Кармилла

Купив замок в Штирии, английская семья намеревалась вести тихую, уединенную жизнь. Но исполнению их желаний мешает встреча с загадочной графиней Карнштейн, молодой красавицей, появление которой приносит странную болезнь и запретную страсть.

Отрывок из произведения:

Рукопись, с которой вы сейчас познакомитесь, представил мне доктор Гесселиус. Он сопроводил ее пространным комментарием, в котором ссылается на свой трактат, посвященный весьма необычным явлениям. Данный труд войдет в один из томов собрания сочинений этого выдающегося ученого.

Доктор Гесселиус, со свойственной ему остротой ума и проницательностью, рассматривает упомянутые таинственные явления тщательно и разносторонне. Однако я решил опубликовать этот манускрипт всего лишь для развлечения заинтересованной публики и потому не стану забегать вперед и предвосхищать события, описанные их невольной свидетельницей, женщиной весьма рассудительной; по зрелом размышлении я также решил не предварять ее рассказ выдержками из сочинений высокоученого доктора, который полагает, что предмет настоящего изложения «затрагивает глубочайшие тайны бытия, а именно его двойственность и соответствующие промежуточные состояния».

Рекомендуем почитать

В том вошел роман известной русской писательницы Веры Ивановны Крыжановской-Рочестер, в котором рассказывается о тайнах и ужасах бенедиктинского аббатства и окрестных замков.

Юная Люси Картрайт становится наследницей громадного состояния. Ее тетка-опекунша ненавидит племянницу и стараясь повыгоднее ее «продать», насильно выдает замуж за мрачного красавца барона Клера. После свадьбы молодые переезжают в родовое поместье барона. Люси готова полюбить мужа, но тот всячески избегает ее. Постепенно к чувству одиночества и обиды примешивается страх — Люси все чаще замечает загадочную женскую фигуру в белом. Местная легенда гласит, что это призрак Белой Дамы, являющийся всем женщинам семейства Клер перед смертью...

Дамарис Гордон после смерти отца устроилась секретарем к Гэвину Гамильтону, хозяину знаменитого шотландского поместья Блэктауэр. Юная красавица не догадывалась, какие мысли скрывает бесстрастное лицо Гэвина, изуродованное шрамом, и какой дьявол сорвался с цепи, когда стало ясно, что страсть Дамарис к сэру Гамильтону может развеять древние суеверия горной Шотландии, ядовитым туманом окутавшие поместье...

После смерти бабушки сводные сестры Харрнет и Ада становятся наследницами большого состояния. Девушкам приходится жить в поместье дальнего родственника – опекуна Вольфсона, человека мягкого и доброжелательного. С удивлением они узнают, что местные жители считают их кузена жестоким колдуном-оборотнем, а однажды исчезает Ада...

Родители были готовы на все, чтобы спасти свою Джоан от Урсулы Грант, которая приобрела над девушкой необъяснимую власть. В отчаянии они обращаются к бывшей подруге дочери – Элис Каванаф. Та с радостью откликается на их просьбу и приезжает в имение семейства Хейлсворт. Вскоре девушке начинает казаться, что кто-то пытается исполнить дьявольский замысел и убить ее...

«Трижды скреплена была башня Волверден… В основании укрепили ее противу землетрясения и разрушения. На вершине укрепили ее противу грома и молнии. В середке укрепили ее противу бури и битвы. Так бы и простояла башня тысячу лет, кабы недобрый человек не поднял на нее дерзновенную руку».

Необычной показалась Питеру Стюарту обстановка в маленьком провинциальном городке. Под видом писателя он приехал сюда с одной целью — извести Кэтрин Мор, изучающую фольклор и местные культы. Он подозревает, что наследница большого состояния, в чьем доме проходят сеансы с ритуалами и жрецами, причастна к гибели его брата. Посетив одно из таких собраний, Питер понимает, что довести молодую ученую даму до безумия старается не он один...

Герой французского Сопротивления Морис Жерар уединенно живет в мрачном замке с преданными ему людьми, скрывая свое чудовищно изуродованное гестаповцами когда-то очень красивое лицо. Его племянница, американка Дениза, с радостью принимает приглашение дяди погостить во Франции. Жизнерадостная девушка не догадывается, какие тайны хранит многострадальная земля ее предков...

Другие книги автора Джозеф Шеридан Ле Фаню

Купив старинный замок в Штирии, английская семья намеревалась вести тихую, уединенную жизнь. Но исполнению их желаний помешала встреча с загадочной и притягательной красавицей, появление которой приносит болезни и запретную страсть.

Многократно экранизированный образец классической готической повести про вампиров. Многим её деталям подражал Брэм Стокер.

Предлагаемый вниманию читателей сборник объединяет произведения, которые с некоторой степенью условности можно назвать «готической прозой» (происхождение термина из английской классической литературы конца XVIII в.).

Эта проза обладает специфическим колоритом: мрачновато-таинственные приключения, события, происходящие по воле высших, неведомых сил, неотвратимость рока в человеческой судьбе. Но характерная примета английского готического романа, особенно второй половины XIX в., состоит в том, что таинственные, загадочные, потусторонние явления органически сочетаются в них с обычными, узнаваемыми конкретно-реалистическими чертами действительности.

Этот сплав, внося художественную меру в описание сверхъестественного, необычного, лишь усиливает эстетическое впечатление, вовлекает читателя в орбиту описываемых событий. Обязательный элемент «готических» романов и повестей — тайна, нередко соединенная с преступлением, и ее раскрытие, которое однако — в отличие от детектива может, — так и не произойти, а также романтическая история, увязанная с основным сюжетным действием.

Угрюмый замок на побережье Новой Англии озаряют отблески кровавой луны, предвещающей разрушение и гибель. Старинные предания о вампирах и родовом проклятье тяготеют над загадочной смертью сестры Дженни Дальтон; путь к разгадке устилают новые жертвы… «Кровавая луна» принадлежит к первым, наиболее успешным готическим романам американского писателя Жана Александра.

В романе Джин-Энн Депре «Третья женщина» сумеречный покой готического особняка в Челси-Саут нарушает появление призрачной женщины в белом. Таинственную гостью видит только Джудит Рейли: ни владелец особняка, ни его экономка не желают даже говорить о потустороннем посещении. Странный шум в комнатах наверху… Тайна, которая раскрывается слишком поздно.

Романтическая любовь к незнакомке сталкивает молодого англичанина с представителями французского высшего света и… с похитителями трупов. «Комната в гостинице „Летучий дракон“», принадлежащая перу знаменитого британского писателя Жозефа Шеридана Лефаню, завершается разгадкой тайны запертой комнаты и чудесным спасением.

Ирландский писатель Джозеф Шеридан Ле Фаню — признанный мастер литературы ужасов и один из лучших рассказчиков Викторианской эпохи. Лихо закрученный сюжет романа «Дом у кладбища» в полной мере оправдывает звания, коими наградили его автора современники и потомки. Любители изысканных мистических головоломок — равно как и любители просто хорошей прозы, — без сомнения, не будут разочарованы.

Данная антология ирландского рассказа посвящена фольклорным историям о призраках, «добром народе» и других обитателях потустороннего мира. В ее состав вошли наиболее яркие произведения данного жанра, созданные ирландскими писателями конца XIX — начала XX вв. Рассказы и новеллы сборника повествуют о загадочных, зловещих и необъяснимых событиях, о вмешательстве демонических сил в ход земного бытия, о тайнах родовых проклятий и мести разгневанных призраков. Это оригинальный сплав кельтского фольклора, викторианской готической прозы и местного ирландского колорита.

Содержание:

Брэм Стокер: Дом судьи (рассказ, перевод: Вера Ахтырская)

Дэниел Коркери: Глаза мертвецов (рассказ, перевод: Вера Ахтырская)

Дороти Макардл: Узник (рассказ, перевод: Вера Ахтырская)

Джозеф Шеридан Ле Фаню: Ребенок, похищенный фэйри (рассказ, перевод: Вера Ахтырская)

Джозеф Шеридан Ле Фаню: Белая кошка, проклятие Драмганниола (рассказ, перевод: Вера Ахтырская)

Джозеф Шеридан Ле Фаню: Алтер де Лейси (рассказ, перевод: Вера Ахтырская)

Джозеф Шеридан Ле Фаню: Истории озера Лох-Гур (рассказ, перевод: Вера Ахтырская)

Джозеф Шеридан Ле Фаню: Странное событие из жизни художника Схалкена (рассказ, перевод: Вера Ахтырская)

Джозеф Шеридан Ле Фаню: Участь сэра Роберта Ардаха (отрывок, перевод: Вера Ахтырская)

Джозеф Шеридан Ле Фаню: Страница истории одного семейства из графства Тирон (рассказ, перевод: Вера Ахтырская)

Гермини Каванах: Дарби О’Гилл и лепрехаун (рассказ, перевод: Вера Ахтырская)

Дэвид Рассел Макэнелли-младший: Могильщик из Кэшела (повесть/рассказ, перевод: Вера Ахтырская)

Иллюстрация на обложке — фрагмент картины Дж. У. Уотерхауса.

Случаев, более или менее сходных с описанным мною в рассказе «Зеленый чай», мне известно двести тридцать или около того. Из них я выбрал один и привожу его ниже под названием «Давний знакомый».

Доктор Хесселиус пожелал присовокупить к настоящему манускрипту ряд своих собственных замечаний на нескольких листочках бумаги, исписанных мелкими, размером чуть больше печатных, буквами. Вот что он пишет:

«Что касается добросовестности, то лучшего рассказчика, чем достопочтенный ирландский священник, от которого я получил бумаги с описанием случая мистера Бартона, едва ли можно пожелать. Для медика, однако, такого отчета недостаточно. Чтобы вынести свое суждение с уверенностью, мне желательно было бы ознакомиться с рассказом сведущего врача, наблюдавшего развитие болезни и пользовавшего пациента начиная с ранних стадий ее течения и до конца. Мне следовало бы знать о возможной наследственной предрасположенности мистера Бартона; не исключено, что по каким-либо ранним симптомам удалось бы проследить корни болезни в более отдаленном прошлом, чем это доступно сейчас.

Я получил основательное медицинское образование и собирался практиковать в качестве терапевта или хирурга, но судьба распорядилась иначе. Обе упомянутые области медицины, тем не менее, интересуют меня по-прежнему. Едва вступив на избранную мной благородную стезю, я вынужден был ее покинуть, и виной тому не леность и не пустой каприз, а крохотная царапина, причиненная анатомическим скальпелем. С потерей двух пальцев, которые пришлось срочно ампутировать, еще можно было бы примириться; главное — ущерб, нанесенный здоровью, ибо с того дня я забыл, что такое хорошее самочувствие; в довершение всего, мне нужно было постоянно разъезжать — жить на одном месте хотя бы в течение года доводилось нечасто.

Годфри Шалкен обучался в студии голландского художника Герарда Доу и тайно влюбился в его племянницу. По злой иронии судьбы ему пришлось поучаствовать в разрушении счастья любимой. Тайна этого странного брака породила лучшую картину живописца Шалкена.

Популярные книги в жанре Ужасы

Рассказ Бориса Левандовского «Другая жизнь» посвящен небольшому зловещему городку Сутеми, родившемуся силой воображения сразу нескольких писателей, являющихся участниками ЛОТ. Спустя некоторое время наброски были отредактированы и вылились в форму рассказа, который теперь перед вами.

Это довольно специфическое произведение, способное понравиться разве что настоящим поклонникам жанра. У остальных читателей оно скорее всего вызовет негативные эмоции, так что задумайтесь хорошенько перед тем, как начинать его читать.

Крысы мешали спать вторую ночь подряд. Пока молнии перечеркивали больное небо Нижнего города, а дождь затапливал подворотни, рядом копошились эти твари. Местное пойло не помогало отключиться, ведь шорохи в стенах и полу проникали даже в сон, обращаясь новыми кошмарами. Лампы вокруг устроенной в кресле постели горели до утра, и грызуны не показывались. Но я чувствовал их присутствие, как и они — мое. Потому что зверь всегда чует другого зверя.

Он сидит за письменным столом. Берет длинный желтый карандаш и начинает писать в блокноте. Грифельный кончик ломается.

Уголки его губ опускаются. Зрачки превращаются в маленькие точки на окаменевшей маске лица. Спокойно, сжав рот в уродливую бескровную щель, он берется за точилку.

Затачивает карандаш и бросает точилку обратно в ящик. Снова принимается писать. Когда он пишет, кончик карандаша снова ломается, и кусок грифеля катится по бумаге.

Приведенные ниже записи взяты из школьной тетради, обнаруженной две недели назад в кондитерской в Бруклине. Рядом с тетрадью стояла недопитая чашка кофе. Владелец кондитерской заявил, что к моменту обнаружения им тетради в заведение никто не заходил по меньшей мере три часа.

Суббота, раннее утро

Мне не следует этого писать. Вдруг Мэри увидит? Что тогда? Конец, вот что, пять лет жизни псу под хвост.

Однако я обязан зафиксировать происходящее. Я слишком долго занимался писательством. Мне не будет покоя, пока я не запишу все на бумаге. Я должен изложить факты и освободить разум. Только это так сложно — все упростить, и так легко все усложнить.

Когда обитатели дома узнали о сочинении Джула, они окончательно уверились, что Джул псих.

Подозревали об этом уже довольно давно.

От его пустого пристального взгляда людей бросало в дрожь. Его сиплый гортанный голос никак не вязался с хрупким телом. Его бледная кожа пугала многих детей. Создавалось впечатление, будто бы она ему велика. Он ненавидел солнечный свет.

И мысли его казались окружающим несколько «с приветом».

Джул хотел стать вампиром.

Профессор Роберт Уэйд только присел на густую душистую траву, как увидел, что его жена Мэри стремительно мчится вдоль Корпуса социальных наук, направляясь в кампус.

Совершенно очевидно, что она так и бежала от самого дома, добрый километр. А ведь она беременна. Уэйд сердито впился зубами в мундштук своей трубки.

Кто-то ей рассказал.

Он увидел, как раскраснелось ее лицо и сбилось дыхание, пока она спешно шагала по дорожке, огибающей по овалу Корпус гуманитарных наук. Он заставил себя подняться.

Тринадцать лет назад Ольга Воронцова загадала над шкатулкой желание: стать известной писательницей. Неведомая сила исполнила желание, но теперь пришло время рассчитаться, и расплата может оказаться хуже, чем смерть.

Пять лет назад мужчина по прозвищу Нев впервые впустил в себя Темных Ангелов. Они дали ему сверхъестественное могущество, изменившее его жизнь, но он всегда знал, что рано или поздно ему будет предъявлен счет.

Во время летних каникул группа старшеклассников забралась на ночь глядя в свою старую, ныне заброшенную школу. Они не знают, с чем столкнулись там, но теперь что-то убивает их одного за другим.

Тьма придет за каждым. Кого сотрудники Института исследования необъяснимого смогут спасти?

15 лет назад.

Жизнь семьи Барретт рушится, когда они узнают о диагнозе своей четырнадцатилетней дочери Марджори. У девочки все признаки острой шизофрении, и, к отчаянию родителей, врачи не в силах остановить ее безумие. Тогда Барретты обращаются к священнику, который предлагает провести обряд экзорцизма, веря в то, что в Марджори вселился демон. А чтобы покрыть бесконечные медицинские расходы, родители девочки соглашаются на участие в реалити-шоу…

Наше время.

Младшая сестра Марджори дает интервью известной писательнице, вспоминая события, которые произошли, когда ей было восемь лет. Ее воспоминания сильно отличаются от того, что транслировалось по телевидению. На поверхность начинают всплывать давно похороненные секреты, поднимающие непростые вопросы о памяти и реальности, науке и религии, а также о самой природе зла.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

«Письма» содержат личную переписку Ф. М.Достоевского с друзьями, знакомыми, родственниками за период с 1866 по 1869 годы.

Было очень жарко…

Старший следователь Лесогорского следственного отдела Шпагин с ненавистью оглядел свой кабинет.

Старый вентилятор, как-бы нехотя вращая лопастями, только перегонял этот душный воздух из угла в угол.

Открытое окно тоже не приносило прохлады, с улицы только задувало пыль и выхлопные газы автомобилей. В эти минуты Шпагин завидовал даже патрульным, которые сейчас трясутся в своих разбитых «бобиках», но все-таки работают на свежем воздухе.

Поездка сия, затяжная томительно — два месяца в один конец и столь же обратно, — вознаградила унтер-шихтмейстера Ползунова негаданным и счастливым исходом. Как говорится, не было ни гроша, — да вдруг алтын! Уезжал унтер-шихтмейстер знатным холостяком, а воротился с пригожею молодицей…

А все начиналось буднично, с казенно-сухого и прозаического указа: «Понеже здешний год приходит к окончанию, то надлежит безотлагательно препроводить в Санкт-Петербург приготовленный совокупно и в немалой сумме блик-зильбер для Ее Императорского Величества…» — далее шли подробные обоснования упомянутого предприятия. И названы были главные сопроводители. Обоз снарядили из двадцати подвод — сумма блик-зильбера (серебра высшей пробы) оказалась внушительной, более двухсот двадцати пудов, да золота чистого, бликового, около трех пудов, да всякой другой всячины, необходимой в дороге, набралось изрядно… Охрану столь ценного груза поручили горному обер-офицеру Ширману, имевшему за плечами немалый опыт подобных вояжей. Ответственность же за саму доставку серебра на Монетный двор, а также доклад о состоянии дел на Колывано-Воскресенских заводах, коль скоро таковой востребуется в высочайшем Кабинете, возложили на унтер-шихтмейстера Ползунова, оказав ему тем самым неслыханное доверие: такие обозы доселе неизменно сопровождались офицерскими чинами, он же, Иван Ползунов, не успел еще избавиться и от унтерской приставки. Хотя и надеялся втайне на скорое повышение…

Утром словно кто в бок его толкнул — просыпайся! Тим открыл глаза: никого рядом не было. Зыбкий сумрак плавал в комнате. Синели окна. И в гулкой утренней тишине (тоже просыпаясь) зарождались один за другим отчетливые звуки: будильник торопливо постукивал, вода из рукомойника текла реденькими, размеренными каплями. Тим, прислушиваясь, представил даже, как на конце краника скапливается тугая круглая капля, потом она разбухает, тяжелеет и, наконец, не выдержав собственной тяжести, обрывается. Кап!..