Карточный мир

Фантастическая история о том, как переодетый черт посетил игорный дом в Петербурге, а также о невероятной удаче бедного художника Виталина.

Повесть «Карточный мир» принадлежит перу А. Зарина (1862-1929) — известного в свое время прозаика и журналиста, автора многочисленных бытовых, исторических и детективных романов.

Отрывок из произведения:

Всякий черт бывает сначала только чертенком. В этом периоде он состоит как бы подручным, а вернее «в мальчишках», у настоящего черта. Тот его посылает с разными поручениями, иногда на разведки, иногда просто с запискою и только изредка доверяет сделать какую-нибудь мелкую пакость.

Спустя много времени такой службы чертенка подвергают испытанию, предоставив ему свободу действий, и тогда уже выдают ему, так сказать, аттестат зрелости с правом свободного пакостничества, зачисляют в настоящие черти и разрешают иметь, уже в свою очередь, чертенят для обучения.

Рекомендуем почитать

Старик Нэмо не знает, как и где появился на свет. Безумец ли он — или только внешне напоминает человека? Нэмо помнит лишь каменный обломок в кольцах Сатурна, где обитал со своей возлюбленной Ноной, полеты без крыльев, жизнь в подводном городе мариноидов и схватки с врагами и чудовищами глубин.

Повесть «Человек на метеоре» (1924) написана Р. Каммингсом, одним из родоначальников и королей американской пульп-фантастики.

Впервые на русском языке — одно из самых знаменитых фантастических произведений на тему «полой Земли» и тайн ледяной Арктики, «Дымный Бог» американского писателя, предпринимателя и афериста Уиллиса Эмерсона.

Судьба повести сложилась неожиданно: фантазия Эмерсона была поднята на щит современными искателями Агартхи и подземных баз НЛО…

Книга «Дымный Бог» продолжает в серии «Polaris» ряд публикаций произведений, которые относятся к жанру «затерянных миров» — старому и вечно новому жанру фантастической и приключенческой литературы.

«Желтый дьявол» — гремучая трехтомная смесь авангарда, агитки, детектива, шпионского и авантюрно-приключенческого романа, призванная дать широкую панораму Гражданской войны на Дальнем Востоке. Помимо вымышленных лиц, в ней выведены и вполне реальные персонажи, от барона Унгерна и атамана Семенова до американского командующего Гревса и японского генерала Оой, красных командиров С. Лазо и Я. Тряпицына и др., а действие с головокружительной быстротой разворачивается на огромном пространстве от Сибири до Китая и Японии. Этот примечательный роман многие десятилетия оставался недоступным для читателей. Авторы, составившие писательский дуэт «Никэд Мат», поэт-футурист В. Март (1896–1937) и прозаик, поэт, очеркист и бывший «красный партизан» Н. Костарев (1893–1941?), сгинули в сталинских застенках, а «Желтый дьявол» оказался под запретом. Но и в «перестроечные», и в постсоветские годы роман так и не удостоился переиздания…

Русская фантастическая проза Серебряного века все еще остается terra incognita — белым пятном на литературной карте. Немало замечательных произведений как видных, так и менее именитых авторов до сих пор похоронены на страницах книг и журналов конца XIX — первых десятилетий XX столетия. Зачастую они неизвестны даже специалистам, не говоря уже о широком круге читателей. Этот богатейший и интереснейший пласт литературы Серебряного века по-прежнему пребывает в незаслуженном забвении. Антология «Фантастика Серебряного века» призвана восполнить создавшийся пробел. Фантастическая литература эпохи представлена в ней во всей своей многогранности: здесь и редкие фантастические, мистические и оккультные рассказы и новеллы, и образцы «строгой» научной фантастики, хоррора, готики, сказок и легенд. Читатель найдет в антологии и раритетные произведения знаменитых писателей, и труды практически неведомых, но оттого не менее интересных литераторов. Значительная часть произведений переиздается впервые. Книга дополнена оригинальными иллюстрациями ведущих книжных графиков эпохи и снабжена подробными комментариями.

Покорив Россию, азиатские орды вторгаются на Европу, уничтожая города и обращая население в рабов. Захватчикам противостоят лишь горстки бессильных партизан…

Фантастическая и монархическая антиутопия «Круги времен» видного русского беллетриста И. Ф. Наживина (1874–1940) напоминает о страхах «панмонгольского» нашествия, охвативших Европу в конце XIX-начале ХХ вв. Повесть была создана писателем в эмиграции на рубеже 1920-х годов и переиздается впервые. В приложении — рецензия Ф. Иванова (1922).

Эксцентричный миллиардер строит туннель под Средиземным морем — но колоссальный проект все время преследуют неудачи. После серии подозрительных обвалов и аварий путь проходчикам и их машинам преграждает… массивная стена, явно сложенная руками человека. Повесть французского фантаста Леона Грока (1882–1956) «Две тысячи лет под водой», выдержавшая ряд изданий на родине автора, впервые переведена на русский язык.

В юбилейном 100-м выпуске серии «Polaris» представлено одно из самых редких произведений советской авантюрно-фантастической литературы — сногсшибательный и озорной фантастическо-шпионский роман Л. Рубуса (Л. Рубинова и Л. Успенского) «Запах лимона». В приложенных к книге воспоминаниях Л. Успенского раскрывается история создания романа, который был выпущен авторами вопреки запрету ГПУ и быстро стал библиографическим раритетом.

В книге «Вампиры пустыни» читатель встретится с необычными вампирами. Эти вампиры мало напоминают традиционных роковых и клыкастых незнакомцев в черных плащах, сомнительных ревенантов и гламурную нечисть расплодившихся «саг». Пищей им служит не только кровь, но и разум, душа, психическая и жизненная энергия. Растения, животные, картины, дома, пустоши, пришельцы из космоса, обитатели иных планет и вовсе непостижимые существа и сущности — таковы вампиры этой антологии.

Другие книги автора Андрей Ефимович Зарин

Действие романа «Казнь» (1902) происходит в начале века. В провинциальном российском городе — сенсация: убит крупный банкир, делец. Перед читателем проходит череда подозреваемых, многие из которых были врагами убитого. События в романе развиваются так, что одно преступление, как по цепочке, тянет за собой другое. Но нетерпеливого читателя в конце романа ждет необычная развязка. Заглавный роман и рассказы, не связанные сюжетно, тем не менее объединяет общее для них действующее лицо — это талантливый и бесхитростный сыщик Патмосов Алексей Романович, который мастерски расследует невероятно запутанные дела. Прототипом этому персонажу, видимо, послужил светило петербургского сыска — знаменитый Путилин

Действие рассказа происходит в начале века. Перед читателем проходит череда подозреваемых, многие из которых были врагами убитого. События в рассказе развиваются так, что одно преступление, как по цепочке, тянет за собой другое. Но нетерпеливого читателя в конце рассказа ждет необычная развязка. Главное действующее лицо рассказа – это талантливый и бесхитростный сыщик Патмосов Алексей Романович, который мастерски расследует невероятно запутанные дела. Прототипом этому персонажу, видимо, послужил светило петербургского сыска – знаменитый Путилин.

Князь Теряев-Распояхин едва женился, сейчас же отстроил усадьбу в своей любимой вотчине под Коломной. Быстрая речка омывала ее с задней стороны, на которой раскинулся огромный сад. Передней стороной усадьба выходила на проезжую дорогу и казалась маленьким острогом, так высок и плотен был частокол, так массивны были ворота со сторожевой башенкой. В неспокойное время строился князь — в то время, когда поляков и хищные войска самозванца сменили придорожные разбойники, когда грабеж и убийство творились и на проезжей дороге, и на городских улицах, и в самих домах. Нередко по службе царской князь Теряев отлучался из дома на долгое время и, дорожа покоем жены и своего маленького сына, выстроил прочные хоромы.

Действие рассказа происходит в начале века. Перед читателем проходит череда подозреваемых, многие из которых были врагами убитого. События в рассказе развиваются так, что одно преступление, как по цепочке, тянет за собой другое. Но нетерпеливого читателя в конце рассказа ждет необычная развязка. Главное действующее лицо рассказа – это талантливый и бесхитростный сыщик Патмосов Алексей Романович, который мастерски расследует невероятно запутанные дела. Прототипом этому персонажу, видимо, послужил светило петербургского сыска – знаменитый Путилин.

В книгу включены исторические романы Н. Сергиевского и А. Зарина, охватывающие последний период Смутного времени (1610–1612), когда после свержения группой бояр Василия IV Шуйского было создано боярское правительство во главе с Ф. И. Мстиславским — Семибоярщина.

Действие романа происходит в начале века. Перед читателем проходит череда подозреваемых, многие из которых были врагами убитого. События в романе развиваются так, что одно преступление, как по цепочке, тянет за собой другое. Но нетерпеливого читателя в конце романа ждет необычная развязка. Главное действующее лицо романа – это талантливый и бесхитростный сыщик Патмосов Алексей Романович, который мастерски расследует невероятно запутанные дела. Прототипом этому персонажу, видимо, послужил светило петербургского сыска – знаменитый Путилин.

На веранде роскошной дачи в Петергофе за утренним кофе сидел старый, заслуженный отставной генерал князь Чеканный, а напротив — его молодая жена, Вера Андреевна.

Вдруг князь сказал, роняя газету:

— Дергачева убили, процентщика. Помнишь его, Вера? А?

Ложка со звоном упала в чашку. Лицо Веры Андреевны покрылось бледностью, и она откинулась к спинке стула.

— Что с тобой? — тревожно воскликнул генерал. Она слабо улыбнулась и выпрямилась.

Действие рассказа происходит в начале века. Перед читателем проходит череда подозреваемых, многие из которых были врагами убитого. События в рассказе развиваются так, что одно преступление, как по цепочке, тянет за собой другое. Но нетерпеливого читателя в конце рассказа ждет необычная развязка. Главное действующее лицо рассказа – это талантливый и бесхитростный сыщик Патмосов Алексей Романович, который мастерски расследует невероятно запутанные дела. Прототипом этому персонажу, видимо, послужил светило петербургского сыска – знаменитый Путилин.

Популярные книги в жанре Русская классическая проза

Незадолго пред критским восстанием 1866 года. Весна. Большое село на одном из островов Архипелага. Белые, чистые каменные домики в зелени персиковых, апельсинных и миндальных деревьев, с плоскими террасами вместо кровель. Тихое море и дикие, пустынные скалы в стороне; по другую сторону виден целый лес маслин, узловатые стволы и седая зелень, как у вербы. Небо чисто. Вечереет. Вдали город, которого здания все больше и больше краснеют от зари, занимающейся за морем.

«Каких страданий не переносит человек! О, Боже! Чего не терпит он в жизни — болезни, обиды, сомнения, нужду, обманы! И если бы от этого была польза другим; но нет: и другой страдает, и третий! Все мы друг друга гоним и тесним, все боремся из-за хлеба и крыши!.. Вот я теперь врач: я имею право решать участь семейств; я могу спасать людей; могу иметь чины; лет через 20 уже буду не бедный мещанин Руднев, незаконный сын крестьянки, а доктор Руднев — генерал от медицины.

Впервые напечатано в виде вступительной статьи к изданию «Н. С. Лесков. Избранные сочинения в трёх томах», т. I, издание 3. Гржебина, 1923.

В двадцать второй том собрания сочинений вошла четвертая часть «Жизни Клима Самгина», не вполне законченная автором и впервые опубликованная после его смерти Комиссией ЦК ВКП(б) и СНК СССР по приемке литературного наследства и переписки А. М. Горького.

http://ruslit.traumlibrary.net

В двадцать четвёртый том вошли статьи, речи, приветствия, написанные и произнесённые М. Горьким в 1907–1928 годах. Некоторые из них входили в авторизованные сборники публицистических и литературно-критических произведений («Статьи 1905–1928 гг.», издание «Парус», Петроград, 1917–1918; «Публицистические статьи», 1931–1933; «О литературе», 1933-1935-1937, прижизненное) и неоднократно редактировались М. Горьким.

Большинство же включённых в том статей, речей, приветствий были опубликованы в периодической печати и в авторизованные сборники не входили. В собрание сочинений статьи, речи, приветствия М. Горького (за исключением статьи «Заметки читателя») включаются впервые.

http://ruslit.traumlibrary.net

У частного поверенного Зельтерского слипались глаза. Природа погрузилась в потемки. Затихли ветерки, замолкли птичек хоры, и прилегли стада[1]. Жена Зельтерского давно уже пошла спать, прислуга тоже спала, вся живность уснула, одному только Зельтерскому нельзя было идти в спальную, хотя на его веках и висела трехпудовая тяжесть. Дело в том, что у него сидел гость, сосед по даче, отставной полковник Перегарин. Как пришел он после обеда и как сел на диван, так с той поры ни разу не поднимался, словно прилип. Он сидел и хриплым, гнусавым голосом рассказывал, как в 1842 г. в городе Кременчуге его бешеная собака укусила. Рассказал и опять начал снова. Зельтерский был в отчаянии. Чего он только ни делал, чтобы выжить гостя! Он то и дело посматривал на часы, говорил, что у него голова болит, то и дело выходил из комнаты, где сидел гость, но ничто не помогало. Гость не понимал и продолжал про бешеную собаку.

В шестой том собрания сочинений вошли прозаические произведения 1916–1919., пьесы и статьи.

Комментарии Ю. Чирвы и В. Чувакова.

http://ruslit.traumlibrary.net

Билибин, Виктор Викторович, — писатель (родился в 1859 г.). Окончил курс на юридическом факультете С.-Петербургского университета. Литературную деятельность начал в "Стрекозе". С 1882 г. состоял членом редакции юмористического журнала "Осколки", где помещал статьи под псевдонимом И. Грэк. В "Новостях" помещал фельетонные статьи под псевдонимом Диоген. Издал два сборника статей: "Юмор и Фантазия" и "Юмористические узоры" (СПб., 1898). Написал ряд одноактных театральных пьес: "Молчание", "Револьвер", "Приличия", "Дамская болтовня", "В руки правосудия", "Камера обскура" и пр. Часть их издана отдельным сборником: "Пьесы в одном действии"

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Недавно в серии «Фантастика и приключения» Трудрезервиздата вышел сборник «Полет на Луну». Он заканчивался описанием высадки астронавтов на Луне.

О том, как завершилась первая лунная экспедиция, говорится в очерке, открывающем эту книгу. А в следующих очерках писатель Б. Ляпунов рассказал о внеземной станции, о полетах на Марс и ближайшие к Солнцу планеты и, наконец, о более отдаленных перспективах — межзвездных перелетах, освоении Солнечной системы.

Очерки «Мечте навстречу» — научно-фантастические. Но «эпоха более пристального изучения неба», о которой мечтал основоположник звездоплавания К. Э. Циолковский, уже наступает. В ближайшие годы начнется систематическая разведка мирового пространства. Предстоит запуск автоматических искусственных спутников Земли, будет создана внеземная научная станция; вероятно, состоятся путешествия на Луну и Марс. Научная фантастика откликается на эти важнейшие события недалекого будущего и заглядывает еще дальше вперед.

Горький сказал: «Мы живем в эпоху, когда расстояние от самых безумных фантазий до совершенно реальной действительности сокращается с поразительной быстротой».

Так пусть это свершилось!

Содержание:

Век XXI

Земля — Луна — Земля

Стройка в пустоте

Мы — на Марсе

Ближайшие к Солнцу

Мечте навстречу

Художник: Е. И. Селезнев

От издательства:

За основу настоящего сборника взят материал, опубликованный в журнале «Знание — сила» № 10 за 1954 год.

Авторы статей кандидаты техн. наук К. Гильзин и Ю. Хлебцевич, инженеры В. Левин, Л. Орлов, Ю. Степанов, И. Фридман, писатели Г. Гуревич, Ю. Долгушин, Б. Ляпунов и М. Поповский.

Большую работу по обобщению и редактированию всего материала провели К. Гильзин и Г. Гуревич.

Послесловие Н. Варварова.

Содержание:

Введение

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ. ТРУДНОСТИ ПОЗАДИ

К. Гильзин, канд. техн. наук. Рождение астронавтики

Г. Гуревич. Межпланетный вокзал

Г. Гуревич. Посланцы земного шара

К. Гильзин, канд. техн. наук. Летим на Луну

Ю. Хлебцевич, канд. техн. наук. Управляемые по радио

К. Гильзин, канд. техн. наук. Так стартовали ракеты АР

К. Гильзин, канд. техн. наук. Трудности позади

В. Левин и Л. Орлов. Атомный двигатель

И. Фридман. Легкий, но прочный

Ю. Степанов. Изделия наших рук

К. Гильзин, канд. техн. наук. Корабль на старте

Г. Гуревич. Утро 25 ноября

ЧАСТЬ ВТОРАЯ. МЕЖДУ ЗЕМЛЕЙ И ЛУНОЙ

К. Гильзин, канд. техн. наук. Земля — Луна и обратно

К. Гильзин, канд. техн. наук. Сквозь атмосферу

К. Гильзин, канд. техн. наук. От тройного к нулевому весу

Г. Гуревич. Первые десять минут

К. Гильзин, канд. техн. паук. Трасса Земля — Луна

К. Гильзин, канд. техн. наук. Со спутником или без?

М. Поповский. Человек в космическом полете

Ю. Хлебцевич, канд. техн. наук. Радио- и электропомощники

Ю. Хлебцевич, канд. техн. наук. На самом дальнем востоке

ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ. НА ЛУНЕ

Ю. Долгушин. Приближаемся

Г. Гуревич. Луна (справка)

Г. Гуревич. Зачем мы летим на Луну

Б. Ляпунов. Первый час на Луне

К. Гильзин, канд. техн. наук. Луна в XXI веке

К. Гильзин, канд. техн. наук. На очереди — планеты

Г. Гуревич. Передний край науки

От редакции

Н. Варваров. Послесловие

Художник: Ю. Ребров

Знакомство с князем тьмы приносит свои проблемы. Лейла потеряла свои психические способности, и теперь она не уверена в том, что же произойдет в будущем. И как будто этого было не достаточно, ее любовник Влад начинает отдаляться от нее. Но хоть Лейла и простая смертная, она также еще и современная женщина, отказывающаяся принимать утешение на холодном плече – тем более от темного красавца вампира, до сих пор не признавшего, что тот любит ее.

Как сделать выбор между вечною любовью и вечностью без любви? Вскоре обстоятельства приводят Лейлу обратно на карнавал, где происходит трагедия. И когда она попадает под взор убийцы, который находится намного ближе, чем она осознает, Лейле придется решить, кому доверять, огненному вампиру, вызывающему в ней страсть как никто другой, или замученному рыцарю, который жаждет быть больше, чем просто другом?

Каждый ее шаг в сторону несет за собой опасность, одно неверное движение и она перейдет черту вечности...

Французский писатель Гектор Мало (1830–1907 гг.) создавал социальные романы («Без семьи», «В семье» и др.), которые отличались увлекательным и напряженным сюжетом. В данном произведении повествуется о сыне рыбака, мечтающем стать моряком, о его странствиях, о переломных моментах его жизни, страданиях, сомнениях в выборе жизни.