Ката Бинду

Иногда мы раздумывали над тем, чтобы дать себе имя. Нам нравилось «Те, Кто Был Плотью». И «Коллективное Сознание Земли». И «Загруженные».

Но, к нашей безмерной печали, в имени не было нужды — потому что не с кем было разговаривать, некому представляться, и не могло возникнуть никакой путаницы от использования одних лишь местоимений. Мы уже много столетий сканируем небо в поисках инопланетных радиосигналов, но так ничего и не нашли.

Поэтому нам даже не пришлось решать вопрос о том, единственным или множественным числом себя называть. Да, когда-то мы были десятью миллиардами индивидов, так что множественное число было бы, безусловно, уместно. Но после того, как почти все Homo sapiens сделали Следующий Шаг, мы отказались от индивидуальности, поначалу с опаской, потом с восторгом — ибо кто не захочет принять в себя гений величайших математиков мира, остроумие лучших комедиантов, самоотречение добродетельнейших гуманистов, талант одарённейших композиторов и умиротворённость самых глубокомысленных философов?

Другие книги автора Роберт Дж. Сойер

Некоторые мои коллеги с факультета психологии Университета Манитобы считают преподавание неудобством — «неотвратимым злом», как его называл Менно Уоркентин, возмущаясь количеством времени, которое оно отнимает от его исследований — однако я обожаю преподавать. О, возможно, не так сильно, как люблю бананы, или смотреть по десятку старых эпизодов «Умерь свой пыл» или «Замедленного развития»[1] кряду, или фотографировать в телескоп шаровые звёздные скопления, но если брать только то, за что мне платят деньги, то преподавание — одно из моих самых любимых занятий.

Две минуты, изменившие судьбу всех людей, живущих на планете Земля.

Две минуты, когда сознание всего человечества было перенесено в будущее.

Две минуты, поставившие вопросы, которые нельзя оставить без ответа. Что послужило причиной катастрофы?

Неудачный эксперимент безответственных специалистов, запустивших Большой адронный коллайдер для того, чтобы удовлетворить непомерные научные амбиции?

Вспышка сверхновой эпидемии?

Как дальше жить людям, которые хотят изменить будущее или предотвратить его?

Как дальше жить людям, вспомнившим, что будет?

В данном сборнике представлены романы «Золотое руно», «Триггеры», «Мнемоскан», «Жить дальше», «Пришелец и закон» и 15 рассказов известного канадского писателя-фантаста Роберта Сойера. Перевод Владислава Слободяна.

Галактику пронизывает обширная, неизвестно кем построенная сеть межзвёздных порталов, позволяющих мгновенно перемещаться на огромные расстояния. Человечество совместно с двумя инопланетными цивилизациями ведёт исследования новых областей Галактики по мере того, как узлы сети становятся доступны для посещения. Для координации этой работы, а также с целью установления контактов с новооткрытыми цивилизациями Содружество планет построило огромный научно-исследовательский корабль «Старплекс». Его первому директору, канадскому социологу Кейту Лансингу придётся преодолевать враждебность подчинённых, трудности межвидового общения, технические проблемы и собственный кризис среднего возраста, занимаясь при этом поиском ответов на фундаментальные вопросы жизни, Вселенной и всего остального.

Любительский перевод.

Тьма была абсолютно непроницаема.

За ней присматривала Луиза Бенуа, постдок[1] из Монреаля двадцати восьми лет, с безупречной фигурой и роскошной гривой каштановых волос, в соответствии со здешними правилами забранной под предохранительную сетку. Она несла вахту в тесной пультовой, погребённой в двух километрах — «миля с четвертью», как она иногда поясняла гостям из Америки с акцентом, который они находили очаровательным — под поверхностью земли.

Создал ли Бог Вселенную? Инопланетяне думают, что могут доказать это!

Как быть атеисту, учёному, когда перед ним вдруг появляется настоящий живой инопланетянин, имеющий на руках доказательства существования Господа? Как вести себя, когда смертельная болезнь практически не оставляет времени на то, чтобы докопаться до истины и понять образ действия и цели Создателя?

Именно такие вопросы внезапно встают перед Томасом Джерико, одним из кураторов канадского музея. В поисках ответов учёному предстоит заглянуть в бездонные пропасти не только времени, но и пространства. Сможет ли он поверить? Найдётся ли для него достаточно убедительное, неопровержимое доказательство?

Отношения между Понтером Боддетом и Мэри Воган продолжают развиваться. Их попытки найти способ завести совместных детей имеют неожиданные последствия в обоих мирах.

Неандертальский физик Понтер Боддет возвращается в наш мир для того, чтобы наладить официальные отношения между двумя мирами и начать научный и культурный обмен, а также воспользоваться шансом продолжить свои личные отношения с генетиком Мэри Воган.

Популярные книги в жанре Научная фантастика

В повестях и рассказах, вошедших в книгу, нет странствий во Вселенной или человекоподобных роботов. Автор исследует возможные варианты известных исторических событий, в увлекательной форме повествует о проблемах многовариантности истории и роли личности в ней, детерминированности действий людей и свободе воли, моральном облике власти. Автор известен своими научно-художественными и научно-популярными работами по экономике и истории.

Я не знаю, как определить жанр этой книги. Любитель духовных исканий будет неудовлетворен, не обнаружив здесь очередного Учения, поклонник мистического детектива найдет слишком простой фабулу; достанется и читателю-эстету. Надеюсь, эта книга не станет на полку рядом с томами, пугающими весом и жестким переплетом. Здесь звучат многие голоса: некоторые принадлежат мне, некоторые — другим людям, упоминать которых было бы, наверное, некорректно. Много здесь неправды и вымысла, но таковы законы жанра. Скорее всего, перед вами — бульварное чтиво; если настроиться на эту волну, можно смело получать удовольствие.

К финалу «Добрые волки» и «Бородатые мальчики» пришли, как говорится, ноздря в ноздрю. У них было не только поровну очков, но и довольно редкий в футбольной практике случай – одинаковое соотношение забитых и пропущенных мячей. Завтрашняя встреча решала все. Победителям доставались платиновые медали, их ожидали двадцатиминутный прием у президента и слава национальных героев.

Болельщики горячо обсуждали шансы той и другой команды. Новый двухсотпятидесятитысячный стадион не мог вместить и пятой части жаждущих попасть на матч. Конечно, можно было следить за ходом борьбы и дома, у экрана видеозора, но ведь это, как известно, совсем не то. Роботы-полицейские увесистыми резиновыми дубинками поддерживали порядок на улицах, примыкающих к стадиону. Те, у кого изо рта попахивало спиртным, старались держаться подальше от неумолимых истуканов, ибо знали по опыту, что роботы-полицейские в тысячу раз хуже обычных полицейских, которые тоже далеко не ангелы.

Это стихотворение Клемана Хорманна, написанное 24 ноября 2060 года, может считаться единственным литературны свидетельством смутных времен, обрушившихся на Европейский континент Древней Земли в самом начале Экспансии. Клеман Хорманн, похоже, сыграл важную роль в борьбе, завершившейся падением новой Монархии. Тогда же началось освоение Афродиты, а Марс объявил о своей независимости.

Но никто и никогда не сообщил о том, что он сделал…

Галактические хроники

Может ли Чистилище, описанное ещё Данте, воплотиться на космическом корабле? Может. А в роли проводника выступает корабельный компьютер Вергилий…

© mastino

— Эй, Вилли, ты читал газеты за последние дни? Вилли, хватит жрать! Ты читал, спрашиваю, газеты?

Вилли появился из кухни, дожёвывая и вытирая масленые губы передником. Сегодня он тушил капусту с мясом. Готовить пищу входило в его обязанности: Карл Гроте испытывал отвращение к местной национальной кухне и ел только домашнюю стряпню.

— Слушаю, оберштурм… простите, господин Себастьян.

— Сколько можно втолковывать: выбрось из башки «обер» и «штурм»! И какого чёрта ты треплешься на немецком? Живём третий год среди этой швали, пора бы…

Каждое утро без пятнадцати десять Игорь Петрович подогревает завтрак, оставленный женой на плите, и, отмерив две ложечки молотого кофе, заваривает его в маленькой кастрюльке. Завтракает он не спеша, долго смакуя ароматный напиток, а потом завязывает тугим узелком тёмный галстук и облачается в пиджак с залоснившимися локтями. Перед выходом из дома он выглядывает в окно и, если на небе есть тучки, прихватывает зонтик, хотя до фотоателье неспешной ходьбы минут пять. Содрав с дверей фотоателье бумажную наклейку, изображающую пломбу, он отпирает два замка и распахивает ставни на окошке-витрине. Там на картонном листе налеплены фотографии смазливых девиц, голеньких младенцев и групповые снимки.

Успешную защиту диссертации отмечали долго и шумно. Когда же все гости разъехались, у виновника торжества, Павла Миронова, остались ночевать два друга по институту: Лившиц и Петров. Они не захотели спать в комнатах — там все ещё крепко пахло сигаретами и остатками закусок. Постелились на тёмной веранде, но не спали, молча прислушиваясь к тёплой летней ночи. В зарослях трав около домика слышимо топали ежи, кто-то тоненько попискивал и шуршал, с недалёкого пруда дружно звучал лягушачий хор, по просеке пророкотала и высветила фарами запоздалая машина.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Они встретились в самолете, по пути на горнолыжный курорт. Она приняла его за студента, хотя на самом деле он — директор компании, в которой она мечтает работать. Все начиналось как безобидный розыгрыш, но может закончиться катастрофой, ведь он по-настоящему в нее влюбился. А она… оценит ли она эту затянувшуюся шутку? Или, приняв ее за жестокую насмешку, навсегда исчезнет из его жизни?

Люда с мамой улетели отдыхать в Египет. Все было прекрасно. Они наслаждались теплой погодой, ласковым морем. Вот только мама не разрешала Люде никуда ходить одной, а той страстно захотелось освоить такой вид спорта как виндсерфинг. Девушка словно завороженная следила за тем, как по волнам скользят отважные смельчаки на досках. Но мама и слышать не хотела о таком экстремальном досуге. Желание Люды оказалось сильнее любых запретов, тем более, что учить ее виндсерфингу вызвался очень симпатичный инструктор. Сможет ли девушка пойти за своей мечтой и сделать так, чтобы эти каникулы запомнились навсегда?

Татьяна Чеснокова – российская писательница, постоянный ведущий политической рубрики в крупнейшем информационном агентстве Росбалт.ру, автор аналитических и футурологических произведений о событиях в России и мире – читателям хорошо известны ее книги «Путин после Майдана» и «Постчеловечество».

В своей новой книге Татьяна Чеснокова показывает четыре сценария будущего России, оптимистичные и пессимистичные, если не брать совсем уж безумные – вроде тотальной ядерной войны. Какой из сценариев осуществится?

«Некоторые считают, – пишет автор, – что сегодня это зависит от одного-единственного человека. Мне же кажется, что понять, в какую сторону мы пойдем, можно, внимательно анализируя явления общественной и политической жизни последних двадцати лет. Что я и попробовала сделать в своей книге. Это не анализ деятельности президента как такового, а скорее попытка осознать, что есть современная Россия и какой она будет».

В книге использованы материалы Росбалт.ру.

Эта книга – путеводитель по Ленинграду, каким он был в 1944-1978 годах, когда здесь гулял с няней, ходил в школу, учился в университете, влюблялся, женился, писал рассказы и пытался напечататься Сергей Довлатов, самый популярный русский прозаик второй половины XX века. Три маршрута проведут читателей по памятным местам, познакомят с городским ландшафтом позднего Ленинграда и историческим контекстом.