Катастрофный стэк

Катастрофный стэк

Руководство для выживальщиков от автора «оптимистичных (пост)апокалипсисов» от археопрограммирования — «Пламени над бездной», «Витлинга» и «Детей небес».

Обычно произведения в жанре пост-апа эксплуатируют клишированный набор представлений о немедленном упадке человеческой цивилизации и ее откате в варварство планетного или галактического масштаба. На самом деле для любой сколько-нибудь развитой цивилизации потеря всего багажа накопленных знаний крайне маловероятна, как только достигается стадия повсеместной информатизации. Кардашевский индекс современной Земли близок к 0.7, но даже в этих условиях можно что-нибудь предпринять: Равне Бергсндот на средневековой планете Когтей пришлось начать с куда меньшего.

Отрывок из произведения:

 Тривиальным будет замечание, что вместе с технологическим прогрессом растут вероятности несчастных случаев, а эти последние с большей легкостью переходят в катастрофы. В то же время некоторые аспекты технологии способны помочь нам в преодолении этих напастей. Данная заметка расскажет о том, как энтузиазм, благотворительность, разумные бизнес-практики и правительственное содействие могут сложиться в «катастрофный стэк» (disaster stack) машин, знаний и людей, реагирующих на катастрофические ситуации.

Другие книги автора Вернор Стефан Виндж

Странная пульсирующая звезда давно привлекала внимание сообществ Человеческого Космоса, и вот наконец два из них — межзвездная цивилизация космических торговцев Чжэн Хэ и тоталитарная цивилизация Аврала — достигли системы В(ы)ключенной, которая загорается на тридцать пять лет, а потом гаснет, погружая свою единственную планету в ледяной сон на четверть тысячелетия. Тем не менее планета обитаема и стоит на пороге технологического прорыва. И людям жизненно необходим контакт с негуманоидной расой арахнидов — ради собственного выживания и обретения свободы…

«Глубина в небе» — поистине вселенская драма мужества, самопознания и искупительной силы любви — была по достоинству оценена и критиками, и читателями как блистательное продолжение «Пламени над бездной». Роман был номинирован на премию «Небьюла» в 1999 году, в том же году завоевал премию «Прометей», а в 2000‑м был удостоен премии «Хьюго». В настоящее издание включена также повесть «Болтушка», примыкающая к циклу.

Вернон Виндж — один из самых интересных писателей-фантастов, человек, которого называют «самым серьезным автором остросюжетной прозы». Он написал не так уж много — романы «Мир Гримма» и «Острие» и цикл «Сквозь настоящее», однако каждое из его произведений имело огромный успех. «Пламя над бездной» занимает среди написанного Винджем особое место.

Это — роман-сенсация, роман, который сразу же после публикации был удостоен премии «Хьюго» и признан наиболее значительным произведением 90-х годов в жанре космической саги.

«Пламя над бездной».

«Глубина в небе».

И теперь – «Дети Неба».

Научно-фантастическая сага, самое популярное детище Винджа, произведение, открывшее новые горизонты в жанре НФ и до сих порождающее бесчисленные дискуссии. Им восхищаются лучшие фантасты современности – Грег Бир и Дэвид Брин. Его единогласно сравнивают с легендарным циклом «Гиперион» Дэна Симмонса.

Но теперь соратнице и возлюбленной Фама Нювена предстоят новые, смертельно опасные приключения на планете Стальных Когтей.

Начинается противостояние обязательств и стремлений, доверия и обмана, великих страстей и мелких расчетов.

А над планетой дамокловым мечом нависает флот вернувшейся Погибели…

«Пламя над бездной». «Глубина в небе». И теперь — «Дети Неба». Научно-фантастическая сага, самое популярное детище Винджа, произведение, открывшее новые горизонты в жанре НФ и до сих порождающее бесчисленные дискуссии. Им восхищаются лучшие фантасты современности — Грег Бир и Дэвид Брин. Его единогласно сравнивают с легендарным циклом «Гиперион» Дэна Симмонса. Но теперь соратнице и возлюбленной Фама Нювена предстоят новые, смертельно опасные приключения на планете Стальных Когтей. Начинается противостояние обязательств и стремлений, доверия и обмана, великих страстей и мелких расчетов. А над планетой дамокловым мечом нависает флот вернувшейся Погибели…

В ядерной войне погибло девяносто процентов населения Земли, но группе ученых из Ливерморской энергетической лаборатории удалось остановить катастрофу, накрыв все потенциально опасные объекты куполами стасисного поля. Полвека спустя эти люди по-прежнему контролируют мелкие государства и общины, возникшие на месте прежних стран. Якобы ради сохранения мира, а на самом деле ради удержания власти они остановили развитие технологий – и готовы применить к нарушителям запрета любые средства террора. Прогресс теперь считается злейшим врагом человечества, он загнан в глубокое подполье. Но Мастеровые еще не разгромлены и не пойман самый опасный из них, гениальный математик Пол Нейсмит, за свои изобретения прозванный Чародеем.

Но редко когда он (или вообще кто-нибудь) лучше строил вещь, чем это сделано в быстрой, колоритной и весьма изобретательной новелле, которая вам предлагается - в новелле «Болтунья». Здесь очевидно сильное влияние Роберта А. Хайнлайна - частично новелла является незамаскированной данью уважения хайнлайновскому «Звездному зверю», который прямо упоминается в тексте, хотя прослеживается влияние и Ларри Нивена, Пола Андерсона, Чарльза Харнесса и, может быть, Роджера Желязны (по-моему, его влияние еще явственнее проступает в «Истинных названиях»). Сознательно следуя сюжетному построению «Звездного зверя», Виндж в этот знакомый путь вносит несколько неожиданных ходов, а также радикально новых мыслей о том, какими на самом деле будут межзвездные сообщества - эти мысли предваряют его широко известные рассуждения о «Сингулярности» (предстоящий момент времени, когда технологический прогресс ускорится до такой степени, что общество станет непонятно даже для живущих в нем людей), и они скорее всего окажут сильное влияние на будущие произведения о космических приключениях, хотя и не признанное вслух, как оказали «Истинные названия» свое влияние на литературу виртуальной реальности.

…Близкое будущее.

Эра расцвета нанотехнологий и генной инженерии. Эпоха хрупкого равновесия, установившегося наконец между новыми «хозяевами мира» – гигантскими сверхдержавами.

Но теперь это равновесие вот-вот рухнет…

В секретных американских лабораториях разрабатывается уникальный вирус, позволяющий зомбировать миллионы людей.

Правда ли это?

Расследование начинают трое агентов спецслужб Индоевропейского альянса…

Ускорение технического прогресса - основная особенность XX века. Мы на грани перемен, сравнимых с появлением на Земле человека. Сугубая причина этих перемен заключается в том, что развитие техники неизбежно ведёт к созданию сущностей с интеллектом, превышающим человеческий. Наука может достичь такого прорыва разными путями (и это ещё один довод в пользу того, что прорыв произойдёт):

В Компьютеры обретут "сознание", и возникнет сверхчеловеческий интеллект. (В настоящее время нет единого мнения о том, сумеем ли мы создать машину, равную человеку, однако, если это получится, несомненно, вскоре затем можно будет сконструировать еще более разумные существа).

Популярные книги в жанре Публицистика

Софья ВАСИЛЬЕВА

//Наш собственный корреспондент передает из Иерусалима

Давайте не встречаться на войне!

Рассказывают, что в ночь на 4 июня 1967 года, накануне Шестидневной войны, в кабинете министра обороны Израиля Моше Даяна раздался телефонный звонок. "Господин Даян, с вами говорит Уинстон Черчилль", - по-английски представился незнакомец. "Если вы - Черчилль, то я - Санта-Клаус", - раздраженно ответил министр и бросил трубку. Ему было не до шуток. Премьер-министр Великобритании умер два года назад, в 1965 году.

Он обманул всех нас и весь мир. Почти до сих пор верят, что Сталин создал социалистическое общество, что он имел своей целью построение коммунизма. Между тем анализ показывает, что Сталин одержал победу над социалистической революцией, уничтожил коммунистическую партию и реставрировал Российскую империю в гораздо более деспотической форме, чем это было до 1917 года.

В очерке американского журналиста разоблачаются нравы американской казармы, царящая в ней система подавления личности, политическое бесправие рядовых солдат вооружённых сил США.

Автор собрал обширный фактический материал, обличающий милитаризм, пороки воинского воспитания личного состава современной американской армии.

Мифология, философия, религия – таковы главные темы включенных в книгу эссе, новелл и стихов выдающегося аргентинского писателя и мыслителя Хорхе Луиса Борхеса (1899 – 1986). Большинство было впервые опубликовано на русском языке в 1992 г. в данном сборнике, который переиздается по многочисленным просьбам читателей.

Книга рассчитана на всех интересующихся историей культуры, философии, религии.

Вот уже четверть века нам внушают одно и то же: "...Эпоха конфронтации закончилась, мир изменился, победило новое мышление, идет переговорный процесс, формируется система коллективной безопасности, действуют международные договоренности..." Под это нежное блеяние рухнул социалистический блок, осыпался Советский Союз, расчленена Югославия, блок НАТО распространился до границ России, в Ираке и Афганистане засели западные оккупационные армии.

Покуда руководители России демонстрируют воистину олимпийское спокойствие и со вкусом осваивают новые горнолыжные трассы в пригородах Сочи, над страной встает черный призрак новой Цусимы...

Свободные раздумья на избранную тему, сатирические гротески, лирические зарисовки — эссе Нарайана широко разнообразят каноны жанра. Почти во всех эссе проявляется характерная черта сатирического дарования писателя — остро подмечая несообразности и пороки нашего времени, он умеет легким смещением акцентов и утрировкой доводить их до полного абсурда.

Свободные раздумья на избранную тему, сатирические гротески, лирические зарисовки — эссе Нарайана широко разнообразят каноны жанра. Почти во всех эссе проявляется характерная черта сатирического дарования писателя — остро подмечая несообразности и пороки нашего времени, он умеет легким смещением акцентов и утрировкой доводить их до полного абсурда.

Август — месяц русских мучений, тревог и бед. В августе случился ГКЧП, обваливший стены великой Красной империи. В августе утонул подводный крейсер "Курск", наполнив Россию рыданиями. В августе три года назад схлестнулись в скоротечной кровавой войне Россия и Грузия. Август пахнет грибами, сыплет на голову блестящие дожди, гонит над берёзами белые летние облака.

По всем телеканалам и радиостанциям слышен непрерывный ровный гул упорных, перекрикивающих друг друга голосов. Перебегают из партии в партию, вступают в Народный фронт и Ополчение, бранятся, заискивают, лгут, исходят посулами и обещаниями. Всё одинаково бессмысленно, пусто, неразличимо, как голоса в бане среди плеска воды, стука лоханок, аханья похожих на грешников голозадых людей, выбегающих из парилки.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Каким может оказаться Бытие (Genesis) смартфонной системы искусственного интеллекта, если локальную земную физику Медленной Зоны получится одурачить? Виндж предлагает более правдоподобный и, пожалуй, не менее кинематографичный ответ, чем был некогда дан одним из создателей саги о Терминаторе.

Слушайте: жил-был старик, у него были кот да петух. Старик ушел в лес на работу, кот понёс ему есть, а петуха оставил стеречь дом. На ту пору пришла лиса:

— Кукареку, петушок,
Золотой гребешок,
Выгляни в окошко,
Дам тебе горошку.

Так пела лисица, сидя под окном. Петух выставил окошко, высунул головку и посмотрел: кто тут поет? А лиса хвать его в когти и понесла в свою избушку. Петух закричал:

Жили были дед да баба да внученька Маша. Не было у них ни коровки, ни свинки, никакой скотинки — одна коза. Коза, черные глаза, кривая нога, острые рога. Дед эту козу очень любил. Вот раз дед послал бабку козу пасти. Она пасла, пасла и домой погнала. А дед сел у ворот да и спрашивает:

— Коза моя, коза, чёрные глаза, кривая нога, острые рога, что ты ела, что пила?

— Я не ела, не пила, меня бабка не пасла. Как бежала через мосточек ухватила кленовый листочек, — вот и вся моя еда.

А вот еще какая история приключилась с хелемским меламедом. Как-то по окончании школьного года в его кошельке оказался целый капитал — десять звонких монет. Он долго сидел со своей женой и думал, на что употребить эти деньги.

Наконец жена сказала ему:

— Отправляйся, супруг мой, в местечко, которое славится своими козами, и купи козу. Недаром говорят люди: «Коза в доме — достаток в доме».

Меламед послушался жену, отправился и купил козу.