Киропедия

Киропедия

Книга посвящена одному из древне греческих писателей классической поры (V–IV вв. до н. э.). На его творчество в большей мере влияла социальная и политическая обстановка Греции. Этот необычайно талантливый и умный человек этот прожил долгую жизнь, почти сто лет, и всё это время не покладая рук трудился над созданием наследия для потомков. Также он активно участвовал в бурной политической жизни. Ксенофонт издал свое сочинение под называнием «Воспитание Кира» или по латыни «Киропедия» в районе 362 года до н. э. Книга стала своеобразным длительного творческого пути писателя. В книге представлены мысли этого великого человека, который прошедшего не легкий жизненный путь политического эмигранта и немного солдата. На страницах книги «Киропедия» многие критики отмечают отражение всей личности Ксенофонта. Здесь можно оценить в полной мере его образ мышления, верования и надежды, политических симпатий и антипатий. Его произведение «Киропедия» является наиболее ярким образцом его литературного стиля.

Как бонус в книге идёт текст «Агесилая» в переводе В.Г. Боруховича. Перевод выполнили и систематизировали примечания В.Г. Боруховича и Э.Д. Фролова. Заключительные статьи «Ксенофонт и его „Киропедия“» Э.Д. Фролова и «Место „Киропедии“ в истории греческой прозы» В.Г. Боруховича. Над редакцией на русском языке работали В.Г. Борухович и Э.Д. Фролов. Содержит вклейки с иллюстрациями.

Отрывок из произведения:

Некогда пришлось нам задуматься о том, какое множество демократий было низвергнуто сторонниками иного, не демократического строя, какое множество монархий и олигархий пали, свергнутые восставшим народом, как много лиц, домогавшихся тиранической власти, очень быстро ее утратили,[1] а тем, кому удалось хотя бы на короткий срок встать у кормила правления, удивляются и сейчас как мудрецам и счастливцам. Нам часто встречались люди, из которых одни владели многими, другие — немногочисленными рабами, но даже этими немногими в собственном доме они не смогли управлять так, чтобы те с достаточной готовностью повиновались своим господам. Далее, подумали мы, что и пастухи выступают в роли правителей рогатого скота, как табунщики — своих табунов; и вообще все, называющиеся пастырями каких бы то ни было животных, находящихся под их властью, могли бы равным образом считаться их повелителями. Легко можно увидеть, что все эти стада охотнее повинуются своим пастухам, чем люди — своим правителям, ибо стадо отправляется в путь туда, куда его ведут, пасется там, куда его пригонят, не идет туда, куда его не пускают. Стада позволяют своим пастырям распоряжаться получаемым от них доходом, как тем заблагорассудится. Нам никогда не приходилось слышать, чтобы какое-либо стадо восстало против своего пастуха, или же отказалось ему повиноваться, или не позволило пользоваться доходами от него. Напротив, стадо гораздо враждебнее относится к чужакам, чем к своему правителю, хотя последний и использует его для собственной выгоды. Люди же с величайшей охотой восстают против тех, кого заподозрят в желании установить над ними власть.

Рекомендуем почитать

В послесловии переводчик пишет: «Я вижу Плутарха добрым, умным (хотя и не мудрым), многоопытным и благожелательным — главное, благожелательным! — дедушкой, который охотно, пожалуй даже слишком охотно, раскрывает перед детьми и внуками неисчерпаемые кладовые своей памяти и эрудиции… Вот такого-то дедушку-рассказчика я и надеялся познакомить с тобою, благосклонный читатель», — и посвящает свой труд памяти отца, поэта Переца Маркиша.

Текст содержит большое количество диакритических знаков, а также огромное число сносок и ссылочных переходов, поэтому для чтения данной книги рекомендуются программы-читалки CoolReader3 или AlReader2, в которых этот файл тестировался.

Издания серии «Литературные памятники» обращены к тому советскому читателю, который не только интересуется литературными произведениями как таковыми, вне зависимости от их авторов, эпохи, обстоятельств их создания и пр., но для которого не безразличны также личность авторов, творческий процесс создания произведений, роль их в историко-литературном развитии, последующая судьба памятников и т. д.

Возросшие культурные запросы советского читателя побуждают его глубже изучать замысел произведений, историю их создания, историческое и литературное окружение.

Необычный, обаятельный и пугающий образ Мельмота, созданный талантом Ч. Р. Мэтьюрина, не имеет себе подобного в литературе XIX века. Джон Мельмот, человек, вкусивший запретного знания, был обречен творить зло против воли. Темные силы осудили его на вечное проклятие, избавиться от которого он мог лишь в том случае, если другой человек согласится поменяться с ним ролью. Мельмот вынужден скитаться по свету, чтобы найти такого человека…

Перевод А. М. Шадрина, общая редакция, статья и примечания М. П. Алексеева.

«Этот роман — зеркало, сделанное искусно. Я шлифовал его долго, работал над ним усердно… Ровна поверхность моего зеркала и чист его состав. Многократно измеренное и тщательно проверенное, оно не имеет никакой кривизны. Уродливое и прекрасное отражается в нем одинаково точно». «Мелкий бес» был начат еще в 1892 г., над ним Ф. К. Сологуб (1863–1927) работал еще десять лет. Роман был издан только в 1907 г. и имел колоссальный успех. В 1917 г. Сологуб писал: «Если бы стены наших домов вдруг стали прозрачны, как стекло, мы с ужасом увидели бы, как много злого и страшного совершается в недрах самых на вид счастливых семейств». В романе «Мелкий бес» становятся прозрачны дома российских обывателей и пред нами вскрывается все то злое, зловонное и страшное, что свершается внутри их, и по улицам ходит герой романа, Передонов, чье имя стало нарицательным для выражения тупости, злобности и мертвенности. Современник автора критик А. Измайлов говорил: «Если бы бесы были прикомандированы к разным местам, то того, который определен к нашей провинции, удивительно постиг Сологуб». О русских мелких бесах писали и другие, и этот роман занимает достойное место в ряду таких знаменитых произведений, как «Записки сумасшедшего» Гоголя, «Двойник» Достоевского, «Красный цветок» Гаршина, «Черный монах» и «Человек в футляре» Чехова…

О жизни Фукидида мы знаем мало, но о его «Истории» современные ученые говорят как о ценнейшем историческом документе, отмечая бесспорное мастерство рассказа.

«Неи́стовый Рола́нд» или «Неистовый Орла́ндо» (итал. Orlando furioso) — рыцарская поэма итальянского писателя Лудовико Ариосто, оказавшая значительное влияние на развитие европейской литературы Нового времени. Самая ранняя версия (в 40 песнях) появилась в 1516 году, 2-е издание (1521) отличается лишь более тщательной стилистической отделкой, полностью опубликована в 1532. «Неистовый Роланд» является продолжением (gionta) поэмы «Влюблённый Роланд» (Orlando innamorato), написанной Маттео Боярдо (опубликована посмертно в 1495 году). Состоит из 46 песен, написанных октавами; полный текст «Неистового Роланда» насчитывает 38 736 строк, что делает его одной из длиннейших поэм европейской литературы. В основе произведения — предания каролингского и артуровского циклов, перенесённые в Италию из Франции в XIV веке. Как и у Боярдо, от каролингских эпических песен остались только имена персонажей, а вся сюжетика взята из бретонского рыцарского романа. Сюжет «Неистового Роланда» крайне запутан и распадается на множество отдельных эпизодов. Тем не менее все содержание поэмы можно свести к четырнадцати сюжетным линиям, из них восемь больших (Анджелика, Брадаманта, Марфиза, Астольфо, Орландо, Ринальдо, Родомонт, Руджеро) и шесть малых (Изабелла, Олимпия, Грифон, Зербино, Мандрикардо, Медоро). И есть еще тринадцать вставных новелл. Главные сюжетные линии поэмы — безответная любовь сильнейшего христианского рыцаря Роланда к катайской царевне Анджелике, приводящая его к безумию, и счастливая любовь сарацинского воина Руджьера и христианской воительницы Брадаманты, которым, согласно поэме, предстоит стать родоначальниками феррарской герцогской династии д’Эсте.

Великий труд древнеримского историка Корнелия Тацита «Анналы» был написан позднее, чем его знаменитая «История» - однако посвящен более раннему периоду жизни Римской империи – эпохе правления династии Юлиев – Клавдиев. Под пером Тацита словно бы оживает Рим весьма неоднозначного времени – периода царствования Тиберия, Калигулы, Клавдия и Нерона. Читатель получает возможность взглянуть на портрет этих людей (и равно на «портрет» созданного ими государства) во всей полноте и объективности исторической правды.

Сабхапарва (санскр. सभापर्व, «Книга о собрании») — вторая книга «Махабхараты», состоит из 2,4 тыс. двустиший (72 главы по критическому изданию в Пуне).

«Сабхапарва» рассказывает об объединении древнеиндийских княжеств под началом Пандавов и о том, как они были лишены царства своими двоюродными братьями Кауравами в результате нечестной игры в кости.

Другие книги автора Ксенофонт

Сочинение древнегреческого полководца и историка посвящённого событиям, происходившим в V веке до н. э. в Персии, когда 13000-ный отряд греческих наёмников принял участие в междуусобной войне, начатой сатрапом (правителем) Лидии, Фригии и Великой Каппадокии персидским царевичем Киром с целью свержения с престола его старшего брата, царя царей Артаксеркса II.

СУД НАД СОКРАТОМ

СБОРНИК ИСТОРИЧЕСКИХ СВИДЕТЕЛЬСТВ

Составитель А. В. Кургатников

Основатель и руководитель серии О. Л. Абышко

Образ Сократа вот уже третье тысячелетие остается одним из самых притягательных в истории мировой философии. В настоящем издании под одной обложкой собраны все исторические свидетельства древних о знаменитом процессе над афинским мудрецом, прежде разбросанные в разных книгах и разных изданиях. Данный подход, учитывая исключительность взятого исторического события, бесконечно интереснее для читателя. Да и по сути, описание любого судебного процесса требует, чтобы все относящиеся к нему документы были собраны вместе. В книгу включены сочинения Платона, Ксенофонта, Диогена Лаэрция, Плутарха, а также специально переведенная для данного сборника "Апология" ритора Либания. Его речь (написанная специально для чтения), помимо собственных несомненных достоинств, обладает еще одним существенным плюсом — в ней сохранились реминисценции утерянных сочинений современников Сократа: "Обвинения" Поликрата и "Защиты" Лисия.

Ксенофонт (ок. 430—354 гг. до н.э.) — знаменитейший древнегреческий историк и писатель, ученик Сократа. Получил прекрасное образование, приобрел большой политический и военный опыт. Убежденный противник афинской демократии, идеализировал спартанский государственный строй и монархические идеалы. «Греческая история» — одно из главных произведений Ксенофонта, охватывающее период с 411 года до битвы при Мантинее в 362 году, период становления и расцвета греческой государственности. Богатство фактического материала «Греческой истории» удачно совмещается с доступностью и ясностью изложения автора — непосредственного участника многих описываемых им событий.

Настоящее издание воспроизводит русский перевод С.Я.Лурье (Ленинград, 1935), заново отредактированный Р.В.Светловым. Текст книги печатается по изданию: Ксенофонт «Греческая история», СПб., «Алетейя», 1996 г.

Античный военный трактат.

Сочинение древнегреческого полководца и историка посвященное обязанностям начальника конницы. Публикуется по источнику: Сочинения Ксенофонта в пяти выпусках / Перевод Г.А. Янчевецкого, выпуск 5. Мелкие статьи. Митава, 1880.

Поход греческого войска в Переднюю Азию, описанный в "Анабасисе" Ксенофонта, вряд ли можно рассматривать как крупное историческое событие, оказавшее решающее влияние на судьбы народов древнего мира. Отряд греческих наемников, численностью примерно в 13000 человек, был присоединен к большой армии, собранной в 401 г. до н.э. сатрапом Лидии, Фригии и Великой Каппадокии персидским царевичем Киром в целях свержения с престола его старшего брата, царя Персии Артаксеркса II. Поход Кира на Вавилон в сущности мало чем отличался от нередких в Персии Ахеменидов восстаний сатрапов, стремившихся к царской власти, но, как и большинство этих восстаний, попытка Кира завладеть престолом успеха не имела. Кир погиб в решающем сражении при Кунаксе, на подступах к Вавилону, и, несмотря на победу, одержанную греками над войском царя, армия Кира распалась и зллинам удалось вернуться на родину только ценой огромных усилий и жертв.

Перевод с древнегреческого С. Поляковой и И. Феленковской

Вступительная статья и примечания С. Поляковой

КСЕНОФОНТ ЭФЕССКИЙ И ЕГО РОМАН

Второй век новей эры—время создания романа Ксенофонта Эфесского—был эпохой римского владычества над греческими стра­нами; низведенные до положения провинций, они во всех отноше­ниях занимали подчиненное положение. Однако Малая Азия по сравнению с материковой Грецией переживала даже известный подъем, одним из свидетельств которого является оживление там культурной жизни. Наряду с литературным течением, находившим официальное признание и даже поддержку Рима, широко развива­лась повествовательная проза, по своим идейным устремлениям и художественным тенденциям резко отличавшаяся от господствовав­шего направления и обращенная к сравнительно более широким, демократическим слоям населения. Этим объясняется то особое положение, которое она занимала в свое время и в более позднюю эпоху. Представители господствующей культуры, писатели и уче­ные, свысока относились к ней, не цитировали ее, не интересова­лись ею, не собирали сведений об ее авторах. Поэтому мы почти ничего не знаем о многочисленных представителях этой повество­вательной прозы, самые их имена далеко не всегда достоверны, даже жанры, в которых они писали, не получили наименования. Все то, что до нас дошло, уцелело по воле случая и вопреки стремле­нию тех древних ученых, которые заботились только о сохранности памятников, казавшихся им образцовыми. Характерно в этой связи, что жанр, представленный "Повестью о Габрокоме и Антии" Ксенофонта Эфесского, хотя мы располагаем целым рядом аналогич­ных произведений, не получил в древности наименования, и мы принуждены обозначать его позднейщим, неантичным термином "роман".

Популярные книги в жанре Античная литература

Менандр

Девушка из Перинфа

Перевод А. Парина

ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА

Лахет, старик.

Дав, раб Лахета.

Тибий и Гета, рабы Лахета (без слов).

Пиppий, раб Лахета.

Сосия, раб.

Лахет

. . . За мною следуй. . .

Дав

Идет он с хворостом?

Лахет

Огонь (сюда неси!)

Дав

Еще огонь? Все ясно. Тибий с Гетою,

Неужто он сожжет меня? Ах, Гета, друг,

Что ж вы не выручите сотоварища?

Менандр

Гамбургский папирус

Перевод А. Парина

. . . однако, Мосхион, смотри

. . . одеяния и золото

. . . есть. И для Доркион теперь

. . . в залог отдавши, вы

. . . тысячею драхм отделаться.

Мосхион

. . О Геракл!

Женщина

. . . Вы возвратите мне,

(Коль повезет,) и будет все во благо вам.

Когда не сможешь это сделать ты, сама

Отдам я деньги на ее спасение.

Менандр

Гидрия

Перевод О. Смыки

I

Когда, бывает, я смотрю комедию,

Где повар есть: тогда - о, боги вышние!

И наше мне искусство жалким кажется,

И род наш поварской, коль так воруем мы!

Ведь все - сплошное злое издевательство:

Искусно из кусочка мяса делают

По два куска, а колбасу воруют так:

Часть режут из средины, вновь сводя концы,

А масло и питье выносят губками.

Менандр

Комедии, известные по цитатам у античных авторов

Перевод О. Смыки

ОЖЕРЕЛЬЕ

1 (333)

Теперь она, прекрасная наследница,

Спокойно может спать, свершив великое

Деяние: она из дома выгнала

Ту, кто ее терзал своим присутствием,

Пусть смотрят в рот теперь одной Кробиле все

И видят в ней хозяйку и жену мою!

Пусть смотрят, хоть она, что называется,

Средь обезьян ослица по наружности.

Менандр

Ненавистный

Перевод А. Парина

ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА

Фрасонид, воин.

Гета, раб Фрасонида.

Демея, отец Кратии.

Старуха, служанка Клинии.

Кpатия, молодая девушка.

Кормилица Кратии.

Клиния, юноша.

Повар (без слов).

Действие происходит перед домами Фрасонида

и Клинии.

ДЕЙСТВИЕ ПЕРВОЕ

Фрасонид

О Ночь, - ты водишь дружбу с Афродитою

И ближе всех богов ей; ночью мы твердим

Менандр

Остриженная

Перевод Г. Церетели

ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА

Полемон, командир наемников.

Гликеpа, его сожительница.

Сосия, его оруженосец.

Неведение, богиня.

Дорида, служанка Гликеры.

Дав, раб Мосхиона.

Мосхион, молодой человек.

Патэк, богатый купец.

Габротонон, флейтистка (без слов).

Действие происходит на улице в Коринфе. На сцене два дома:

один принадлежит Полемону, другой - отцу

Менандр

Отрезанная коса

Перевод Г. Церетели

ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА

Полемон, хилиарх, любовник Гликеры, коринфянин.

Гликера, любовница Полемона, дочь Патэка.

Mосхион, брат Гликеры, приемный сын Миррины.

Mиррина, богатая женщина.

Патэк, богатый купец.

Дорида, наперсница Гликеры, рабыня Полемона.

Сосия, солдат, доверенное лицо Полемона.

Дав, раб Миррины, доверенное лицо Мосхиона.

Автор: Менандр

Менандр

Щит

Перевод А. Парина

ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА

Дав, воспитатель Клеострата.

Смикрин, дядя Клеострата.

Тиха, богиня случая.

Повар.

Подручный повара (без слов).

Раб, прислуживающий на пиру.

Хэрестрат, младший брат Смикрина.

Хэрея, пасынок Хэрестрата.

Друг Хэреи под видом врача.

Клеострат.

Действие происходит в Афинах, перед домами Смикрина

и Хэрестрата.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Эта повесть задумана в 1988 году как полемика с произведениями Стругацких «Туча», «Гадкие лебеди».

Когда жизнь загоняет в угол, каждый ищет выход. Кто-то находит, кому-то не обойтись без помощи. Но бывают и те, кто не понимают, что попали в тупик. И вот вопрос — что же с ними делать?

В повести рассказывается о судьбе княжеского сына, который вначале боролся с зарождающейся советской властью, терпел поражения, приспосабливался, впоследствии изменил свои взгляды, в рядах Советской Армии принимал участие в сражениях с фашистами, но до конца жизни боялся разоблачения.

Перевод с даргинского Вадима Лукашевича

Художник В.И.Суриков

Поздним вечером ко мне постучался матрос Юсуф Майоршин. Это, пожалуй, был единственный человек, который своим видом нарушал впечатление порядка и опрятности на теплоходе. Худощавый и маленький, он ходил валкой походкой толстяка. Локтями подтягивал брюки. Развязно просил закурить. Толкнув ногою дверь, он вошел в мою каюту прежде, чем ему ответили на стук; привалился спиной к двери, остановил скептический взгляд на столе и сказал:

— Пишете?.. Вы бы лучше про меня написали. — Он хмыкнул и добавил: — Я здорово работаю.