ЦК ВЛКСМ, 1937; издание второе, дополненное). Рисунки Д. Смирнова.

Едва Женя пришел из школы, выяснилось, что в доме нет ни крошки хлеба. Выдавив из себя мученический стон, он бросил в коридоре ранец с учебниками и поплелся в «Пряник». В школьной форме было жарко — стоял на редкость теплый сентябрь. Женя был обыкновенный мальчишка двенадцати лет, зеленоглазый, курносый, со светлыми выгоревшими волосами, ничем особенно не выделяющийся среди своих сверстников. Разумеется, он не стал обходить забор, а пролез в дырку, сократив таким образом дорогу и сразу очутившись в мире железобетонных плит, ям, труб, досок, песка, обломков кирпича и прочих атрибутов стройки, где почему-то не было ни одного человека. Здесь Женя бывал не раз. Уверенно миновав пересеченное пространство — где по песку, где по гравию, где по шпалам, где по досочке, — он пролез через дырку в заборе и оказался во дворе, откуда до «Пряника» было рукой подать. Этот двор был бы ничем не интересен, если бы не рыжий кот, который залез на дерево и орал там дурным голосом. Вечно так — залезут и орут, пока не снимешь, а когда снимаешь — карябаются… Резкий порыв ветра стегнул по глазам колючими песчинками, отчего мгновенно выступили слезы и всё вокруг расплылось. Ветер еще более окреп и чуть не свалил Женю с ног. Протирая глаза кулаками, он попятился назад, но тут ветер стих так же внезапно, как начался.

Ученый, выходец из четвертого измерения, своими способами и с собственным разумением стремится создать рай в отдельно взятом городе.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Андрей Костин

ЛЕСТНИЦА

Падал пушистый теплый снег, он как будто парил в воздухе, и казалось, что время остановилось.

От двери до двери - семьдесят две ступеньки. Одиннадцать часов зимнего вечера.. Четыре этажа, на каждой площадке - окно, которое упирается пыльными стеклами в ночь. Ужасно хочется есть. Прямо живот взбунтовался, как хочется.

Лестница пуста. Вот если бы сейчас... Если бы сейчас хлопнула входная дверь и легкие шаги - ее шаги, их не спутаешь,- тогда сердце замирает, словно входишь в ледяную воду. И с глазами что-то странное - по краям в фокусе, а в центре размытое, туманное. Потом внизу - стоит приникнуть к перилам покажется ее макушка. Темные волосы, в которых запутались неуспевшие растаять снежинки. Вокруг макушки индевеет белый пушистый воротник, а под ним - плечи в красном пальто. И тут - надо сразу отпрянуть к окну, потому что смотреть сверху можно лишь мгновение. Надо взобраться на подоконник и с безразличным видом отвернуться. Она должна увидеть все именно так: пустая лестница, черный прямоугольник окна и задумчивый молодой человек на подоконнике. Тогда она улыбнется. Это будет видно по отражению на стекле. Она улыбнется устало и радостно. Тут все рассчитано.

Андрей КОСТИН

ТАЙНА ДИОМИДА РЯСОВА

Я его заметил сразу - слишком уж он выделялся. И шел как-то не по-нашему, и одежда на нем сидела не по-людски, и на витрину рыбного магазина он так уставился, будто впервые увидел пирамиду из бычков в томате.

"Нет, - сказал я себе, - уж ты, Алексей, такого случая не упустишь. Ведь это же верный способ закончить дежурство раньше - не каждому дружиннику удается пьяного на центральной улице выловить..."

Андрей КОСТИН

Здравствуй...

За окном в розовой дымке облаков уже занималась заря, когда хирург с покрасневшими от усталости глазами сказал:

- Все. Теперь его может спасти только кровь. Много крови.

- У него очень плохая совместимость, - анестезиолог покачал головой, из всех доноров подошла только одна девушка. Ее кровь словно создана для этого переливания. Но она больше не выдержит. Ее давно надо было отправить отдыхать. Я просто совершаю преступление.

Костин Николай Дмитриевич

За номером 600

{1}Так помечены ссылки на примечания. Примечания в конце текста

Аннотация издательства: В документальной повести рассказывается о боевой жизни и подвигах во время Великой Отечественной войны летчика-москвича Героя Советского Союза гвардии майора А. А. Носова. Будучи рядовым летчиком, затем командиром звена, командиром эскадрильи, штурманом гвардейского полка, А. А. Носов отважно сражался на Северо-Западном, 1-м и 2-м Белорусских фронтах, освобождал Белоруссию и Польшу, отличился при штурме Зееловских высот и Берлина. Для широкого круга читателей.