Клан Мамонта

Бескрайняя степь стала тесной: гибнут мамонты, кроманьонские племена воюют друг с другом и между делом истребляют последних неандертальцев. Семен Васильев научил свое племя запасать пищу, лепить глиняную посуду, строить лодки и ковать клинки из метеоритного железа. Хватит ли этого, чтобы выжить и победить врагов?

Вновь и вновь Семен натыкается на следы чужого вмешательства. Он уже знает, что у представителей высокоразвитой цивилизации есть план ускоренного развития человечества: приледниковые степи должны превратится почти в пустыню – тундру и лесотундру, исчезнут крупные млекопитающие, а уцелевшие туземцы будут вынуждены заняться земледелием. Творцы истории не учли только одного: случайно оказавшийся в каменном веке геолог полюбит этот мир и будет его защищать.

Отрывок из произведения:

Этим летом Семен Николаевич Васильев постоянно был очень занят: утром и днем работал, тренировался и тренировал других. По вечерам думал и любил свою женщину – так и не растолстевшую Сухую Ветку, а ночью, разумеется, спал. Тем не менее он принял решение взвалить на себя еще одну нагрузку. Маленький Юрик рос в компании своего молочного братика – питекантропа Пита – и охотно общался с кроманьонскими детьми близкого возраста. По представлениям Семена, в такой компании ребенок автоматически должен освоить язык родного племени и даже, наверное, научиться общаться с питекантропами. А вот русский язык, кроме родного папаши, преподать ему некому. Зачем нужен этот язык в мире, где до появления даже не славян, а их далеких предков, должны пройти тысячи лет, Семен не знал, да, собственно говоря, и не задумывался над этим. Впрочем, он совсем не был уверен, что в результате его деятельности славяне здесь вообще когда-нибудь появятся. Тем не менее почти каждый вечер перед «отбоем» он рассказывал ребенку сказки – исключительно по-русски. Самой популярной из них была сказка о том, как и почему они – отец и сын – тут оказались.

Рекомендуем почитать

В результате кратковременного сбоя работы бортовых систем космический корабль «Союз ТМ-М-4» производит посадку в… III веке.

С первой минуты космонавты Геннадий Черепанов и Алексей Коршунов оказываются в центре событий прошлого — бурного и беспощадного.

Скифы, варвары, дикари… Их считали свирепыми и алчными. Но сами они называли себя Славными и превыше силы ценили в вождях удачливость.

В одной из битв Черепанова берут в плен, и Коршунов остается один на один с чужим миром. Ум и отвага, хладнокровие и удачливость помогают ему заслужить уважение варваров и стать их вождем.

Какими они были на самом деле — будущие покорители Рима? Кто были они — предшественники, а возможно, и предки славян?

Варвары…

Хан Батый назвал этот город «злым». Ещё нигде его войско не встречало столь ожесточённый отпор. Русские витязи отважно бились на крепостных стенах маленького Козельска, защищая его от несметных полчищ кочевников. Семь долгих недель длилась осада. Потом город пал. Ворвавшись в Козельск, завоеватели не пощадили никого, даже грудных детей. И вот появился шанс переиграть тот бой, навсегда изменив привычное русло истории. На помощь далёким предкам отправляется отряд российского спецназа во главе с майором Деминым. Их всего пятеро против десятков тысяч, задание выглядит форменным самоубийством. Однако вместо того чтобы умереть самим, они постараются перебить своих врагов, спасти Козельск и помочь древней Руси.

В восемнадцатом веке преступлений совершалось не меньше нашего. Но, как известно, правопорядок в стране определяется не наличием воров, а умением властей их обезвреживать. Эти двое отлично справляются с делом: братья Иван и Пётр Елисеевы, сыщики Тайной канцелярии.

1736-й год. Убит настоятель скромного провинциального монастыря. По личному повелению императрицы Российской Анны Иоанновны расследовать убийство отправляются братья Елисеевы. Кто ж знал, что рутинное с виду дело затронет самые разные круги общества: от разбойников с большой дороги до влиятельнейших вельмож! Мало того – на кону оказывается и будущее империи…

Третий век от рождества Христова. Великая Римская империя накануне великих потрясений. Еще век с небольшим — и она рухнет под ударами варваров. Но когда первый из «солдатских» императоров полуварвар Максимин Фракиец облачается в царский пурпур, Рим все еще — Великая империя. Грозная и могучая…

Продолжение романа «Варвары». Реальная история заката Великого государства. Канун гибели Вечного Рима — глазами двух наших современников, один из которых выбился в вожди свирепых варваров, а второй облачился в доспехи римского легионера и встал под увенчанные серебряными орлами штандарты Римской империи.

Третья Мировая война застала российский подводный крейсер в боевом походе. После применения ядерного оружия подлодка оказывается в XVIII веке.

Это не только век просвещенных монархов, дворцовых интриг, колонизации Нового Света и расцвета Российской империи, но и век многочисленных сражений на суше и на море. Особенно на море. Естественно любая держава захочет заполучить себе в союзники такое грозное оружие как подводный крейсер с полным боезапасом. Успехи в морских кампаниях, решающие победы в Европе, новые знания и технологии, — все это приведет удачливую державу к небывалому укреплению на международной арене и расцвету ее экономики. От возможных свершений захватывает дух. Можно даже переустроить мир и направить его на новый исторический путь. Допустим, такой страной станет Россия… Да только станет ли? Да и выберут ли сами моряки-подводники этот путь, не предпочтут ли ему, скажем, путь вечных морских скитальцев?

Книга рекомендована для чтения лицам старше 16 лет.

Действие происходит в 1735-м году, во времена пресловутой «бироновщины». Восемнадцатилетний дворянин Елисеев начинает свою карьеру в Тайной канцелярии. Умному, честолюбивому и умеющему за себя постоять юноше не по душе бумажная рутина службы, и фортуна дает ему шанс проявить себя. Помощь приходит откуда и подумать было нельзя. Из нашего времени, из 21 века, к нему, в век 18-й, попадает его потомок из рода Елисеевых. У одного — природный ум и сила, у второго — дедуктивные способности и криминальные познания, опережающие текущую эпоху. Вдвоем они составят отличный детективный тандем. Они смогут распутать дела любой сложности, а на сложные дела служба в Тайной канцелярии зело богата. Шаг за шагом они будут продвигаться вперед, раскрывая одно запутанное дело за другим.

Книга рекомендована для чтения лицам старше 16 лет.

Принято считать, что события во времена средневековья протекали медленно. Угодившие в XIV век два российских опера такого бы не сказали — дел водоворот, работы хоть отбавляй. Притом работы по специальности: спасение языческих жрецов можно назвать операцией по освобождению заложников, обучение воинов — подготовкой спецназа ОМОНа, взятие неприятельской крепости — захватом воровской малины. Но главное — впереди. Надо придумать, как добиться объединения всей Руси, как организовать решающую битву с Золотой Ордой на полвека раньше положенного и как провести ее по своим правилам. Вот только кому именно из князей помогать, кого выбрать в «объединители»? Ошибиться нельзя, а определиться с выбором так сложно… Книга рекомендована для чтения лицам старше 16 лет.

Группа российских пограничников, погибших в бою на горном перевале, воскресает несколько веков спустя. Люди из будущего поручают им странную миссию — отправиться в далекое прошлое, в середину шестнадцатого столетия, и добыть захваченный татарами кастинг — артефакт таинственного предназначения. Задача кажется несложной для видавших виды профессионалов, к тому же вооруженных до зубов.

Но в первой же схватке сержант Андрей Матях понимает, что привычные АКМы и гранаты — не самое надежное средство против сабель и луков и что тактика двадцатого века неприемлема в битвах эпохи Ивана Грозного…

Другие книги автора Сергей Владимирович Щепетов

Не ради наживы. Не ради тщеславия. Герои отправляются в прошлое ради установления научной истины. Раскрыть тайну исчезновения неандертальцев, которых мы потеряли 40 000 лет назад. Раскрыть тайну пропавшей в эпоху Перестройки на Северо-востоке СССР экспедиции и ту научную тайну, что экспедиция унесла с собой. Провести разведку в девятнадцатом веке, в разгар индейской войны на Аляске, чтобы прояснить историю Русской Америки и главное – то, почему на самом деле мы уступили нашу землю американцам.

Герои не просто ученые, простые не справились бы. Герои специально отобраны по исключительным качествам и прошли специальную подготовку. Поди сойди за своего в поселке неандертальцев, среди индейцев-тлинкитов или среди суровых северных мужиков.

Когда встречаются два старых друга и желают немного отметить это событие, может произойти что угодно. Особенно, если у одного из них имеется некий прибор секретного происхождения, со всеми возможностями которого и сам хозяин не очень-то знаком.

И старых приятелей может занести куда угодно: по ту сторону времени, по ту сторону пространства, по ту сторону зла или даже по ту сторону самой истории. И чтобы вернуться, придется попотеть: придется карабкаться по мирам, встревая во всевозможные приключения и злоключения. А также придется много чего понять про самих себя в частности и про людей в целом.

Начало 18 века. Митрий Малахов был обычным казаком. Сын русского и ительменки, он нес государеву службу на Камчатке. Собственная жадность и беспечность однажды поставили его на край гибели. В предсмертном бреду сознание служилого сомкнулось с сознанием его «двойника» из 21-го века. Контакт был недолгим, но казак стал иначе смотреть на окружающий мир, вспомнил о своём родстве с ительменами. Среди прочего Митька узнал, что родная Камчатка будет разграблена, а древний народ ительменов исчезнет с лица земли. Сможет ли он изменить историческую судьбу своей малой родины? Это почти безнадёжно, но Митька Малахов будет пытаться – воевать без пощады к себе и другим, действовать хитростью и отвагой.

Могущественные таинственные заказчики поручают трем друзьям разгадать тайну древних амулетов, что способны влиять на ход истории и делать своих носителей почти бессмертными. Путешественники по временам и мирам отправляются в прошлое, которое так похоже на наше.

Герои будут охотиться на мамонтов, бить китов с древними эскимосами, добывать руду в чудских копях, брести через пустыню в компании иудеев, вышедших из рабства, драться на поединках и участвовать в придворных интригах. И все это лишь для того, чтобы ответить на вопрос: как действует амулет. А впереди еще вторая половина тайны…

При испытаниях нового прибора для изучения слоев горных пород произошла авария. Семену Васильеву осталось только завидовать своим товарищам: они погибли сразу, а он оказался заброшен на десятки тысяч лет назад – в приледниковую степь, где бродят мамонты, носороги и саблезубые тигры. Где сошлись в смертельной схватке две расы, которых потомки назовут неандертальцами и кроманьонцами.

Семен не новичок в тайге и тундре – он геолог с многолетним стажем, но сейчас у него ничего нет, кроме старого перочинного ножа и любви к жизни.

Он научится убивать мамонтов и побеждать в схватках с троглодитами, но этого недостаточно, чтобы стать полноценным мужчиной-воином первобытного племени. Необходимо пройти главное испытание: умереть и родиться снова...

   По вечерним улицам древней, но вечно юной Хаатики брел маленький сухонький старичок. Был он в старом, вылинявшем халате, подпоясанном кожаным ремешком, таких же старых штанах и туфлях без задников на босу ногу. На нищего он был не похож, но ему явно было далеко до состоятельных горожан. Он шел не спеша, прикрывая глаза от лучей заходящего солнца полями шляпы того фасона, который был в моде лет двадцать назад. Старичок шарахался от повозок и всадников, прижимался к стенам, пропуская мимо ватаги солдат или рабочих, обходил женщин, остановившихся поболтать прямо посреди дороги. На запруженных народом улицах его видели сотни людей и, наверное, ни один не обратил внимания и запомнил, до того он был невзрачен и неприметен. Им не заинтересовались даже слоняющиеся без дела мальчишки — что с него взять, с убогого? Только собаки вели себя странно: учуяв или увидев его, они цепенели на мгновение, а потом молча улепетывали со всех ног. Но в общей сутолоке этого никто не замечал.

Геолог Семен Васильев оказался в каменном веке не по своей прихоти. Начав новую жизнь с нуля – с собирания ракушек на речной отмели – он сумел не только спастись, но и найти достойное применение своим способностям в девственном мире Мамонта.

Однако вскоре началась экологическая катастрофа. Резко изменился климат, голод и междоусобицы грозили погубить и людей, и животных.

Когда первые кровавые битвы остались в прошлом, Семен очутился в роли неформального лидера нескольких кроманьонских племен, толпы неандертальцев и группы реликтовых, гоминид-питекантропов. Этому хрупкому единству предстоят труднейшие испытания: голод, нашествие чужаков, предательство союзников. К тому же люди разных видов не любят, не понимают друг друга и готовы в любой момент начать войну на истребление…

Вовсе не честолюбие, а жестокая необходимость сделала бывшего ученого-геолога неформальным лидером «народа Мамонта», который объединяет кроманьонские племена, неандертальцев и питекантропов. Как ими управлять? Решение подсказывает сама жизнь – племя, ставшее для Семена Васильева родным, превращается в «касту» правителей, каждый из которых вправе вершить суд и расправу. Вот только сыну вождя, чтобы попасть в эту касту, нужно пройти множество испытаний и суровейшую выучку. В этой школе плохая оценка означает смерть, хорошая – посвящение в воины. И отцовство здесь не имеет значения, ведь отец – всего лишь равный среди первых…

Популярные книги в жанре Научная фантастика

Денис ШАПОВАЛЕНКО

INTRO

Никогда не пытайтесь начать писать. Вы никогда не сможете уничтожить свои рассказы, а если все-таки решитесь продемонстрировать их публике, то будете чувствовать себя последним идиотом. Все закончится тем, что они проваляются на пыльных полках (или в самых глубоких директориях) ровно до тех пор, пока судьба их покажется вам безразличной. А когда это случится, вы напишете им какое-нибудь неряшливое вступление и пустите в самостоятельное плавание - с глаз долой. Что будет потом - я пока не знаю. Но к моменту, когда вы прочтете последний мой рассказ - безусловно узнаю, о чем конечно же расскажу вам в заключительном Outro, если к этому времени я еще буду в состоянии нажимать клавиши :-) Я пронумеровал свои рассказы приблизительно в хронологической последовательности, так что вы сможете наглядно проследить весь недолгий путь от рождения во мне писателя до его глубокого одряхления.

Шевчук Владимир

Осколки (фантасмагория)

Харлану Эллисону - "Стеклянному гоблину".

Шрайку - повелителю боли.

По коже бегало множество сороконожек. Я чувствовал их, но не имел сил для противостояния. Сороконожки, то ползли по коже, то втянувшись под кожу ползли там. Они не могли, или не хотели останавливаться.

***** 6.50 Я чувствовал их движения, как ласковую щекотку, но смеяться не хотелось. С трудом встав с постели я пошел в ванную, тело было как чужое, но на нем ничего не было, никаких признаков ночного кошмара. Умывшись я долго изучал себя в зеркале, тщательно ощупывая тело. Hичего, абсолютно ничего. Приснится ж такое, а вроде вчера ничего и не пили. Hе на что подумать. Hе пил, не нервничал, спокойно лег спать и ..., черт провалился в такой кошмар. Так теперь быстро ем, и на работу. Hа завтрак были макароны, я наматывал их на вилку, и гроздьями ложил в рот. При этом создавалось впечатление, что в желудке они разматываются и начинают ползать, как черви, то тупо буравя стенки, то просочившись в вену несутся с кровью, желая оплести сердце клейкой массой. "Бррр! черт померещится ж такое", я быстро допил кофе и побежал одеваться. В голове колебалась какая-то муть, то застилая глаза, то закладывая уши. Я снова пошел в ванную и окатился ледяной водой. Hемного прояснилось, но не окончательно. "Черт с ним, теперь одеться и бегом, не то снова опоздаю". 7.20 Рубашка, брюки, куртка, каждая вещь касаясь тела, как будто соединялась с ним. Так, брюки приросли к волосинкам на ногах; рубаха, приросла к коже; а куртка осталась болтаться, как будто повешенная на плечики. Во всем теле кипели, странные процессы, но я все равно пошел. Дверь долго не хотела закрываться. То тигр-ручка кусал меня за руку, то бронированная дверь пыталась огреть по голове. Как можно быстрее провернув ключ в деревянной я схватился с железной. Это было суровое противостояние. Она скрипела, визжала, вырывалась из рук, била по рукам. Я придавил ее всунул ключ и ..., она начала его пожирать, из замочной скважины посыпалась металлическая труха. Черт я бросил все и выбежал на улицу. Появилось чувство, что я еще не проснулся, и все происходящее просто кошмарный сон, и с каждым мгновением это чувство крепло. Потому, что я сомневаюсь, что бывают машины-скорпионы, использующие в качестве топлива плоть водителя. А именно такие чаще всего и проносились, это не говоря уже об четырех-рукой собаке пожирающей свой хвост, и везущей ораву ребятишек??? Ребятишек? ну и нифига себе твари, у каждого ребенка было по десять верхних, и десять нижних щупалец, которые непрестанно шевелились, то переплетаясь со щупальцами других детей (при этом получались 40-80-100 щупальцевые твари), то втягиваясь под кожу собаки затягивая под нее и все тело, кроме головы, то выползая и расплетаясь, при этом в стороны летели обрывки щупалец и сгустки провонявшейся крови. Обдумывая увиденное я вышел к магистрали. "Маразм, как вырваться из этого бреда?". Мимо проходили знакомые люди, странно косясь на меня, за то, что я не поздоровался. А как я буду здороваться, если во время движения к троллейбусу я упал на асфальт, и пока полз по локоть стер правую руку. Левая нога вообще не ощущалась, и оглянувшись, я увидел, что вместо нее растет змеиный хвост, благодаря которому я и двигаюсь, потому, как правая нога, в этот момент трансформировалась во что-то бесформенное, желе удерживаемое от растекания, лишь тонкой полоской кожи. В ноге копошилось масса сороканожек, они то выползали наверх, разрывая ткань, и слизь брызгала маленькими фонтанчиками, но не долго (раны быстро затягивались), то пытаясь забраться внутрь бились о прорезиненную кожу, и потерпев поражение ползли к голове. Я перевернувшись на спину начинал отбиваться левой рукой, и иногда мне это даже удавалось, но крайне редко. А потому, через пару минут я ощутил, что мой мозг начинает перерабатываться, на какой то вариант муравьиной кислоты, и мысли постепенно теряют свое значение. Я попробовал встать, но сел только на корточки, т.к. ног не было, пошевелил обрубком правой руки из которого сочилась кровь, и выглядывали лохмотья уничтоженных асфальтом сороканожек, попытался открыть глаза, но их по всей видимости уже не было. Я сидел посреди тротуара, мимо шли по своим делам люди, проносились скорпомобили, и собакобусы полные людей. И никто не обращал на меня внимания. Я почувствовал, что волосы стоят дыбом, попробовал поправить их левой рукой, но нескоординировав движения оторвал голову, которая беззаботно покатилась в сторону трассы. Скорпомобиль пожрал ее, а догнивающее тело разлеглось среди дороги, под ногами ничего не замечающих людей. Которые походя мешали его с осенней грязью. 11.00

Шукдин Марат

Узы крови

Вадим ехал к своей сестре. Он считал, что их отношения можно назвать близкими. Они могли доверить друг другу любую тайну, поделиться любой проблемой. И в своих мыслях и поступках они были похожи друг на друга, как близнецы, кем фактически они и являлись. Росли они вместе. Хотелось, чтобы и в дальнейшем это так и оставалось, но взрослая жизнь раскидала их: он поступил в военное училище, она в военный институт. Хоть учились они в одном городе, но видеться им случалось все реже и реже. Время текло своим чередом: его сестра из нескладной, невысокой девочки превратилась в ослепительную красавицу. Глядя на столь восхитительную женщину, Вадим порой сожалел, что она его сестра. Но он прекрасно понимал, что такая глубокая близость у него не сможет состояться ни с какой другой девушкой, кроме как с родной сестрой. И вот, спустя года, побыв "мастером на все руки" - Вадим завершил военную службу и воспользовался правом отставки. Он устал от беспокойной жизни, от постоянного чувства угрозы своей жизни, да и ранения, полученные в боевых операциях, давали о себе знать. Вадим решил для себя, что наступило время для тихой и размеренной мирной жизни. Он хотел простой, спокойной жизни, обыкновенного человеческого счастья. В свои тридцать шесть лет он до сих пор оставался один, не найдя себе достойную спутницу жизни. Мимолетные романы утомляли, а род деятельности не позволял привыкнуть. Но теперь всему этому пришел конец - Вадим был свободным человеком. Только вот получив то, о чем он так мечтал, у него не получалось влиться в мирную жизнь, все получалось как-то угловато, по-военному. Как-то так получилось, что он потерял связь со своей сестрой. После окончания института ее направили в какой-то районный центр, где она впоследствии и осталась работать. У Вадима был только этот адрес, но вот уже лет десять он не получал от нее никаких известий. Он внутри себя чувствовал, что она жива, а для получения другой информации никак не находилось времени. Но вот сейчас времени у Вадима было предостаточно и он твердо решил найти свою сестру. Путь его пролегал по проселочной дороге. Ориентируясь по карте, он ехал на своей машине, проклиная глухомань, в какую забралась его сестра. Такое передвижение уже наскучило Вадиму, и он твердо решил еще до наступления вечера добраться до цели своего назначения. Наконец, впереди он различил очертания домов. Подъехав ближе, ему показалось странным, как его сестра, мечтавшая об огнях столицы, могла остановить свой выбор на таком тихом, и как казалось Вадиму, ничем не примечательном месте. Деревянные одноэтажные дома, несколько каменных строений: скорее всего какая-нибудь школа или больница, большой особняк на горе - все, что открылось глазам Вадима. А вокруг лес и в округе, ближе чем в несколько километров, никакого населенного пункта. На свое машине Вадим ехал по улице этого поселка. Каждый прохожий, как свойственно сельским жителям, внимательно рассматривал Вадима, провожая его машину любопытным взглядом. Около одного жителя Вадим притормозил и открыл дверцу. Мужчина внутренне сжался, но после того, как Вадим задал вопрос о своей сестре, улыбнулся и конкретно объяснил де найти ее дом, пожелав на прощанье: "Удачно доехать". Вадим поблагодарил за информацию и держал дальнейший путь, следуя инструкции любезного жителя. Проезжая мимо разрушенной церкви, он остановил машину перед нужным ему домом и вышел. Дул теплый ветерок, дышалось легко и свободно. Окружающая тишина позволяла слышать даже шелест травы при ходьбе. "Да, в сельской жизни есть свои прелести", подумалось Вадиму. Дом в лучах заходящего солнца приобрел огненный ореол. Зрелище затронуло глубоко упрятанное чувство прекрасного в душе мужчины, повидавшего много страшного и ужасного. На душе Вадима стало спокойно и умиротворенно, предвещая спокойную встречу со своей любимой сестрой. Вадим направился к дому. На стук в дверь тишина была разбужена неторопливыми шагами и в открывшемся проеме Вадим увидел свою сестру. Она выглядела так же молодо, как и при их последней встрече. Казалось, что годы решили не трогать столь прекрасные черты. Выражение ее лица сменилось со спокойного на удивленное, а затем в глазах мелькнул огонь радости. Олена сделала было движение радостно броситься на шею водителю, но ее движение было остановлено возникшей, как бы из ниоткуда стеной странного отчуждения. Ее сестра как-то внутренне сникла, взгляд радости сменился на непостижимое чувство глубокой скорби. Олена осмотрела Вадима, подмечая в нем каждую деталь, рассмотрела стоявшую рядом машину, мимолетно кивнув проходившему мимо прохожему. Вадим не мог понять, что происходит, он верил, что его сестра могла забыть все чувства, которые их так крепко связывали - этого просто не могло быть. - Вадим, неужели это ты? Я не могу в это поверить. И почему ты приехал так поздно? - грустно произнесла его сестра, давая возможность Вадиму пойти в дом. - Проходи, тебе нельзя оставаться на улице, тебя уже достаточно и так видели, продолжила Олена. Вадим прошел. Сестра закрыла за ним дверь. В коридоре тускло горела одинокая лампа. На душе у Вадима было мерзко и гадко: от встречи с любой сестрой он ожидал другого. Олена провела его в дом, посадила за стол и, сказав, что приготовит что-нибудь поесть, ушла на кухню. Вадим погрузился в свои мысли. Анализируя ситуацию, он пришел к выводу, что необходимо обязательно узнать, что происходит с его сестрой, твердо решив, что пока не узнает, то не уедет. Сестра вернулась из кухни. Вадим видел, что и она пришла к какому-то решению: - Вадим, поверь, я очень рада тебя видеть, - начала она. Но есть одно обстоятельство, о котором я расскажу тебе завтра утром. Я тебе все расскажу. А теперь тебе надо уйти вон в ту комнатку и просто лечь спать, не обращая внимание на происходящее, - торопилась объяснить ему она. - Олена, ты выглядишь просто великолепно, но мне больно смотреть, как ты о чем-то переживаешь. Я ведь тот же, ты можешь мне все рассказать и я тебя пойму, ведь я твой брат, - решил взять нить разговора в свои руки Вадим. - Я это знаю, - с той же грустью вылетевшая фраза словно повисла в воздухе. - Я это знаю, но сейчас придет мой муж и если не хочешь меня расстраивать, тебе надо сделать то, что я прошу. А объясню я все завтра. Вадим, я очень сильно прошу, поверь мне, - обессилено Олена повисла на плечах брата. - Олена, успокойся. Хорошо, я подожду до завтра, если ты этого просишь. Успокойся, но завтра ты мне все объяснишь, - успокаивал ее Вадим, он чувствовал, что его сестра чего-то боится, и не хотел ее волновать еще больше. Если надо, он может подождать, но если она в беде, то он сейчас рядом и спасет ее от любой напасти. - Успокойся, родная, все будет хорошо. Покажи только, где мне лечь, - спокойно произнес Вадим, пытаясь изобразить спокойствие на своем лице. Олена подняла глаза и подарила Вадиму взгляд благодарности, упорхнув осуществлять приготовления. Она ему показала, где что находится, что ему надо делать, легко летая по комнате. Вадим наблюдал за ней, слушая "в пол-уха". Ему казалось, что перед ним та же хорошо известная сестричка и с ней все хорошо, но предыдущая сцена не давала о себе забыть. Олена посмотрела на часы и пожелала Вадиму - "спокойной ночи". Поцеловав его в щечку, она вышла из комнаты, сказав: "Только прошу тебя, сделай все точно, как я тебе сказала" и закрыла за собой дверь. Причем не просто закрыла, а накинула крючок. Вадим вспомнил, что она просила сделать это и с его стороны. Так как он обещал сестре следовать ее указаниям, он тоже накинул крючок, хотя и не видел в этом никакой необходимости. Он разделся и лег спать. Сон не хотел приходить, поэтому Вадим сделал над собой усилие и убрал из головы все беспокоящее его мысли. Усталость осуществленной дороги захватила его и он уснул. Проснулся он среди ночи. Дом, как будто живой, разрывался от медленной дрожи: в соседней комнате что-то происходило. Натренированное тело было готово к любым неожиданностям. Вадим прислушался. Четко, но на уровне шепота он расслышал диалог. - Зачем он приехал? - произнес мужской голос, требуя ответа. - Это мой любимый брат, мы не виделись лет десять, - как бы плача выдавил из себя женский. - Тогда мы оставим его здесь с нами, - мужской голос был явно командиром в данной ситуации. - Нет, только не Вадима. Он ничего не знает, а завтра утром мы дадим ему уехать. - Но зачем? Ты же любишь его. - Пусть все будет так, как есть. - Но я не смогу позволить ему уехать, - твердо говорил мужчина. - Ренат, я тебе его не отдам, женский голос приобрел ноты стали. - Ты будешь мне противиться? - мужской голос был удивлен. - Да! Он мой брат и он пока ничего не знает. Я могу его спасти, - женский голос был тверд. - Ты противишься своему мужу? - мужской голос выражал угрозу и от этого голоса по коже Вадима побежали мурашки. - Да! - так же невозмутимо произнесла женщина. Дом опять задрожал, в воздухе присутствовал запах озона, в щель двери попадали отблески света. Вадиму стала ясна ситуация: его сестра запугана мужем, который, наверное, напивается и бьет ее. И все это происходит сейчас, за закрытой дверью. Вадим всегда был человеком действия, и ко всему этому любящим братом. Разобравшись в ситуации, позабыв о своих обещаниях Олене, Вадим, не долго думая, решил помочь ей. Распахнув с удара дверь, Вадим, как зверь влетел в комнату. Но открывшаяся сцена выходила за рамки представленной им картины. Мужчина и женщина в пол-метре над полом плавали в воздухе, выбрасывая друг в друга снопы искр. Мужчина выглядел как непоколебимая скала, а женщина, с развивающимися волосами, походила на разъяренную тигрицу. Завидев Вадима, мужчина вышел из схватки и спокойно опустился в стоящее рядом кресло. Женщина, все поняв, медленно повернулась в воздухе. Перед взглядом Вадима предстала его сестра, во взгляде которой было столько боли и беспомощности, что Вадим почувствовал себя виноватым. Его сестра обиженно посмотрела на него: - Эх, Вадим! Зачем? - а затем уже безразлично, - ну, что ж, тогда спи. Сон охватил Вадима, окружающая обстановка поглотилась туманом. Проснулся он отдохнувшим и полным сил. Дверь в комнату была распахнута, из кухни доносился запах готовящейся еды. Вадим выглянул в окно: протекала обыкновенная деревенская жизнь. - Что, уже проснулся? - в комнату вошла сестра, чмокнув его в щечку. - Умойся, уже все готово, сейчас я покормлю тебя, - сестра выглядела весело и беззаботно. Умываясь, Вадим удивлялся, какой глупый сон приснился ему. Расшатанные нервы выкидывали с ним и не такие фокусы. Вернулся в комнату, посмотрел в окно. То, на что он поначалу не обратил внимания, сейчас проявилось в его голове в образе мысли: "А где моя машина?". Оглянувшись, он посмотрел на вырванные крючки в дверях. Что-то в этой спокойной обстановке было не так. Он прошел на кухню, сел за приготовленный стол. Его сестра крутилась возле плиты. Повернувшись, она увидела обращенный на нее вопросительный взгляд Вадима. - Ты поешь, Вадим. Со мной все в порядке, не беспокойся, - дружелюбно проговорила сестра. - Эх, как же я мечтала повидать тебя. Только грустно, что происходит это при таких обстоятельствах, но изменить сейчас ужен ничего нельзя. Ну, почему, скажи, почему ты не послушался меня, Вадим? - сестра сорвалась и заплакала, бросившись на шею Вадиму. - Ты для меня - самое дорогое, что осталось из прошлой жизни, - продолжала, всхлипывая, говорить она. Вадим гладил ее по волосам, ощущая своим телом тепло родного и близкого существа. Но к чувству безграничной любви к сестре было подмешано чувство сомнения. Поняв ход его мыслей, девушка отстранилась от него и села напротив. Она поправила прическу таким знакомым с детства движением и прямо посмотрела Вадиму в глаза. Бродившие в голове Вадима мысли не позволили выдержать ее пристальный взгляд: он отвел глаза. - Вадим, я твоя сестра. Все так же знакомая тебе Олена, - начала она свой рассказ. Но и в то же время я другая: и по прожитым годам и за пережитые события. И к тому же я больше не человек, - Вадим слушал, как завороженный ее слова. - Все, что ты видел вчера, тебе не приснилось. Все это произошло на самом деле. Когда я тебя предостерегала вчера, ты не мог представить во что можешь попасть. Ну а теперь ты уже стал участником всех событий. Скажу сразу, во всей деревне нет, кроме тебя, ни одного человека, и уехать от сюда тебе не позволят. Если бы ты не вышел, я бы могла защитить тебя, но сейчас это не в моих силах, - сделала небольшую остановку говорящая девушка. - Я специально попросила мужа оставить нас наедине, чтобы я могла спокойно все тебе рассказать. Повторяю, мне очень грустно, что ты попал в такую ситуацию. С одной стороны, я бы хотела, чтобы ты сейчас был за сотни километров отсюда, а с другой мне все это время не хватало тебя. Я мысленно старалась поддерживать с тобой связь, чувствовала твою радость, ощущала боль. Мой муж удивлялся такой связи, но потом привык и принял это как должное... Мне сначала было тяжело в новом состоянии, но потом я повстречала Рената и полюбила его. А вот ты, как мне известно, до сих пор остаешься один. Приехав после института сюда, я даже представить не могла, что твориться в этом месте. Но постепенно все жители прошли изменения и жизнь стала свободной. Нас в чем-то можно приравнять к известным тебе вампирам: есть много схожих вещей, но есть так же много глупости. Живем мы обособленно от внешнего мира, но это всех устраивает. И так как я тебя очень люблю, то тебе предоставляется выбор: либо умереть, либо присоединиться к нам, - последние слова Олена с трудом выдавила из себя, будто ей было очень стыдно за свое нынешнее состояние, но она продолжила: - У тебя есть только два выбора, третьего не существует. Времени тебе две недели, а потом от меня уже ничего не будет зависеть. Мне жаль, но так распорядилась судьба. Хорошенько подумай, мне будет очень больно потерять тебя, - произнеся этот монолог Олена печально посмотрела на брата и ушла в комнату. Вадим размышлял, анализируя сказанное. Так хотелось, чтобы все оказалось неправдой, но что-то подсказывало ему, что дела обстоят так, как рассказала Олена. Перед ним была его любимая сестра, и в тоже время Вадим ощущал какую-то чуждую силу. Он привык, столкнувшись с чем-то странным не отмахиваться от непонятного, а принимать события как они того требуют. Он видел много фантастических фильмов, так что убеждать себя в том, что в мире много неожиданного и непознанного не приходилось. Только одно вызывало трудность - все случилось даже не лично с ним, а с его любой сестрой. Она выглядела как раньше, даже слишком молодо для своих лет. Но после ее рассказа Вадим четко почувствовал нечто чужое в ее облике. Раньше у них получалось мысленно общаться друг с другом. Вадим решил попробовать: "Олена, подойди, я хочу поговорить с тобой". Сестра открыла дверь и вернулась на кухню, сев напротив Вадима. Он подошел к ней и потрепал волосы. - Эх, Олена. Как нас жизнь забросила. Ну, рассказывай, чего мне нужно еще знать, но будь уверена, я все равно тебя люблю. Это я во всем виноват, не нужно было выпускать тебя из поля своей видимости, и с тобой бы ничего не случилось. - Эх, мужики. Неужто думаете, что от вас что-то зависит. Какая тебе судьба уготовлена, так все и будет. - Ладно тебе, Олик. Давай, делись, какая меня ждет судьба, я там видно будет. ...Называли они себя бессмертными, потому что время перестало влиять на их организм каким-нибудь образом. Днем они ничем не отличались от обычных людей, но ночью, под воздействием отраженного света, они начинали черпать энергию из любого окружающего предмета, приобретая несвойственное человеку равнодушие и дикую агрессивность. Жажда острых ощущений, власть над жизнью и смертью действует опьяняюще. Полученные силы не поддаются контролю, происходит трансформация в необузданного хищника. Самым большим удовольствием является лишение жизни живого существа, поглощая его кровь. Это было бы ужасным, если бы не одно "но". С приобретением чудовищной силы приобретается и звериная хитрость и древняя мудрость - хороший компенсатор бодрящей неудержимой энергии. Это позволяет взять ее под полный контроль и не совершать необдуманных поступков. Так, например, инстинкты хищника контролируются сознательностью. Так и у них, бессмертная жизнь тоже подчинена правилам. Захватив полностью село, они, пользуясь удаленностью расположения, свято хранят свою тайну. Даже когда появляется обыкновенный человек, ситуация остается для него нераскрытой и он может благополучно покинуть место. Но если у него возникнут подозрения, он никогда не сможет уйти. Такой случай и произошел с Вадимом. Бессмертные из органической пищи питаются кровью животных и железосодержащими овощами. Кровь человека считается деликатесом, и принято употреблять ее только в праздник равноденствия, который будет через полторы недели. В качестве главного блюда на празднике будет выступать Вадим. Муж сестры является главным в их колонии, и после смерти своего отца, начавшего Изменение, имеет полное влияние. Поэтому Вадим может спокойно перемещаться по селу, не опасаясь за свою жизнь. Только сестра предупредила, что ночью лучше не искушать судьбу. Желание отведать свежую человеческую кровь столь сильно, что кто-нибудь может не удержаться. Так что у Вадима есть время осмотреться и принять важное для него решение: присоединиться к ним или просто умереть. В комнату вошел зрелый мужчина, поцеловал Олену в губы, протянул руку и поздоровался с Вадимом. - Ну, как у вас дела, Олена? Ты уже ввела его в курс дела? - В общих чертах. - Меня зовут Ренат, мы, получается, родственники. Сейчас подойдет моя сестра и я вас познакомлю. Думаю, тебе у нас в гостях понравиться. На кухню зашла молодая, на вид лет девятнадцати, девушка, внешне простоватая, с большими бездонными глазами. Она нерешительно остановилась посредине кухни, ожидая, что ее представят. - Регина, - восполнил пробел Ренат, - а это - брат Олены - Вадим. - Мне она про вас очень много рассказывала: о вашем детстве, о том как вы спасли ее от змеи и еще много другого. Так что заочно я уже была знакома и даже не надеялась увидеться с вами "в живую". Первое впечатление Вадима, что эта девушка является скромницей, оказалось обманчивым. Она прямо сказала все, о чем думала, а выражение глаз выдало ее мечты. "Оригинальная у меня сейчас семейка", - подумал Вадим. Разыграв перед Вадимом примерную семью, Ренат попрощался с ним, оставив зеленую ленточку. При этом он объяснил, что без нее Вадиму в селе лучше не показываться. А надев ее, Вадим будет находиться под его личной защитой, никто не посмеет причинить Вадиму неприятности. Но лучше в любом случае одному никуда не ходить, а брать в проводники девушек: Регину или Олену. Вадим мысленно подумал: "Что не в виде провожатых, а в качестве охраны, чтобы не убежал". - Дорогой, глупенький ты! Как бы ты быстро не бежал, тебя догнать не составит труда, - опять, словно читая мысли, проговорила Олена. - Пойми одно, Вадим, мы все здесь желаем тебе добра, - вслед за ней добавила Регина. - Мы тебя любим, так что все будет хорошо, - девушки дружно поцеловали Вадима в обе щеки и, разговаривая о чем-то своем, начали убирать со стола. Вадим их не слушал. После военной службы он первый раз обедал вот так просто в кругу семьи. Все было великолепно, только он умел чувствовать, когда от него чего-то скрывают. Поэтому он твердо решил во всем разобраться: как говорит английская пословица - "из двух зол не выбирают". Вадим решил найти выход и он верил, что у него все получится. Жизнь пока доказывала, что он может победить в любой ситуации. Он начал осматриваться, подмечая любую мелочь. Из своей военной практики он знал, что все может пригодиться. Ему был предоставлен прекрасный шанс - вести наблюдение под их же покровительством, прямо из тыла врага. Вадима поразило слово, пришедшее ему на ум: "врага". Олена прервала свой разговор с Региной и пристально посмотрела на Вадима. Их глаза встретились. "Врага" - возникшее слово крутилось в мыслях, переливаясь из качества в качество. Он смотрел в глаза любимой сестры и знал, что она все еще чувствует его мысли. "Враги, вы все враги, потому что угрожаете моей жизни", - принял определенную позицию Вадим. Враги, но самые близкие враги, ближе никого не было. Олена - его любимая сестра, самая близкая душа для Вадима, но в то же время самое чуждое существо для человека, угрожающее его существованию. Человек уже привык терпимо относиться к проявлениям необычного, если это единичное проявление не угрожает ему, не может лишить его мнения о господствующем положении на планете. Но не смотря на все это Вадима не удовлетворило слово "враг" по отношению к Олене, поэтому он поправил себя: "Не враг, а другая". Олена улыбнулась, подошла к Вадиму и положила голову ему на плечо. Регина, подмигнув Вадиму, продолжила мыть посуду. Вадиму стало жалко всех. Себя за свою бессилие что-то изменить: он всегда как мужчина, как брат опекал и защищал свою сестру от бед жизни. Ему было жалко сестру, которая томилась от своей беспомощности, не в силах в действительности помочь ему. Так же ему было жалко сестру Рената - эта молодая девушка даже не представляет себе другой жизни, не понимает, что реально она изолирована от всего мира и о многих вещах она никогда не узнает. Он так надеялся, что мирная жизнь принесет ему спокойствие и расслабление, но только сейчас он собран и готов к любым действиям и к любым ситуациям, как при выполнении ответственных заданий. У него есть время и все будет хорошо. Сестра предложила прогуляться и Вадиму эта идея понравилась. Село не показалось ему чем-то примечательным. Обыкновенные деревянные дома, по улице неприкаянно бегали козлята, да и во встречных прохожих не было ничего необычного. Зашли в магазин. Находившиеся там покупатели обратили внимание на вошедших, в их глазах было свойственное всем сельским жителям любопытство. Кто-то поздоровался с сестрой, спросил как дела. Она представила Вадима, бросила ничего не значащие фразы, сделала покупки. Все было как в порядочной деревне. Вадиму даже начало казаться, что над ним разыграли злую шутку. Ничего в деревне не было необычного. При возвращении домой, он поделился мыслями с сестрой. Она улыбнулась и показала Вадиму зеленый шарф, который он не надел, когда они входили на улицу. Вадим не понял ее ответа. Олена ответила, что каждый житель чувствует и знает, кто не бессмертный, поэтому заранее их поведение приводится под естественные для человека мерки. И если в деревне находятся посторонние, то каждый житель участвует в розыгрыше обычных житейских ситуаций. Олена сказала, что специально попросила Рената пока не объявлять людям, что ее брату известна правда. Завтра она пообещала открыть Вадиму совсем другую обстановку. От пережитых событий Вадим долго не мог уснуть. Было тихо и спокойно. Стрекот сверчков нарушался только далеким лаем одинокой собаки, словом, ничего необычного. На завтрак Олена приготовила блины, объяснив, что решила поухаживать за братом, а то совсем забыла, когда последний раз готовила это блюдо; ничего мучного в рацион бессмертных не входило. Каждый день им необходимо было выпивать где-то литр крови. Для этого они специально разводили животных на ферме. Ренат сообщил, что в селе уже все в курсе статуса Вадима, поэтому впредь без зеленого шарфа на улицу выходить не следует. Так же Ренат объявил, что сегодня лично будет сопровождать Вадима и познакомит с селом. Окружающая обстановка разительно переменилась, казалось, это совсем другое место. Тишина и спокойствие, привычная обстановка сельской жизни испарились как по мановения волшебства. Даже живность с улицы исчезла.....

Павел Шумил.

Семь дней по лунному календарю

Аннотация:

Слово автоpу...

У этого рассказа интересная история. Написал я его для себя. Просто как

интересную модель общества, в котором король царствует, но не правит.

Написал - и отложил. (Спросите, при чем здесь дракончик? А случайно попал!

Характер у него такой непоседливый)

Позднее мы с Дж. Локхардом начали писать буриме. Без всякой задней мысли,

Шушпанов Аркадий Николаевич

Время поэтов и нечисти

- Аннотация:

В городе - серийный убийца вампиров. Какая тут поэзия?!

Осень.

Полночь октября. Время нечисти и поэтов.

Умирать в такую ночь не хочется. Но придется, как видно.

Люблю осеннее черное небо. Звезды - будто сейчас облетать начнут.

Только любуюсь, похоже, в последний раз.

Глупо все. Сколько раз зарекался ночью шататься, особенно при полной луне, когда у юпов самая сильная ломка.

П.Шуваев

ПРАВО НА ЯЗЫК

Планета была с виду очень хороша собой, и Серову сразу же подумалось, что было бы просто здорово, если бы тут жили хорошие люди. Или уж чтоб вообще никто не жил, кроме неразумных тварей, пригодных лишь на то, чтобы какой-нибудь экзобиолог ими занимался до конца дней своих. Но, разумеется, лучше, если бы были люди, потому что только люди могли бы сейчас ему помочь.

То есть, само собой, Серов не имел бы ничего против сколь угодно негуманоидных существ, будь эти существа разумны. Но, знаете ли, пока с ними договоришься, пока они сообразят, что у тебя полетело и какой ихней негуманоидной штуковиной это можно заменить... Это если с ними вообще можно договориться.

П.Шуваев

СКАЗАНИЕ О МОРДЕ НЕБРИТОЙ

Автор считает своим долгом в первую очередь уведомить читателй, что испытывает серьезнейшие затруднения сугубо принципиального характера в плане определения места и времени действия. Более того, он ни в коей мере не склонен настаивать на том, что описанные ниже события вообще где-либо и когда-либо имели место; в пользу такой точки зрения говорит, в частности, очевидная невозможность некоторых действий, упоминаемых в тексте как вполне естественные. Тем не менее автор берет на себя смелость опубликовать данный труд и приносит извинения за нечеткость изложения, в ряде случаев проистекающую более из характера материала, нежели из его собственной небрежности.

П.Шуваев

Статьи на спорные темы

КОМЕТА ВСЕ ЕЩЕ ЛЕТИТ

Во вселенной XIX века небесные тела двигались с положенными им скоростями по положенным им траекториям - прямо как бильярдные шарики. И, естественно, должны были эти шарики время от времени сталкиваться: иначе ведь и играть неинтересно. А поскольку наша Земля - такой же шарик... Не знаю, кто и когда впервые заговорил о кометной угрозе; русского читателя ею пугали еще В.Ф.Одоевский и О.Сенковский. Последний, между прочим, увязал комету с вымиранием динозавров - в полном соответствии с современными научными данными. В самом деле, тогдашняя палеонтология требовала катастроф. Иначе просто невозможно было объяснить, отчего вымерли совсем незадолго до того (всего несколько тысяч лет назад) сотворенные животные. Более того, катастрофа была вполне благочестивым решением: ведь потоп описан в библии. Альтернативой теории катастроф могла быть (и стала) лишь дарвиновская эволюционная теория. Естественный отбор, разумеется, требовал времени, и огромного времени: возраст Земли и земной жизни пришлось заметно (в конечном счете почти в миллион раз!) увеличить сверх благочестивых пределов. Но зато он объяснял все, и поэтому катастрофы, будучи сущностями уже не необходимыми, были отсечены лезвием Оккама. Сейчас, кажется, уже почти никто не утверждает, что если Бог создал небо и землю, Ему ничего не стоило пять, скажем, тысячелетий назад изменить скорость радиоактивного распада - единственно лишь с целью ввести в заблуждение палеонтологов. Разумеется, из логической ненужности катастроф отнюдь не следовала их невозможность: никто ведь не отменял небесной механики, - но ненужные темы легко становятся непопулярными. Лишь в последние десятилетия накопилось достаточно свидетельств того, что столкновения Земли с астероидами не только возможны, но, судя по всему, случались в прошлом. Едва ли эта новость заинтересовала бы широкую публику, если бы не наложилась так удобно на "динозавровый" бум. Если прежде считалось, что тупые, вечно полусонные и малоподвижные гигантские рептилии лишь по какому-то недоразумению так долго заселяли Землю, отбивая хлеб у наших с вами млекопитающих предков, а вообще-то годились лишь на то, чтобы вовремя вымереть, - то теперь выяснилось, что это не совсем так. Динозавры оказались активными теплокровными животными, у них, как выяснилось, были прекрасно развитые органы чувств, они могли даже жить сообществами и заботиться о потомстве. И вообще, птицы - это ныне живущие Dinosauria. Но если мезозойские ящеры вымерли не из-за собственного убожества, значит, должна была существовать внешняя (неземная) причина их гибели. Разумеется, подобного рода гипотезы не новы: предполагали, например, что динозавров погубило жесткое излучение вспыхнувшей вблизи от Солнца сверхновой звезды. Но объяснение могло быть и проще: выяснилось, что столкновение Земли со всего лишь десятикилометровым астероидом может вызвать глобальную катастрофу, отчасти напоминающую "ядерную зиму" (это понятие примерно тогда же вошло в обиход). Столкновение (о котором первоначально свидетельствовали только геофизические данные) очень хорошо совпало с глобальным вымиранием - не только динозавров, но их мировому общественному мнению было особенно жаль. Жили себе, не тужили, ни о чем таком не догадывались, и вдруг... И, конечно же, общественному мнению стало боязно: ведь не перевелись еще во Вселенной астероиды. А тут еще то и дело вылезает очередной пророк и предсказывает очередной конец света... Эпидемия там или экологический кризис - это хоть и возможно, но больно уж неаппетитно. Космическая катастрофа не в пример шикарнее. Не угодно ли вам разделить участь тираннозавра рекса (хотя не исключено, что он как раз вымер по каким-то там своим рептильным причинам задолго до злополучного астероида)? Предполагается, что орбиту Земли пересекает не менее тысячи астероидов диаметром полтора километра и более - такие в случае столкновения с Землей способны вызвать глобальную катастрофу. Хотя в настоящее время известна лишь малая их часть (около 50), серьезно обсуждаются проекты, осуществление которых позволит в ближайшие 25 лет обнаружить 95% потенциально опасных астероидов. Если (что маловероятно) какой-то из них будет угрожать Земле, останется, скорее всего, достаточно времени, чтобы предотвратить столкновение: скорости небесных тел велики, но и расстояния немаленькие. Чтобы отклонить астероид с опасного курса, потребуется всего лишь несколько десятимегатонных ядерных зарядов (таковых имеется предостаточно). Но если астероиды не слишком удалены от Земли и потому доступны для систематического наблюдения (да и вообще, чье поэтическое воображение способен вдохновить пусть и большой, но всего лишь камень?), то кометы видны лишь на маленьком отрезке орбиты, - зато уж если видны, то на редкость живописны. Хвостатая звезда, раз в несколько столетий с таинственной регулярностью появляющаяся из космических глубин, как нельзя лучше подходит на роль апокалиптического агента. Совсем недавно в моде была комета Свифта-Таттла (между прочим, вероятно, намного более массивная, чем знаменитая комета Галлея), которая, как предполагалось, столкнется с Землей в 2126 году.И ведь действительно должна столкнуться, если рассчитывать ее орбиту, исходя лишь из данных наблюдений 1992 и 1862 годов. Однако исследование старинных китайских хроник показало, что "звезду-гостью" видели не только в 1737 году, но и в 188, и даже в 69 г. до н.э. (более древние хроники, к сожалению, не сохранились). Эти данные позволили уточнить орбиту кометы Свифта-Таттла и установить, что столкновения, по всей вероятности, не будет. То есть, конечно, не было полной уверенности в том, что китайцы наблюдали именно эту комету, - но если в то время, когда она должна была наблюдаться, на небе замечен яркий подвижный объект, срабатывает все то же лезвие Оккама. К тому же если комета двигалась по орбите, вычисленной с учетом древнекитайских свидетельств, то в период между 188 и 1737 годами она хоть и по-прежнему раз примерно в 130 лет приближалась к Солнцу, но оказывалась слишком далеко от Земли, чтобы быть видимой невооруженным глазом. И как раз в этот период хроники о ней не сообщают. В утешение любителям катастроф заметим, что через тридцать тысяч лет ожидается появление 200000 (двухсот тысяч!) новых комет. В это время Проксима Центавра (и сейчас уже ближайшая к Солнцу звезда) окажется к нему еще ближе - на расстоянии менее одного парсека. Это слишком далеко, чтобы повлиять на планеты, но вполне достаточно, чтобы воздействовать на протокометное облако Оорта, расположенное на расстоянии примерно половины парсека от Солнца. Разумеется, лишь малая часть протокомет сможет покинуть облако, но ведь и одного столкновения с кометой будет достаточно! И ведь представить себе страшно, до какой степени весь этот мусор будет засорять Солнечную систему и мешать звездоплаванию (за исключением гиперпространственного, разумеется). А ведь это лишь начало: в ближайшие пятьдесят тысяч лет еще три звезды должны будут пройти недалеко от Солнца (примерно в одном парсеке). К счастью, звезды перемещаются не так уж быстро, и даже потенциально опасные кометы смогут представлять реальную угрозу Земле лишь очень нескоро. Времени, чтобы воздействовать на них, будет предостаточно. Если, разумеется, через 30 тысячелетий будет существовать космическая технология - и человечество. В одном из апрельских номеров журнала "Nature" опубликовано письмо Карла Сагана и Стивена Остро, имеющее, на мой взгляд, некоторое отношение к этому вопросу. Рассмотрев существующие проекты защиты от столкновения с астероидом, они нашли их вполне осуществимыми, хотя и довольно дорогими (300 миллионов долларов). Проблема, с их точки зрения, в том, что созданная в рамках этих проектов технология позволит не только предотвратить столкновение (в любом случае маловероятное), но и выполнить противоположную задачу: направить к Земле астероид, который сам по себе я1не столкнулсяя0 бы с ней. Конечно, направить астероид точно в цель существенно сложнее, чем сбить его с пути (не слишком важно, в какую именно сторону, лишь бы он перестал угрожать Земле), - но трудности эти при желании преодолимы. Таким образом, система, предполагаемой задачей которой является сохранение нашей цивилизации, может превратиться в оружие ни с чем не сравнимой разрушительной силы, гораздо более опасное, нежели любая внешняя угроза. И кто может гарантировать, что не найдется желающих его использовать?

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Скука – моя болезнь, читатель! Я скучаю везде: дома, в гостях, за столом, лишь только утолю свой голод, на балу, лишь только войду в залу. Ничто не занимает мой ум, мое сердце, ничто не развлекает меня, и длиннее всего тянутся для меня мои дни.

А ведь я принадлежу к тем, кого зовут счастливцами. В двадцать четыре года я узнал лишь одно горе: потерю родителей. Сожаление о них – единственное чувство, которое еще меня трогает. К тому же я богат, меня все балуют, лелеют, ласкают, ищут со мной знакомства, я не знаю заботы ни о сегодняшнем, ни о завтрашнем дне. Все мне дается легко, все предо мною открыто. Прибавьте ко всему, что мой крестный отец (он же мой дядюшка) без памяти любит меня и назначил наследником всего своего огромного состояния.

Когда к тебе приходит странный тип и заявляет о том, что ты всемогущий мастер силы и тебе предстоит спасти Вселенную, что ты сделаешь? А если вдруг окажется, что странный тип прав? Тогда приходится идти и спасать - от такого же всемогущего, только мастера сглаза. А заодно и от себя самого. Вот тут-то и понимаешь, что быть всемогущим просто только в сказках и фильмах про Супермена. "Мастер силы" - альтернативная история событий, рассказанных в «Мастере сглаза».

Мир катится к апокалипсису. Бог не умер, на него просто никто не обращает внимания. Дьяволу не нужно красть души, они сами идут к нему, почти даром, за один супервкусный сатанбургер. Человечество перестало существовать как таковое. Почему это произошло? В антиромане американского писателя Карлтона Меллика все вывернуто наизнанку, мир утратил привычные узнаваемые черты, стал сверхабсурдным, здесь утонченная метафора легко уживается с порнографией. Действие этой книги начинается на небесах… а заканчивается в самом неожиданном месте.

«Третья стража» – своего рода магический спецназ, цель которого – охранять город от возможных потусторонних опасностей. И вновь на бой с нечистью выходят Темные и Светлые маги…