Картинки из «зеленой гостиной»

Картинки из «зеленой гостиной»

Воспоминания поэта и переводчика Марины Бородицкой о своем учителе Вильгельме Вениаминовиче Левике.

Отрывок из произведения:

Оказалось, что помню я преступно мало. Столько лет — с 1976 года и почти до самой смерти Вильгельма Вениаминовича — занималась у него в семинаре, помню какие-то «внешние» вещи: кто присутствовал, где было дело, даже кто каких авторов переводил… но живых, озвученных и расцвеченных «картинок», тех самых impressions, из которых и складывается для каждого послежизненный портрет дорогого человека, осталось — наперечет. Попробую перелистать этот мысленный фотоальбом, пока он не истрепался окончательно.

Другие книги автора Марина Яковлевна Бородицкая

В новый сборник известного поэта Марины Бородицкой вошли в основном стихи, написанные после 2005 года. Из рецензии: «Это стихи… которым верим, потому что узнаём в них себя. Они так созвучны нашим мыслям, что даже странно: почему эти простые до очевидности слова сказаны не нами?» Что же за очевидности стоят за словами поэта? — спросит читатель у критика. «Это здравомыслие без сухости и чёрствости, остроумие без вульгарных образцов сатиры и юмора, глубина чувств без пошлой сентиментальности… разнообразие ритмов и интонаций без потери собственного голоса. И ещё неоспоримая честность поэтического слова, призывающего нас почувствовать „наше случайное братство“».

Популярные книги в жанре Биографии и Мемуары

Екатерина Яковлевна Судакова

ПАМЯТИ ГЕРЫ ГЕHИШЕР

Этапы шли каждый день, и словно река в половодье, приносили новых людей бесконечных жертв разных национальностей и языков, с разными, всегда трагическими судьбами. Людей этих распределяли по лагпунктам. Лишь некоторые, чем-либо особо выдающиеся, временно оседали на центральном л/п, более других благоустроенном и оживленном.

С одним из таких этапов и пришла Гера Генишер, задержавшаяся на центральном л/п по слабости здоровья. Гера являла собой типичный образец лагерного доходяги, одетая в поношенную телогрейку, обутая в ЧТЗ (резиновые боты, прозванные так в насмешку - Челябинский тракторный завод) и без малейшего признака личного имущества в руках.

Олег Сухих

...Пpогpаммист - это не пpофессия...

...а диагноз...

День втоpой. Боpодинская паноpама

Hу что? Интеpесно? Знаю-знаю, что интеpесно... :)

Дык вот, легли мы значит уже около тpех часов утpа, но мы не подозpевали (да, собственно говоpя и не могли подозpевать), что с нами случится утpом... А случилось событие котоpое нас непpиятно поpазило подъем в 7.30 утpа! Это вы себе пpедставляете? Hо для нас нет ничего невыполнимого... Мы еще и заpядочку с утpеца пpовели - нам в этом помог Мишка, котоpый назвал Толика "бакланом", когда тот пpишел нас будить. Дык вот, окончательно пpостнувшись и от души по-отжимавшись мы поскакали умываться. А тут была очеpедь, но нам почему-то уступили место (почему - смотpите ниже) и мы беспpепятственно умылись, почистили зубы и отпpавились в палату ждать пpизыва на утpений пpием пищи aka завтpак. В 8:00 Толик зашел в палату, злоpадно улыбнулся и сказал в каком напpавлении и с какой скоpостью нам двигаться (всмысле на завтpак позвал). Пpийдя к столовой мы застали ее в ноpмальном состоянии - закpыта. И опять мы ждали 15 минут. И как pаз на эти 15 минут нам и уpезали наш завтpак. Завтpак пpоходил на удивление спокойно, если конечно не считать казуса, когда встал Леша и сказал: "Кто будет добpовольцем?". Все пpисутствующие молчали... и только Эльдаp сказал "Hу Я"... Леша пожал плечами и поставил к нам на стол еще по две поpции пеpвого и втоpого. Вся столовая взвыла! Как они на нас смотpели! Еак на вpагов наpода! А мы спокойно поделили неожиданную пpибавку и пpодолжили тpапезу. [skip]. В этот pаз мы вышли из-за стола уже довольно сытыми... и сопpовождаемые завистливы взглядами со всех стоpон. По-быстpому забежав в палату, и взяв вещи мы поскакали к уже ждавшему нас автобусу. [skip]. После пpиезда в клуб, нас опять завели этот подобие зала, и объявили, нам, что нас поделили на 5 гpупп, в котоpых мы и будем в дальнейшем заниматься. Из нашей палаты, к мою гpуппу попал только Леха [3]. Hас (нашу гpуппу) собpали воедино и отпpавили в какой-то кабинет... [skip]. С тpудом найдя кабинет, мы зашли в него и увидели штук 13-15 "полудохлых четвеpок" и нашу "учительницу". Она посадила нас за машины, пpедставилась и начала нам pассказывать пpо то, как мы будем заниматься, ect. Чеpез некотоpое вpемя она пеpешла к делу, и попыталась дать нам какую-то задачу pешать (что-то типа у n гномов есть m монет, дык вот надо посчитать сколько всего у них денег, или что-то еще более детсадовское), и пока она там pаспиналась и pисовала на доске какие-то гpафики, мы уже начали DOOMать. Оказалось, что геймеpов сpеди нас нет, и поэтому получилось, что силы были пpиблизительно pавными, но тут ко мне стали пpиходить мои стаpые навыки (помнится тpи года назад я неплого геймился в дум) и к концу нашего матча (а длился он, надо сказать около полутоpа часов) у меня было ~200 фpагов (к сведению: у всех вместе взятых моих пpотивников было pаза в два меньше)... Я был очень удивлен железной неpвной системы этой женщины: она смотpелка, как мы геймимся, и как ни в чем не бывало пpодолжала pассказывать нам что-то. Отпустили нас (нашу гpуппу) минут за 20 до отпpавления в лагеpь, и мы pешили не тpатить это вpемя зpя - мы pешили немного пpогуляться по Тpоицку. Выйдя на улицу мы обнаpужили, что втоpая гpуппа тоже уже была отпущена (в ней были Эльдаp и Сеня), и вот, мы вчетвеpом отпpавились пpогульнуться по гоpоду. Кстати говоpя, Тpоицк мне очень напомнил нашу Заpю - тоже много зелени, нет высоток, все аккуpатненько. Во вpемя пpогулки мы забежали в магазин и купили каpты (ну надо же чем-то pазвлекаться?) и отпpавились к автобусу. По пути к нашему "скотовозу" мы увидели как pебята из палаты алкоголиков (они были так пpозваны, потому, что в пеpвый же день ужpались водки до поpосячего визга и их еще и Леша пpосек), котоpые покупали Воблу... Усевшись в автобус и опять заняв последние 9 мест (до сих поp не могу понять, зачем нам на 8 человек надо было 9 мест :). [skip]. Доехали мы ноpмально, если конечно не считать, что нам пpишлось возвpащаться кого-то забыли, и в pезультате этого маневpа мы конечно опоздали на обед, а вpемя-то поджимает... [skip]. Оказалось, что на весь обед нам отвели 10 минут. В этот pаз Леша опять спpосил "Кто желает быть добpовольцем?", и получил в ответ ~60 кpиков "Я!". Пpойдясь по столовой и выбpав паpенька он послал его за добавкой для нашего столика (надо было видеть, как над этим паpнем pжала вся столовая!), а мы опять получили 6 поpций на четвеpых. Да... хоpошо мы пообедали... и отпpавились к автобусам... сегодня нам пpедстояла поездка в "Боpодинскую паноpаму"...

Свердлов Аркадий Владимирович

Воплощение замысла

{1}Так обозначены ссылки на примечания автора.

Аннотация издательства: Азовская и воссозданная затем Дунайская речная военные флотилии успешно действовали в интересах сухопутных войск. Автор книги возглавлял штабы флотилий. В своих воспоминаниях он раскрывает роль штаба в планировании и осуществлении боевых операций, рассказывает о командирах и политработниках, воплощавших в жизнь замысел командования, о массовом героизме азовцев и дунайцев. Книга рассчитана на массового читателя.

Вячеслав Тихонов

ВВ-шник

Ханкала

Апрель, апрель как это было давно, целых полгода прошло а кажется только вчера я сидел за праздничным столом и выслушивал напутствия моих уже успевших послужить товарищей, пил водку и радовался жизни.

А через полгода я навсегда выбился из этой жизни.

Чинно и размеренно колона выехала из "Северного", позади остались все страхи, переживания, сборы. По приказу наша Н-ская бригада внутренних войск получила приказ закрепиться в богом забытом селении Ханкала, которую по идее уже должны были взять. Хотя если там несколько тысяч боевиков я тоже не удивился бы. Тот маразм который сопровождал всю первую чеченскую компанию достоин "восхищения". В "Северном" мы уже слышали про Крымскую бригаду(*), которую почти в полном составе уничтожили. Но это казалось каким то не реальным. Как можно уничтожить целую бригаду!?.

Тимофеев Вячеслав Арсентьевич

На незримом посту: Записки военного разведчика

{1}Так помечены ссылки на примечания. Примечания в конце текста

Аннотация издательства: 1918 год. Поволжье. Заговоры, мятежи, тайный саботаж - все пускалось в ход против совсем еще молодой Советской республики. В качестве одной из ударных сил внутренняя и внешняя контрреволюция использовала чехословацкий корпус. В этой обстановке командованию Красной Армии необходимы были достоверные данные о планах и силах противника. Одним из первых наших военных разведчиков стал автор этой книги В. А. Тимофеев (1900-1982 гг.). Вспоминая то тревожное время, он делится своими впечатлениями от встреч с В. В. Куйбышевым, И. М. Шверником, М. Н. Тухачевским, Г. Д. Гаем. Книга адресована всем, кто интересуется историей гражданской войны, историей становления советской контрразведки.

Н. Томашевский

Карло Гоцци

Карло Гоцци (1720-1806)

"Вооружившись за мнимые заслуги похвалами, коих добиваются любыми средствами обман и лицемерие... Гольдони утверждал, что огромный успех его театральных пьес лучше всего свидетельствует об его действительных заслугах и что одно дело заниматься тонкой словесной критикой, а другое - писать вещи, всеми признанные и приветствуемые толпой на публичных представлениях... Тогда я, нисколько не чувствуя себя уязвленным, высказал однажды мысль, что театральный успех не может определить качества пьесы и что я берусь достигнуть гораздо большего успеха сказкой "О любви к трем Апельсинам", которую бабушка рассказывает своим внучатам, переделав ее в театральное представление"1.

Известный журналист и автор нескольких бестселлеров Эрик Ларсон предлагает читателю погрузиться в атмосферу Берлина 30-х гг. XX в., в переломный период новейшей истории Германии – от назначения Гитлера на пост канцлера до узурпации им власти и превращения страны в «сад чудовищ» – диктатуру, активно готовящуюся к войне.

В этот период США придерживались позиции невмешательства и предпочитали не замечать милитаризации, преследования инакомыслящих и признаков будущего террора. Главные герои книги – Уильям Додд, в 1933 г. назначенный послом США в Берлине, и его дочь, светская львица, которая поначалу восхищалась гитлеровским режимом. В основе сюжета – официальные документы, мемуары, дневники и письма, позволяющие узнать о судьбе главных героев: дипломатов, общественных деятелей, журналистов, представителей нацистской верхушки и простых людей. Вместе с послом и его семьей читатель проходит путь от неприятия реальности к осознанию зла, которое несет режим нацистов, а затем – к отчаянным, но безуспешным попыткам предупредить мир о грозящей опасности.

Воспоминания немецкого журналиста и историка Себастьяна Хафнера (1907–1999), написанные в эмиграции в 1939 году, охватывают период с 1914 по 1933 год. Автор пытается ответить на вопрос, как события этого десятилетия подготовили немцев к принятию власти нацистов, как создавалась и удобрялась многослойная социально-политическая почва, на которой был возведен третий рейх.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

«Кто твой враг» Мордехая Рихлера, одного из самых известных канадских писателей, — это увлекательный роман с убийством, самоубийством и соперничеством двух мужчин, влюбленных в одну женщину. И в то же время это серьезное повествование о том, как западные интеллектуалы, приверженцы «левых» взглядов (существенную их часть составляли евреи), цепляются за свои идеалы даже после разоблачения сталинизма.

В авторской документально-очерковой хронике в захватывающем изложении представлены бурные потрясения на Кубани в ходе гражданской войны 1918–1920 гг. через судьбы людей, реально живших в названную эпоху.

В авторской документально-очерковой хронике в захватывающем изложении представлены драматические события в казачьей Черномории периода 1792–1800 гг. через судьбы людей, реально живших в названную эпоху.

В настоящий сборник включена лишь незначительная часть очерковых и стихотворных публикаций автора за многие годы его штатной работы в журналистике, нештатного сотрудничества с фронтовой прессой в период Великой Отечественной войны и с редакциями газет и журналов в послевоенное время. В их основе — реальные события, люди, факты. На их полное представление понадобилось бы несколько томов.