Кинжал Разума

Симон ван Гелдер очутился на борту "Энтерпрайза" после того, как улизнул из исправительной колонии на Тантале с помощью телепортационного передатчика, воспользовавшись ящиком, который был адресован Исправительному бюро в Стокгольме. Это была отчаянная попытка, хотя и не слишком разумная по исполнению. Он едва ли провел на борту более трех минут, когда Тристан Адамс, директор и главный врач колонии, сообщил капитану Споку о побеге ("потенциально особо опасное дело"), и начался поиск.

Рекомендуем почитать

На планете Аргелиус похвалялись, что у них лучшие "Горы Венеры" в Галактике. А самым популярным заведением среди космолетчиков было кафе, в котором исполняла танец живота несравненная свежая и экзотическая Кара. Приятные молодые женщины, скрашивавшие мужские компании за столиками этого кафе, были привычной, хоть и по-прежнему приятной картиной для Кирка и Мак-Коя. Но – блистательной новинкой для Скотти. Он сел с ними за столик, оглядываясь по сторонам в совершенном блаженстве. Потом его глаза остановились на Каре, которая с естественной грацией кружилась на танцплощадке, золотая прозрачная юбка обвилась вокруг ее ног.

Когда началась стычка с ромуланами, капитан Джеймс Кирк находился в церкви звездолета "Энтерпрайз" в ожидании церемонии бракосочетания.

Конечно же, он мог и уклониться от этого, поскольку был не единственным человеком на борту звездолета, имевшим право совершать подобные церемонии и многие другие, принятые между людьми. Новобрачные, кстати, били членами команды корабля: специалист Роберт Томлинсон (фазерные установки) и специалист второго класса Анжела Мартин (фазерные установки).

"Энтерпрайз" смог выдержать ионный шторм, но один человек погиб, и корабль получил серьёзные повреждения. Кирк вынужден был отдать приказ взять курс на базу 11 – огромный комплекс, являющийся одновременно ремонтным доком и галактическим командным форпостом.

Кирк представил подробный рапорт начальнику базы, старшему капитану Стоуну – сухощавому негру, который когда-то сам служил на звездолёте; Кирк знал его в те времена, хотя и не очень хорошо. В рапорт, разумеется, необходимо было включить письменное показание под присягой, касающееся обстоятельств гибели офицера Бенджамина Финни, и Кирк вручил его Стоуну в самую последнюю очередь и лишь после того, как несколько раз перечитал его. Стоун терпеливо ждал, потом заметил:

Естественно, никому не хотелось пропустить момент, когда планета расколется. Хотя ее даже не побеспокоились как-то назвать: на картах она проходила под кодовым названием УЛАПХ42821ДБ, естественно сокращенным кем-то из младших офицеров "Энтерпрайза" до "Ла Пиг".

Правда, и это прозвище нисколько ей не подходило. Планета – каменный шар, около десяти тысяч миль в диаметре, ее поверхность представляла собой замерзшую, необитаемую пустыню, на которой не росло не только никакого кустика, но даже лишайника, способного хоть как-то оживить монотонный пейзаж, расстилавшийся насколько мог охватить глаз. И лишь в одном смысле это имя подходило – планета была слишком велика для своего класса.

Руда была интенсивного темно-фиолетового цвета. Кирк попробовал ударить по ней камнем. Раздался характерный лязгающий звук, но на поверхности руды не осталось никакого следа. Капитан отбросил камень в сторону и сказал:

– Фантастика! Эта руда даже в сыром состоянии раз в двадцать тверже стали!

– Если быть точным, капитан, – сказал Спок, сфокусировав свой трикодер на руде, – в 21,4 раза, чем лучшая марганцевая сталь.

Кирк включил коммуникатор:

На бескрайних просторах Галактики экипаж USS «Enterprise» вдруг сталкивается с одной высокопоставленной, но очень плохо воспитанной дамой…

Звезда Бета Ниоба, как показывали компьютерные расчёты, должна была превратиться в сверхновую через каких-нибудь три с половиной часа. Её единственная планета, Сарпедион, относилась к классу М и, согласно последним сообщениям, была населена гуманоидами, создавшими довольно высокоразвитую цивилизацию, но ещё не вышедшими в космос. Как бы там ни было, сенсоры "Энтерпрайза" показывали, что на Сарпедионе больше не осталось разумной жизни.

Но в то же время они засекли, что на планете по-прежнему функционирует сверхмощный генератор. Это означало, что там могли оставаться несколько уцелевших. Их следовало обнаружить и эвакуировать, прежде чем планета будет уничтожена.

Шок за шоком. Сначала сигнал о помощи с «Созвездия» – звездолёта того же класса, что и «Энтерпрайз», под командованием Брэнда Деккера, однокашника Кирка по Академии; сигнал, едва различимый из-за помех и оборвавшийся на полуслове.

Сигнал, согласно показаниям приборов, исходил из района М-370, молодой звезды средней активности с системой из семи планет. Но прибыв в заданный район, «Энтерпрайз» не обнаружил ни «Созвездия», ни самой системы.

Другие книги автора Джеймс Блиш

В сборнике нашли отражение традиционные сюжеты научной фантастики: контакты с разумными существами других планет, приспособление человека к иной среде, путешествие во времени.

Повести принадлежат перу известных мастеров этого популярного жанра: А. Кларку, Р. Янгу и др.

СОДЕРЖАНИЕ:

Дмитрий Биленкин. Парадоксы фантазии

Джеймс Блиш. Поверхностное натяжение. Перевод К. Сенина

Дин Маклафлин. Братья по разуму. Перевод И. Гуровой

Роберт Ф. Янг. У начала времен. Перевод А. Иорданского

Артур Кларк. Встреча с медузой. Перевод Л. Жданова

Клиффорд Саймак. Сила воображения. Перевод К. Сенина

«Примечание Джеймса Блиша.Экранизация этого эпизода складывается из двух частей. Основная сюжетная линия повествует о событиях, имевших место в истории "Энтерпрайза" настолько давней, что единственным знакомым на корабле лицом был тогда лишь Спок. Линия эта переплетается с детально продуманной "обрамляющей" сюжетной линией, в которой Спок предстаёт перед трибуналом по обвинению в мятеже; причём главная сюжетная линия служит объяснением его несомненно мятежным действиям. Для экранизации такой приём оказался в высшей степени удачным – этот эпизод, как я уже упоминал, был удостоен награды Хьюго в соответствующей номинации за этот год – но при новеллизации он влечёт за собой столь частые изменения ракурсов и переходы из настоящего в прошлое, что рассказ делается запутанным до невозможности. (Я знаю – я пробовал!) Поэтому представленная здесь новелла включает только основную линию, при этом возвращая сюжету первоначальную развязку – не показанную телезрителям – которая завершала эпизод до включения в него "обрамляющей" линии. Думаю, создатели сериала также сочли, что приём с двумя сюжетами был ошибкой; по крайней мере, "Зверинец" оказался единственной подобной серией за всю историю сериала.»

Пустынная поверхность этой планеты дала интересные образцы минералов и фауны, и Кирк был занят разбором контейнеров для телепортации на "Энтерпрайз", когда порыв ледяного ветра швырнул горсть песка ему в лицо. Рядом с ним Зулу, державший на поводке кроткое собакоподобное животное, поежился.

– Температура начинает падать, капитан.

– Ночью доходит до минус 250, – сказал Кирк, мигая, чтобы удалить песок из глаз. Он потянулся было, чтобы потрепать животное, но вынужден был резко обернуться на крик. Техник-геолог Фишер свалился со скамьи, на которой работал. Его комбинезон был запачкан липкой желтоватой рудой от плеч до самых ног.

Доктор Дональд Кори нисколько не скрывал своей радости по поводу появления Кирка и Спока, что, впрочем, вовсе не удивляло капитана. Этому было несколько очевидной причин: Кирк и губернатор были старыми друзьями, и, к тому же, Кирк привез новейшее лекарство, которое должно было выручить Дональда Туго ему приходилось! От человека требовалась недюжинная сила воли, чтобы подолгу находиться на Эбле-2, с ее ядовитой атмосферой и непомерной силой тяжести, да еще для присмотра за четырнадцатью неизлечимыми больными.

Роман этот не о католицизме, но поскольку главный герой его — католический теолог, то книга неизбежно содержит ряд моментов, довольно болезненных для приверженцев католического и (в меньшей степени) англиканского вероисповедания. Читатели же, лишенные доктринальных предубеждений, вряд ли вообще обратят на эти моменты особенное внимание — не говоря уж о том, чтобы вознегодовать.

При написании романа я предполагал, что как обряды, так и вероучение римской католической церкви в течение века претерпят определенные метаморфозы, существенные и не очень. Публикация книги в Америке показала, что католики не имели бы ничего против моего Басрского Собора, против того, как я воспроизвел всю небезызвестную изящнейшую дискуссию, с пупков начиная и геолого-палеонтологическими данными заканчивая, и как разделался с тонзурой; но по двум позициям они не позволили бы мне хоть на шаг отступить от того, что можно найти в «Католической энциклопедии» 1945 года издания. (Ни один ученый до сих пор почему-то не возмутился тем, как я разделался к 2045 году с частной теорией относительности.) И вот о каких позициях речь.

При приближении к Мелкотианской системе сенсоры «Энтерпрайза» засекли буй, который Кирк счёл за лучшее проверить. Ему было приказано установить контакт с мелкотианами любой ценой – никаких объяснений, просто «любой ценой» – но он был человек миролюбивый; к тому же опыт подсказывал ему, что люди, размещающие буи вокруг своих планет, имеют обыкновение стрелять в тех, кто не уделяет этим знакам должного внимания.

Прослушанная запись оказалась не слишком обнадёживающей. Она гласила: «Пришельцы. Вы вошли в пространство Мелкота. Вы немедленно покинете его. Это единственное предупреждение, которое вы получите».

Как только открылась дверь лифта, все на мостике оторвались от работы.

Кирк загадал: сейчас войдет лейтенант Кэролин Пэламас с докладом об осколках похожего на мрамор вещества, которое они втянули с мертвой планеты из группы Кекропа. Да, он оказался прав. Кэролин протянула ему отчет.

– Спасибо, – стараясь не смотреть в ее сияющие серо-синие глаза, сказал он.

Совершенная красота, подумалось ему, может стать тяжелым бременем для женщины. Взгляды, которые она невольно привлекала, сразу ставили ее в особое положение. А ему не хотелось, чтобы Кэролин Пэламас чувствовала себя одинокой. Ее достоинства заключались не только в роскошных золотистых волосах и серо-синих глазах – она, будучи новым членом экипажа, прекрасно разбиралась в археологии. Кирк постоянно боялся обидеть ее своим восхищенным взглядом. Он сказал:

Популярные книги в жанре Эпическая фантастика

Ларкин думал о смерти. Он решил, что давно бы желал умереть, если бы не боялся этого так сильно. Целыми ночами он размышлял об этом, но так и не решил, чего же он сильнее боится — самой смерти или страха перед ней. Хуже того, он так часто оказывался близок к ответу. Так часто его ловил ее ледяной взгляд, так близко щелкали ее стальные клыки. Ответ был рядом столько раз.

Должно быть, сегодня он поймет. Здесь. Смерть или страх смерти.

Может быть, Ангел знала. Но она молчала. Строго и сдержано она смотрела вниз. Глаза закрыты, будто она спит. Руки сложены на груди в молитве.

За год до начала своего вторжения в Новую Республику, описанного в романе "Наследник Империи", гранд-адмирал Траун выходит на решающую битву со своим злейшим врагом - хитроумным военачальником Нусо Эсвой, грозой Неизведанных Регионов. "Шерлоку Холмсу" и "профессору Мориарти" мира "Звездных войн" предстоит раз и навсегда выяснить, кто из них лучше разбирается в военной стратегии, тактике... живописи и скульптуре!

 Новая планета, новые расы, новые приключения... старый, добрый Траун и его верные помощники - капитан Восс Парк и барон Сунтир Фел - в новейшей повести Тимоти Зана: "Кризис веры"!

Война Теней закончена. Тени покинули галактику, отправившись за Предел. Юные расы трудятся вместе в мире и гармонии как части благородного Объединенного Альянса, под руководством Благословенной Деленн, и под защитой грозного флота Темных Звезд ведомого "Тенеубийцей", Генералом Джоном Шериданом. Нарны и центавриане примирились, минбарцы реформируют их Серый Совет, За'ха'дум же — мир который денно и нощно охраняется флотом ворлонцев.

Это была мечта, созданная из надежды в темнейшие из дней, но теперь та надежда ушла, и мечта ушла с ней. Альянс далек от единства — разделенный, распадающийся и пораженный горем. Синовал собирает совет среди руин Голгофы, где каждому придется взглянуть в лицо будущему и приготовиться к нему. На Минбаре, на Центаври Прайм, на Казоми-7 на Вавилоне 5, и даже на самом За'ха'думе разгорается пламя войны. И где—то в ином месте, за этим наблюдают  черные древние мертвые глаза, ожидая момента, когда они будут способны сделать большее, чем просто следить...

 Год 2260, двенадцать лет прошло после уничтожения минбарцами Земли. Земной флот с помощью своих союзников – Теней, повернул ход войны вспять и превратил Минбар в отравленный пепел. Попытка Синевала восстановить свою власть над выжившими минбарцами была сорвана неожиданным появлением их величайшего пророка и вождя, вернувшегося наконец после тысячи лет отсутствия.

На Проксиме бурно расширяющиеся планы Правительства Сопротивления наконец затронули и Г'Кара, однако, судьба, которую ему уготовили - не смерть... но нечто гораздо худшее. Уэллс идёт по узкой дорожке, но получает помощь из совершенно неожиданного источника. Тем временем на Приме Центавра Лондо демонстрирует, как работает настоящий политик...

 Год 2260, двенадцать лет прошло после уничтожения минбарцами Земли. Земной флот с помощью своих союзников – Теней, повернул ход войны вспять и превратил Минбар в отравленный пепел. Попытка Синевала восстановить свою власть над выжившими минбарцами была сорвана неожиданным появлением их величайшего пророка и вождя, вернувшегося наконец после тысячи лет отсутствия.

Вален вернулся на Минбар, опустошённый войной и хаосом. Но облегчит ли он проблемы Минбара - или добавит к ним новые? Каковы тайны великого пророка, и как они связаны с тайнами Синевала? Ответ скрыт в событиях двенадцатилетней давности... когда отчаянно пыталась спастись раса, стоящая на грани исчезновения; он связывает военачальника по имени Синевал, сатаи по имени Деленн и землянина... по имени Джеффри Синклер.

Год 2259. Целых десять лет раса землян была вынуждена жить под страхом полного уничтожения. Они были рабами и беспомощными жертвами. Но теперь изменилось всё. Когда людям Земли выпал шанс воспользоваться помощью Теней, они, не раздумывая, ухватились за него. Деморализованные катастрофическим поражением в Битве на Втором Рубеже, минбарцы отступают. Земляне готовятся нанести ответный удар...

 Минбар лежит в руинах, опустошённый теми, кого сам пытался уничтожить. В то время как Синевал пытается создать из пепла новый мир и новый народ, на его мечту нападают со всех сторон. Деленн впервые за два года вернулась домой, и она должна разобраться со своими чувствами к новой судьбе Минбара. Всё ещё скрывается в тени Улькеш со своими планами на будущее. Плюс: даны ответы на две величайшие тайны галактики.

Год 2259. Целых десять лет раса землян была вынуждена жить под страхом полного уничтожения. Они были рабами и беспомощными жертвами. Но теперь изменилось всё. Когда людям Земли выпал шанс воспользоваться помощью Теней, они, не раздумывая, ухватились за него. Деморализованные катастрофическим поражением в Битве на Втором Рубеже, минбарцы отступают. Земляне готовятся нанести ответный удар...

Колесо кармы повернулось, и теперь уже флот землян стоит у Минбара, но в чём их цель, завершить цикл боли и разрушения или продолжить его? В то время как Серый Совет разваливается, кажется, что даже Синевал не сможет спасти свою планету от разрушения. Ему повезёт, если он сможет спасти Серый Совет от разрушения, в этом должна быть его цель. В то время как с небес Минбара льётся огненный дождь, сформировалась коалиция, цель которой – спасти планету, надежды и мечты миллиардов. Тем временем Лондо возвращается на Приму Центавра, он надеется восстановить там порядок, но лишь сталкивается с всевозможными ловушками, а результат поездки Бестера на Проксиму-3 – фиаско некоторых его планов.

Год 2259. Целых десять лет раса землян была вынуждена жить под страхом полного уничтожения. Они были рабами и беспомощными жертвами. Но теперь изменилось всё. Когда людям Земли выпал шанс воспользоваться помощью Теней, они, не раздумывая, ухватились за него. Деморализованные катастрофическим поражением в Битве на Втором Рубеже, минбарцы отступают. Земляне готовятся нанести ответный удар...

На Казоми-7 прибывает чужой корабль, но это не новое вторжение дракхов. Всё гораздо хуже. Прибыли ворлонцы, и с ними Инквизитор. Поможет ли любовь Джону и Деленн вынести их худшие кошмары, останутся ли они в живых, чтобы предстать перед новым большим испытанием, когда вся галактика охвачена огнем?.. А где-то в другом месте сумрачное пребывание Синевала в Соборе потревожено очень странным гостем, но что нужно человеку от охотников за душами, и кто партнёры мистера Мордена?

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Звездная База 26. Пространство Федерации.

Клингон напрягся, когда кто-то хлопнул его по плечу. Инстинкт требовал от него повернуться и встретить вызов, но он заставил себя выдержать оскорбление и расслабиться. Затем Келл медленно обернулся и увидел рядом какого-то землянина. Клингон чуть не прокричал традиционное клингонское приветствие: «Что тебе надо?», но, благодаря подготовке, удержался и вместо этого изобразил гримасу – нет, улыбку

– Черт побери, Джим, они не могут так с нами поступать! –Леонард Маккой, начальник медслужбы звездолета Федерации "Энтерпрайз", в сердцах хлопнул ладонью по пустому диагностическому столу. Звук эхом отозвался в пустующем лазарете; сестра Чэпел уже сбежала от докторского гнева, прихватив с собой единственного пациента под предлогом проведения физиотерапии.

Маккою было все равно. Он уже устал от постоянного сдерживания накопившихся эмоций, и теперь наконец позволил себе взорваться. Он гневно наставил на Кирка палец.

По счастью, в момент получения сигнала SOS на мостике находилась Марла Мак Гиверс. Официально лейтенант Марла Мак Гиверс являлась специалистом по системам управления кораблём; но кроме этого, она была ещё и историком (хотя Кирк считал, что она куда больше похожа на балерину). Вероятно, никто другой на борту "Энтерпрайза" не узнал бы азбуки Морзе, поскольку ею перестали пользоваться ещё на рубеже 21-го века, во время всеобщего хаоса, последовавшего за Евгеническими войнами. Но лейтенант Мак Гиверс специализировалась именно на этом периоде.

Два солнца низко висели на бирюзовом небе. Верхнее было раздувшимся, багровым, сплющенным овалом, который давал совсем немного тепла. Нижнее солнце было всего лишь блестящей бело-голубой точкой света. Горизонт вдоль бескрайней почти плоской равнины, блестящей кристаллическими структурами, стал медно-зеленого цвета – цвета крови Спока. Гряда кобальтово-синих вулканических конусов вонзала свои острые пики в небо, и каждая гора отбрасывала на равнину две заостренные тени: одну темно-фиолетовую, другую более бледную – серо-зеленую.