Киев-Зона

Несколько месяцев назад Зона расширилась, и полностью охватила Киев. Население эвакуировали, остались немногие, их мы называем "Местные", они знают город, как свои пять пальцев. Я тоже когда-то жил в Киеве. Потом отправился в Зону и спустя два года я снова здесь. В родном городе…

Отрывок из произведения:

Мы шли по Крещатику. Мутантов поблизости не было.

- А как ты думаешь "Местные" нормальные парни?-спросил Чип.

Нас прозвали Чип и Дейл. Первое время мы всем помогали или как выражаются они, спешили на помощь. Мы знакомы с ним еще с садика. Сейчас ему уже двадцать пять, он мой сверстник и я не помню, чтобы мы серьезно ссорились. Мы отправились в Зону ради приключений и не совсем на трезвую голову, но решили остаться.

Чип был примерно такого же роста, как и я, около метра девяносто. У него было почти всегда серьезное выражение лица, но он пользовался большой популярностью у девушек. Возможно, голубые глаза и серьезный подход к жизни не могли оставить девушек равнодушными. С пятнадцати лет мы занимались стрельбой и ходили на различные боевые искусства. Стрелял Чип лучше меня, зато мне чаще удавалось победить его в спарринге.

Популярные книги в жанре Боевая фантастика

Турист-экстремал Егор не по своей воле становится участником полного приключений путешествия по иным Вселенным. Пробежав «галопом по Космосу», он вступает в схватку с силами, которые многократно превосходят его, и побеждает. А обретя новых друзей, вместе с ними открывает истинное Мироздание и его самые главные секреты. Учится настоящей любви и взаимопониманию, чувству ответственности и чувству ненависти и обретает новые способности, которые могут принести пользу всем разумным существам.

Современное Дикое поле. Противник, испытывая биологическое оружие, не догадывается, что запускает биовойну, в которой якобы низшие организмы не только будут подчинять себе людей, но и сражаться друг с другом.

Уже невозможно выразить словами ужасы войны, ныне объявшей Империум. В эпоху, которая должна была провозгласить ценности просвещения и остаться в истории. как время славных побед, воины с обеих сторон конфликта испытывают на себе мучительные последствия предательств и кровопролитий. Ненависть заклятых врагов, гнев примархов, нечистая ярость демонических владык — никто, кроме могучих космодесантников, не в силах перенести столь мучительные испытания и остаться верными себе…

Отряд Кровавых Ангелов, под командованием брата-сержанта Рафена, сталкивается с Рыцарями Крови — сыновьями Сангвиния, которые объявлены Империумом ренегатами. Предатели предлагают своему ордену-прародителю подарок, но могут ли Кровавые Ангелы доверять им?

Давным-давно, Кровавые Ангелы обрушились на Лаудамус, сокрушив вторгшиеся силы ренегатов Безупречного Воинства. Теперь история повторяется, когда Космические Десантники Хаоса, владеющие планетой Лаудамус подвергаются атаке со стороны сыновей Сангвиния, которые прибыли, чтобы отбить планету во имя Императора.

После подавления восстания в собственном Легионе, Джагатай-хан решает подвергнуть своих блудных сыновей испытанию, чтобы выяснить, достойны ли они сражаться с той же честью, что и раньше. Гордый легионер-терранец Торгун-хан предстал перед своими обличителями и отвечает за свой поступок, который привёл его к откровенной ереси…

Учёные утверждают, что инстинкт самосохранения самый сильный среди всех инстинктов, известных людям? Кто-то сомневается… Да… Есть и такие! Вот только все сомнения уходят как вода в песок, когда речь идёт именно о твоём собственном выживании. И именно тогда приходит осознание того, что за монстр прячется в человеке. Жестокая и кровожадная тварь, которая пойдёт на всё, лишь бы добиться своего. Иногда такая тварь полностью выдавливает личность человека, заменяя его своими инстинктами. А иногда… Человек всё же сильнее, чем эти самые инстинкты. Что будет с обычным механиком Сергеем, который всего лишь зашёл не туда?

(метрическая и временная шкала применяется земная, для удобства читателей)

Содержит нецензурную брань.

Платон Руцкий, фельдшер скорой помощи, ехал с пострадавшей в ДТП с надеждой не опоздать, но судьба распорядилась так, что машина сама попала в аварию. Погибнув здесь, Платон пришёл в себя уже в другом времени. Это был июль 1812 года, и в городе, где он когда-то жил, хозяйничали французы. Выжить на войне непросто. И вдвойне сложней, если вокруг незнакомые реалии отдалённого прошлого.

Платону Руцкому удалось не только уцелеть, но даже вписаться в местную эпоху. Вот он уже дворянин и успешный командир батальона егерей. Но война продолжается, и всё ближе день сражения, решающего для нашего героя, того самого последнего боя, который трудный самый.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

«Кто может похвастаться тем, что был в Раю?..»

Странник стоял на краю лесной поляны и смотрел вдаль. Жемчужного цвета облака. Зеленые кроны и рыжие стволы сосен. Пестрые краски полевых цветов. Нетронутая человеком красота.

Босой, в просторной белой рубахе и домотканых штанах, он не знал, как попал сюда. Не знал, что это за место, не знал, где был до этого. Единственное, в чем он был уверен, так это в том, что ему тут хорошо… спокойно.

«Тринадцать полнолуний» — это книга, написанная скоростным письмом.

Я принимала информацию из параллельных миров, как медиум. Прошлое, настоящее, будущее — откуда, куда, зачем; на примере одного героя получен ответ. Не сравнивайте это произведение с Кастанедой, Блаватской, фантастами Стругацкими и Булгаковым.

Я — Эра Рок, и моя версия мироздания так же имеет право на существование. Не исключено, именно она поможет вашим душам и сердцам обрести надежду и понимание сложного механизма Вселенной. В книге вы узнаете, как работают с нами ангелы, астральные учителя и наставники из тонкого мира, духи-охранники, небесные проводники и союзники, а также как действуют демоны, пытающиеся разрушить наше хрупкое астральное тело.

Принц Гази-бек скучал. Уже несколько дней, как умер его учитель, кази дворца Ширваншахов Мухаммедъяр, и музыкальные, развлекательные собрания были на время прекращены. Принц с самого утра не находил себе места: чем бы заняться? Дни тянулись один скучнее другого.

Так и сегодня. Вздыхая, он долго ворочался в постели, потом, кликнув надима[1] Салеха, велел ему готовиться к прогулке. А сам нехотя, без аппетита, сел завтракать. Поковырял нежнейшую чихиртму[2]

Этот роман посвящен жизни и деятельности выдающегося азербайджанского поэта, демократа и просветителя XIX века Сеида Азима Ширвани. Поэт и время, поэт и народ, поэт и общество - вот те узловые моменты, которыми определяется проблематика романа.

Говоря о судьбе поэта, А. Джафарзаде воспроизводит социальную и духовную жизнь эпохи, рисует картины народной жизни, показывает пробуждение народного самосознания, тягу простых людей к знаниям, к справедливости, к общению и дружбе с народами других стран.